home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1

Десантура

— Имя, звание? — сказал офицер.

«Хорошо, скотина, шпарит, почти без акцента… Из прибалтийских, что ли?»

— Имя, звание? — повторил немец.

Пленный криво улыбнулся:

— Документы перед тобой. Зачем спрашиваешь?

Немец поднял голову и поморщился:

— Имя? Звание?

«Вот заладил…» — подумал пленный.

— Тарасов. Николай Ефимович. Подполковник.

Офицер кивнул и зачеркал чернильной ручкой по бумаге.

— Должность?

— Командир первой маневренной воздушно-десантной бригады.

Тарасов улыбнулся краешком рта.

Офицер положил ручку:

— Обер-лейтенант Юрген фон Вальдерзее. Я буду вести допрос. И в ваших интересах не молчать, а говорить. Вы согласны?

«А фразы-то не по-русски строит…» — Тарасов снова едва улыбнулся. — «Ну, черт немецкий… Хочешь, значит, информацию получить? Будет тебе, тонконогий, информация…»

— Родился в Челябинской области. Девятого мая. Четвертого года.

— Значит, вам скоро будет тридцать восемь?

— Вряд ли. Я не доживу до тридцати восьми.

— Почему? — удивился обер-лейтенант, подняв брови. — Война для вас закончена. Вы в плену.

— Война для меня никогда не закончится, — ответил Тарасов.

Немец опять удивился, но сказать ничего не успел, потому что подполковник Тарасов резко побледнел и, закрыв глаза, повалился на левый бок. Обер-лейтенант вскочил и заорал на немецком:

— Der Artz! Schnell! Schnell!!

Но Тарасов пришёл в себя и диким усилием воли заставил себя выпрямиться.

— Не ори! — почти шёпотом сказал подполковник.

Фон Вальдерзее его не услышал. В избу ввалился караул. Обер-лейтенант что-то рявкнул им. Что — Тарасов не понял. Звуки перемешивались в затуманенном сознании. Немец то двоился, то троился в глазах. Подполковник старался держаться прямо. Ему казалось — что это удается. Он не замечал, как качается на грубо сколоченной табуретке. Из стороны в сторону. Он старался держаться. И Тарасов держался. Хотя со стороны, кому-то показалось бы смешным — пьяный мужик сидит и качается из стороны в сторону…

Укол в предплечье. Чуть полегчало. Отрывистая немецкая речь за спиной. Тарасов улавливал только отдельные слова:

— …Дистрофия… …Голод… …Умереть… …Еда…

Он пришёл в себя, прямо перед носом образовалась из ниоткуда кружка, пахнущая мясом. Он жадно, не сдерживаясь, схватил ее. Выпил залпом. Через секунду вырвало. После месяца войны и голода организм не принимал еду. Отучился. Перед глазами появился стакан. С красной жидкостью. Вяло он выпил ее. Горячим прокатило по пищеводу. Тарасов вскинул голову.

Вино придало сил. Сознание прояснилось.

— Эншульзиген зи битте, — вытер он рот.

Обер-лейтенант удивился. Пока в первый раз:

— Вы знаете немецкий язык?

— У меня жена немка. Была.

Обер-лейтенант приподнял бровь.

— Ja?

— Я, натюрлих.

— Вам удобнее говорить на русском?


Алексей Геннадьевич Ивакин Десантура | Десантура | * * *