home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Сокровище над головой

История Кана

Я ходил по комнате, стараясь ступать осторожно, чтобы не разбудить спящую за стеной девушку. Хотя кому-кому, а уж мне, эльфу, о подобных мелочах можно было не беспокоиться. Они выходили у меня сами по себе, без какой-либо подготовки.

То, что болезнь друга перешла в более тяжёлую форму, лишило мою любимую сил. Она долго не могла успокоиться, смачивая мою рубашку горючими слезами, потом едва не заснула стоя. Разумеется, я переместил нас в этот дом, чтобы Алина выспалась до полудня. Полагал, во сне она не будет задумываться обо всех наших бедах. Но и оказавшись в своей комнате, девушка не смогла заснуть. Пришлось посидеть возле неё, всячески отвлекая от печальных мыслей. Примерно через час она свернулась в клубочек, напомнив мне спящего котёнка, и заснула. Чтобы не будить, вытаскивая из-под неё её одеяло, накрыл её своим одеялом и ушёл к себе. Спать не хотелось, и было о чём подумать до встречи со Стёпкой. Из головы не уходили её слова о том, что лекарство находится рядом с нами. Она как-то уже посоветовала взглянуть на карту и догадалась о существовании подземной реки. Новое её заявление следовало проверить. Возможно, лекарство находилось среди окружающих нас в тот миг растений? Я внимательно оглядел то место, пока утешал её, не обойдя вниманием ни мох, ни кусты, ни деревья, ни цветы, растущие около нас. Каждый стебелёк приметил: ведь он вполне мог оказаться драгоценным лекарством. Осталось всё проверить. Запишу все названия, которые, к счастью, мне известны, и следующим вечером поделю растения между нашими помощниками. Далее мы выберем тех, кому будем давать крохотные дозы, высчитаем безвредные дозы. Чую, придётся долго уговаривать Мстислава поделиться украшениями его сада. Ни королю от нас, ни нам от него никуда не деться: некоторые цветы растут только в его саду. Да и не обыскивать же нам все окрестные сады, если точно известно о растениях в королевском саду!

С некоторыми растениями будет просто: мне известно, какие части используют в разных мазях и отварах. С другими, которые как будто не имеют значения для лекарского искусства, придётся повозиться. Нужно расспросить помощников, кто из них искусен в дозировке целебных соков и порошков. Тем, кто умеет лечить простуду, тяжёлые болезни и раны лучше не поручать. Кто-то будет возмущаться, возможна ссора, придётся успокаивать их, благо некоторый опыт у меня есть. Чем только не приходится заниматься с этой разношёрстной компанией, где каждый только и думает, как оскорбить или зацепить своих заклятых врагов!

Подошёл к раскрытому окну. В небе ярко сияла полная луна в окружении ярких и тусклых звёзд. Чтобы волосы не попадали в глаза, мешая любоваться небом, заправил их за уши. Коснулся заострённых кончиков ушей. Я постоянно прячу их под стойкой иллюзией, скрывая своё происхождение. Но кровь предков течёт во мне. И эту кровь не изменить, как бы я ни пытался. Признаться, я ничего против моих предков не имею, хотя покинул родину и не следовал обычаям своего народа. Меня с некоторых пор огорчало моё долголетие, потому что люди жили меньше. Конечно, я переживал только из-за моей милой. И решил единственным известным мне способом покончить с этой несправедливостью: после ухода Алины намеренно ввязаться в какую-нибудь стычку, поединок или битву. Я не боюсь уйти за Грань, когда в этом мире не останется самой драгоценной для меня, не боялся боли. Как мог кто-то из эльфов и драконов не учесть, к чему приведёт удлинённая жизнь их потомков? Ведь кто-то из потомков мог полюбить человека. Влюблённые не вписываются в выдуманные за тысячелетия законы. У них совсем иные ценности, иные мысли, каких у умных представителей разных народов не следует быть. Но с чего любовь должна подчиняться выдуманным народами законам, с чего она должна им следовать? Пусть лучше у неё будут свои законы, свои ценности. Пусть она сама делает выбор, к кому приходить. Пусть не подчиняется нам, пусть будет вольной и свободной.

Туча закрыла луну. Сжал кулаки. Есть ли в Мирионе закон, который бы позволил жить, сколько хочется или хотя бы столько, сколько и любимая? Как назло, нынешние народы забыли законы мира. Забыли причину, из-за которой стали уходить за Грань.

Стукнул кулаком по подоконнику. Боль немного отрезвила меня. Нужно думать о болезни, а не о древних законах.

Отвернулся от окна и прислонился к стене. Зря я скрываю кончики ушей: никто в Эльфийском лесу не предполагает, что я выжил. И родственники не видали меня с семи лет, вряд ли они узнают меня при встрече. Даже если и узнают, на мне нет той вины, которая была у моих родителей. Я всего лишь молил об их помиловании. С другой стороны: я не обычный эльф. Обычные никогда не скрывают происхождение, стремятся удивить простых людей своим вкусом, своим поведением, своими умениями.

Поколебавшись, снял иллюзию и прикрыл уши волосами. Надоело отказываться от своего происхождения, а остальным необязательно о нём знать. Этот выбор меня удовлетворил.

Опять залюбовался небом. От эльфийской привычки любоваться природой и небом отказаться я бы не смог. Неважно, в каком уголке Мирионы нахожусь. Каждый кусочек земли необыкновенен по-своему. Каждый может стать для меня родным, если почувствует, как он мне дорог. Почувствует? Какая странная мысль! Нет, она вполне разумная. Как ты относишься к миру, так и мир относится к тебе. Придёшь чужаком, он и отнесётся к тебе, как к чужаку. Придёшь другом — и мир распахнёт для тебя дружеские объятия.

…Не сразу смог отвлечься от неба и заняться списком.

Утром короля на обычном месте мы не обнаружили. Зашли в тронный зал, но и там его не было. Спросили кого-то из слуг, пробегавшего мимо нас с подносом.

— Король неотлучно находится при сыне, — бросил паренёк на бегу. Осталось не ясно, у какого именно сына. Мы предположили, что король в покоях среднего сына, и вскоре оказались перед спальней нашего друга. Стражники, обходящие это крыло дворца, уставились на меня с подозрением. В облике эльфа меня здесь ещё не видели.

— С чем пожаловали? — сразу спросил Мстислав, едва нас увидев. Мужчина сидел в кресле около кровати.

— У нас есть предположение касательно лекарства. Потребуются некоторые растения из вашего сада. Конечно, если вы разрешить их взять.

— Берите, но оставьте кое-что и для моих дам. Мне эти розочки ни к чему, но жена с дочерьми почему-то к ним неравнодушны. Если не понатыкано каких-нибудь розочек, то им скучно и неинтересно, — тоном подлинного старого воина, которому важны лишь оружие и битвы, ответил король.

Мне стало ясно: не садовники с хозяином виноваты в плохом обустройстве сада, а его хозяйки, не признающие правило «всё вместе ещё не значит, что всё хорошо».

— Не беспокойтесь: срезать весь сад подчистую мы не намерены.

— Значит, не придётся ругаться с ними из-за опустевшего сада, — философски заметил наш собеседник и мрачно усмехнулся. — Хотя я в любом случае вышел бы победителем, — тут он спохватился: перед ним не свой человек, а чужие люди и вышел из неловкого положения излюбленным способом — перешёл на крик: — Почему вы ещё тут?! Я терплю ваше присутствие только из-за того, что сам не могу разобраться с «проклятьем алхимиков»!

Я давно заметил: на крик вспыльчивого короля не нужно обращать внимания. Главное — делать вид, будто именно он самый важный и умный человек, к чьему мнению и малейшему изменению настроения ты прислушаешься.

Тут Мстислав глянул на сына. Очевидно, ему стало немного совестно за громкие крики над спящим больным. Он поднялся с кресла и направился к нам.

— Сын не обращает внимания на шум. Это подозрительно.

— Принц пока не просыпался?

— Ни разу. Обычно у него чуткий сон.

— Позволите взглянуть на него?

— Вы здесь знахари, не я, — с некоторым неудовольствием ответил король.

Вероятно, так он дал своё разрешение на осмотр сына.

Мы с Алиной проверили сердцебиение, вгляделись в порозовевшее лицо мальчика.

— Необычный поворот болезни, как думаешь? — прошептал я.

— Я уверена, всё пошло по-другому. Не ясно, к чему это приведёт, — тихо ответила девушка.

— Надо найти объяснение. Другого пути нет.

— Не смейте шептаться! — рассердился Мстислав, подкравшийся к нам.

Принц даже не шелохнулся. Ничего не дрогнуло на лице нашего друга. Подозрительно крепкий сон.

— С таким мы сталкиваемся впервые, поэтому ничего определённого сказать не можем. Если позволите, мы осмотрим вашего сына позже. Быть может, он проснётся к тому времени и сам скажет о своём состоянии.

— Думаете, будить его не следует?

— Боюсь, вы потерпите неудачу, попытавшись до нужного срока разбудить мальчика.

— Я за что вам серебро… — тут король вспомнил: мы добываем знания о болезни добровольно и бескорыстно и оборвал себя. — Да, заходите попозже, когда будете свободны. В саду берите всё, что вам потребуется.

— Вы нашли вещество, вызвавшее болезнь?

— Ещё не занимался этим, — мне показалось, он не договаривает.

— Займитесь, пока не поздно.

— Не указывай мне, чем я должен заниматься!

— Предоставите указать болезни? Плохой выбор.

— Пошёл вон! — разъярился Мстислав.

