home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ПЯТАЯ ЧАСТЬ

Если бы я была настоящим писателем, то дала бы этой главе название "Расцвет Ниа". Но все же я - не писатель, поэтому замечу только, что после того, как она нашла в себе силы успешно противостоять мужу, молодая женщина сильно изменилась: из пепла прошлого возникала новая Ниа, подобно Фениксу, поднимающемуся из огня.

Конечно, не все изменения были таковы, что можно было сказать: "Здорово!", но, полагаю, в этом нет ничего неожиданного. Дело в том, что Ниа очень рано вышла замуж, и ее лучшие годы - как раз то время, когда подросток постепенно становится взрослым человеком - были потеряны из-за того, что она постоянно находилась под репрессивным и опасным давлением той тяжести, что именовалась ее мужем. 

И, когда, наконец, тяжесть была сброшена, вес взят, Ниа словно вернулась туда, откуда начинала путь. 

Подросток.

Именно это определение подходило ей больше всего. Молодая женщина, которая раньше выполнила бы любую просьбу с робкой улыбкой и особенно не переспрашивая, вдруг начала задавать множество вопросов. 

Ее любимым выражением очень быстро стала фраза: "Я не ваша собственность, поэтому не указывайте мне, что делать!". 

В некотором смысле все происходящее с Ниа было легко объяснимо, учитывая то, через что ей пришлось пройти в прошлом. Еще раз повторю: изменения в ее характере были понятны, но, если честно, очень трудно переносимы. Пожалуй, только Монтана могла смотреть на нее так, как она смотрела на каждого из нас: с безграничным состраданием и терпением. 

Кроме того, Ниа вдруг увлеклась Рио, к большому смущению последней. Молодая женщина повсюду ходила за Рио словно щенок-переросток, время от времени либо просила научить ее драться так, как дерется амазонка, либо предлагала свои услуги в выполнении различной хозяйственной работы. Она даже постаралась загореть как можно сильнее, только чтобы хоть немного походить на своего кумира. 

- Пожалуйста, кто-нибудь, скажите мне, что я не была такой прилипчивой! - невольно воскликнула я однажды утром, наблюдая, как Рио уже в третий раз пытается избавиться от непрошенной помощницы.

- Никогда! - пробурчала Криттер, сидя рядом со мной на кушетке.

- И слава Богу! - вмешалась Пони. - Иначе нас вряд ли хватило бы надолго.

- Хм, а ведь из них выходит такая славная парочка! - явно ухмыляясь, добавила Корина.

Расслышав последнее замечание, Рио посмотрела на нас. Выражение ее лица представляло собой редкостную смесь непритворного желания убить и мольбы об избавлении от преследующего ее "мучителя".

Сжалившись над этой неуравновешенной, угрюмой, а иногда очень жестокой женщиной, но к которой, несмотря ни на что, я все же испытывала дружеские чувства, я встала с кушетки и, подойдя к Ниа, дотронулась до ее руки:

- Пойдем. Помнишь, я обещала научить тебя ездить верхом?.

Ниа повернулась, глядя на меня так, словно только что заметила, что я в комнате.

- О... Да-да. - Ее голосу явно недоставало энтузиазма. - А... может в другой раз? Тут вот Рио собирается... 

- Единственное, что собирается сейчас сделать Рио, так это помочь мне разобраться с графиком охраны... - скептически заметила Пони, встав рядом со мной. Увидев неподдельную заинтересованность в лице Ниа, амазонка нахмурилась и продолжила:

- Такая скукотища... На самом деле... хм...

Тут на помощь Пони пришла Криттер:

- Просто тоска... Каждый раз, когда я занимаюсь этим, я начинаю зевать! 

Со стороны кушетки раздался приторно-ехидный голос:

- Вот как? А мне почему-то всегда казалось...

Четыре разъяренных взгляда быстренько убедили Корину прекратить свои размышления вслух, и, к нашему великому облегчению, беседа продолжилась уже без ее участия. 

- Что скажешь, Ниа? Сегодня отличный денёк. Мы немного покатаемся, а когда вернемся, Рио уже закончит свою работу. 

Молодая женщина посмотрела на Рио, которая закивала, на мой взгляд, даже слишком энергично. 

- Неплохо. Думаю, это - хорошая мысль. 

Моя задача - хоть как-то отвлечь Ниа от ее новой навязчивой идеи - была выполнена. Триумфально улыбаясь, я взяла её за руку и потащила наружу, оставляя позади трех благодарных и временно свободных амазонок. 

