home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двенадцатая

Томас де Куинси тоже получил программку: ее вручил ему Чарльз Лэм – на память о премьере. Де Куинси уже сдружился с Лэмом, теперь они частенько выпивали вместе, и Чарльз даже помог ему найти место младшего делопроизводителя в Доме Южных Морей,[112] что на Треднидл-стрит. Де Куинси окончил в Манчестере классическую школу, у него был красивый почерк, и он на удивление быстро считал в уме. Вечерами, после работы, они нередко встречались в «Биллитер-инн». Здесь-то, через пять дней после премьеры, Чарльз и показал Тому программку.

– Нашего общего друга обвиняют в «гнусной подделке», – не без злорадства сказал он.

– Неужели?

– Но Айрленд не сумел бы столько насочинять. Да еще так гладко. Местами стихи просто замечательные. Ты же сам слышал. – Он тронул руку де Куинси и продолжил: – Сдается мне, что пьеса была написана кем-то из современников Шекспира. Скажем, одним из второстепенных поэтов. Айрленд же настолько пленен Бардом, что приписывает ему любую вновь найденную старинную рукопись.

– Я об Уильяме лучшего мнения, чем ты.

– И это, по-твоему, произведение Шекспира?

– Напротив, это произведение Айрленда.

– Невозможно. Разве по силам ему водить всех за нос?

– Вполне, по крайней мере – весь Лондон. Айрленд гораздо умнее, чем это представляется тебе, Чарльз. Когда он о чем-нибудь рассуждает, я всякий раз поражаюсь его природной проницательности. На редкость толковая голова.

– Однако написать целую пьесу в стиле шестнадцатого века, да еще стихами?… Едва ли.

– Чаттертон же сумел совершить нечто подобное. А он был даже моложе Айрленда. Стало быть, это возможно.

– Сомнительно. Очень сомнительно.

– Пером он владеет. Ты ведь читал его статьи. Словом, мистер Айрленд далеко не так прост, как тебе кажется.

– Надо будет изложить твою теорию сестре.

– Нет, нет, – решительно заявил де Куинси. – Ни в коем случае не говори ничего Мэри.

– Я знаю, что ты имеешь в виду.

– Все равно, выслушай меня. Она сейчас слишком… слишком слаба. – Де Куинси смолк, подыскивая слова. – Как бы это ее не сломило.

– Не разбило бы ей сердце. Ты ведь это хотел сказать? Ерунда.

– Ей-богу, Чарльз, иной раз ты не видишь того, что творится под самым твоим носом.

– Не вижу того, чего нет.

– Но Мэри-то есть, и она живет рядом с тобою. Неужто ты не замечаешь, что она по нему сохнет? Откуда эта хворь? Эта нервозность? Мистер Айрленд смутил ее душу. И не имеет намерений что-либо предпринять, чтобы исправить дело.

Если Чарльза и удивили слова де Куинси, виду он не подал. За последние недели неожиданные вспышки раздражения, неотступная тревога у Мэри заметно усилились. Но Чарльз объяснял это ее крайним нервным напряжением из-за нарастающей дряхлости отца. Да, она всячески защищает Айрленда и даже выказывает ему расположение. Но чтобы питать к нему тайную страсть?

– Выходит, по-твоему, она – Офелия. Чахнет от любви.

– Почему тебе, Чарльз, во всем видятся драматические сюжеты? Мэри ведь не героиня пьесы. Она по-настоящему страдает. – Де Куинси помолчал. – Зато Айрленд выдает фальшивые чувства за чистую монету с тою же легкостью, с какой подделывает стихи.

– Вот почему я не могу изложить ей твою теорию.

– Да, лучше не надо.


* * * | Лондонские сочинители | * * *