— Вы зря кричите на нас. Мы делаем всё, что в наших силах, — мягко вставила Алина. — А вы нам мешаете.

— Это вы мне?!

— Пойдём, Кан. Он задумается и одумается. У него нет другого выхода, — девушка потянула меня за руку.

Мальчик безмятежно спал. Нужно вернуться попозже. Даже если нас не будут пускать к нему, мы прорвёмся.

Покинув спальню принца, мы направились в королевский сад. За нашей спиной глубоко дышал король Черноречья. Ничего, успокоится.

Соберу в саду кое-какие травы для отваров и сегодня же начну их проверять.

— Кан, а ты все растения запомнил? — спросила Алина, подавая мне маленькую ромашку, неизвестно каким ветром занесённую в каменную вазу к лилиям.

— На память никогда не жаловался. Восемьдесят названий растений запоминаю с лёгкостью.

— Лучше записать, чтоб не прозевать нужное нам растение.

— Я уже записал, — достаю из сумки свиток. — Чтобы не волноваться, давай ещё раз проверим, что здесь растёт.

Мы проверили каждый стебелёк. Всё оказалось упомянутым в моём списке.

— Ты кое-что забыл, — вдруг заметила девушка, рассматривавшая список из-за моего плеча.

— Как забыл? Всё тут! — удивляюсь, с чего бы она делает такие замечания.

— Сосны не хватает.

— Тут поблизости ни единой сосны нет.

— Но король принёс сыну веточку сосны, — не сдавалась невеста.

— Ладно, запишем сюда и сосну. Вероятнее всего, от неё не будет пользы, ведь сосны не растут в этом месте.

— А вдруг будет? — Алина едва не обиделась за моё отношение к дереву.

— Не спорю, всякое бывает. Но принц лишь держал веточку в руке. Как напоминание о том дне, когда отец сам полез за ним на дерево. Не думаю, что король так уж трогательно относится к той сосне.

— Кан, не вычёркивай её, пожалуйста! — взмолилась девушка.

— Если тебе нравится, пусть остаётся.

Не ссориться же из-за такой ерунды, как лишнее растение в списке! Проверю и сосну вслед за остальными.

Завершив сбор некоторых растений, создал портал в Туманный овраг. Шагая в окно портала, задумался, того ли знахаря Степана мы встретили? Степанов со вторым именем Бездомный вряд ли много наберётся в Новодалье. Но наш новый знакомый был отнюдь не рыжим и не веснушчатым, и уж точно не пареньком. Выходит, нужного нам знахаря мы пока не нашли.

Когда мы добрались до трактира, где была назначена встреча, у здания оказался какой-то рыжий молодой мужчина в дешёвой одежде и сандалиях.

Отведя взор от сандалий незнакомца, я скользнул на крыльцо. Интересно, мог ли Стёпка оказаться в трактире или он пока до трактира не добрался?

— Эй, куда вы?! Вот он я!!! — долетело до нас, когда моя рука уже обхватила дверную ручку.

Мы остановились. Рыжеволосый мужчина подбежал к крыльцу. Он нисколько не напоминал выпивоху, с которым мы столкнулись вчера.

— Неужели не узнаёте? — удивился незнакомец. — А я всего-то приоделся, помылся да побрился.

Запоздало отметил на лице мужчины следы долгих запоев и непосильной работы, которые делали его намного старше. Теперь я узнал вчерашнего пьянчугу.

— Я знаю, что уже далеко не красавец, но чтобы так… — огорчённо выдохнул мужчина. Голос, кстати, оказался тот самый, но трезвый. И… как будто он горло лечил какими-то отварами.

— Тебе сколько лет, Степан?

— Не зови меня Степаном, я ненамного младше тебя. Зови меня Стёпкой. Тьфу! Ты что, эльф?!

— Эльф, — не стал скрывать, раз уж плохо причесался и он увидел мои уши без иллюзии.

— А, значит, тебе может быть и двести, и триста, и четыреста, и пятьсот, и шестьсот, и…

— Эльфы столько не живут, — оборвал я разошедшуюся фантазию молодого знахаря.

— Не живут? А говорят…

— С драконами путают. Драконы могут прожить пятьсот лет и шестьсот лет, но не эльфы.

— А сколько тебе лет? — заинтересовался наш новый знакомый.

— Около сорока, — с досадой признался я.

— Так мало? — огорчился рыжий знахарь. — А, ну, так тебе примерно столько же лет, как и мне, если учитывать разницу между нами и вами.

— Тебе за двадцать?

— Не, мне двадцать ещё не стукнуло.

— Значит, не приравнивай меня к себе. При правильном подсчёте выходит: я тебя старше.

— Ох, прости… запамятовал. Нельзя ж сравнивать эльфов с людьми! Невежливо да и непозволительно.

— Слушай ты, насмешник, я вообще с тобой разговаривать не буду, если не прекратишь кривляться!

— С каких пор я уже насмешник? Мы едва знакомы, и вы не могли успеть меня узнать так, чтобы точно судить о моём поведении и нраве! — обиделся Стёпка.

— Прекратите препирательства! — возмутилась Алина. — Мы договорились встретиться, чтоб обсудить важное дело, а не разбирать, сколько кому лет и как следует общаться!

Мы с парнем извинились. Я предложил пройтись по нешироким сероватым улочкам и обсудить наше дело.

— Я всю ночь думал о вашем деле, — признался юный знахарь. — Решил попроситься к вам. Хочу вместе с вами поработать.

— Мы пока не нашли лекарство.

— И я не нашёл, — вздохнул парень.

— Но ты вылечился! — мне показалось, земля плывёт под моими ногами. Надеялся на его помощь, а тут такой досадный ответ!

— Всю ночь, всё утро напрягался, пытаясь вспомнить. Увы, то состояние стёрло у меня из памяти название трав, которые я в тот день пробовал. Единственное, что тогда запомнил: запах какого-то срубленного хвойного дерева. Когда терял сознание, упав на землю, чуял этот запах. Когда очнулся, запах стал слабее. Вроде бы пару дней провалялся в лесу.

— А волки?

— На моё счастье, дичь в моих родных местах только мелкая и не опасная. Ну, трудно представить, чтобы кого-то покусала белка, да? — фыркнул Стёпка, но сразу после того стал серьёзным.

— Трудно представить, чтобы волка причислил к дичи.

— Да разве я причисляю? И в мыслях не было!

— Впрочем, нет, труднее представить, чтобы парень, которому ещё не минуло двадцать вёсен, показался кому-то мужчиной примерно тридцати лет, — не отвожу от него глаз. — Как ты умудрился дойти до такого состояния?

— Да запросто! — бодро ответил потомственный знахарь. — Махнул на себя рукой — и покатился… Вот и докатился! — тут он странным образом перевёл разговор в другое русло. — Это ничего, что я на «ты»? Я деревенщина, к тому же невоспитанная.

— Я первым начал с «ты».

— Непривычно быть на «ты» с эльфом. Ты ведь эльф, да?

— Разве я недавно не признавался?..

— Не беспокойся: это я рассеянный, а не ты. Эх, кто бы мог представить: иду и общаюсь с эльфом… — последовал мечтательный вздох. И очередной переход: — Слушай, а что вы уже выяснили о болезни?

Примерно через час нашего разговора я перестал обращать внимание на непривычные скачки мыслей Стёпки. Основную нить разговора знахарь всегда помнил и не терял, не давал терять и остальным. Возможно, он ни с кем толком не общался, и своеобразная манера разговора появилась именно по этой причине. Знаний у него оказалось столько, что и мне было чему у него поучиться. На месте Вадимира поставил бы Стёпку главным лекарем страны. Кроме ядов и отравлений существует множество разных бед и неприятностей, с которыми этот знахарь справился бы играючи. И он никогда бы не прекращал учиться новому — такая была натура. Парень упорно выжимал из меня знания, сыпал вопросами, вслух обдумывал мои ответы. И рассуждал, как какой-нибудь семидесятилетний мудрый лекарь. Хотя он не оправдал моей надежды, знакомство с ним было довольно-таки полезным. Как знать, может, именно он будет первым из нас, кто найдёт лекарство от «проклятия алхимиков»?

О том, чтобы оставить знахаря спиваться в Туманном овраге, речь не заходила. Парень горел желанием помогать нам и почти сразу сообщил нам о своём намерении. Отказа явно не ждал. Да и как отказывать? Таких вдохновенных помощников у нас пока не было. Интересно, как он повлияет на других наших подручных? Ну, это мы скоро узнаем: с ними мы встречаемся каждый вечер.

— Ты не прочь работать вместе с людьми из Черноречья и Светополья? — вдруг спросила Алина.

— Эка невидаль! — отозвался Стёпка. — Я дело своё знаю и от них того же потребую.

— Требовать не надо, — вставил я, пока разговор в очередной раз не уплыл куда-нибудь. — Некоторые не любят, когда с них что-то требуют.

— Разберёмся, — уверенно заявил потомственный знахарь.

Что нам ещё остаётся, кроме как разобраться?

Разговор перешёл на наши успехи и неудачи.

— Выяснили, почему люди этой болезнью болеют?

— Подозреваем: виноваты алхимики.

— Вполне возможно. Чернореченцы отравили у нас колодец. Мы выкопали новый. Правда, не слишком далеко от прежнего. Очень вода нужна была, а больше копать было негде. Не в соседнюю же деревню полдня за водой бегать, — с досадой бросил он. — А потом эта напасть на нас свалилась. Как-то быстро заболели, два дня не прошло.