*****

Примерно так же прошли и следующие несколько дней. Рио пришлось весьма преуспеть в игре в прятки. Если бы она не была такой огромной, то, боюсь, я ни капли не удивилась бы, застав ее в одной из ванных комнат, забившейся куда-нибудь в уголок под сливную трубу, потому что, пожалуй, это было одним из тех немногих мест, где она могла бы получить хоть каплю уединения. И то, только потому, что Ниа просто еще не догадалась проявлять к ней внимание еще и там. 

Быстро приближалось Рождество, и перспектива провести его без Айс постепенно сделала меня угрюмой и неприветливой. Чтобы не срывать ни на ком свое, прямо скажем, не самое лучшее в мире настроение, и не кусать те руки, которые кормят и защищают меня, я решила, что лучшим лекарством для меня могло бы стать уединение. По крайней мере до тех пор, пока я не найду ничего получше, чтобы избавиться от своей депрессии. 

Я и Клео стали неразлучными друзьями. Каждый день, иногда с самого рассвета до заката, я уезжала на ней подальше в Аризонскую пустыню, с благодарностью впитывая в себя все те сокровища, которые только могла предложить эта земля. Там, в диких местах, где на много миль вокруг не ощущалось ничьего присутствия, я чувствовала какое-то странное умиротворение. Именно там я обретала свободу: пустыня помогала мне хоть на время снять с себя маску сердечности, перестать быть милой и веселой, убеждающей и утешающей и позволяла обратиться совсем к другой части моей души. 

О, как я кричала на Айс, проклиная ее за то самоотверженное благородство, которое заставляло ее поступать так, как она поступает, принуждая страдать нас обеих! Даже тюрьма казалась мне теперь лучшим местом, чем то, где я оказалась теперь. После трех лет на свободе я стала смотреть на время, проведенное в Болоте с ощущением счастья, а не страха, ведь там мы были вместе. Меня пугали мои собственные чувства, но я не знала, что мне делать. Я не могла себе позволить поговорить об этом с кем бы то ни было из моих друзей, даже с Кориной. В конце концов, у каждой из них были свои трудности, и я вовсе не собиралась добавлять им проблем. 

Однажды утром я возвращалась из конюшни после утренней прогулки и случайно увидела, как Ниа скользит в одну из легковушек, принадлежавших Амазонкам. Вероятно, она увидела меня в зеркало заднего обзора. Я как раз проходила мимо, когда молодая женщина ухватила меня за рукав, высунувшись в открытое окно машины.

Мне пришлось остановиться. 

- Эй, Ангел! К черту это ранчо хоть ненадолго... Хочешь со мной? 

- Куда это? - спросила я, тщетно пытаясь высвободить из ее цепких пальцев свой несчастный рукав.

Ниа усмехнулась:

- Мексика...

Я уставилась на нее:

- Мексика? Как... 

- Ну, знаешь ли, - ответила она. - Это к югу от границы. Там еще все поголовно говорят по-испански и пьют текилу. Я вообще-то собиралась прокатиться одна, но, увидев тебя, решила, что ты могла бы... 

- Я... уммм... не думаю, что напиться - хорошая сейчас для меня идея. 

Ниа немного помедлила, внимательно глядя на меня, затем пожала плечами и завела двигатель:

- Как хочешь. Мне здесь уже... 

- Нет, подожди! - я знала, что не могу позволить ей уехать. И уж точно не в Мексику, где она при необходимости даже объясниться вряд ли сумела бы. По крайней мере, я предполагала, что с испанским у нее бо-о-ольшие проблемы. Хотя, дело даже не в этом. По-настоящему меня волновали две вещи - её упоение недавно обретенной независимостью и вытекающая прямо из этого способность очертя голову кинуться в любую авантюру.

Глаза Ниа сузились:

- И что дальше? 

- Почему Мексика? Поближе никак? 

- Шутишь? Посмотри вокруг, Ангел! Здесь всё мертво. Только пустыня, пустыня, пустыня... Мне осатанело сидеть просто так, и я хочу хоть какого-то действия. Так что извини, мне пора. 

- Подожди, пожалуйста! Я... хмм... - я почесала шею, пытаясь быстро сообразить, как себя вести. - А почему бы и нет? Звучит-то, в общем, неплохо. Можно было бы действительно прокатиться куда-нибудь. Даже полезно. Знаешь, новые места, новые впечатления... Подожди, я только сбегаю за бумажником. 

Вероятно, она что-то заподозрила, потому что какое-то время пристально смотрела в мои честные глаза, прежде чем неохотно кивнуть:

- О'кей, только быстро. Если не вернешься через пять минут, я уезжаю одна. 

- Спасибо! Туда и обратно! Мигом! - улыбнувшись, я отскочила от машины и побежала к дому. 

