home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Чудурский лес. Башня. Полнолуние

— Левое крыло ворона чёрного обыкновенного — одна косточка, лучше плечевая, она побольше… Почему именно вОрона? Едва ли не самая разумная птица, понятливая до ужаса. Хочешь кушать, Корвин? — обратился Виг к своему питомцу, расхаживающему по лабораторному столу. Черный ворон мигнул блестящим глазом и согласно кивнул головой. Благосклонно принял сухарик. — Корвин у меня письма носит, а у коллеги Панча триста лет назад ворон вообще обучился страной править — король тогдашний Антуан его в своем кабинете запирал, да ворон через закрытую дверь приказы королевским министрам отдавал… Смешно было! Особенно когда ворон приказывал подавать королю на завтрак свежих дождевых червей да снулую рыбешку… да, о чем это я? — спохватился пожилой волшебник. Покрутил пальцами хвостик бороды, подумал и продолжил пояснение. — Так вот. Нашей конкретной задачей является восстановление магического потенциала, оживление, другими словами, заблокированного Силового потока. Поэтому нам нужны ингредиенты, которые по сути своей являются ключами к раскрытию невероятного. Понятно?

последнее слово явно было риторическим, но Фриолар поспешил ответить.

— То есть в данном контексте «потенциал» следует понимать как «возможность»? Или ее обратную противоположность, которая…

— Алхимия, не словоблудь. Тебе что, девок мало?

— Ну, если вы сами подняли эту тему, то, вынужден признать, что в данном ареале распространенность особей женского пола весьма незначительна…

Рука волшебника, поглаживающая антрацитовые блестящие перья питомца, тем временем, приступила к целенаправленной пальпации левой верхней конечности. Корвин, прикончив сухарик, следующим клевком пронзил настырную руку; вырвался и перелетел на потолочную балку. Мэтр Виг ойкнул, затряс кистью, благодарно принял от секретаря баночку с заживляющей мазью.

— Вернемся лучше к эликсиру. Дай мне вон тот короб, третья нижняя полка слева…Спасибо, — мэтр зашуршал извлекаемыми деталями птичьих скелетов. внимательно обнюхал две косточки. одну бросил обратно в коробку, другую гордо продемонстрировал помощнику. — Видишь, какая большая? Корвинова пратётушка. Я что думаю? Что у женского пола вероятностей всегда больше. Я как-то раз даже статистику вёл. Жила тут у меня одна… — старик улыбнулся шаловливым воспоминаниям. — Но я ее выгнал. Достала… Так вот. Крыло есть ключ к возможности полёта; а левая половина тела более чувствительна к эмоциям, которые по сути своей есть противоположность разума… То есть в итоге мы имеет возможность первую — к полёту, и возможность вторую — к эмоциям, и важнее всего, что первая при жизни была реализована, а вторая — нет. Следовательно, Силы в ней накопилось достаточно. Чего ты там пишешь, алхимия?

— Рецептуру и правила подбора ингредиентов, — сознался Фриолар, поскрипывая пером.

— Это хорошо. Возьми ступку, разотри кость в мелкую пыль, и смотри у меня: чтоб на каждые восемьдесят пять движений пестиком направо приходилось пятнадцать налево!

Припахав ассистента, мэтр, смело поскрипывая разбитой радикулитом спиной, атаковал стеллажи с прочими баночками, скляночками, колбочками и другими заспиртовано-засушенными припасами. Достал объемную банку с каким-то черным зернообразным содержимым. Радостно улыбнулся.

— Лягушачья икра. Хочешь? Сколько лет храню, а всё как свежая… М-мм, вкусненько! Зря отказываешься. Корвин, а ты хочешь? — Корвин соизволил спуститься и снизойти до предложенного деликатеса. Виг обвёл ищущим взглядом свои запасники.

— Так… Еще что нам нужно? гадючку бы… Кот, неси мне гадюку.

— Мэтр, Черно-Белый Кот пропал.

— Как это, пропал! — всполошился мэтр Виг. — А кого ж я за обедом под столом гладил?

Волшебник с сомнением посмотрел на собственные руки.

