home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава десятая

Два дня спустя в книжную лавку на Холборн-пассидж вошел Ричард Бринсли Шеридан.

Часом раньше Сэмюэл Айрленд получил от него записку и теперь поджидал знаменитого гостя у дверей.

– Милостивый государь! Какая радость! – Шеридан поклонился в ответ. – Мы все горды оказанной нам честью.

– А где же юный герой дня? – Шеридану, мужчине грузному, не так-то просто было повернуться к спускавшемуся по лестнице Уильяму. – Так это вы?

– Я. Меня зовут Уильям Айрленд, сэр.

– Позвольте пожать вашу руку, сэр. Вы сделали великое дело. – Каждое слово Шеридан произносил так, будто обращался еще и к другим, невидимым собеседникам. – Мне думается, Драйден тоже считал Вортигерна подходящей фигурой для героя великой драмы.

– Я этого и предположить не мог.

– Откуда же вам догадаться? Широкой публике его прологи неизвестны.

– Увы.

– Но Бард его явно опередил. – Картинным жестом Шеридан вынул рукопись из кармана. – В прошлый вторник ее прислал мне ваш отец. Весьма благодарен. – Он бросил на Уильяма проницательный взгляд. – Идеи тут дерзновенные, сэр, хотя порой не вполне зрелые и продуманные.

– Простите, сэр, что вы имеете в виду? – Уильям, казалось, был искренне озадачен.

– Скорее всего, Шекспир написал эту пьесу в ранней молодости. Тут есть строчка… – Шеридан картинно приложил ладонь ко лбу, будто изображал музу памяти. – Под куполом кочующих небес у заплутавшего отца прошу прощенья. Причастия «кочующий» и «заплутавший» стоят слишком близко друг к другу. Но образ кочующего купола поражает воображение. – Уильям безмолвно смотрел на Шеридана. – Впрочем, я же не литературный критик, мистер Айрленд. Я человек театра. Зрительный зал «Друри-Лейн» наверняка заполнится до отказа. Еще бы: доселе неизвестная пьеса Шекспира. Найденная при чрезвычайно загадочных обстоятельствах. Это будет сенсация.

– Так вы ее поставите?

– В «Друри-Лейн» ее прочитали и очень высоко оценили. «Друри-Лейн» принимает ее к постановке.

– Замечательно! Правда, отец?

– В роли Вортигерна я вижу мистера Кембла, – продолжал Шеридан. – На нашей сцене это на редкость крупная фигура. Внушительная. Могучая. Что, если попросить миссис Сиддонс сыграть Эдмунду? Какое восхитительное создание! Сама воздушность и грация.

– Позвольте мне предложить миссис Джордан на роль Светонии, – в тон Шеридану добавил Уильям, уловив настроение высокого гостя. – На прошлой неделе я видел ее в «Фальшивой невесте». Она меня потрясла, мистер Шеридан.

– У вас душа художника, мистер Айрленд. Вы нас понимаете. Стоит мне закрыть глаза, и я сразу представляю себе миссис Джордан именно в роли Светонии. – Шеридан в самом деле закрыл глаза. – А как вы смотрите, если Уортимера сыграет Харкорт? Видели бы вы его в «Порванной вуали»! Испытали бы смертный ужас. В этой роли он был изумителен. Но как вам кажется… – он смолк и оглянулся, ища глазами Сэмюэла Айрленда, – может быть, нам все-таки сделать оговорку, что «драма приписывается Шекспиру»? На случай каких-либо сомнений?

Сэмюэл Айрленд отступил на шаг и словно бы стал еще выше ростом:

– Какие тут могут быть сомнения, мистер Шеридан?

– Самые что ни на есть малюсенькие. Несколько отклонений от стихотворного размера… Несколько неудачных рифм… Сомнения очень, очень слабые, и все же…

– Никаких сомнений.

– Раз мы сомневаемся, тогда – задуем свет,[106] – сказал Уильям.

– Прекрасно сказано, сэр. В вас, если позволите, тоже чувствуется литературный дар, сродни шекспировскому.

– Не имею ни малейших притязаний на драматургическое творчество, мистер Шеридан.

– А ведь Шекспир, вероятно, написал эту пьесу как раз в вашем возрасте.

– Трудно сказать, – улыбнулся Уильям. – Мне сие неведомо.

– Разумеется. Кому ж то ведомо? – И Шеридан вновь обратился к Сэмюэлу Айрленду: – Вы знаете, мой секретарь, мистер Дигнум, уже расписал пьесу по ролям. Я был бы весьма польщен, если бы вы с сыном завтра вечером почтили своим присутствием представление моего «Писарро».[107] Хочу, чтобы вы своими глазами увидели размах наших постановок.


* * * | Лондонские сочинители | * * *