home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Согласно статистике, накопленной филологами Кавладорского Университета, уничижительное «цыц» понимали все цинцы, на каком бы языке оно не было бы произнесено.

Как-то догадавшись, что произнесенное Шарлем ругательство обращено к нему, пожилой волшебник отреагировал на редкость спокойно. Он задумчиво погрыз ноготь большого пальца, потом столь же задумчиво попробовал добраться зубами до какой-то наглой блохи, кусавшей его под мышкой. После оклика Фриолара — «Крепитесь, мэтр», Виг выплюнул попавшую в рот мантию, и спокойно повернулся к лабораторному столу.

— Вы не возражаете, если я свяжу этого? — обратился к работодателю секретарь, потрясая бессознательным пелаверинцем.

— Нет-нет, отличная идея. Нальем молочка от бешеной коровки… Алхимия, я жду гадючье яйцо. Корвин, друг мой, неси девственницу, — попросил Виг ворона. Тот расправил крылья и вылетел из окна башни. У Шарля перехватило дыхание.

— Вы чччто… над людьми тут издеваетесь! Я напишу… утром написал жалобу в Министерство Спокойствия и Министерство Магии! Если я не вернусь до утра, мои друзья передадут его по нужному адресу… И тогда мало вам не покажется… Убийцы… — прошептал Шарль.

Страшнее всего было то, что ни бородатый цинец, ни секретарь-убийца никак не показали, что испугались, или хотя бы услышали угрозы младшего капрала. В нарастающей панике Шарль подумал об отступлении. Вспомнил, что находятся они на пятом этаже башни, а в окружающем Лесу уже начали показательные выступления волчьи хоры, и подумал, что бросаться вниз головой из окна недостойно флосвилльской службы охраны спокойствия и порядка. Настоящий сыщик обязательно пошёл бы до конца. Арестовал бы этих двух…насмерть… при попытке сопротивления…

Самым опасным предметом, на взгляд отчаянно нуждавшегося в оружии и отваге Шарля, показалась тяжелая чаша и еще более увесистая жаровня. Согласно задумке, жаровня должна была упасть, рассыпать угли, заставив злоумышленников плясать и гасить зарождающееся на деревянном полу пламя, а Шарль бы за это время, отмахиваясь от кулаков секретаря хозяйственной утварью, успел или спасти Смита, или схватить какой-нибудь кинжал. О боги, за что вы послали расследовать убийство мага, а не какого-нибудь родовитого аристократа! У аристократов, согласно официальным отчетам, все стены зАмков увешены коллекциями оружия, а у этого паршивого мага, чтоб ему икнулось, все стены уставлены каким-то барахлом и книгами!

Виг громко икнул. Смутился; затянул песенку далёкой молодости:

— В славном граде Аль-Миридо в тихом сумраке ночей раздаются серенады, раздаётся звон ножей…

Уткнув нос в густую черную бороду, волшебник старательно растирал в чаше смесь молока, лягушачьей икры со змеиным яйцом; добавил порошок из ступки, повернулся спиной…

Шарль с леденящим кровь визгом прыгнул ближе к жаровне, вцепился в чашу… Заорал — она была горяча, как начинающий закипать чайник. Чаша полыхнула вдруг жарким золотом, расцвела неимоверной красоты узорами, и ни на волосок не сдвинулась с места. Больше того, когда Шарль попытался вынуть из ручки полыхающую болью ладонь, из основания волшебной чаши вырос золотой тонкий стебелек и красивейшим в мире наручником пристегнул горе-воришку к вещественной улике неудавшегося преступления.

— Ага, — удовлетворенно улыбнулся Виг, повернувшись и увидев случившееся. — Алхимия! Чего волынишь?! Садись, ступчай дальше! — велел маг, бросая в ступку кусочки «фарфоровой вазы». Фриолар, убедившись, что оба пленника связаны надёжно, добросовестно взялся за пестик.

— А что это за субстанция, мэтр?

Мэтр Виг умилился и с охотой объяснил.

— Скорлупа драконьего яйца. Конечно, на бездраконье можно заменить саламандровой сушёной шкуркой, или даже рачьим панцирем. Но мой девиз: магии отдавать самое лучшее. А, вот и Корвин вернулся…

Черный ворон спланировал на стол, выплюнул из клюва новорожденного мышонка. Еще слепой, голенький, мышиный младенчик отчаянно запищал. Шарль всхлипнул.

