home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21

— Марк! — негромко позвал Патео, входя в полумрак зала на вершине северной башни.

— Я здесь, Саир. — отозвался Россенброк, — проходи, присаживайся. Ландо, налей господину графу вина, и во имя всех джайлларских свиней, сделай что-нибудь с этим камином.

Безмолвный Ландо пошурудил кочергой в камине, разлил по бокалам горячее вино.

— Ужасно холодный вечер, мой друг. В такие вечера мне страстно хочется снова стать молодым, чтобы ворваться, как бывало в грязную таверну, набить рожу хозяину, напиться, и в обнимку с пьяной шлюхой, рухнуть в кучу дерьма на заднем дворе. — Канцлер полулежал в кресле, вытянув ноги к огню, и помахивал куриной костью в такт своим словам.

— Довольно странное желание. — В отличие от грузного Россенброка, казначей Империи генерал-интендант граф Саир Патео был высок, сух и лыс. На его узком, холеном лице, навечно застыло выражение брезгливой скуки, столь характерное для всех казначеев и интендантов. Изредка на этом лице появлялась странная, блуждающая улыбка. Эта улыбка и бесцветные глаза графа, создавали впечатление, что их хозяин — человек жестокий и беспринципный. Патео в Империи боялись, и не зря. Заиметь себе во враги имперского казначея означало только одно — дорогу на эшафот.

— Ничего странного, Саир. Моя молодость прошла именно так.

— Где генерал? — казначей опустил свое длинное, затянутое в черный кожаный мундир, сухое тело в кресло напротив. — Где этот отвратительный старик?

Россенброк тихо засмеялся. Смех перешел в кашель.

— А, джайлларские свиньи! Проклятая осень… Коррон в казармах, собирает панты для похода на юг.

— Ты все-таки достал барона, Марк!

— Винге обрек на мучительную смерть тысячи человек. Саир…

— Иногда ты делаешь это через день, не выходя из своего кабинета…

— И это мне говорит чиновник, обеспечивающий работой половину палачей Империи!

— Ты великий человек, Марк. За то, что ты столько раз вытаскивал из дерьма эту корону, тебе можно простить всё… Даже твое происхождение.

— Смейся, смейся, старый прохвост.

— Мониссий даст еще тысячу золотых колец. — Голос казначея стал обычным, сухим и твердым, как кремень.

— Переведешь эти деньги в Борхею. — Канцлер прикрыл глаза. Заговорил он так тихо, что Патео приходилось напрягать слух. — Поставки в Куфию должны начаться со следующей недели. Мы не можем дать Им-Могарру даже намека на нашу слабость. Я поговорил с Селином. За любое случайно брошенное слово будут резать языки. Беспощадно. Всем. Даже статс-дамам.

— Придворные и так ненавидят тебя. И я их прекрасно понимаю. Столько власти в одних руках…

— Ты пришел, чтобы петь мне дифирамбы?

— Нет. Ты сам меня позвал. Что происходит в Бадболе?

— Король стягивает к границе войска. — Заметив, что Патео в недоумении приподнял брови, Россенброк добавил, — Нет. Не королевскую армию. Наемников. Были замечены даже рифдольцы. Империя едва не потеряла поставщика стали в лице графа Михаэля. Те деньги, что ты выплатил бирольцам едва оттянули разорение, теперь Михаэль нашел деньги сам, и я даже догадываюсь где, но не понимаю зачем такой ценой. Теперь кто-то пытается надавить на Хоронг. Все это очень загадочно, и я чую заговор, быть может даже не один. Джемиус считает, что если король отобьет у герцога медные рудники и угольные шахты, принадлежащие, кстати, господину Нуа, из Норка, то не сегодня-завтра, поднимется цена на медь и бронзу.

— Мы можем пока обходиться своими запасами.

— Конечно. Однако я не понимаю Короля, Саир… Венцель — пьяница и мелкий дебошир. Но, отнюдь, не дурак… И тем не менее, его бароны и маркизы скоро разорвут королевство на части, а правитель колеблется как камыш на ветру. Без Империи плохо, а завоевание короны дело слишком хлопотное. Вся его армия торчит на границе с Норком, словно король опасается, что князь Атегаттский придет со своими непобедимыми арионами сводить старые счеты. Еще, мои люди в Боравии сообщают, что на восточных границах королевства появились тролли и верейские прайды.

— Тролли и огры на границах Боравии?

— Их не много, но они уже перешли горы.

— Король об этом знает?

— Вряд ли. Сомневаюсь, даже, что король знает численность своих войск.

— Уж не думаешь ли ты, что нелюди нападут на королевство?

Россенброк задумался.

— Сложно сказать… Скорее всего, нет. Огры не воины по натуре, несмотря на природную ловкость и силу. Вопреки легендам, это миролюбивые существа и на протяжении многих лет они стараются не переходить дорогу людям. Но, Джемиус предполагает подобную возможность. Хотя, я думаю, что пострадают, в основном, пастухи. Если это голод погнал прайды на земли людей.

— А если это новый виток Истребительной Войны?

— Нет, Саир, нет… Войны между людьми и нелюдями в далеком прошлом. Но, нужно быть готовыми ко всему.


предыдущая глава | Отражение птицы в лезвии | cледующая глава