home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



14

Этот прохладный весенний вечер вообще оказался богатым на события, но Света об этом тогда еще ничего не подозревала.

Девушка прилежно готовила уроки, когда позвонили в дверь. Она не стала отвлекаться от решения уравнения, и кроме нее есть кому дверь открыть. Маме, например. Папа задерживался на совещании в своем ведомстве. К тому же Света никого не ждала. Рядом с ней осталась только Ольга, но у нее, как выяснилось после факультатива, на этот вечер были какие-то личные планы. Проще говоря, Света была уверена, что этот звонок не имеет к ней никакого отношения, но не прошло и минуты, как в комнату заглянула мама:

– Свет, а Свет, там Марк пришел, – заговорщическим и слегка возбужденным голосом сообщила она.

При одном только имени «Марк» пульс у Светы участился до тысячи ударов в минуту. Света уставилась в тетрадь. С таким же успехом она могла пытаться прочитать египетские иероглифы.

– Я предложила ему зайти, но он отказался. Попросил, чтобы ты к нему вышла. Знаешь, мне показалось, что он сильно расстроен.

«Конечно, расстроен! – с закипающим раздражением подумала Света. Охота ему, что ли, себе жизнь усложнять всякими объяснениями! А нужно! А то ведь совесть замучит! Да и ребята, наверное, на него нажимают. Разбирайся давай, сколько можно тянуть! Вот Марк и явился. Еще, чего доброго, предложит ей остаться друзьями! Так сказать сохранить видимость дружеских отношений ради всеобщей дружбы. С него станется! Он такой! Он „супер во всем!“» – вдруг некстати, а может, и кстати, вспомнились откровения Говердовской: «Ах! Это было незабываемо!..» И ее победная ухмылка…

– Ну что же ты? Неудобно заставлять человека ждать, – поторопила мама.

– Не пойду! – напряженным голосом ответила она и, обернувшись, попросила: – Мам, скажи ему, что меня нет.

– И куда же ты делась на этот раз? Может, Марс покоряешь? – с иронией подсказала мама.

– Хорошо бы. На Марс экспедиция долго длится. – Света шумно вздохнула. – Только он не поверит. Просто скажи, что я уже сплю.

– В половине восьмого? – заметила мама, округлив глаза, и заговорила решительным тоном, которым говорят все мамы, когда они недовольны своими дочерьми: – Пойми, от него, может, ты и спрячешься, но от себя-то не убежишь!..

– Мам! – Света резко вскинула голову.

– Что, мам! Ты посмотри на себя! Светишься уже вся! Бродишь по комнатам, словно тень отца Гамлета! Думаешь, мы с отцом этого не видим? Еще как видим, только притворяемся, что все в порядке. Не хотим до нервного срыва тебя доводить!

– Какие мы чуткие! – проворчала Света, не способная в этот миг принять чье– либо сочувствие.

– Глупенькая, я же переживаю за тебя! Помочь тебе хочу! – не сдавалась мама.

– Если хочешь помочь, придумай что-нибудь, мам! Я не хочу его видеть! Понимаешь, не хочу! – выкрикнула Света и отвернулась к окну, всем своим видом давая понять, что разговор окончен.

Мама, конечно, сейчас вполне могла сорваться на крик. В общем-то где-то подсознательно Света ожидала ответного взрыва, понимая, что зашла слишком далеко, навешивая на маму свои проблемы. Но вместо этого, неловко помолчав, мама миролюбиво произнесла:

– Ладно. Давай поступим так. Я передам Марку, что ты сама ему позвонишь, когда будешь готова к этому разговору! Думаю, так будет честнее и по отношению к нему, и по отношению к тебе!

Света промолчала.

Чуть позже, затаив дыхание, она прислушивалась к едва различимым голосам, доносившимся с лестничной площадки. А когда щелкнул дверной замок, Света уронила голову на руки и горько и беззвучно заплакала. Ну почему у нее любовь всегда такая трудная? Или, может, не только у нее? Может, она вообще такая, эта ЛЮБОВЬ. И в ней всегда существует тонкая грань между страданиями и счастьем. Ведь недаром слово «любовь» легко превращается в слово «боль».


Стоило только захлопнуться двери, Марк обессиленно прислонился к стене, поднял глаза к потолку и громко произнес:

– Кошмар!

Выходит, Кирилл оказался прав. Самолюбие свое Марк, может, и удовлетворил, а вот Светку, кажется, потерял!

И Марк мысленно вернулся в тот субботний вечер, когда тишину комнаты прорезал телефонный звонок. Трубку взял Кирилл.

– Иди, там тебя какой-то сексуальный голосок по имени Ира, – сообщил он, бросив косой взгляд на Марка.

– Ира? – Марк прищурил глаз. – Какая еще Ира? Ах, Ира! – вспомнил он недавнее знакомство в телестудии и весело отозвался: – Очень кстати! Как-никак суббота.

– Опять за старое принялся? Не советую. У меня дурное предчувствие! – предостерег Кирилл, усаживаясь за компьютер.

– Клал я на твое предчувствие! – бросил Марк через плечо и услышал:

– Мощно задвинул. Внушает! Только потом не говори, что я тебя не предупреждал!

– Хорошо!

– Что хорошо? Что хорошо? – крикнул вслед брат.

– Все хорошо! Все будет хорошо, я это знаю. – Марк отправился к телефону, напевая популярный и изрядно заезженный шлягер Сердючки.

