home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25.

От мерзавцев не осталось ничего, что можно было бы опознать. Никому не позволено бесчинствовать на наших землях! Правда, о такую мразь и пачкаться противно! Поэтому я и позволила устранять другим, и они справились на славу!

Куда больше меня сейчас волновала судьба жертвы. Девушка еле дышала и то, как дышала, мне очень не нравилось. Растолкав волков и некоторых не в меру любопытных котов, я склонилась над девушкой. Проклятье! Она вся в крови, так что сразу и не поймешь, откуда.

Более подробный осмотр показал, что мест "откуда" предостаточно. Десятка два ножевых ранений разной степени тяжести, плюс ожоги. От сигарет, что ли? И это не считая ссадин и синяков.

Видя такую картину, невольно удивляешься, как жизнь еще теплится в этом теле. Подняв голову, я рыкнула и позвала Ингу. Не прошло и минуты, как вертигрица оказалась рядом.

- Посмотри, что можно сделать? Я даже не пойму, с чего начать. Столько крови.

- Сейчас посмотрю.

Инга склонилась над девушкой, как незадолго до этого я, причем временами едва не водя носом по ранам, а то и пробуя кровь на язык. Увлеченная этим действом, я и не заметила, что вокруг нас собрались и волки, и коты, тихо наблюдая.

Наконец, тяжело вздохнув, Инга отстранилась, глухо проговорив:

- Боюсь, я не могу ей помочь. Да и вряд ли кто сможет, даже окажись мы в больнице. Она потеряла очень много крови, повреждены внутренние органы, проткнуто легкое.

- Но ведь она еще жива! - как-то не верилось, что вот так просто все кончится.

- У нее огромная воля к жизни, но даже она при таких повреждениях бессильна.

У меня вырвался возмущенный рык, и Иветта успокаивающе ткнулась носом мне в шею, а я пробормотала:

- Даже я, при всех своих способностях, не могу ей помочь. Она всего лишь человек.

- А если ее обратить? - предложила Иветта.

- Она не выдержит обращения ни в одно из кошачьих. Наша форма мало заразна и трансформация требует сил, которых у нее нет.

- Но ведь у волков все по-другому, - ответила Иветта.

- По сути мы ведь все равно ничем не рискуем, - добавила вертигрица, бросив взгляд на девушку. - Она умирает, у нее уже начался шок.

- Что ж, - я переглянулась с Иветтой. - Дадим ей хоть какую-то надежду.

- Именно, - главная волчица двинулась вперед, но я ее остановила, сказав:

- Лучше не ты. Твоя сила тоже недавно переродилась, обрела новые возможности и, подозреваю, стала менее... заразна.

- Позвольте мне! - выдвинулась Ольга, просунувшись между Ингой и Крисом.

- Хорошо.

Волчица не стала медлить, вцепившись в бедро несчастной девушки. Та даже не вздрогнула. Ольга чуть дернула, чтобы расширить рану, потом выпустила и принялась зализывать и эту и другие раны, не оставляя на теле и следа от крови.

Этой девушке в одном повезло - сегодня полнолуние, а значит, зверь активен, как никогда. Но все-таки нужно немного подождать. Обычно между заражением и первой трансформацией проходит несколько дней. Но тогда зверь борется с организмом, отвоевывая себе место пядь за пядью, а тут все жизненные системы тела полностью капитулировали.

Мы замерли в ожидании, не сводя с истерзанной девушки глаз, и надеясь на маленькое чудо.

Первым признаком стала буквально вскипевшая в ранах кровь. Она просто вспенилась, выталкиваясь из ран.

- Процесс пошел, - тихо обронила Иветта.

В этот момент тело девушки резко выгнулось, словно еще чуть-чуть и сломается позвоночник.

- Это точно не предсмертные конвульсии? - с подозрением спросила я.

- Нет, смотри.

Мы с главной волчицей склонились над лицом девушки. Ее глаза оказались распахнуты, и было хорошо видно, как они буквально пульсируют, то на миг становясь волчьими, то снова превращаясь в человеческие.

- Зверь уже проснулся внутри нее и теперь пытается выбраться наружу. В первый раз это сложно. Давай отойдем, дадим ей место, - проговорила главная волчица, отступая.

Очень своевременное предложение. То, что раньше казалось конвульсиями, оказалось детским лепетом по сравнению с нынешними. Зверь, определенно, жаждал выбраться наружу любым способом.