— Не беспокойтесь, мэтр, гадюки надёжно заперты. Я принесу вам экземпляр. самца, самку?

— Яйцо. Да смотри, чтоб свежее было. В крайнем случае, покудахчи, чтоб она снесла его в твоем присутствии… Что за мир? — возмущенно бурчал себе под нос волшебник, раздраженно перебирая заготовленные ингредиенты. — Коты пропадают, гладишь неизвестно кого, гадюки кудахчут… — здесь мэтр остановился. В глазах его сверкнула мысль. Он резво подбежал к лестнице, уводящей из лаборатории вниз башни, и крикнул удалившемуся ассистенту: — Эй, секретарь! Смотри, не ошибись! Если гадюка кудахчет, то это курица!

Прошёлся обратно, о чем-то сосредоточенно размышляя. Подёргал себя за бороду. Поглядел на дёргаемое. В раздражении сплюнул.

Несколько дней назад Виг углядел в намагиченном зеркале неведомое магистру Школы Крыла и Когтя существо. Самое профильное существо, которое только можно придумать, чтобы специально порадовать криптозоолога: у существа были и размашистые крылья с почти орлиными, черными с серебристым отливом, перьями, и когти — на всех четырех львиных лапах. Принять решение о том, что зверушку требуется немедленно найти и приобщить к маговой коллекции биологомагических раритетов, было делом нескольких минут. К сожалению, из-за недостаточности планирования, операция по исследованию таинственного крылатого и четвероногого животного — уверявшего, что является разумным, — прошла не идеально. Вмешались отвлекающие и помехообразующие факторы: какие-то эльфийки (очень симпатичные), воровки (тоже ничего), кто-то, пока не выясненный, кто украл у Вига бутыль с водкой, неупокоенные мертвецы и целая орда цинцев. Да, еще были падающие ревущие стальные горы и неправильно сработавшие заклинания. В результате мэтр внезапно стал брюнетом (будь в Башне хоть одно нормальное зеркало, а не старые, покрытые патиной, или магическое, показывающее демоны знают что, он бы заметил, что и разрез глаз у него уменьшился, и скулы стали пошире, и росточком он как-то увеличился…), был похищен, унижен (у мэтра отобрали серебряную пуговицу! позор! позор! его ловили без нюртанга! ужас! катастрофа!), и сбежать ему удалось не иначе, как чудом. (иначе, иначе. Не чудом, а настырностью, изощренным коварством, знанием основ токсикологии и верой в собственную магистерскую исследовательскую разработку. Но тсс! не будем лишать старичка радостей самообмана и самопоглаживания…)

Сейчас мэтр был полон решимости отомстить. Замыслы роились под седой/брюнетистой шевелюрой, единственное, что пока спасало Вечную Империю Ци от нашествия амбарных долгоносиков и кровососущих мух, было некоторое снижение магических способностей магистра. Впрочем, сейчас он вспомнит, что хотел найти, сварит зелье, выпьет…О, уже вспомнил!

Мэтр Виг достал из нижнего ящика стола бутыль, стаканы, набулькал, выпил, погладил бороду… Хлопнул себя по лбу.

Поднялся по лестнице на следующий пролёт. Еще выше начинался чердак — даже не помещение, а просто огороженное с одной стороны — крышей, с другой стороны — каменными зубцами, пространство. Мэтр же, игнорируя меру глухости стены, подошёл поближе. Нашёл единственный декоративный элемент, рогатую демоническую маску, нажал. Ничего не случилось. Мэтр нажал еще раз. Рассердился, пнул стену, запрыгал на одной ноге, лелея ушибленную, и высказался.

Рогатый мраморный демон скабрезно ухмыльнулся:

— Пароль принят. Доступ разрешён.

Потайная стена со скрипом отъехала в сторону. Мэтр вошёл в тайник.

В ответ на появление волшебника активизировался один из спрятанных артефактов. Скульптурная группа, весьма натурально изображавшая трёх крокодильчиков, презрела факт своего создания из драгоценного снежно-белого нефрита; пресмыкающиеся задвигались, ожили…

— Вижу Вига! Вижу Вига! — заверещал первый, тараща не по-крокодильи огромные глаза.