Можно ли рассказать ему о том, почему заболела вся деревня? Он возненавидит народ Черноречья и наших помощников оттуда.

— Ты смотришь с такой жалостью, будто тебе известно, почему у нас все заболели, будто я расплачусь, услышав правду. Но я не мальчишка и «проклятьем алхимиков» переболел, остался сиротой. Объясни, откуда оно берётся! — вдруг потребовал знахарь.

— Нам ничего не известно.

— Я же за вами наблюдаю! Вы что-то от меня скрываете!

— Нам нечего скрывать…

Только бы Алина не выдала правду. Она не умеет притворяться.

— Скрываете! — не отступался Стёпка.

Переубедить его было невозможно. Может, не нужно брать с собой этого упрямца? Нам и с остальными трудно.

— До чего противно быть рядом с теми, кто прячет правду! — от дружелюбия парень шагнул к презрению.

Как трудно с этими народами и их представителями! Мир между людьми заботит только меня, Алину и двоих наших друзей, а остальным всё равно.

— Вы не признаётесь потому, что виноват кто-то из врагов Новодалья? — внезапно осенило знахаря. — Думаете, я сразу кинусь на кого-то из них с кинжалом или палкой, едва выясню, кто он и откуда? Почему вас так волнует их здоровье, а не наше? А ведь Алина вполне может быть родом из Черноречья или Светополья. Ты, Кан, родился тоже не здесь.

И при таком повороте нужно сдерживаться. Как же я устал изворачиваться и врать ради чьего-то спокойствия и пользы.

— Мы разбираемся с причиной возникновения болезни и ищем лекарство. Если тебе не хочется быть с нами — не надо. Если желаешь остановить болезнь, то в первую очередь нужно думать о болезни.

— О ней и думаю, если уж остался единственным выжившим…

— На что подтолкнёт тебя правда? — вдруг спросила невеста.

— Я разберусь с этой проклятой болезнью.

— Ты не уйдёшь не туда?

— Не уйду куда?

— Добивать немногих из сопричастных и отпускать остальных, кто так же виноват, как и они?

Похоже, она собирается открыть ему тайну болезни.

— Алина…

— Пусть он ответит, — остановила меня девушка.

— Постараюсь принять правду, какой бы горькой она не оказалась.

— Виновата вражда трёх стран. Будешь виноват и ты, если продолжишь её поддерживать.

— Ты могла бы объяснить понятнее.

— Куда понятнее? Я указываю на самую главную причину. А все упорно не замечают её и идут искать то, что является следствием либо какой-то незначительной причиной.

— Какая же более мелкая причина?

— Месть.

— А более мелкая?

— Алхимики. И совсем незначительная причина — те люди, которые донесли вещество алхимиков до воды. Мы видели достаточно: пострадали все.

— Пострадали все. Это верно. Слышал, в Черноречье также расползается болезнь.

— Народ Светополья страдает больше остальных. Чуточку отстаёт от него Черноречье. Новодалью намного легче. Мы сравнивали числа, разные места. Мы представляем карту с закрытыми глазами. Но если сейчас направиться наказывать виновных, будет ещё хуже.

— Понятно. А алхимикам ясно, какое вещество послужило причиной?

— К чему им знать?

— Вдруг им известно другое вещество, которое сделало бы их яд безопасным. И они бы перестали изготовлять яды…

— Если бы они рассуждали так же здраво, как и ты! — Алина не сдержала вздох.

— Я не король. И стучать по голове всем виновным я не должен. Зато я знахарь и обязан лечить людей. Они могут как им угодно стараться заболеть, но я обязан их лечить.

— Так ты с нами?

— Можете рассчитывать на меня тогда, когда не можете рассчитывать на других.

— Захочешь ли ты познакомиться с остальными?

— Неважно, что мы думаем друг о друге. Я знахарь и у меня один враг — болезнь. Симпатии и неприязнь не помешают мне исполнять своё дело.

— Ты так ответственно говоришь о своём деле, хотя недавно сам его забросил, — поддел я парня. Сам не понял, что на меня нашло.

— Вы напомнили мне о деле, которое я сам выбрал. Сам выбрал, понимаете?

— Но ты из семьи потомственных знахарей. Разве ты мог выбрать что-то другое?

— Конечно. Меня никто не принуждал. И хватит мешать ненужное с нужным. Нам следует обсуждать болезнь, а не мою семью и моё согласие либо несогласие трудиться вместе с кем-то.

«Кто тут ещё кому мешает?» — едва не сорвалось у меня с языка. Вовремя сдержался.

До вечера мы бродили по маленькому городку и выясняли наши знания. Оказалось: парень уже проверял половину растений из нашего списка. Надеюсь, благодаря уменьшению неизвестностей мы быстрее сумеем подобраться к лекарству.

— А сосну надо оставить, — к моему удивлению заявил знахарь.

С ним спорить не стал. С таким упрямым человеком спор бессмыслен. А времени мало. Нужно использовать каждый час.

Встреча Стёпки и других людей, ищущих лекарство, прошла на удивление мирно. «Ещё один!» — проворчал старый лекарь. «Именно», — гордо сказал парень. И сразу же начал допытываться, что нашли остальные. Обычно все новости разбирал я, а сегодня моё место невозмутимо занял новый помощник. Об алхимиках он не заикнулся. Вначале выяснил, что известно остальным об алхимиках, и забыл про них. Мои опасения насчёт него не оправдались.

Вечер прошёл весьма напряжённо. Самым деятельным и громким был Стёпка. Он активно распределял обязанности, объём работ, предложил составить списки проверенных трав и не оправдавших наших надежд лекарств.

Наступила ночь, но все продолжали работать. Нам с Алиной пришлось остаться и работать вместе со всеми, чтобы не допустить столкновений враждующих сторон. Стёпка своими бесконечными вопросами никому не дал спать. Драчуны объединились, чтобы проучить любознательного знахаря и показать, кто самый умный. Но к утру ни у кого уже не осталось ни сомнений на этот счёт, ни желания и сил для выяснения отношений.

Я порадовался, что теперь есть кому занять моё место. Утром, переместив всех полуночников по их родным местам, я с Алиной отправился в Черноречье.

Мстислав обнаружился в тронном зале и направил нас в спальню. В спальне мы увидели мать Вячеслава, пристроившуюся с вышивкой в кресле у кровати больного. Королева встретила нас приветливо, но отнюдь не успокоила: принц до сих пор спал. Вид мальчика настораживал: больные так не выглядели и столько не спали. Затем мы отправились проверять выбранные мной растения. Я хотел взять с нами нашего знакомого, но так и не смог выяснить, с кем и куда Степан отправился. Перемещая помощников, я упустил его из виду.

Я уговорил отца небольшого семейства пить мои отвары. Алина к этому времени разговорилась с его женой.

Неожиданно я перевёл взгляд на мою невесту и увидел, что сидящая рядом с ней двухлетняя девочка задумчиво жуёт стебель от цветка одуванчика, хотя вкус у него явно не тот, который должен ей нравиться.

— Ваша малышка пробует одуванчик!

— Машка постоянно какую-то траву пробует, — спокойно ответила молодая мать. — На тропинке от дома к колодцу нет ни единого кусточка, ею не обгрызанного. Может, вырастёт необыкновенной стряпухой…

Тут женщина расплакалась.

— Опять я забыла, — сквозь слёзы выдохнула она. — С Машей тоже чего-то случилось. У неё какой-то болезненный вид.

— Кан… — тихо позвала меня Алина, когда осмотрела девочку.

— Я могу ей помочь?

— Снова та болезнь.

— Так мы заболели одной и той же болезнью? — молодой отец нахмурился. Услышав ответ, выругался.

— Такая малютка…

Пришлось готовить отдельный отвар для матери Маши. Та, даже выпив отвар, не сразу смогла успокоиться. Нам было неприятно оказаться вестниками беды.

— Но вы ведь вылечите мою девочку? — с надеждой спросила молодая мать.

— Я постараюсь.

— Пусть и дочка пробует отвары. Может, ей потребуется меньше трав, чем мне, — решил отец.

А девочка не огорчилась, ибо не поняла, что произошло. Начала жевать цветок. Пожевав, выплюнула и потянулась за листиком подорожника.

Когда мужчина выпил свою кружку отвара, я стал искать его ускользнувшую дочку.

Маша обнаружилась на коленях у Алины. Моя невеста расчёсывала светлые пряди девочки, а та держала в руках сосновую веточку и опять что-то жевала.

— Ты что жуёшь?

— Иголки, — ответил ребёнок.

— Нельзя их жевать! Выплюнь!

— А вдруг веточка волшебная?

— Она обычная.

— Алина сказала: она волшебная.

— Мы придумываем сказку, — объяснила девушка.

— Выплюни иголки! — попросил я.

Неохотно Маша исполнила мою просьбу.

До вечера мы наблюдали за отцом и дочерью. Не дождавшись изменений ни к лучшему, ни к худшему, покинули дом и отправились собирать помощников. Вот бы они что-нибудь выяснили!

Я уже приготовил портал, когда на площадь вылетел всадник.

— Стой, маг!!! — прокричал гонец. — У меня приказ короля!!!

Что ещё вздумалось Мстиславу? Утром он был неразговорчив.

— Наш король приказал вам сейчас же явиться во дворец!

— Но мы собрались для важного дела! — возмутился степенный лекарь.

— Король пообещал казнить всех, кто посмеет воспрепятствовать выполнению приказа. Лучше сделайте вид, будто вы здесь не причём.

Выходит, случилось нечто серьёзное.

— Вячеславу могло стать хуже, — испугалась девушка.