Мэтр аккуратно погладил мышонка, уверенно сделал надрез острейшим скальпелем, выдавил из детеныша несколько капель крови, потом смазал ранку мазью. Мышонок (пардон, конечно же, это была девочка) тотчас же успокоился. А когда мэтр от широкой души поместил малышку-мышку в рюмку, где ей досталась убойная доза спиртного…

Фриолар удивленно поднял брови. Мэтр охотно пояснил:

— Девственность — это общефизиологический феномен. И почти универсальный ключ к тысяче нереализованных возможностей. Если усилить такой кровью наведенный наговор или заклинание, м-мм!.. Такая прелесть получится!

Мэтр, сверкая глазами из-под густых черных бровей, шепча магическую абракадабру, широким жестом вылил капельки мышиной крови в пламя жаровни, и Шарль заорал во второй раз: чаша мгновенно заледенела. Теперь вместо огня ее ласкали небесно-голубые языки холода.

Из золотой чаша превратилась в серебряную.

— Подай мне мозг летучей мыши, — протянул мэтр руку. Фриолар мигом достал с полки нужную склянку. — Летучая мышь нарушает законы природы, открывая новые возможности; направляя свои стопы в небеса, а голову клоня к земле, она каждый день засыпает, отрицая живительную силу Солнца, и каждую ночь пробуждается, чтобы принести вечный сон другим живым существам…

Виг выбрал из похожих на сморщенные ядрышки фносских орехов самый крупный, с шептанием бросил его в чашу, в вязкую черную массу. Перехватив паранойяльный взгляд сыщика-неудачника, мэтр протянул Шарлю всю склянку: — Хочешь? угощайся. Так, что там дальше? Слюна гневливого самца. Это мы быстро, — Виг сосредоточился, плюнул в ледяное нутро жаровни, и вернулось обычное пламя. — Шерсть оборотня… Корвин, слетай, принеси свеженькую. Старую, наверное, опять моль поела.

— Шерсть оборотня?! — зашевелились кудряшки на макушке Шарля. — Что, вот так вот здесь можно встретить оборотня?

Мэтр сочувствующе посмотрел на молоденького идиота. Пернатый Корвин на редкость быстро вернулся и протянул бородачу пучок серой шерсти. Варево в чаше обогатилось еще одним ингредиентом, и стало откровенно мерзким. Буро-черная масса попыхивала, пузырилась, хлюпала, и вызывала у Шарля, который ближе всех располагался к этому зелью, рвотные позывы.

«Цинец», он же злодей, он же предполагаемый грабитель-убийца помешивал свое творение тонким скальпелем; теперь, когда это оружие оказалось в пределах досягаемости, Шарль почему-то не помышлял о том, чтобы его захватить или, не приведи боги, использовать. Тонкая длинная ручка и закруглённое лезвие неизвестного Шарлю тёмного металла, были покрыты волнообразными рисунками; от соприкосновения с субстанцией чаши эти узоры начали вспыхивать. После двух-трех десятков вспышек мэтр удовлетворенно хмыкнул, добавил порошок толченой скорлупы драконова яйца, горсть виноградных улиток (попутно объяснив всем желающим, что, конечно, огненная медуза с пентийского побережья в смысле магии ядрёней… Но улитки вкуснее); пошептал что-то… Потом аккуратно перенес чашу (Шарль нехотя двигался следом) на подоконник, поставил ее под белый свет ночного светила, сделал надрез себе на большом пальце, и уронил в колдовское зелье капельку собственной крови.

Последовала бурная реакция. Шарль был бы рад ее не видеть, но «наручник» не позволил далеко удалиться. Зелье вспенилось, закружилось, полируя стенки чаши до ослепительного блеска, повалил густой пар, содержимое чаши распухло, как дрожжевое тесто, забурлило… Потом успокоилось и прояснилось. Когда Шарль решился осторожненько открыть глаза, в чаше уже плескалась кристально-прозрачная жидкость. Чернобородый «цинец» причмокнул, расплылся улыбкой, помешал жидкость скальпелем, и радушно предложил Шарлю сделать первый глоток.

Если б не писк несовершеннолетней мышки, упившейся в зюзю, у младшего капрала вполне хватило бы глупости последовать предложенному совету.

— Эу, цинская твоя борода… Ты чего? У тебя эта… лицензия на изготовление волшебных зелий и эликсиров имеется?

— Сынок, ты пей, не бойся. Понюхай, как хорошо пахнет… Какие приятные воспоминания навевает… оно теплое, как парное молочко… Ты ведь любишь парное молоко, правда?

Фриолар громко откашлялся, напоминая о своем присутствии.

— Простите, мэтр, но, может быть, не стоит?

— СтОит, стОит! — огрызнулся работодатель.

— Вы не посмеете… — простонал Шарль. — Так издеваться над слугой закона…

— Быть слугой — не аморально, но я всегда говорил: будь сверху. Нет, — спохватился мэтр. — Я, кажется, говорил иначе…

— Я его величеству пожалуюсь, королю Гудерану!