Влетая в холл, я врезалась в Рио, которая, видимо, собиралась спокойно выйти. Думаю, в нормальной ситуации столкнуться с Рио - всё равно, что на полной скорости впечататься в кирпичную стену. Эффект тот же. Но не стоит сбрасывать со счетов мой очень даже приличный разбег. Я умудрилась так толкнуть эту гору, что мы обе по инерции проскочили всю гостиную, затем пришли в весьма ощутимое соприкосновение с кушеткой и только после всех мыслимых акробатических номеров приземлились на полу. 

- Так-так-так... - весьма саркастично прозвучало откуда-то сверху. - Рио, прошу, открой мне свой секрет. Стоит тебе выйти прогуляться, как юные леди буквально падают в твои объятия. 

Женщина-гора густо покраснела и попыталась отползти подальше от меня, словно я - огонь, и она только что получила обширный ожог первой степени тяжести. Затем Рио вскочила на ноги, и ее взгляд заметался по комнате:

- Я... я... мне очень жаль, что...

Невольно рассмеявшись, я встала при помощи Корины:

- Да все нормально, Рио! Это ты извини, что я врезалась в тебя. 

- Что? Где горит? - в комнату влетела встревоженная Пони в сопровождении Криттер. Скользнув взглядом по комнате и убедившись, что всё на обычных местах, она уперла руки в бедра и подозрительно уставилась на нас, пытаясь сообразить, что, черт побери, случилось, и почему мы трое смотрим друг на друга несколько... ммм... взъерошено, что ли. 

- Да нигде не горит, Пони! - поспешила я ее заверить. - Просто я... немного потеряла опору под ногами. 

Мой выразительный взгляд заставил Корину подавить ехидный смешок чуть ли не раньше, чем он успел родиться. Из ступора нас вывел сигнал легковушки. Он живо напомнил мне, какого черта я понеслась в дом, словно чокнутая:

- Пони, хорошо, что ты пришла. Мне нужна твоя помощь! 

- То есть? 

- Ниа... Ей приспичило в Мексику, и отговорить ее невозможно. 

- В Мексику? Зачем? 

- Говорит, что ей надоело. Хочет развлечься. - Я сопроводила свой ответ весьма красноречивым жестом. 

- Проклятье! Да она там и двух секунд не протянет! 

- Знаю. Именно поэтому я и сказала ей, что тоже поеду, и помчалась искать тебя. 

- Вот дерьмо! - четко высказалась Пони. - Рио, отправляйся к машине и задержи девчонку. Можешь даже сказать, что едешь с ней. Короче, что угодно, только не отпускай ее, пока я не подойду. 

- Ну нет, Пони, ты с ума сошла? Ты вообще помнишь, что я стараюсь лишний раз не сталкиваться с ней?!!! 

- Рио... Просто сделай это, о'кей? 

- Вот дьявол! - пробормотала Рио. - Будешь мне должна! 

- Да-да-да, можешь записать на мой счет! Только иди к машине, ладно? 

Душераздирающе вздохнув, Рио направилась к выходу, ворча что-то себе под нос. 

После того, как хлопнула дверь, Пони повернулась к Криттер. Та пожала плечами:

- Почему бы и нет? В конце концов мы все равно собирались туда за лекарствами.

Я вопросительно посмотрела на амазонок. Криттер пояснила:

- Понимаешь, в Мексике не обязательно иметь рецепт, чтобы получить лекарство. Ты просто идешь в ближайшую аптеку и берешь то, что тебе требуется. 

- И вас не останавливают на границе? - удивленно переспросила я. Криттер усмехнулась:

- Нет. Они просто предупреждают, что ты не можешь ездить чаще одного раза в месяц, но обычно никто не помнит, когда ты проезжал, так что... 

- Хм. Интересно. 

- А так как мы все равно планировали ехать за лекарствами, почему бы нам не убить двух зайцев одним выстрелом? 

- Отлично! Только дайте мне взять бумажник, и я - в машине! 

- Постой, Ангел, - заявила Пони, увидев, как я направилась к лестнице. - Мы сами присмотрим за Ниа, а ты останешься здесь. 

Я медленно развернулась и подошла к ним:

- Ты хочешь сказать, что я не могу поехать?

Амазонка вздохнула:

- Ангел, я и спорить не буду. Не хочу тебя огорчать, но факты таковы, что... Пойми, с твоей... ммм... мастью тебе даже не надо писать на лбу "американский турист"... А их там любят примерно как мух на конской заднице. 

- Отлично сказано, Пони, - с отвращением сказала Криттер, - спасибо за образность! 

- Эй, я вообще-то серьезно. Так и есть, и ты сама это знаешь. 

- А как насчет нее? - спросила я, ткнув пальцем в Криттер. 