— Из-за чего нас позвал король?

— Король не зовёт вас, а требует, чтобы вы явились. Это значительная разница, — серьёзно исправил меня гонец. — О том, зачем вы понадобились королю, мне не сообщили. Вы узнаете всё во дворце.

— Подождите нас тут около часа или двух. Если мы освободимся, то вернёмся. Если нет, то встретимся завтра вечером.

— Вдруг вы не вернётесь? — предположил целитель.

— Не волнуйтесь, мы непременно вернёмся.

Я предложил гонцу оставить лошадь в маленьком городке и отправиться с нами. Мужчина оставить лошадь отказался:

— Завтра сам предстану перед королём, а пока дам ей отдохнуть. Король следит, чтобы всё, отданное его воинам и гонцам на некоторое время, возвращали в целости в нужный срок.

Вскоре я и Алина ступили на парадную лестницу. Такой путь выбрал намеренно, чтобы успеть прикрыть нас некоторыми заклинаниями.

Мстислав выскочил из-за угла неожиданно. Явно выглядывал в окно, заметил нас у главных дверей, и поспешил навстречу. Поведение мужчины было непривычно.

— Следуйте за мной! — потребовал король и быстрым шагом направился в левое крыло.

Как будто он не зол на нас. Предпочтительнее ни о чём не спрашивать и ждать, пока он сам всё объяснит.

Коридор, казалось, тянулся бесконечно. Девушка взволнованно сжимала мою ладонь.

Мы пришли к спальне Вячеслава: выходит, что-то случилось со вторым принцем.

Стражники, стоявшие у спальни, торопливо распахнули перед нами двери. Мстислав первым ворвался внутрь и уже изнутри сердито выдохнул:

— Вот!

Мы осторожно заглянули внутрь. Королева сидела с вышивкой в кресле. Рядом с ней во втором кресле сидела незнакомая нам девочка в платье из голубой воздушной ткани с толстой книгой на коленях. В углу спальни за принесённым изящным столиком с аппетитом опустошал тарелку наш проснувшийся друг.

— Он проснулся! — объявил король, хотя мы и сами это видели. — И он попросил еды, едва только проснулся!

— Разве это плохо? — стараюсь не вкладывать никакой окраски в слова, чтобы не вызвать гнев у вспыльчивого мужчины.

— Он… — Мстислав резко пересёк комнату, заглянул в супницу и выдохнул: — Он уже четвёртую тарелку супа ест!

Королева с девочкой недоумённо глянули на короля. Мальчик сосредоточенно ел, не обращая внимания ни на нас, ни на отца, ни на мать, ни на девочку.

— Разве это правильно? — чуть тише спросил отец.

— Видно, сильно проголодался.

— Разве так ведут себя больные, проспавшие два дня подряд? — продолжал допытываться Мстислав.

Другой бы просто признался: «Я беспокоюсь о сыне, пожалуйста, приходите и осмотрите его».

— Пусть принц наестся.

— Я вас для чего звал… — начал закипать король.

— Вы не объяснили.

— Ах, да… — смущённо кашлянул мужчина. — Надеялся, вы осмотрите моего сына.

После того, как я привык к вспышкам гнева у короля, они понемногу начинают меня забавлять.

Мы подождали, пока Вячеслав наестся и заметит нас. Он не удивился нашему появлению. Приветственно махнул рукой. Для больного мальчик слишком много съел.

Осмотрев друга, переглянулся с Алиной.

— Можно ли верить?..

Она пожала плечами. Мы растерянно наблюдали за притихшим принцем.

«Не поверите?» — задумчиво спросили у окна.

Несколько ударов сердца не мог понять, кто та женщина, которая обратилась ко мне, потом вспомнил её голос.

Со мной опять заговорила сама Мириона! Увы, отвечать ей при Мстиславе и его семье опасно.

«Отвечай мысленно» — подсказал голос.

Хм, это заметно облегчает моё положение!

«Чем обязан такой чести?..»

«Ну, уж честь, — моя собеседница как будто усмехнулась. — Редко кто способен меня услышать. С вами можно дружить».

Как изменилась моя жизнь! Сначала я столкнулся с девушкой, которая слышала голос мира и любви, теперь сам слышу этот голос.

— Кан, ты о чём задумался? — дёрнула меня за рукав невеста.

«Скажи им» — предложила Мириона.

«О чём?»

«Мальчик поправился. Пусть порадуются».

«Точно поправился?»

«Уверена».

— Что с моим сыном? — подступил ко мне Мстислав. — Знахарь, я требую, чтобы ты честно ответил, что с моим сыном!

Разве я что-то потеряю? Наоборот, обрету. Выяснится: есть какое-то лекарство. Король, возможно, подобреет. Маловероятно, но вдруг…

— Скажите прямо. Я пойму, — пообещал наш друг.

Королева с девочкой следили за мной, чтобы не пропустить ни слова, ни движения.

— Он полностью здоров.

— Здоров? Но болезнь неизлечима! — мужчина усомнился в моих словах.

— Как оказалось, излечима. Осталось выяснить, что послужило лекарством.

— Ну, знахарь… — со смесью недовольства и изумления произнёс Мстислав.

Чего ещё ожидать, когда впервые ступил на эту дорогу? Когда-нибудь каждому ребёнку будет известно, чем лечить эту болезнь, пока даже взрослые недоумённо разводят руками.

— У меня к вам важный вопрос: вы уже позаботились о кристаллах, вызывающих эту болезнь?

— Кристаллы мне нужны, поэтому я не намерен от них избавляться.

— Вы с ума сошли? Как может пригодиться такая опасная вещь?! И… вы по-прежнему собираетесь вредить врагам?

— Не смей говорить с королём таким тоном! — тут же вспыхнул король, не переносящий неподчинение и непочтение к своей коронованной особе.

Королева подхватила вышивку, девочка книгу. Обе поспешно выскочили из комнаты, дабы не навлечь гнев и на себя.

— Он прав, отец, — заступился за меня принц. — Раз кристаллы вызывают эту серьёзную болезнь, мы не должны их использовать. Недавно найден безобидный состав, лишающий эти кристаллы всех их свойств и возвращающий в изначальное состояние. Следует избавиться от всех кристаллов, сжечь все свитки, в которых упоминается о них, и запретить нашим алхимикам создавать эти кристаллы.

— Вы хотите лишить меня оружия? Зря! Настоящий воин не выпустит оружие из рук.

— Настоящему воину не мешает иметь голову. Оружие, которым ты похваляешься, отправляет за Грань и врагов, и наших людей.

— Щенок, как ты смеешь?!

— Я просто не могу стоять в стороне. Раз никто не осмеливается указать тебе на твои ошибки, придётся это сделать мне.

— И не боишься?

Принц отрицательно покачал головой.

— Не всё будет идти, как тебе угодно, отец.

Мстислав свирепо разглядывал сына, тот улыбался. В руках мужчины блеснул кинжал. Он бросился на непослушного сына.

Мы не успели вмешаться. Дёрнулись, когда звякнул металл.

Вячеслав вовремя схватил со стола свой кинжал, и я увидел, как мой друг здорово дерётся. Однако мужчина был более опытным воином, победа склонялась на его сторону. Было неясно, намерен ли король пощадить сына, вставшего у него на пути или нет.

Когда уже казалось, что исход поединка решён и надежду сменило отчаяние, лезвия кинжалов соскользнули с рукоятей и упали, зацепив в падении штаны отца и сына. Рукояти прямо на наших глазах начали ржаветь.

С воплем Мстислав отшвырнул бесполезную рукоять. Принц вертел свою в руках.

— Брось эту дрянь! — потребовал король.

— Она не опасна. И интересна.

С негодованием мужчина повернулся к нам:

— Это ты помешал, маг!

— Это я помешала, — неожиданно призналась Алина.

В чертах её лица появилось нечто новое, едва уловимое и необычайно красивое.

— Так ты — магичка?!

— Моя сила не в магии и не в оружии, — девушка доброжелательно улыбнулась.

— Однако в нашем мире тебе не обойтись без воина и мага, поэтому я должен тебя поддерживать.

Взор моей невесты блеснул, вызвав из памяти сравнение со звездой, особенно ярко вспыхнувшей на тёмном небосклоне. Так ли ей был нужен я, для того, чтобы помочь? Моя помощь незначительна и нелепа по сравнению со всеми её чудесами.

— Ты мне нужен, Кан, — угадывая мои мысли, шепнула красавица. — Без тебя мне не загореться и не набраться сил. Ты моё вдохновение, моя опора. Без тебя я была бы бессильна, поверь мне.

Теперь я уверен: её необыкновенная сила — любовь. Это она нам помогает. Алина оберегает в своей душе огонь и свет любви. А я часто отвлекаюсь на что-то, иногда недоволен чем-то, иногда на кого-то злюсь. Ну да, у меня есть время для того, чтобы дать чудотворному благодатному свету зажечься в моей душе и пролиться на окружающий меня мир.

Пока мы смотрели друг на друга, Мстислав немного охладел. Он начал ходить кругами по спальне. Принц взял лист, перо и чернильницу и торопливо рисовал: палочки, полумесяц, двух человечков, держащихся за руки, косой сундук и снова двух человечков, греющих руки над костром.

Мальчик провёл пальцем под картинкой, когда мы обратили на неё внимание, и будто бы случайно опрокинул чернильницу на рисунок, когда подошёл отец.

— Какой ты неосторожный, — упрекнул король принца.

