home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Тебя трудно отыскать, старший брат.

При звуке голоса своего единокровного брата Тобиас вручил папку с документами ответственному по застройке и, стерев с лица раздражение, обернулся.

Яркие голубые глаза Найджела сияли очевидным удовольствием.

– Боже, как здорово снова увидеть тебя. Пусть даже мне чуть не пришлось нанять сыщика, чтобы тебя выследить.

Тобиас ожидал этого визита от по-мальчишески красивого Найджела.

– Кажется, до сих пор ни у кого не возникало проблем, как меня найти.

Его секретарша знала, что до полудня Тобиас будет в проектном бюро университета.

– У меня на это ушли часы, – сказал Найджел. Густые черные ресницы, темные взъерошенные волосы. Воплощение очаровательного, надежного, преданного брата.

Внешность обманчива.

Найджел Квинн обманывал.

Он лгал.

Он использовал других и ни в грош не ставил никого, кроме собственной персоны.

Он пришел, потому что попал в беду, и ему нужна была помощь.

И он спал с бывшей женой своего брата – спал еще тогда, когда она была просто женой.

И, что больше всего уязвляло, Найджел считал Тобиаса дураком.

– Что у тебя? – спокойно спросил Тобиас. Для Найджела сегодня был не лучший день попытать счастья. Последняя встреча Тобиаса с Перис Делайт расстроила нечто большее, чем планы на сотрудничество с ее дедом. Она расстроила Тобиаса, и точка. Он не мог выбросить из головы эту женщину. И не только из головы. Он ощущал ее всем телом. Последнее время он слишком много работал. Ему нужно было отвлечься, отвлечься на мягкую, притягательную женщину, которая не напоминала бы большеглазую блудницу и не пудрила бы ему мозги. Блудницы? Его интересовали только настоящие женщины.

У Найджела, казалось, возникли сложности с ответом на вопрос.

– У тебя были причины прийти сюда? – коротко спросил Тобиас. Одна настоящая женщина. И скорее.

– Я кое о чем хотел поговорить с тобой.

Найджел, одетый в темно-зеленый костюм от Армани и рубашку хаки с вручную расписанным галстуком цвета зелени со ржавчиной, серьезно осмотрелся, как будто все вокруг его сильно интересовало.

– Квартиры?

Тобиас указал на вывеску, начинавшуюся со слова КВИНН – большими шестидюймовыми буквами.

– «Бруклин Тауэр, пятнадцать этажей – роскошные номера под офисы», – прочитал он вслух. И подумал: «Как же ты хочешь просить меня? Какую ложь ты состряпаешь, чтобы объяснить, зачем тебе нужно занимать деньги? Большие деньги?»

– Я говорил тебе, как благодарен за возможность пользоваться домом?

Нет, не говорил.

– Я все равно не живу там, – сказал Тобиас. Он не был уверен, захочет ли вообще когда-нибудь еще жить там.

– У меня было много времени на размышления. Все это пространство и время наедине с собой, кажется, сделали меня неврастеником. Вокруг себя я вижу сплошной бардак.

Видеть бардак – или устраивать бардак там, где раньше была спальня Тобиаса и Синтии, или в любом другом подходящем и неподходящем месте дома? Может быть, вместе с Синтией, которая любила грубый, бардачный секс. Лицо Тобиаса хранило безразличное выражение. Вокруг них сновали люди, прокладывая себе дорогу через нагромождения гигантских блоков, подготовленных для заливки фундамента. В отличие от большинства своих соперников, Тобиас предпочитал лично присутствовать на каждом этапе стройки.

– Тебе, может, трудно в это поверить, но я ищу родственную душу.

– Думаю, нам стоит подыскать более подходящее место для разговора, – сказал Тобиас. Лучше б он не знал, чего от него хотят. Он проверил часы. – Жаль, рановато для ленча.

– Не для меня, – быстро ответил Найджел. – Пошли. Я угощаю. Мы давно не виделись.

Как никогда. Тобиас прикинул, мог ли кто-нибудь догадаться, что Найджелу тридцать три – всего на три года меньше, чем ему.

Найджел уже направлялся к выходу уверенным, пружинящим шагом. Тобиас последовал за ним, попутно здороваясь с рабочими. Он сдал свою каску и догнал Найджела уже на тротуаре. Младший брат был ниже ростом на несколько дюймов, – когда они были подростками, это было еще одним источником соперничества между ними. Благодаря массе свободного времени Найджел прибавил в весе за последние годы. В этом он почти догнал Тобиаса, отличавшегося крепким телосложением.

Солнце поздних утренних часов дарило Найджелу загар. Идя рядом с Тобиасом, он являл собой картину красивого, здорового, преуспевающего молодого человека.

– У меня проблемы, Тоби.

Тобиас чуть не застыл на месте.