Пони нахмурилась:

- С ней все в порядке. 

- Да? И каким же образом? Она вроде бы тоже блондинка... 

Пони снова вздохнула:

- Криттер, объясни ей! 

- Да я бы объяснила, если бы знала, что именно... 

- Чертовы блондинки! - пробормотала амазонка и через мгновение вскинула руки, признав свое поражение. - Блондинки!!! - все, что она произнесла. Забавно только, как это она смогла заставить обычное в общем-то слово прозвучать подобно самому изощренному ругательству. 

Но ведь смогла же! 

*****

Так как все мои познания о Мексике основывались исключительно на воспоминаниях о медовом месяце и на эпизодах из "Лодки Любви", я ожидала увидеть сказочную страну, омытую ослепительно-синими карибскими водами. Как я ругала себя, спускаясь к машине, за то, что не подумала о купальнике! 

Тем ощутимее была разница между моими грезами и реальностью.

Сначала я удивилась, когда мы пересекали границу. Если честно, то я ожидала увидеть мрачных охранников, вооруженных до зубов и со свирепыми рычащими псами на поводках. Вместо этого - обычный турникет. Автоматический. И ни души вокруг. Вероятно, в этой части Мексики никого не интересовало, что вы ввозите с собой, скорей уж - что вывозите. 

Второе потрясение ожидало меня почти сразу после пересечения границы. Причем, потрясение такого рода, что мне вдруг захотелось развернуться обратно.

Вместо белых песчаных берегов и красивых загорелых тел передо мной открылась картина, достойная Тимоти Лери: буйство красок, слишком резкие звуки, улочки, по которым практически невозможно проехать на машине, множество убогих лавчонок и торговцев со своим нехитрым скарбом, - одно и то же, куда ни глянь.

Темнокожие мужчины в поношенной одежде на ломаном английском пытались любым способом соблазнить ничего не подозревающих американских туристов расстаться со своими кровными долларами.

Кстати сказать, Пони оказалась совершенно права. Со светлыми волосами и белой кожей я, словно магнит, притягивала к себе внимание всех этих торговцев, независимо от того, как быстро я пыталась идти. Меня прижимали, тянули, подталкивали, как бы незаметно я ни старалась проскользнуть.

В конце концов, у меня сложилось впечатление, что я не только забыла одеться и иду в чем мать родила, так еще и прицепила к груди табличку со светящейся надписью: "простофиля". Предел наступил в тот момент, когда два продавца, пытаясь всучить мне пончо якобы ручной работы, сделанные скорее всего где-нибудь в Тайване, схватили меня за руки и принялись играть в перетягивание каната, причем канатом им служила я.

Рио положила этому конец ее собственным, особым способом запугивания особей противоположного пола. Она словно превратилась в мощный таран, таща нас через рыночную площадь, стряхивая с меня цепляющихся торговцев и что-то при этом вопя на испанском.

Когда же мы, наконец, благополучно преодолели запутанный лабиринт киосков, лавочек и лавчонок всех мастей, мне показалось, что мы попали из огня да в полымя.

Глядя вокруг, я чувствовала себя зажравшимся американским обывателем, не знающим реальной жизни. Ничем не прикрытая бедность, нищета в ее абсолютном проявлении смотрела на меня слепыми окнами полуразрушенных лачуг, глазами оборванных, полуодетых, босых людей.

Я вдруг ощутила свою вину за то, что столько дней провела, жалея себя в то же самое время, когда эти люди могли только мечтать о такой жизни, как вела я. Непрошенные слезы были готовы вот-вот прорваться наружу, и я быстро опустила голову, чтобы не привлекать внимания к своему состоянию.

- Пошли! - раздался рядом голос Пони, и она потащила меня вниз по узкому переулку:

- Прямо за углом есть аптека. Нам туда.

Нищие заполняли улицы - язвы и шрамы на лицах и телах, некоторые стояли совсем близко с аптекой, в которую мы направлялись. Лекарства были здесь, за стеклом, но... как лекарства могли помочь этим несчастным, если им не на что их купить?

Слезы слепили меня, и, если бы не Пони, я бы упала. Я немного повернула голову и, сквозь туман, застилающий глаза, увидела Ниа. Она выглядела испуганной. Это место явно вызывало у нее отвращение, и молодая женщина судорожно вцепилась в Рио, которая на этот раз даже не пыталась высвободиться.

- Мы должны помочь им, - прошептала я Криттер, сострадательно поддерживающей меня за талию. - Нельзя оставить их вот так, здесь... Кто-то же должен что-то сделать. 