— Опять эти идиоты… — проворчал волшебник, рассматривая что-то в сундуке.

— Я всё слышал! Он назвал нас идиотами! — включился второй крокодильчик. Прижал лапку к виску, напряженно ожидая продолжения.

Третий крокодильчик, глядя на мэтра Вига злыми глазами, отчаянно дожёвывал что-то, склеивающее его зубастую пасть.

Мэтр достал какой-то странный кусок, больше всего похожий на осколок гигантской фарфоровой вазы, извлёк из груды барахла толстостенную приземистую чашу с полустёртым ветвисто-лиственным узором, не торопясь, с ленцой, покинул помещение.

В лаборатории мэтр установил чашу на жаровню; наполнил отопительный агрегат тщательно подобранными кусочками угля — для наилучшего эффекта заклинания требовалось, чтобы количество сколов на кусочках составляло 11, 13, 17, 19 или 23. Вытерев перепачканные руки кончиком бороды, мэтр деловито огляделся, обнаружил, что ему никто не помогает, и рассердился.

— Алхимия! Эй, секретарь! Где пропал?! немедленно иди сюда! Слышишь? Не появишься через полсекунды, вычту из жалованья.

Через четверть секунды перед мэтром материализовался Фриолар. В каждой руки он держал по телу. Тело справа принадлежало молодому человеку блондинистой внешности, субтильному, обиженно хлюпающему разбитым носом, наряженному в изрядно потрёпанный мундир. Тело слева было покрепче, на десяток лет старше, было брито и стрижено на пелаверинский манер, и демонстрировало потерю сознания как симптом черепно-мозговой травмы средней степени тяжести. Мэтр Виг с некоторым изумлением посмотрел на всех троих, потом расплылся в довольной улыбке:

— Отлично, алхимия! Сам догадался, что нам испытуемые понадобятся, или подсказал кто? Или опять у тебя стихийные предсказательские способности открылись? — с тихой надежной спросил волшебник.

— Ни то, ни другое, ни третье, мэтр. Я поймал этих двух, когда они пытались влезть в Башню. Воры, магистр.

— Конечно, воры. У обоих невооруженным магическим зрением в ауре Шлейф Тени видно, — пожал плечами волшебник.

Младший из пойманных воришек, хилый блондин, возмутился и сделал попытку вырваться из крепкой секретарской руки.

— Я не вор! Я сыщик! Я пришёл арестовать вас за заговор с целью убийства!

— Это что такое я слышу? — насупил брови Виг. — Секретарь? Чем ты тут в мое отсутствие занимался? Кого убил? Где закопал? Что на этом выгадал? Требую сорок пять процентов!

Прежде, чем Фриолар успел рот раскрыть, ответил горе-сыщик:

— Он убил мэтра Вига, магистра Школы Крыла и Когтя, уважаемого волшебника и подданного королевства Кавладор!

— Да что ты говоришь!?! — всполошился «убиённый». На всякий случай проверил, не падает ли голова с плеч, посчитал пульс. Возмутился: — Да что ты брешешь? Я ж живой!

— Вы — не Виг! — уверенно отвечал блондин. — Я его описание внешности хорошо изучил! Вы — сообщник убийцы! Признавайтесь! Признавайтесь в Заговоре против Спокойствия Кавладора!

Парнишка отчаянно извивался и, наконец, добился того, что воротник мундира треснул, отделился от всего остального, и мгновение спустя Шарль оказался на полу. Пробыл он там недолго; отскочив в угол, младший капрал наставил на обоих подозреваемых — придурковатого бородача и флегматично-спокойного секретаря, указательный палец.

— Вы, двое, убийцы и грабители! Именем короля, я арестовываю вас! Сопротивление бесполезно!

Мэтр Виг почесал в затылке.

— О чем это он? — переспросил он у Фриолара. Но прежде, чем добросовестный алхимик сумел подобрать достаточно логичное объяснение, молодой сыщик заорал нервно-сорвавшимся фальцетом: — Ма-алчать! Всем молчать, стоять, не двигаться! Вы арестованы! Ты слышишь меня, цыц позорный!


* * * | Алхимические хроники (части 1-3) | * * *