Девушка металась, впивалась в снег, оставляя глубокие борозды, так как ногти уже стали когтями. Наконец, она конвульсивно свернулась в позу эмбриона, стало видно, что кожа вдоль позвоночника треснула, обнажая хребет и ходящие ходуном мышцы, а еще чуть позже брызнула шерсть. Одновременно раздался крик девушки, переходящий в звериный вой.

Первый раз всегда самый болезненный и самый нелицеприятный. Человек не перерождается в другую форму, а зверь буквально выбирается из него, разрывая оболочку в клочья.

И вот на окровавленном и истерзанном снегу стоит худая, грязная волчица. Но симпатичная. Темно-коричневый, переходящий в медовые подпалины мех станет еще лучше, когда обсохнет и очистится. И не менее медовые глаза. Очень испуганные.

- Ш-ш, успокойся. Все хорошо, - осторожно проговорила Иветта, делая шаг вперед.

Но и это напугало волчицу. Она отступила, ощетинившись. Видно, что сознание человека спуталось с разумом зверя, и не знало, как реагировать. Но звериные инстинкты брали верх. На это и делалась ставка.

Ольга подошла вплотную к обращенной, чуть толкнула ее, давая почувствовать запах, и проговорила:

- Не бойся. Ты в безопасности среди нас. Ощути наш запах - это стая. Мы твоя охрана, мы твой покой, твоя защита.

Волчица колебалась, потом принюхалась, прижалась к Ольге. Наконец, села и, задрав морду, завыла. Ее тотчас поддержало больше сотен глоток. Первый контакт состоялся. Волчица признала других волков своей стаей. У нас едва не вырвался вздох облегчения.

С Ольгой, как с "обратившей" у нашей новой сестры контакт был больше. Их зверей можно считать кровными родственниками. Поэтому она и повела волчицу на первую охоту.

Первая трансформация продлится не менее пяти часов, и в это время бесполезно о чем-либо спрашивать. Человеческое сознание растворилось в инстинктах зверя и находится в полном смятении. Уже второе полнолуние дастся легче, и даже сменив облик, оборотень начнет сохранять человеческий разум.

Поэтому важно, чтобы первые свои изменения новоиспеченный вервольф пережил в стае. Ведь именно новички могут напасть на людей или натворить прочих бед. А стая может удержать, скорректировать животные инстинкты.

К сожалению, подобное случается редко. Большинство оборотней - результат несчастного случая. И их находят лишь через некоторое время после пробуждения зверя. Некоторые успевают натворить дел.

К чести Иветты могу сказать, что со времени ее прихода к власти подобных "происшествий" стало гораздо меньше. Контроль за популяцией - одна их первейших задач вожака.

Пока Ольга с новой волчицей охотились, мы вернулись в домик. Большая часть успела даже перевоплотиться и разъехаться по домам. Так лучше. Когда наша новая сестра вернется в человеческий облик, лучше, если народу вокруг будет поменьше.

Так что остались мы с Иветтой, Ева, Филипп, Крис, Инга, как врач, и ее муж. Последний имел довольно ошарашенный вид. К такому завершению нашей охоты он оказался не готов. Поэтому я тихо спросила у него:

- Ты как?

- Ничего, - но голос при этом подрагивал.

- Это первый шок, он пройдет. Главное - не поддавайся чувству вины. Мы сделали то, что должны были.

Он кивнул в ответ, хотя ясно, что до конца не поверил. Надеюсь, пока. Со дня его обращения прошло не так много времени. А практика показывает, что психике нужно не меньше года, чтобы полностью адаптироваться к новым условиям. Зверь и человек образуют полный симбиоз. Но вот так этого не объяснить, можно только прочувствовать самому.

Ладно, сейчас у нас есть более насущные проблемы. В данный момент эта "проблема" робко вошла в дом вслед за Ольгой. В глазах волчицы мелькал страх, и в то же время и искорки доверия.

Предстоял самый сложный момент - превращение зверя обратно в человека. А он ведь может еще и не захотеть превращаться. И такое бывало.

Но в этом нам повезло. Ольга стала перекидываться обратно и "протеже" потянулась вслед за ней. А раз сделан первый шаг, то с пути уже не свернуть. Даже если очень захотеть.

Волчица упала навзничь, тело вновь забилось в конвульсиях. Конечности вытягивались, шерсть исчезала. С последним, уже человеческим стоном, девушка затихла.

Инга тотчас склонилась над ней, осматривая, а, закончив, довольно улыбнулась. Усилия не пропали даром. На теле не осталось и следа от многочисленных повреждений. Вот только оставалось объяснить девушке, что произошло.


Глава 24. | Эльфийское триединство | Глава 26.