– У «Ями-Ями» сейчас должно быть пусто. Японская и китайская кухни. Устроит?

– Отлично. Меня все устроит.

– Тогда пойдем туда, – Тобиас продолжил путь, мысленно клянясь, что не даст себя втянуть в какую бы то ни было игру, придуманную Найджелом на этот раз.

Мимо прошли несколько студентов с тяжелыми пачками книг в руках. Все вокруг, казалось, дышало покоем и тишиной.

Ресторан был всего лишь в одном квартале на восток от Бруклина, в Университетском проезде. Бамбуковые жалюзи были приспущены, но Тобиас сумел рассмотреть внутри несколько посетителей.

– А здесь наливают, – рассеянно сказал Найджел, открывая тяжелую стеклянную дверь. – Я бы, пожалуй, пропустил стаканчик.

Они заняли столик на четверых около окна и уселись рядом, спиной к стене. Таким образом они могли видеть каждого, кто подойдет достаточно близко, чтобы услышать разговор.

– Водка с мартини, – сказал Найджел официантке. Тобиас заказал пепси-колу и подождал, пока официантка уйдет. Потом спросил:

– Что за проблемы?

– Я потерялся, – пробормотал Найджел. – Пустился на волю волн, – его рука слегка дрожала, когда он поднял ее, откидывая назад волосы. – Я никуда не выхожу, Тоби, и я до смерти напуган.

Прибыли напитки. Тобиас взглянул на Найджела и сказал официантке:

– Мы еще не готовы заказать. Подождите немного.

– Я знаю, никогда не думаешь, что придет конец, но он наступает рано или поздно, – продолжал Найджел. – Я слишком стар, чтобы пытаться обрести себя. Мне давно пора было остепениться и почувствовать себя обретенным, – он взял бокал с мартини и поднес к губам.

Тобиас терялся в догадках. Или это был другой Найджел, или тот же самый Найджел с совершенно другими речами.

– Скажи что-нибудь, – проговорил Найджел, проглотив коктейль. – Мне пришлось собрать все свое мужество, чтобы прийти сюда и рассказать тебе обо всем.

– Я слушаю. Я буду слушать столько, сколько ты захочешь говорить.

Дверь открылась, пропустив одинокого клиента, который направился в дальний угол. Круглые фонарики из белой бумаги, висящие над головой, мягко закачались в потоке теплого воздуха с улицы. Найджел следил за ними отсутствующим взглядом.

– Я слушаю, – напомнил Тобиас.

– Впусти меня, – Найджел повернулся на стуле и посмотрел прямо на Тобиаса. – Позволь мне войти в «Квинн».

Тобиас ожидал чего угодно, только не этого.

– Ты хочешь…

– Да. Да! Я знаю, я всегда говорил, что мне это не интересно. Я говорил вещи и похуже. Но я изменился. Я стал старше.

Старше и по уши в долгах. До Тобиаса доходили кое-какие слухи. И предполагаемые причины долгов были не очень-то приятны. Азартные игры, наркотики, женщины… и судебное дело, возвращающее Найджела к тому, что он натворил в Лас-Вегасе.

Тобиас передвинул запотевший бокал по блестящей деревянной поверхности стола. Слухи о Найджеле были тягостны.

– Что ты думаешь? – нетерпеливо спросил Найджел.

Тобиас подумал, что его брату нужен доступ к приличным деньгам, чтобы сдерживать кредиторов – как в Сиэтле, так и в других местах.

– Мы бы создали…

Приход официантки остановил Найджела, и он сказал:

– Я буду цыпленка «Кунг По».

– То же самое, пожалуйста, – сказал Тобиас.

– Мы бы создали отличную команду, – храбро заговорил Найджел. – Тебе нужен надежный человек, правая рука. Я могу стать этим человеком.

Тобиас поднял бокал, оставивший мокрый кружок на столе. Были времена, когда шокотерапия казалась единственно возможным лечением.

– Ты в долгах, – спокойно сказал он.

Найджел моргнул, но не отвел взгляда.

– Так?

– Да.

Тобиас позволил себе чуть расслабиться.

– В больших долгах.

– Я совершил несколько глупейших ошибок. И не хочу повторять их снова.

Честность никогда не была отличительной чертой Найджела. Поэтому, столкнувшись с такой откровенностью, Тобиас почувствовал легкую неуверенность.

– Ты пришел ко мне, притворяясь, что хочешь работать, чтобы смягчить меня и занять большие деньги. Так?

– Не так, черт возьми! – Найджел ударил по столу пустым бокалом. Затем оглянулся и понизил голос: – Ты всегда думал обо мне самое худшее. Вся семья всегда думала обо мне самое худшее. Ты задал мне вопрос, и я отвечу. Я говорил правду, Тоби. Правду. Может быть, я здесь потому, что запутался в долгах, и мне нужно – нет, ко всем чертям! – я хочу разобраться с этим – но есть и нечто большее. Я знаю, пришло время мне разобраться со своим поведением.