Я понял: нас приглашают избавиться от кристаллов. Ночью. Тайно. Спешно. Чем раньше, тем меньше вероятность, что заболеет кто-то ещё. Нужно поддержать Вячеслава. Ему трудно в одиночку справиться и потом защитить себя. А Мстиславу точно не понравится, если сын в очередной раз ему помешает.

Пользуясь тем, что король повернулся ко мне спиной, киваю.

— Позволите нам вернуться к делам? Нужно обрадовать помощников выздоровлением вашего сына.

— Можете идти, — позволил король.

— Могу ли я надеяться на беседу с принцем завтрашним утром? Он пока единственный, кто выздоровел и поэтому очень важен для нас.

— Не беспокойтесь, я его не трону. И вы сможете болтать с ним сколько угодно.

Итак, нынешней ночью предстоит опасная вылазка. Лишь бы никто не помешал нам встретиться. О месте встречи, мы не договорились. Придётся магией искать мальчика. Надеюсь, эта оплошность не помешает нам выполнить задуманное.

Трое из шести помощников нас дождались. Заинтриговав их намёком на прелюбопытное событие, я принялся собирать людей из обусловленных мест.

Набралось больше половины. Разумеется, кое-кто не успокоился, пока не упрекнул нас за наше опоздание. Стёпка, к моему удивлению, обнаружился в Светополье, куда последовал за самым ворчливым и вздорным лекарем. За день они успели обсудить множество разных болезней и лекарств и не то чтобы подружиться, но как-то смириться с обществом друг друга. То есть, пожилой лекарь смирился с обществом знахаря из враждебной страны. Парень вёл себя так, как будто ничего особенного не случилось.

— Прежде чем мы начнём наше обсуждение, я намереваюсь…

— Извиниться? Тебе придётся очень долго нас уговаривать тебя простить, — тут же пробурчал кто-то.

— Нет, извиняться не буду, — спокойно исправил я приготовившегося к драке мужчину. — Сообщу вам нечто, что вас не только обрадует, но и огорчит.

— Не тяни, — тут же потребовал ворчливый лекарь.

Все так заинтересовались, что забыли упрекнуть меня.

— Сегодня один мальчик полностью поправился.

— Что же оказалось лекарством?

Пожимаю плечами, затем добавляю:

— Надо продолжать поиски.

Поднялся шум. Большую часть выкриков разобрать не сумел. Ох, слишком рано покинул дворец. Следовало расспросить друга. Теперь придётся ждать до ночи или до утра.

Толком провести обсуждение не удалось. Всех сильно взволновала новость. Никто не желал слушать другого — говорили все. Мне пришлось возвращать их в их страны намного раньше, чем обычно. В доме вдовы я и Алина наконец-то смогли нормально поесть.

— Почему ты уверен, будто именно сегодня и именно в полночь? — спросила девушка, потягивая мятный отвар. Ей стал нравиться мой любимый напиток.

— Сначала Вячеслав нарисовал шесть палочек, потом, чуть дальше девять. То есть в шестой день девятого месяца. Сейчас шестой день девятого месяца.

— Ясно. Но почему именно в полночь? Там был простой месяц.

— Большинство ночных собраний устраивается в полночь. Остальное понятно?

— Да, мы вместе залезем в какой-то сундук, вытащим свитки и сожжём их на костре.

— Милая, сундук может оказаться вовсе не сундуком, а потайной комнатой, полкой или ещё каким-нибудь тайником. А костёр во дворце разводить опасно. Либо мы сунем свитки в камин, либо избавимся от них в саду или в лесу.

— Только не в королевском саду. Представь, как разъярится Мстислав, если нас поймают у костра.

— В любом случае наша проделка выведет его из себя.

— Постараемся не попасться.

— О, мальчик давным-давно сказал мне и Цветане о боевых магах, которые крадут и уничтожают наиболее опасные свитки. Мы прикинемся боевыми магами. Свитком больше на их совести, свитком меньше, какая им разница?

— Им не понравится, если они узнают об этом.

— Откуда они узнают?

— Мало ли откуда.

Ожидая худшего, но надеясь на лучшее, мы начали готовиться к вылазке в королевский дворец. Я укрыл нас иллюзиями, чтобы нас не узнали стражники.

Я никогда не был во дворце Мстислава ночью. Ночной вид коридоров, дверей, лестниц и залов оказался неожиданным для меня. Дворец освещали в основном камни, вделанные в стены, которые мы днём принимали за украшения. И светили они по-разному: тускло, как свечи, неровно, как пляшущее пламя, и даже ярче факелов. Полутени перемежались с тенями и яркими пятнами. Свет камней и тёмные проходы вызывали предчувствие неожиданности, а редкие факелы добавляли ощущения простоты и обыденности. Какие-то странные мысли приходили мне в голову, когда я замер в полутени и принялся готовить заклинание для поиска принца. Алина подозрительно притихла. Видимо, и у неё ночной дворец вызывал какие-то смешанные чувства и ощущения.

— Ох, и мрачное место это пристанище алхимиков! — проворчал кто-то во мраке ближайшего коридора.

Мы отступили назад, спрятались в нише за каким-то тёмным предметом, вероятно, чьей-то статуей.

— Не жалуйся. Велено обойти дворец, — обойдём.

— Наш король никому не даёт жить спокойно. И посмей только ослушаться! Поседеешь с испуга, — кто-то не мог успокоиться.

— На твоё счастье, мы в правом крыле дворца, далеко от королевских покоев.

— Слушай, — воин перешёл на шёпот. — Со вторым принцем было лучше. Он не хватался за оружие, когда кто-то не так чихал в его присутствии.

Воин шикнул на своего напарника:

— Как будто тут кто-то есть.

— Двинуть со всей силы, чтоб не подслушивал и не донёс, — предложил напарник.

Мужчины некоторое время напряжённо вслушивались. Мы затаили дыхание.

— Точно кто-то дышит.

— Тебе показалось.

— Нет, не показалось. Сейчас они перестали дышать.

— Они не смогут долго не дышать. А задышат — мы их и сцапаем!

У нас только два противника. А начнёшь драку — на шум сбегутся остальные стражники и нашу затея провалится. Могут и друга схватить. А Мстислав решит, будто средний сын готовил очередной заговор и мальчишке не поздоровится.

Попробую обойти этих воинов. Правда, придётся на несколько мгновений появиться в светлом пятне, прежде чем перейти в другую тень. Мужчины, как назло, притихли и о своих намерениях больше не сообщают. За себя не беспокоюсь: когда эльфу нужно пройти бесшумно, его невозможно услышать. Но моя невеста не эльфийка. Как же выйти из досадного положения?

Девушка, надо отдать ей должное, даже не пискнула, когда я внезапно подхватил её на руки. Вряд ли мой поступок ей понравился.

— Вроде бы прошуршала чья-то одежда.

Вслед за резким хрустом вспыхнул поблизости очередной камень, более яркий, чем те, которые были вставлены в стены. Свет мгновенно расползся вокруг. Мужчинам было достаточно обернуться, чтобы увидеть нас: тень осталась лишь за ними.

К невесте, которая помогла мне совершить невероятно дерзкий поступок, я испытывал нежнейшую благодарность. Не дыша, крохотными шагами прошёл в четырёх локтях от спин стражников. Обернись они — и очень удивились бы таким наглецам. К счастью, они не обернулись. Пройдя мимо них, я оказался в спасительном мраке другого коридора. Не сразу позволил себе глубоко вздохнуть. Моя любимая едва дышала, судорожно держалась за меня, пока мы удалялись от воинов.

Шептаться было бы слишком опрометчиво. Я ограничился нежным поцелуем её запястья. Она явно не ждала подобной вольности, вся напряглась, но снова промолчала. На неё можно положиться в любой переделке: очень стойкая и отважная девушка. К тому же она мне доверяет.

Целовать её вторично не стал, поэтому она успокоилась, устроилась у меня на руках поудобнее и предоставила мне выбирать дорогу и действия. А я продолжил поиск принца. Он был в этом же крыле, но этажом выше. Я сверил направления. Запоздало осознал: мой Определитель не предупредил меня о приближении тех воинов. Вполне возможно, повлияла какая-то смесь, которая была при них.

Коридор я пересёк благополучно. Пробрался через освещённую лестницу, ни с кем не столкнувшись. Едва только порадовался моему успеху, как в полутьме столкнулся с каким-то типом. Тот вглядывался в мои очертания, силясь узнать, кто перед ним, сам тоже застрял в тени, и мне не удавалась его разглядеть. Определитель магии опять не кольнул меня при чьем-то приближении!

— Это вы, граф Всемил? — уточнил незнакомец.

Мы набрели на самого Мстислава! Неясно, как он оказался в этом месте в полночь.

Невеста судорожно сжала мою рубашку.

— Мне кажется или вы кого-то обнимаете? — с усмешкой спросил король.

Вздохнув, чтобы как-то восстановить самообладание, хрипло, неразборчиво и многозначительно интересуюсь:

— Надеюсь, вы меня… понимаете?

— Нет, развратник, я тебя не понимаю, — огорошил меня Мстислав.

Хотя бы принял за того графа. А граф пусть сам выпутывается, когда неожиданно услышит намёк о ночной встрече. Возможно, ему не привыкать к таким переделкам.

— Ладно, я готов ответить за моё безнравственное поведение, но пожалейте даму.

— О, сегодня вы с дамой! Кто же ваша спутница?

— Мой король, пожалейте бедняжку!

— С чего бы мне её жалеть? — Мстислав злорадно засмеялся.

Какую только чушь не приходится нести, чтобы выполнить нашу затею! Мне самому вот-вот станет стыдно, а каково моей невесте, которой нужно поддержать меня! Самое обидное: мы ведь совсем не для этого сюда явились.