Недаром его в школе прозвали Доктором Шлягером. Вообще-то разговаривать с Ирой ему не хотелось. Это он так, больше для Кирилла придуривался, изображая бодрячка. Для себя Марк сразу решил, что быстро от нее отделается. Он умел легко сворачивать разговор, опыт по этой части у него был большой. Они обменялись парой обычных и ничего не значащих фраз, а потом, будто почувствовав, что наступает критический момент, Ира сказала своим манерным голоском, который Кир иронично назвал сексуальным:

– Марк, я хочу тебе кое-что предложить.

– Понимаешь… – завел Марк знакомую шарманку.

– Ты сразу не отказывайся, – торопливо перебила Ира. – Мне тут моя подружка билеты на рок-фестиваль достала. Журнал «Круто» устраивает. Панки, рокеры и хеви-метал в течение десяти часов попсу в гроб укладывать будут. В общем, «рок на тропе войны!». Не хочешь ко мне присоединиться? И ехать недалеко, в Медведково.

Ира принялась красочно расписывать предстоящее событие, проявляя удивительную осведомленность. И хотя Марк отлично понимал, что девушка конкретно нацелилась на него, голова тем не менее все равно пошла кругом. «Саботаж»! «Пилот»! с Ильей Чертом во главе! «Палата люкс»! Два десятка монстров рока, собранных вместе! Спрашивается: разве мог Марк, торчащий от всего этого, сказать «нет»?! Это было равносильно отказу дышать. Впрочем, что уж скрывать, промелькнула гаденькая мыслишка: пусть Светка знает, что он не намерен сидеть и ждать помилования, как приговоренный смертник. Может, это заставит ее поскорее одуматься. Он, между прочим, Марк Ильин, а не какой-то там Пупкин. Такими парнями, как он, не разбрасываются! И Марк, потакая своему «я», согласился.

Фест оказался улетным. Парни долбили как надо! А когда на сцену вышли «Моби Дик» – это было уже не зажигалово, это было вообще за гранью реальности! Короче, Марк оттянулся на все сто! Ирина ему особенно не мешала. На шее она у него, конечно, висела, но он и не такие тяжести выдерживал. К тому же половину ее слов заглушала музыка, а другую половину Марк воспринимал вполуха. В общем, он не жалел, что оказался в нужном месте в нужное время. Одно было плохо: деньги за билеты, а стоили они немало, Ирина наотрез отказалась брать, и пришлось Марку не просто проводить девушку до дома, но и пригласить в кафе – долг ведь, как известно, платежом красен.

Не углубляясь в идейно-моральные соображения (с кем он здесь был и когда, что, в общем-то, свойственно всем парням), Марк выбрал бистро «Дяди Сэма» на Старом Арбате. Во-первых, центр, во-вторых, цены умеренные, в-третьих, обслуживание на уровне.

Дальше Марк не загадывал. Он вообще не любил планировать. Куда кривая выведет, там он и окажется. Где-то в начале двенадцатого кривая привела его к элитной высотке, где жила Ира Говердовская.

– Будем прощаться, – рассеянно улыбнулся Марк, прикидывая в уме, успеет ли он на последнюю маршрутку или придется тащиться пешком от метро до самого дома.

– А может, продлим свидание? Я дома одна, предки за город укатили, – произнесла с придыханием Ира и, видимо уверенная в ответе, потянулась к его губам.

Раньше Марк никогда не задумывался в подобной ситуации. Ну что особенного, поцелуй! А тут вдруг остро ощутил, что не может не только поцеловать, но даже прикоснуться к этим пурпурным губам, призывно манящим в темноте.

– А вот этого не надо, – мягко настоял он, чуть отклонился назад и убрал ее руки со своих плеч.

Ира нимало не смутилась, напротив, лукаво улыбнулась:

– А-а-а, ты из тех крутых парней, которые сами решают: где и когда?

– Вообще-то ты угадала. Я из тех, – сказал Марк. – Но давай сразу уточним. У нас с тобой не свидание, Ир.

– А что же? – Девушка посмотрела на него недоуменно, как будто он сказал что-то по-французски, а она этого не поняла.

– Считай это дружеским ужином. Ты пригласила меня на классную тусу, я тебя на бокал вина. Ты, конечно, девчонка привлекательная, – поспешил сказать Марк, заметив, как задрожали ее губы, – но продолжения у этой истории не будет. Ну не тянет меня к тебе, понимаешь, – признался он, может, и грубовато, зато честно. – И ничего тут не поделаешь, сердцу ведь не прикажешь…

Именно это и привело его сегодня к Светкиному дому. Марк поднял голову, посмотрел на ее окно. Он не мог вспомнить, как оказался на улице. Ему показалось, что занавеска в ее комнате колыхнулась. Но, может, ему это только показалось. Может, ему хотелось, чтобы Светка сейчас смотрела на него, думала о нем, а еще лучше – была бы рядом с ним. Из груди вырвался вздох, похожий на стон. Марк поднял воротник куртки, сунул руки в карманы и пошел к метро. Нет, нелегкое это дело любовь! Теперь вот ломай голову, как исправить все то, что сам же в горячке напорол!

На пути ему попалась вывеска «Бар», и ноги сами завернули туда. А где еще парню гасить стресс, как не за бутылкой вина? Не в библиотеку же идти…


предыдущая глава | Неоконченная история | cледующая глава