home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



40

Таверну «Гиблое место» Аттон нашел далеко заполночь. Ноги его подкашивались от усталости, шея и спина горели так, словно, под кожу ему всыпали мешок бантуйского жгучего перца. В таверне царил обычный полумрак, несколько плошек с жиром вяло коптили грязный потолок. Аттон, жестом подозвав хозяина, уселся напротив чумазого бродяги. Подошел хозяин, толстомордый, воняющий гнилой капустой старик, и посмотрел на Аттона пустыми, как у каменного истукана, глазами. Аттон, пытаясь унять боль, опустил голову на ладони.

— Комната есть?

— Да, господин.

— Хорошо. Принеси чего-нибудь поесть…

— Да, господин. Что-нибудь еще?

— Проваливай…

Аттон, машинально пережевывая пищу, оглядывал поздних посетителей. Бродяга напротив него, оборванный так, словно, его трепала целая стая свирепых псов, держал одной рукой большую просяную лепешку, а другой отрывал от неё крошечные кусочки, и тщательно обнюхивая каждый, с величайшим наслаждением отправлял в рот. За соседним столом молча сидели перед пустыми кружками несколько мужчин, в темных, до земли, балахонах. Лица их были скрыты капюшонами, и Аттону сразу пришло на ум, что это монахи, может быть даже — Истребители Зла. Напротив них, сидел молодой парень в поношенном, темно-зеленом плаще охотника, явно с чужого плеча. Парень был сильно пьян, он опорожнял один кувшин за другим, кидал в хозяина мелкими монетами и, периодически наклоняясь под стол, шумно блевал. У стены, скрытый полумраком, сидел шпик. Аттон, наметанным глазом, приметил ею сразу, как только вошел в таверну. Шпик был немолодой, тертый, отправивший на дыбу не одну сотню человек. Он оглядывал настороженным взглядом таверну, и изредка макал свой длинный нос в кружку с пивом. Бродяга напротив, доел половину лепешки, и с горьким вздохом сожаления, завернул оставшийся кусок в грязную тряпку и спрягал за пазуху. Аттон отодвинул миску и посмотрел на соседа. Бродяга, поднялся, и припадая на правую ногу, пошел к выходу. Проходя, мимо Аттона, он вдруг, вытаращил глаза, и издавая хриплое бульканье рухнул прямо на него. Аттон спихнул вонючее, дергающееся тело и выхватил из голенища нож, но бродяга уже бежал огромными прыжками к выходу, опрокидывая лавки и столы.

— Он срезал мой кошелек! — Заорал Аттон и метнул нож вдогонку. Нож с треском вошел в захлопнувшуюся дверь. Аттон вскочил, незаметно сунув в карман послание, переданное бродягой, и побежал к двери. Из своего темного утла, ему наперерез выскочил шпик. Аттон пихнул его локтем в живот, открыл дверь и выглянул в ночь.

— Ушел! Паршивый сын джайлларской свиньи… — Аттон закрыл дверь, с треском вырвал из доски нож, и направился к шпику.

— Это ты, подлая тварь, помешал мне догнать его…

— Вы ответите за свои слова, господин незнакомец—.. — Шпик, пятясь задом, пробирался к дверям. Аттон махнул рукой, и направился к хозяину.

— Слава Иллару, у меня остался небольшой запасец. — Он вытащил пару монет и бросил на стойку. Хозяин, видя, что из клиента не придется выбивать деньги за съеденное, радостно закивал головой.

— Как мило, с вашей стороны, иметь с собой этот самый небольшой запасец… Только должен вас предупредить: господин, которого вы так неосторожно ударили, увлекшись погоней, имеет привычку сводить счеты с помощью городских властей. И… И не только… — старик произнес последние слова едва слышно и сделал при этом страшные глаза.

— Да? — Аттон вопросительно поднял брови.

— Господин Треммо, славен тем, что после ссоры с ним, люди имеют свойство исчезать… Навсегда.

Аттон пожал плечами и пошел к выходу. Далеко впереди, в мерцающем свете факелов, мелькала спина удаляющегося шпика. Аттон дважды негромко свистнул. Совсем рядом, в темноте, кто-то тихо свистнул в ответ. Аттон, указав рукой в сторону господина Треммо, провел большим пальцем по горлу и, громко хлопнув дверью, вернулся в таверну.

— Я поднимусь в свою комнату. Думаю, что незачем оповещать городскую стражу, об этом мелком происшествии.

— Я с вами согласен, господин. Совершенно незачем.

Поднимаясь по лестнице, Аттон заметил, что монахи, подняв головы, смотрят ему вслед невидимыми глазами. Закрыв комнату на засов, он подпер дверь массивным табуретом, прочитал в свете лучины записку, переданную бродягой, и тяжело вздохнул.

Все только начинается.


предыдущая глава | Отражение птицы в лезвии | cледующая глава