- Мы помогли бы, Ангел, если бы это было в наших силах. Но, боюсь, в мире просто не хватит денег, чтобы всё исправить. Мы делаем то, что можем, хотя этого всегда недостаточно. 

- Боже! - только и ответила я, содрогаясь. 

Сама аптека была чистой, прохладной и удивительно современной. Женщина за прилавком приятно улыбнулась, когда мы зашли, и с энтузиазмом приветствовала Рио, очевидно, помня ее прошлое посещение. Тщательно накрашенная, в чистой, выглаженной одежде, она выглядела здесь, среди бьющей в глаза нищеты, столь же неуместно, как электронные часы, висящие высоко на ветвях дерева.

Мне захотелось спросить у этой женщины, откуда у нее берется смелость так хорошо одеваться и сытно есть, когда рядом - прямо за дверью - люди страдают и умирают от голода и болезней. Но какой-то части меня не хватило решимости, что ли, и я стояла молча, проклиная себя и чувствуя свою вину остро, как никогда в жизни. 

Сделка была завершена очень быстро, и даже прежде, чем я успела сообразить, что это, в моих руках оказалась коробка с лекарствами. Пони, Криттер и Рио тоже нагрузились такими же коробками. Рио вышла первой, а затем сделала то, чего я не забуду, даже если мне суждено прожить еще лет сто. 

Она остановилась. 

Осторожно поставила коробку на землю.  А потом... потом вдруг позвала несчастных, что так и толпились недалеко от аптеки.

Они подходили ближе и ближе, с робкими улыбками, со слезами в глазах, и я, наконец-то, за все время пребывания в этом городе, увидела настоящие человеческие лица. Понимаете, они стекались к ней, словно к Спасителю, протягивая грязные, дрожащие руки, стараясь коснуться ее лица, волос или краешка одежды.

Эта громадина, эта суровая женщина, которая могла бы убить одним хорошим ударом, называла каждого по имени, обнимая одних, целуя в обветренные щеки других, пожимая руки третьим.

И хотя я не понимала ни слова, в своем сердце я точно знала, что являюсь свидетелем истинного чуда. Когда же Рио поприветствовала всех, она встала на колени, раскрыла коробку и начала раздавать только что купленные лекарства людям, собравшимся вокруг нас. Казалось, она абсолютно точно знала, кому что необходимо, каждый ее жест сопровождался добрым словом или теплой улыбкой. Не было никакой толчеи, никакой борьбы; все терпеливо ждали, чтобы получить то, что она для них приготовила.

Когда первая коробка была опустошена, пришла очередь остальных. Мы помогали раздавать лекарства тем, кто в них более всего нуждался, выслушивая в ответ нехитрые слова благодарности. На мой взгляд, я не была достойна такого отношения к себе, но принимала тепло, льющееся из сердец, от имени Рио.

Мы уже почти закончили, когда я почувствовала, как кто-то дернул меня за штанину. Я посмотрела вниз и увидела улыбающуюся маленькую девочку. Я присела на корточки, чтобы ей было удобно, и попыталась спросить, в чем она нуждается. Ее тонкие ручонки обвились вокруг моей шеи, маленькое тело крепко прижалось к моему, и она нежно поцеловала меня в щеку.

- Спасибо, - вдруг прошептала она на ломаном английском языке, и застенчиво отбежала к матери, стоящей неподалеку. Хорошо, что Рио поддержала меня в этот момент! 

Потом раздались крики "muchas gracias!", и толпа постепенно рассеялась, растеклась по узким улочкам, оставив нас одних.

Я посмотрела на Рио с каким-то новым чувством, чувством искреннего уважения. В моих глазах сияло восхищение этой необыкновенной женщиной. Она же, вдруг смутившись, сильно покраснела и тихонько улыбнулась мне, прежде чем поднять последнюю оставшуюся коробку и позвать нас дальше. 

И на сей раз, я охотно последовала за ней, получив урок и став в чем-то мудрее, понимая, какой драгоценный подарок был мне сегодня сделан. 

*****

Какое-то время, как мне показалось, мы просто бесцельно петляли по узким, извилистым улочкам, а затем Рио вывела нас в старую, но, как ни парадоксально это звучит, гораздо лучше содержащуюся часть города: чистые, отремонтированные здания, освещенные витрины, на которые приятно было смотреть, привлекательные запахи, доносящиеся изнутри.

К одному из таких зданий Рио и подвела всю компанию. Я невольно улыбнулась, заходя под яркий, разноцветный тент - то, что нужно! Прохладный, полутемный бар выглядел весьма соблазнительно. Правда, заполнен он был исключительно мужчинами, чье внимание в эту минуту было занято футболом: по нескольким телевизорам, расположенным над стойкой, как раз передавалась какая-то игра. Многие из них обернулись посмотреть, как мы заходим и, надо признать, некоторые взгляды показались мне уж слишком пристальными. Что ж, с Рио и это не стало проблемой. Ее угрюмый, мрачный вид быстро пояснил любопытным, что игра в футбол - гораздо более важная вещь, чем разглядывание женщин. 