— А вынесите-ка её на свет.

Негодяй, он издевается, пользуясь нашим замешательством!

Алина очень мило и естественно шмыгнула носом.

— Ладно, ладно, не обижайтесь на старого воина. Наслаждайтесь вашим свиданием. Но запомните, — голос короля стал холодным и резким. — Ещё одна такая встреча, граф, и вас с вашей подружкой увидят все. Пожалуй, вас обоих привяжут к столбу и пусть люди на вас полюбуются. Вам ясно, граф?

— Да.

— А вам, бесстыдное создание?

Девушка издала какой-то растерянный звук, который можно было счесть за согласие. Король двинулся своей дорогой. У нас вырвался облегчённый вздох.

Мстислав, вышедший на полусвет, тут же обернулся и мрачно глянул туда, где мы прятались:

— Знаете, граф, я давно сдерживаюсь, но сегодня, видно, не сдержусь. Вы меня довели! Вместо того чтобы тренироваться с воинами, вы днём отсыпаетесь, ссылаясь на плохое самочувствие, а по ночам занимаетесь какой-то ерундой!

— Прошу прощения, мой король.

— Я вас больше не прощу! — мужчина кипел от гнева. — Мой сын правильно сделал, заставив вас скоблить конюшни! Но этой ночью я вас отпущу. В последний раз. Только ради вашей дамы. Надеюсь, с вами не моя старшая или средняя дочь? А впрочем, это вам следует надеяться. Иначе я вас растерзаю. Запомните, граф!

Приятно, что король как-то следит за приличиями.

Я поспешил уйти, прежде чем Мстислав задумал бы вернуться. Оказавшись на безопасном расстоянии, тихо уточнил:

— Кто тот человек? Ты с ним знакома?

— Не слишком хорошо. Когда его ранили, я оказала ему помощь. Он даже не поблагодарил меня.

— Невежливо с его стороны.

— Не хочу вспоминать о нём и о других, которые вели себя так же.

— Ты, должно быть, натерпелась, пока была одна.

— Когда ты рядом, былые невзгоды легко уходят из памяти.

Постараюсь, чтобы ты не испытывала этих невзгод. А граф пусть получит по заслугам, если король решит его наказать.

Похоже, Алина подумала то же самое.

Мы добрались до нужного зала вполне благополучно. Судя по звукам, мальчик уже приступил к выполнению нашей задумки. Определитель сообщал мне о его передвижениях по залу. Нужно заняться делом, пока возникла передышка от неожиданностей.

Поставив невесту на пол, я приоткрыл дверь и заглянул в тускло освещённый зал. Я не обнаружил там принца! Свитки разглядывал какой-то темноволосый мужчина. А где Вячеслав? Он должен был находиться здесь.

Пока мы подсматривали за незнакомцем, тот спокойно перемещался по залу. Складывалось впечатление, что он в зале не в первый раз и чувствует себя в нём, как у себя дома.

Тут качнулся гобелен и из потайного хода появился наш друг. Вначале он не заметил незнакомца, зато тот сразу заметил его. На лице мужчины вспыхнуло недовольство. Вероятно, незнакомец укрыт иллюзией. Определитель запоздало распознал в нём мага.

Прежде чем я успел что-либо придумать, принц увидел черноволосого мужчину.

— Не то берёшь, — заявил он.

Маг растерялся, но повернувшись к Вячеславу, спокойно уточнил:

— А какой свиток нужно взять?

— Не думаешь же ты, будто нужный свиток будет лежать на самом видном месте?

— Разумеется, не думаю.

Похоже, мальчик принял незнакомца за меня.

После недолгого колебания, проскальзываю внутрь:

— Я опоздал, прости.

Вячеслав недоумённо заморгал. Оба пришельца выглядели совсем иначе, нежели те, кого он ждал.

Маг предпочёл не допускать выяснения, кого ждали, а кто явился без спросу:

— Мне нужен один единственный свиток. Если вы согласитесь отдать его мне, я уйду и не буду мешать вашей встрече.

— По-моему, не вы, а я должен выдвигать условия.

— Выдвигать условия для боевого мага? — мужчина был уверен в своей свободе и безопасности.

Нам не повезло: мы задумали осуществить наш план одновременно с кем-то из магов, которые умыкают отсюда опасные свитки. Впрочем, ничего не потеряно: ведь мы с ним незнакомы:

— Какое совпадение! Я тоже боевой маг!

— Да, забавное совпадение, — отозвался незваный гость.

Никто не собирался уступать.

Тут мне показалось, будто голос мага мне знаком. Дерзну.

— О, Эндарс, какая встреча!

В серых глазах появилась досада. Быть узнанным за столь постыдным действием, и не узнать меня было для него неприятно.

— Кто вы?

— Неважно.

— Желаете иметь преимущество? Уверены, что оно вам поможет?

Начинался мой любимый поединок уверенности. Однако сегодня первый удар наносил другой.

Мы обменялись несколькими фразами. Он оказался достойным противником. Равнодушно встречал мои выпады, холодно метил в самое уязвимое моё место. Точнее, метил туда, где, по его мнению, оно находилось. Запоздало заметил свой промах, не дрогнул, принялся нащупывать трещины в моей непробиваемой уверенности. Редко мне доводилось сталкиваться с противником, обладающим моим же собственным оружием и, более того, с таким мастерством его применявшим. Почему-то было приятно обнаружить сильного противника.

Принц напряжённо следил за нами. Да, драться можно без оружия, без кулаков и магии. Бывают те, кто отлично владеют словом. Часть использует слова для благих целей, часть пытается примять словами противника. Внезапно пришло понимание: мне куда больше нравится использовать слова для благих целей, чем для поединков. Во мне проснулся сказитель и менестрель. Проснулся и потеснил воина.

Поединок ничем не кончился. Ни я, ни он не ожидали встретить похожего противника. И оба отступили, скрыв восхищение от наблюдателей, но не от самих себя.

— Кто-то идёт, — тронула меня за рукав Алина, выступившая из-за двери.

Я затащил девушку внутрь, закрыл дверь и столкнулся с изучающим взором Эндарса.

— Ага, — с усмешкой произнёс маг.

Похоже, нас узнали.

— Там кто-то есть. Следует вышвырнуть их из нашей сокровищницы! — долетело издалека.

Не раздумывая, задвигаю большую и прочную щеколду.

— Мы вместе? — шёпотом уточнил боевой маг.

— Возможно.

— Давайте заберём то, ради чего пришли, и вместе исчезнем отсюда.

— Кто даёт вам сведения об успехах алхимиков? Назовите мне оба имени этого человека! — выступил вперёд Вячеслав.

— И не надейся, мы своих людей не выдаём.

— Для чего вам свитки?

— Чтобы сжечь. Они опасны, но вы и не подозреваете, к каким последствиям приведёт их попадание не в те руки.

— Чем ваши руки лучше наших рук?

Эндарс сделал красноречивый жест: будто бы порвал кусок бумаги.

— Там точно кто-то есть, — закричали за дверью.

Итак, мы можем оказаться в ловушке.

— Отдай свиток, глупец! — хрипло рявкнул наш знакомый, однако вместо того, чтобы броситься на мальчишку, многозначительно и едва слышно похлопал себя по ушам.

Мы можем прикинуться, будто наш друг не причём.

— Хочешь пострадать за эти свитки? — очевидно, похожие мысли промелькнули и у боевого мага.

— Ты и так неподвижен, мальчик, а у нас есть преимущество, — вступаю в игру.

— Признавайся, где свитки с опасными записями? — продолжает игру Эндарс.

Принц подошёл к креслам, нажал какой-то выступ в стене. В следующий миг возникла звуковая иллюзия, не тронувшая нас и явно оглушившая собравшихся за дверью.

Мальчик достал мешок и осторожно вытащил ворох свитков. Он решился нам поверить.

Пока молодой маг искал свиток, за которым явился, я изображал ехидного злодея и думал, как «заставить юного алхимика передумать». Тот сам беззвучно просматривал свитки, потом дёрнулся, открыл другой тайник. Судя по лицу Вячеслава, там оказалось именно то, что надо. Теперь мы устроим шум и сбежим. Прикинемся, будто по счастливой случайности принц оказался свободен.

— Алхимики!!! — прокричали за запертыми дверьми, предварительно дёрнув за ручки. — Готовьтесь снести эту дверь со всеми, кто за ней!!!

Мстислав опять мешает нашим планам. Что ему не спится-то?

— Мой король, там как будто находится ваш сын.

— Ему же хуже. Сейчас мы их всех поймаем.

— Нет, не смей! — перекричала всех какая-то женщина. — Сын, отзовись, как ты!

— Плохо… — подал голос принц.

— Сына схватили, а ты… — королева всхлипнула.

— А мы ещё посмотрим, кто кого там схватил.

Раз уж привлекли столько внимания к нашей вылазке, следует продолжать в том же духе. Есть боевой маг, на которого можно спихнуть вину.

Я разбил заклинанием длинный стол. Взлетели и попадали корзины со свитками. Не в моих привычках разрушать, но тут ценой может оказаться жизнь друга.

— Мой мальчик! — отчаянно вскрикнула мать принца.

— Алхимики, давайте «драконьи когти»!

— «Драконьи когти» опасно использовать в здании!

— Молчать! Три кристалла дай! Эй, ты!

— Да, мой король?..

— Готовь «синее пламя». Ты готовь «гром». Ты шесть «молний», седьмую хватай и выбрасывай в окно. Живо!