— Он до сих пор при делах? — обрадовался волшебник. — Я буду очень рад возможности его снова повидать. Помню, на славу мы с ним поразмножались той весной…

Прежде, чем Шарль успел хлопнуться в обморок от сцены, выскочившей из подсознания, Фриолар педантично прокомментировал:

— Мэтр говорит о короле Гудеране Пятом, по просьбе которого участвовал в выведении уникальной породы лошадей, сочетающей выносливость, грузоподъемность, быстроту и скорость обучения. Некоторое время указанную породу граф Умбирадский разводил, а теперь на них рыцари королевской гвардии разъезжают, слышал?

Шарль судорожно кивнул. О, где вы, королевские гвардейцы?! Почему не спасаете несчастного сыщика из лап маньяков?! А Фриолар тем временем продолжил:

— Я склонен поддержать точку зрения сего молодого господина, — указал он на трясущегося младшего капрала. — Не стоит именно его назначать на ответственную роль испытуемого. Кажется, он слишком молод и скорбен разумом.

— Каким-таким разумом я скорбен? нет у меня никакого разума…Скорбного…

— Это заметно, — скривился Фриолар. — Но всё-таки посмею обратить ваше внимание на еще один экземпляр. Вон он лежит у стеночки, связанный.

Мэтр вытряхнул из рюмки счастливую мышку, протёр сосуд полой мантии, зачерпнул эликсира и поскакал к испытателю.

Смит как раз очнулся и пробормотал:

— Пить…

Его желание тотчас же исполнилось.

Несколько томительных секунд, все — Фриолар, Виг, Шарль, Корвин и пьяная девственница — напряженно всматривались, как меняется цвет лица господина Смита. Меняется, меняется…

Потом Смит встал, единственным неуловимым движением сбросив с себя путы, и плавно, текуче и стремительно, как горный поток, исчез за дверью.

— Работает! — счастливо провозгласил мэтр, подбежал к чаше и припал губами к волшебному напитку.

Фриолар поднял веревку, которой был связан вор, удивленно попробовал ее на прочность.

— Мэтр, простите, вам не кажется…

— Ура! Я снова в деле! Сила! Сила вернулась! — счастливо подпрыгивал на полусогнутых ногах мэтр, седея с каждой секундой. Черты лица его поспешно маскировались сетью морщин, спина стала уже, хрупче; теперь уже стопроцентный старик ласково погладил свою бороду: — Хорошая моя, беленькая, пушистенькая…

— Мэтр!

— Моя прелесть… — зашептал мэтр нежно.

— Мэтр!! — рявкнул Фриолар, поднял волшебника за ворот мантии и развернул его лицом к себе. — Вы чувствуете, что что-то происходит?

Мэтр на всякий случай спрятал свое сокровище в самое надежное, как ему показалось, укрытие — в рот. Осознав вопрос, неуверенно пожал плечами.

Шарль, прижимая к груди опустошенную магическую чашу, прислушался к тому, что происходило в Башне.

Шум. Грохот. Что-то отрывается, падает. Что-то (кого-то? О, ужас!) волокут; скрипят перегруженные ступени, хлопают крышки сундуков, жалобно звенят вскрываемые замки…

— Как действует ваш эликсир на обыкновенного человека? Если он не обладает магическими способностями?

Мэтр нехотя выплюнул бороду и ответил:

— Оно все способности усиливает и вызывает резкое увеличение продуктивности в выбранной сфере занятий. Магические способности возрастают надолго, что даёт возможность активизировать и переструктурировать канал энергии, который, исходя из синергетического контекста…

— Короче, — грозно потребовал Фриолар.

— А прочие — минут на десять-пятнадцать. Но прямо пропорционально потенциалу индивида.

Фриолар резко разжал ладонь, отчего Виг, взмявкнув, шлёпнулся на пол.

— Что это значит? — робко подал голос Шарль.

— Это значит, что в ближайшие десять-пятнадцать минут твой приятель, который и так неплохой вор, ограбит всю Башню. Или украдёт Башню, вместе с нами. Или… Да что я тут с тобой разговариваю! Ты ж полицейский! Иди, лови!

— Да что ты сочиняешь! — возмутился до глубины своей полицейской души Шарль. — Смит вовсе не вор! Он мне сам сказал — работает в Особом Комитете по Спасению Магических Ценностей. Ищет пропавший артефакт — Тройной Оракул называется. Который вы, господа грабители, — нахмурился младший капрал, сощурился младший капрал, зубом цыкнул младший капрал, стараясь запугать подозреваемых, — у кого-то спёрли.


Чудурский лес. Башня. Полнолуние | Алхимические хроники (части 1-3) | Башня. Тайник. Практически в то же самое время.