Думаю, впервые в их жизни! 

Бармен, невысокий, полный, приветливый мужчина с копной черных волос и усами, скрывающими чуть ли не половину лица, быстро вышел из-за стойки и подвел нас к большому пустому столу, все время при этом что-то тараторя по-испански. Вероятно, только Рио его и понимала.

После того, как мы уселись, он удалился, но почти сразу вернулся с несколькими листами меню, двумя бутылками текилы, шестью стаканами, лимоном, порезанным на тарелке и солью. 

- Отлично! То, что надо! - закричала Ниа, потянувшись к одной из бутылок. Рио ловко перехватила текилу, быстрым движением скрутила пробку и, пройдя вокруг стола, наполнила стаканы почти до краев, а потом снова села на свой стул. Если честно, мне пришлось подсмотреть, что нужно сделать с солью и лимоном, после чего я просто скопировала действия амазонок и была готова, когда Рио подняла стакан:

- Ну что, леди, поехали! 

Смеясь, мы лизнули соль и залпом выпили. Хм. Из моих глаз чуть не хлынули слезы, настолько сильно было ощущение, что я вдохнула чистый огонь. Быстро хлопнув стаканом о стол, я схватила ломтик лимона и запихала в рот, благодаря бога, когда его кислота хоть немного смягчила действие ракетного топлива, обжигающего мои бедные внутренности.

Но, какова бы ни была моя реакция на этот замечательный напиток, ей все равно не сравниться с действиями Ниа. Молодая женщина сползла вниз, и теперь полулежала на столе, пытаясь вдохнуть, пока остальные наблюдали за происходящим.

Однако, как только дыхание восстановилось, она схватила бутылку, наполнила стакан и опрокинула в себя прежде, чем кто-то смог ее остановить. На сей раз Ниа постаралась сделать вид, что текила ей нипочем. Выпив, она откинулась на спинку стула, вытерла губы тыльной стороной ладони и ухмыльнулась нам:

- Отттличнооооо... 

Пони и Криттер просто покачали головами и убрали бутылку подальше от молодой женщины. А вот у Рио был такой вид, словно ей срочно необходимо придушить кого-то, причем кого-то, сидящего слева от нее. К счастью для Ниа, вместо этого она предпочла выпить. 

*****

Насколько я себя знаю, мне еще никогда не удавалось чувствовать себя спокойно и уверенно в толпе мужчин, тем более таких, как в этом баре - возбужденных и буйных. Тем удивительнее было то, что я умудрилась постепенно расслабиться, пока день плавно сменялся сумерками. То ли на меня так подействовал замечательный обед, который нам подали, то ли еще пара стаканчиков текилы - не уверена, но... В конце концов, всё шло неплохо а я всегда считала, что дареному коню в зубы не смотрят. Короче, я решила слишком не задумываться и просто отдыхала. 

Мои друзья тоже, по-видимому, не испытывали особых душевных терзаний. А уж что касается Ниа... Та вообще смотрела на мир сквозь полуприкрытые, налившиеся кровью глаза, а пьяная, глуповатая ухмылка, казалось, прописалась на ее лице на постоянное место жительства. 

Разговор за столом уже перешел в ту стадию, когда любая нелепица кажется звучащей абсолютно естественно.

Я, правда, в основном молчала и была довольна тем, что могу просто сидеть и расслабляться, наслаждаясь отдыхом и хорошим настроением, которое в последнее время не так уж часто меня посещало и еще реже задерживалось надолго. 

Семеро мужчин, один из которых был даже огромней Рио, вошли в бар, причем на их физиономиях ясно читалось желание поразвлечься. Я невольно напряглась и, если честно, была рада видеть, как насторожились мои амазонки. Только не Ниа, конечно, которая слишком далеко ушла от реальности и больше всего напоминала сейчас тряпичную куклу. 

- Кажется, у нас проблема, - пробормотала Криттер, наклоняясь ко мне. Да уж, факт очевидный. 

- Может, стоит уйти? - тихо ответила я. 

- Ты права, - она повернулась к Пони и показала ей на дверь. Та кивнула и попыталась растолкать практически бесчувственную Ниа:

- Просыпайтесь, мисс Веселье, пора домой.

Приподняв голову от стола, Ниа посмотрела на нас мутным взглядом:

- Ч-что? 

- Мы уходим. 