— Семь «молний» опасно использовать в коридоре!

— О, и ты к нам пожаловал.

— Кто же будет спать в такую ночь? — с насмешкой спросил наследник.

Чуть позже появился младший принц. Если считать каждый голос… тьфу, Определитель вообще отказал.

Оторвавшись от свитка, Эндарс четыре раза показал мне растопыренные пальцы, сжимая и разжимая кулаки. Выходит, в коридоре сорок человек.

Тут же маг добавил ещё восьмерых. За дверьми, которые вот-вот вылетят, собралась небольшая толпа.

Маг выпрямился и пнул другие свитки — нужный ему явно был у него в руке.

Подтверждая мою догадку, он поджёг найденный свиток. Через четыре удара сердца стряхнул пепел на пол. Отодвинул Вячеслава и струёй искр, протянувшийся сквозь зал, разбил витраж и свалил шкаф.

— Мой мальчик! Спасите его, умоляю, спасите!

— Уведите королеву!

— Оставьте меня! Пустите…

За дверью пришли в движение, несчастную мать насильно увели.

— Сюда «синее пламя». Через четыре шага «гром». Через шаг разложите три «молнии». Быстрее! — командовал Мстислав.

— Когда использовать оружие? — влез наследник.

— Когда прикажу.

— Почему не сразу?

— Иначе примешь «молнию» на себя, — предупредил король.

Вячеслав сунул Эндарсу несколько свитков. Тот без раздумий сжёг и их. С трудом распахнув двери лежащего на боку шкафа, второй принц достал большую шкатулку. Открыл её вытащенным из-под ворота ключом. Высыпал из неё на пол зелёные кристаллы. Выудил из кармана пузатую бутыль, вылил её содержимое на них. Кристаллы зашипели и из зелёных стали прозрачными.

Подойдя к мальчику, боевой маг брызнул на него из своей склянки. Алое вещество с серебристым отливом мгновенно расползлось по одежде Вячеслава, через удар сердца потемнело, напоминая засохшую кровь. Не останавливаясь, маг порвал на принце рубашку. Мазь из второй своей склянки растёр на ладони и намазал грудь и подбородок мальчика. Миг — и мазь въелась в кожу, образовав багровые пятна. Не видел бы труды Эндарса, решил бы, что моего друга побили и ранили.

Алина возмущённо дёрнула боевого мага за безрукавку. Тот успокаивающе махнул рукой. Мол, ничего страшного от этих веществ не случится.

— Алхимики, искру в «молнию»! — приготовления за дверью закончились. — Когда досчитаете до двадцати, запускайте «синее пламя»! В моего сына не целиться, иначе запущу в вас «драконьим когтем»!

Эндарс похлопал мальчика по плечу, после чего заставил растянуться на полу. Вытащил меч у него из ножен и разрезал оружие на несколько частей заклинанием. Отшвырнув куски, подскочил к нам.

Противный скрежет, взрыв за дверьми. Друг откатывается к шкафу. Яркий, режущий свет. Грохот. Створки двери осыпаются. В зал залетает струя синего пламени. Крики в коридоре.

Меня сжимает под локоть сильная рука. Я вдруг вываливаюсь на какой-то чердак, следом за мной появляется держащий меня и девушку боевой маг. Где-то внизу кричат, бегают. Трещит дерево.

— Мы всё сделали. Уходите, — молодой маг отпустил нас.

— Но наш друг…

— Вернусь и отвлеку их.

— Справишься в одиночку?

— Непременно.

— Ты и в лесу Светополья не справился. Я тебя не отпущу.

— А она? — Эндарс кивает на мою невесту.

— Давай переместим её и вернёмся.

— Если надумаешь вернуться, встретимся на втором этаже, — маг подмигнул мне и исчез.

— Ты пойдёшь за ним?

— Он едва не отправился за Грань из-за алхимиков в прошлый раз. Этого самонадеянного типа нельзя отпускать.

— А я?

— Переждёшь ночь в доме вдовы.

— Ты вернёшься? — девушка вцепилась в мою рубашку.

— Обязательно! Чем быстрее ты попадёшь в Новодалье, тем лучше для нас.

Я отправил Алину к вдове. Сам вернулся во дворец. Пока возился с заклинаниями, из-за угла выскочил смеющийся боевой маг, а за ним — дюжина воинов. Оставшийся кусок ночи размазался в моём сознании. Кроме непрерывного бега, грохота, блеска оружия, взрывов и ответных заклинаний я ничего не помнил. Мне и моему напарнику некогда было что-либо запоминать.

Задолго до наступления утра мы разбудили всю столицу. К королевскому дворцу сбежалось не меньше половины горожан. О разрушениях ни себе, ни любимой не скажу. Мне долго будет стыдно за разрушение, устроенное мной.

На рассвете мы переместились в какой-то лес. Прежде проверили, где принц. Мальчик оказался в своей постели. Он гладил руки матери, шептал что-то утешающее заплаканной младшей сестре. Ран на нём не было. Вроде бы второго принца не заподозрили в помощи магам. Днём навещу дворец и выясню, к чему привела наша вылазка, считать ли её удачной.

— Интересное приключение, не правда ли?

— У тебя странное отношение к твоему делу.

— Так приятнее жить. Тем, кто серьёзен, намного труднее.

Этот маг… он так влюблён в опасности и приключения… Вмешивается, куда не просят, бесконечно проверяет свою силу, стойкость, храбрость. Это же утомляет… Выходит, у него не слишком-то весёлая жизнь и он несчастлив. И может ли быть счастливая жизнь у тех, кого в народе прозвали «ходящими у Грани»?

Интересно, почему они сжигают самые опасные свитки? Заботятся о благополучии простых людей? Или боятся появления серьёзных противников, кем бы те не были, алхимиками или магами?

Тут мне вспомнилась цепочка, промелькнувшая в вороте Романа.

— Мне показалось или ты передал один из своих медальонов брату Алины?

— Да, передал, когда навещал его. Надеялся, он сообщит мне, если что узнает о сбежавшей сестре.

— Но он не сообщил о нашем визите?

— Сообщил.

— Почему ты не попробовал разыскать меня?

— По словам Романа, Алине было неплохо с тобой. К тому же, она уже стала твоей невестой. И я отступил. Думал, больше не встречусь с вами.

— У тебя было достаточно возможностей.

— Я пытался к ней подойти, был готов на всё, а она потребовала от меня невообразимого, потом сбежала. И с тех пор не подала мне ни единой весточки. И когда ты её нашёл, она не сообщила мне о своём выборе.

— Если был готов на всё, почему не предложил свою жизнь для исполнения её мечты?

— Я был готов отдать жизнь за неё, но не за её грёзы.

— Готов отдать жизнь во исполнение своих планов, но не чужих.

— Разве не жестоко требовать от любящего человека примирить заклятых врагов? — глаза мага сердито сверкнули.

— Разве есть что-то, чего не сделал бы любящий человек?

— Как ты согласился на такое? Это же заведомо невыполнимая прихоть привередливой девицы!

— Любви все чудеса подвластны.

— Ах, чудеса! Ну, да, как же без чудес вскружить голову какой-то девице! — язвительно усмехнулся Эндарс.

— Алина вовремя разгадала твою самовлюблённость — и оттолкнула тебя. А ведь ты тогда мог пообещать ей не только мечту.

— Но ведь и ты вначале не согласился! Почему же она выбрала именно тебя?

— Не забывай, она сбежала от нас обоих.

— Подозреваю, тебе было известно, где она укрывалась. Кто-то должен был прятать её от нас.

— Подозреваю, она попросила Мириону укрыть её от нас.

— Умный маг, а говоришь какую-то глупость. Мир, земля под нашими ногами бесчувственна!

— Пожалуй, ты никогда не поймёшь, как ей удалось скрываться от нас обоих.

— Кто-то ей помогал. Какой-то маг…

— Есть в мире вещи сильнее магии. Есть чудеса, которые не под силу магии. Хоть немного поняв устройство мира и законы мира, начинаешь сомневаться в превосходстве магии.

— Впервые слышу подобную чушь!

— Ты злишься на меня.

— Я на всех злюсь! На тебя, на неё, на себя, на мир, который не справедлив…

— Мир справедлив. Это мы следуем не тем законам.

— Ты странный тип, Кан.

— Подобные замечания меня не задевают.

— Ты сам слишком высокого мнения о себе, поэтому упрекаешь меня.

— О нет. Моё мнение о себе невелико. А раньше мне был безразличен и мир, не относящийся к моим планам.

— Почему ты бросил свои планы ради её мечты?

— Ради нашей мечты. Мои планы оказались куда хуже моей нынешней мечты. Я поздно понял, что по-настоящему ценно. Однако она приняла меня. Не сразу. Её побег вразумил меня.

— А я чем хуже? — с обидой уточнил боевой маг.

Да, он зол на меня. И обижен. Постоянно переводит разговор на свои несчастья, нисколько не задумываясь, каково было Алине и мне.

— Забудь этот вопрос и никогда не задавай. Показывай свои достоинства поступками, а не россыпью слов и обещаний.

— Ты такой занудный тип…

Эндарс вдруг хлопнул себя по лбу:

— А я ведь мечтал с тобой встретиться не для того, чтобы ругаться…

— Договаривай, что собирался сказать.

— Должно быть, я тебе уже надоел…

— Моё терпение пока не лопнуло.

— У тебя замечательное терпение.

— Но не бесконечное.

— Я не уверен следует ли такое говорить…

— Тогда обдумай свои слова, а я поищу ручей, чтобы напиться.