Тобиас изучал лицо сидящего рядом мужчины. Найджел слегка побледнел под загаром. Необычный, яростный блеск ожесточил взгляд голубых глаз.

– Послушай, я натворил дел в Лас-Вегасе, так?

– Почему ты сразу не сказал мне об этом, когда вернулся? Почему притворялся, что тебе просто все надоело и ты хочешь чего-то новенького?

Принесли цыпленка, и Найджел заказал еще коктейль.

– Мне было стыдно, – сказал он, дождавшись, когда они снова останутся одни. – Неужели так трудно понять? Ты добился потрясающего успеха. Сколько тебя помню, ты всегда добивался успеха. Ты заплатил мне денежную компенсацию, чтобы только я вышел из «Квинна». Я уехал с таким куском, что мог безбедно прожить где угодно.

Тобиас не хотел даже думать об огромной сумме, промотанной Найджелом.

– Я сделал вшивые ставки и проиграл, – продолжал Найджел. – Ты винишь меня за то, что я не хотел раскрывать тебе всю подноготную?

– Нет – Тобиас развернул бумагу и достал дешевые деревянные палочки. – Сколько тебе сейчас нужно?

Найджел оттолкнул тарелку.

– Ты не слушаешь… Или не слышишь меня. Я не хочу занимать денег. Я хочу работу. Я хочу работу, от которой мог бы оттолкнуться. Тебе не нравится идея иметь меня поблизости, Тоби? Так что ли? Мне нет места в «Квинне»?

Их отец мечтал, чтобы оба сына вошли в дело. Их дед мечтал об этом же.

– Хорошо, – сказал Найджел, отводя глаза. – Извини. Я не должен был спрашивать. Я упустил свой шанс много лет назад, когда взял деньги и отвалил. Забудем об этом.

Он начал подниматься.

Тобиас схватил его за руку.

– Сядь.

– Мне не нужна жалость.

– Хорошо. Ты ее и не получишь. Сядь! – Он должен попытаться посмотреть на ситуацию глазами своего отца и деда – как возможность спасти Найджела от него самого. – Скажи мне, как ты представляешь себе свою работу в «Квинне»?

Найджел снова уселся, поставил локти на стол и подпер голову рукой.

– Я представляю, что буду учиться у тебя. Сам по себе я могу ничего не достичь, но с тобой я научусь, как добиваться успеха. Я верю в это.

– Ты хочешь изучить дело? Ты об этом говоришь?

– Да, – Найджел снова повернулся к Тобиасу. – Включи меня в ведомость. Раньше ты выплачивал мне содержание, теперь я хочу его зарабатывать. Сделай меня своим помощником, или как это у вас называется. Или помощником твоего помощника, если это то, чем является женщина в твоей конторе.

– Глэдис – мой секретарь. У меня нет помощника, – и он никогда не был нужен. – Ты совершенно ничего не знаешь о том, чем мы занимаемся, а у меня нет времени читать лекции. И если мы пойдем на это, тебе придется учиться, наблюдая и слушая.

Найджел наклонился поближе.

– Я смогу. И я изучу компанию, Тоби. Даю слово, я добьюсь того, что буду полезен тебе.

Несмотря на дурные предчувствия, Тобиас улыбнулся.

– Тебе придется дать мне время, чтобы привыкнуть к новому Найджелу.

– Чертовски великодушно с твоей стороны дать мне шанс. Но я изменился. Перед Богом клянусь, я изменился.

– Нам нужно будет обсудить зарплату, – оба знали правила – они были оговорены в тот день, когда Найджел ушел. Тобиас контролировал «Квинн». – Тебе придется сказать мне, что тебе нужно, чтобы избавиться от… Тебе придется сказать мне, сколько тебе нужно.

– Я выплачиваю понемногу. Не скажу, что я в отличной форме, но свожу концы с концами, используя содержание.

– Работая со мной, будешь стоить дороже.

Найджел откинулся на спинку стула и вытер рот рукой.

– Так ты согласен?

Тобиас подумал о Синтии. Но этот вопрос можно обсудить потом. Он сказал:

– Да.

– Ты возьмешь меня?

– Да. Начинаешь завтра. Ровно в семь тридцать. Утра. На помойку блестящие ботинки, и надень что-нибудь, что хорошо смотрится в грязи.

– Боже! – Найджел нашел руку Тобиаса и пожал ее. – Ты не пожалеешь, я обещаю. Ты еще будешь гордиться… Ты будешь рад, что согласился взять меня.

– Буду стремиться к этому.

В конце концов, что он терял?


ГЛАВА ШЕСТАЯ | Милые развлечения | ГЛАВА ВОСЬМАЯ