Это заявление ее разбудило:

- Как домой? Да вы что, вечеринка только начинается!

И, словно в доказательство сказанному, схватила вторую (или уже третью?) бутылку текилы, поднесла ее к губам и одним большим глотком уничтожила чуть ли не четверть содержимого. 

- Ну давайте, мы же взрослые девочки! Выпьем! Вы что, Рождества решили дождаться? 

Громко смеясь над собственной шуткой, она грохнула бутылкой об стол. И это ее "замечательное" действие, к сожалению, привлекло внимание кучки уродов, которые, войдя в бар, пытались протиснуться к стойке. 

- Что-то мне это забавным не кажется, - прошептала Криттер, когда они резко изменили траекторию и направились прямиком к нашему столу. 

- Тебе никто не говорил, что у тебя врожденный дар преуменьшения? 

Она усмехнулась:

- Пару раз. 

- Ну... Хорошо, что не я первая. 

Секунду спустя ручища размером с хороший булыжник зацепила со стола бутылку Ниа и, через мгновенье, вернула ее обратно, уже без капли спиртного. Всё это сопровождалось громкой отрыжкой, такой отвратительной, что всех передернуло. 

- Эй, - заорала Ниа, когда донышко бутылки коснулось стола. - Закажите себе собственную выпивку, вы!.. 

С этими словами она обернулась с намерением разглядеть того нахала, что посмел... Ей пришлось откинуться назад и задрать подбородок выше носа, чтобы окинуть взглядом тушу, возвышающуюся над столом:

- Ничего себе! Вот это куча дерьма!

Пьяное хихиканье мисс Веселье резко прекратилось, когда стоящий мужчина схватил ее сзади за рубашку, легко приподнял со стула, еще раз рыгнул в лицо своей жертве и швырнул ее прямо в лапы приятелей. Затем его внимание переключилось на нас. 

Губы мужчины презрительно скривились, но Рио тут же стерла ухмылку с его физиономии, ударив точно в челюсть. Парни были вынуждены выпустить Ниа, когда туша "предводителя команчей" врезалась точнехонько в середину собственного войска. Ниа проворно скользнула вперед, и Рио, не особенно миндальничая, пихнула ее за свою необъятную спину. Мы же встали вокруг, приготовившись обороняться.

Вытирая кровь с разбитых губ тыльной стороной ладони, мужчина улыбнулся. И, могу поклясться, я уже видела подобную улыбочку: Айс улыбалась так в некоторых ситуациях - холодно и опасно, словно акула, которая собралась закусить трясущимся от страха тюленем. Ну... или в нашем случае - трясущейся тюленьей семейкой. 

- О, дерьмо! - выдохнула Криттер. 

Вообще-то, по габаритам они нас превосходили, и намного (не считая, конечно, Рио). Как обычно в подобных ситуациях (вероятно, я произвожу впечатление скромной и робкой леди) мне достался самый щуплый противник. Может, такое распределение сил и должно было бы заставить мое эго возмутиться, но вместо этого я поблагодарила господа бога за покровительство и постаралась встретить опасность убедительным ударом, когда это чучело решило вцепиться в меня. Ну уж нет! Для того чтобы сграбастать Ангела, нужен кто-то посильнее, черт побери! 

Взгляд, который он подарил мне после того, как наткнулся на мой кулак, должен был, по идее, повергнуть меня в ступор, но... увы! Вопреки его стараниям, этого не произошло. 

Тут мимо моей головы просвистел стул и, когда я обернулась, я увидела, что весь бар превратился в поле битвы, наполненное летящими телами и не менее крылатой мебелью. 

Так как мои друзья, похоже, неплохо справлялись с ситуацией, я, сжав кулаки, полностью сконцентрировалась на защите себя и Ниа от подхлестываемого тестостероном ублюдка, который направился к нам. Удивительно, но это было не так уж сложно: мои мышцы так естественно и точно реагировали на все команды мозга, словно я была рождена для хорошей потасовки. 

Драка была в самом разгаре, когда какой-то парень влетел в бар, пытаясь перекричать вопли удалых бойцов.

Единственные слова, что мне удалось расслышать - "хватит!", "друзья" и "полиция!". Надо сказать, это оказалось действенным лекарством. Драка прекратилась как по волшебству. К сожалению, несколько ублюдков слишком хотели продолжить развлечение. Один из них воспользовался мирной передышкой и, что есть дури, ударил Рио в челюсть. Я посмотрела на нее как раз вовремя, чтобы увидеть, как из ее глаз буквально посыпались искры прежде, чем она сползла на пол, потеряв сознание.