Маг отцепил от пояса флягу и протянул мне. Помедлив, беру её и пробую жидкость, в неё налитую. Не думаю, что отрава. Ему нужно что-то иное. Знать бы что именно.

То, с каким интересом он наблюдал за моими глотками, немного испугало меня.

— Давно слежу за тобой, Кан.

Ну, а что дальше?..

— Почему-то те дни, которые мы провели в Дубовом городе, видятся мне самыми приятными. Признаюсь, хочу ещё раз с тобой встретиться, но не как враг.

— Мне бы тоже не хотелось расставаться врагами.

— Ты бы согласился стать моим другом?

— А тебе нужна наша дружба?

— Пока я зол на всё и всех, но рано или поздно я смирюсь и успокоюсь.

— Никогда не смиряйся. Никогда не отказывайся от надежды. Тогда в какой-то прекрасный день ты справишься со своими испытаниями.

— Забавно, теперь ты меня подбадриваешь.

Никак не может сдержаться и не уколоть меня.

— По-моему, ты хороший человек. Когда перестанешь смотреть на меня волком, буду рад вновь встретить тебя.

Эндарс расхохотался. У него было какое-то неустойчивое настроение, то поднимающееся, то опускающееся.

— А ты, оказывается, умеешь шутить!

— А ты, оказывается, вредный тип. Когда определишься, чья дружба тебе нужна, разыщешь меня. Если перестанешь кусаться, то, пожалуй, мы станем друзьями, — возвращаю ему флягу. — Теперь, прости, мне следует возвращаться. Нужно найти лекарство от «проклятия алхимиков» и примирить Враждующие страны. Как видишь, даже чихнуть некогда.

— Тебе бы следовало найти и причину болезни.

— С причиной как будто разобрались.

— Ладно, если надумаю с тобой дружить, я разыщу тебя. Надеюсь, ты наскребёшь для нашей беседы хотя бы четверть часа.

— Для друзей наскребу, не беспокойся.

Мы разошлись, чтобы сосредоточиться на предстоящем перемещении.

Я вернулся к Алине. Извинился за долгое отсутствие. Кратко описал ночные события. Сам не заметил, как заснул. Толком не выспался, но восстановил силы.

Разбудил меня запах свежих щей. Чуть позже ко мне опять обратилась Мириона:

«Проверьте девочку: она выздоровела».

Поев, мы отправились к Маше. Малышка оказалась совершенно здоровой.

— Как такое возможно?

«Лекарство рядом с вами».

Ещё бы суметь найти это лекарство! Кан, тебе нельзя раскисать. Принимайся за дело!

От девочки направились во дворец короля. Там бурно обсуждалось и осуждалось ночное происшествие. Мстиславу было не до нас. Принц был цел и невредим. Он многозначительно подмигнул нам: наша затея удалась — мы убрали опасное вещество и свитки.

— Но что же тебя вылечило? — этот вопрос мучил меня с прошлого вечера.

— Когда мне стало особенно плохо, попросил вас убрать свет. Не хотел, чтобы вы видели моё лицо. Чтобы не терять связи с миром, разжевал несколько хвоинок с той ветки. Вскоре меня потянуло в сон…

— Жевал иголки? Хм…

— Ох, Кан… — Алина поднесла руки к лицу. — Вспомни Машу!

— Думаешь, она жевала сосновые иголки?

Девушка кивнула. Догадка заставила меня вздрогнуть.

— Пойдём к ней! Она жевала всё подряд. Не исключены и иголки…

Вскоре мы вбежали в маленький дом, переполошив молодых супругов. Я присел перед их дочкой на корточки и мягко спросил:

— Маша, Машенька, ответь, что ты делала с сосновой веткой?

Девочка посмотрела на меня как на очень глупого дядю. Мол, что ещё можно делать с сосновыми иголками, кроме как жевать?

— Так ты их пробовала? Попробовала?!

— Это опасно? С ней что-то случится? Она здорова? — пристала с расспросами молодая мать.

Я вскочил, подхватил Машу и закружился с нею по чистенькой комнате. Громко смеялся, напевал. Моя душа ликовала.

— Дядя, ты чего меня схватил? — возмутилась малышка.

Окрик молодого отца меня успокоил. Выпустив девочку, я упал на лавку.

— Мы нашли, нашли!

— Клад? — пошутил мужчина.

— Лекарство! Осталось проверить, какая доза необходима!

Они не поняли мои выкрики, но по моему лицу догадались: случилось нечто хорошее.

Чтобы не терять драгоценные часы, тут же выскочил из дома, обегал всю деревню, нашёл молодую сосну, обломил веточку и кинулся испытывать на отце Маше.

Начал с одной хвоинки. Когда дошёл до пяти хвоинок, мужчина уронил голову на руки и заснул. Наши совместные усилия не смогли его разбудить. Его супруга разволновалась и не пожелала нас выпускать. Три дня мы провели в их доме. Мы были готовы выдержать любые нападки злых помощников, только бы наша догадка подтвердилась!

Когда отец Маши наконец проснулся, он был здоров. Мы нашли лекарство! Осталось выяснить нужную дозу и тогда…

С трудом дождался вечера. Ни один успокоительный отвар не помог. Даже уснуть от особенно крепких отваров не удалось. Алина предложила рассказать девочке легенду, но мне было не до легенд. На месте не сиделось, хотелось прыгать, танцевать. Малышка с удовольствием бегала, прыгала и пританцовывала около меня. Родители Маши и собравшиеся соседи умилённо или насмешливо наблюдали за нами. Улыбка не сходила с губ девушки. Она радовалась вместе со мной.

Подумать только: обыкновенные хвойные деревья могущественнее болезни, с которой не справляются лучшие лекари и лекарства нашего мира. Деревья, совершенно обычные и неинтересные, — настоящее сокровище. И сколько таких сокровищ нас окружает! Разве нам известно, какую неоценимую пользу приносит каждое из них? Разве мы умеем ценить сокровище, которое так доступно? Так много не известного нам… Но и капли знания достаточно для того, чтобы восхищаться нашим миром и его растениями.

В условленный час собрал всех помощников. Они, едва оказались вместе, и расселись полукругом, набросились на меня с укорами и руганью.

— Помолчите все! — с трудом перекричал всех. Как бы горло не надорвать.

— Молчать! — поддержал меня Стёпка. — Видите, он что-то сказать хочет.

На юного знахаря прикрикнули. Я окинул весёлым взором всех собравшихся и росшие над нашими головами деревья. Среди них росла узловатая старая сосна.

— Мы нашли лекарство!

Вопросы посыпались со всех сторон:

— Где?

— Что это?

— Сокровище над вашими головами, — я указал на крону сосны.

— Какое же это сокровище?

— Ты спятил?

— Ты о сосне, да? — самым сообразительным оказался Стёпка Бездомный.

— О сосне. Её хвоя — настоящее сокровище. Конечно, у нас полно забот: нужно подобрать дозу лекарства и вылечить более сотни людей…

Все потрясённо молчали, переводя взгляды с меня на толстое дерево. Первым с места вскочил юный знахарь:

— Ура-А-А!!! — радостно завопил он. И, надо же до такого додуматься — сжал в объятиях самого склочного старого лекаря.

Все изумлённо притихли, ожидая очередного скандала. Лекарь моргнул, растерянно глянул на обнимавшего его врага. Казалось, старик сейчас взорвётся. Парень, не подозревая об опасности, в которой оказался, продолжил вопить:

— Ура!!!

— Ура!!! — неожиданно поддержал Стёпку лекарь и даже слабо обнял в ответ.

Теперь остальные растерянно смотрели на них. Юный знахарь не замолкал.

Внезапно всё перевернулось: враги, следуя примеру необычной пары, кинулись обнимать друг друга. Радостные крики взметнулись вверх, расползлись по спящей деревне, вспугнули птиц с крон деревьев, встревожили местных жителей. Те собрались на вопли, спросили, из-за чего шум и крики.

— Мы нашли лекарство! Нашли лекарство от «проклятия алхимиков»! — прокричал в ответ ликующий парень.

Что тут началось! Пришедшие люди закричали, начали обнимать всех подвернувшихся им знахарей, лекарей и целителей. Всем мгновенно стало наплевать, кто где родился.

Выбравшись из орущего, обнимающегося клубка мы с Алиной отошли в сторонку.

— Думаешь, они вспомнят, кто принёс радостную весть? — с улыбкой спросила невеста.

— Какая разница? Лишь бы не дрались.

— Промолчим?

— Да. Пусть почувствуют себя причастными к открытию. Нам тоже достанется, ведь мы были с ними.

Мы не мешали заклятым врагам вместе радоваться открытию. Любовались деревом, которое так предусмотрительно создал творец, чтобы уберечь нас от нами же созданных бед. Творец мира… мы почти не говорим о нём, мы ничего не знаем о нём. Если верить древним легендам, мы просто всё забыли и перестали быть собой, разучились понимать наш мир и его законы. А мир так прекрасен, так сложен и разнообразен, так интересен, неповторим в разных своих уголках. Хотя мои знания так скудны, я всё-таки понимаю, как прелестен мир. Уверен: сотворил его великий мудрец и великий художник. Хочу сберечь этот мир и хочу сказать, как благодарен его творцу. Но я давно забыл, как обращаться к нему, поэтому могу благодарить его только в своих мыслях, только от всего сердца.

Лишь к утру наши помощники засобирались домой. Мы отправили их по домам и странам и вернулись во вдовий дом.


Опасная тайна | Кого не ждали | Три слова благодарности