А дальше - всё как в замедленной съемке. Я попыталась заслонить бесчувственное тело нашего Геракла своим собственным и, естественно, отвлеклась от "грозной" Ниа. Потому лишь успела заметить краешком глаза, как та схватила со стола чудом уцелевшую бутылку за горлышко и промчалась мимо меня с воплем "Ах ты, сукин сын!".

Прежде, чем я успела затормозить это стихийное бедствие, она разбила своё оружие об голову придурка, напавшего на Рио. И тут же - четкое ощущение, что на меня рухнула стена, и я внезапно оказалась похороненной заживо: снизу - бесчувственное тело амазонки, сверху - туша вырубленного бутылкой ублюдка. Точь-в-точь как отбивная в большом гамбургере. У меня потемнело в глазах, а воздух ну никак не хотел набираться в легкие.

Это длилось секунду, а может и год, но когда, наконец, с меня стащили эту груду мяса, я испытала искреннюю радость от того, что все еще способна дышать свободно. Я буквально заставила себя подняться и стояла, наблюдая за Пони, которая, в свою очередь, испуганно вглядывалась в мои глаза: "Ты в порядке, Ангел?" Ее голос донесся откуда-то издалека, словно она обращалась ко мне с другого конца длинного туннеля. Но, тем не менее, хорошая порция кислорода уже начала прочищать мои мозги, поэтому я кивнула. 

- Ты уверена? Сколько пальцев? 

- Хм... Семь? 

Моя слабенькая шутка только добавила паники в ее встревоженный взгляд. Чтобы не пугать ее еще больше, я взяла ее за руку:

- Все нормально, Пони. Правда. Вот только немного отдышусь... 

В этот момент бармен, который благополучно переждал столпотворение за баром, подбежал к нам, бормоча так быстро, что моя бедная голова закружилась снова. 

- Что он говорит? 

- Здесь есть запасной выход. Он просит нас уйти до прибытия полиции, - ответила Криттер, держа брыкающуюся Ниа. - Черт, Ниа, прекрати! 

- Отпусти меня! - прошипела Ниа, удваивая свои усилия. 

- Ну нет. Мы уходим. 

- Мы никуда не пойдем без Рио! 

- Она с нами, - заявила Пони, поворачиваясь ко мне. - Поможешь? Рио слишком тяжела для меня одной. 

- Командуй! 

- Ты - за ноги, я - за руки. Придется тащить ее. 

- Слишком поздно! - вдруг закричала Криттер буквально за долю секунды до того, как двери распахнулись и в бар влетели полицейские. 

- Дерьмо! - хмыкнула Пони, отпуская руки Рио и поднимая свои собственные. 

Эта емкая реплика подвела итог нашей замечательной вечеринки. 

*****

- Ох, как мне паршиво! 

- Сортир под боком! Проблюйся! 

- Не знаю, почему ты так по-свински ко мне относишься. Если бы не я, та горилла надрала бы тебе задницу. 

- Если бы не ты, мы бы не оказались в этом гребаном дерьме! 

- Кто сказал?

- Я. 

- А ты что, господь бог? 

Закрыв глаза, я прислонилась к цементной стене. Дом, милый дом! Опять тюремная камера. Хотелось надеяться, что это временные неудобства. Рио и Ниа грызлись с тех самых пор, как женщина-гора пришла в себя. Если честно, то мне очень хотелось, чтобы они заткнулись прежде, чем я сделаю кое-что, действительно оправдывающее мое пребывание в местной каталажке.

Словно прочитав мои мысли, Криттер наклонилась и прошептала:

- А интересно, сколько здесь дают за убийство? 

- Я всё слышу, - угрюмо прорычала Рио и насупилась еще больше. 

Что-то пощекотало мне руку, и я открыла глаза как раз вовремя, чтобы разглядеть таракана размером с воробья, который пронесся по мне в поисках более гостеприимного места.

- Ненавижу насекомых! - прошипела я сквозь зубы. 

- Добро пожаловать в отель "У Таракана". Гостей регистрируют, но не проверяют. 

- Совсем не смешно, Ниа, - заметила Криттер. 

- А жаль! 

Я посмотрела на Криттер: 

- Знаешь выражение: "желай осторожней - вдруг исполнится"? 

- Угу. 

- Напомни мне, когда мы отсюда выйдем, сделать такую татуировку на лбу. 

- Легко вам говорить, - вставила Пони. - Вы хоть освобождены не условно. А вот мы с Криттер, если не найдем способ безболезненно выбраться отсюда, окажемся в Болоте быстрее, чем пуля просвистит. 

- Мы выйдем отсюда, - ответила я с уверенностью, которой отнюдь не испытывала. 

Она подскочила к решетке, чтобы лучше видеть меня:

- Да? Интересно как? Ну-ка, ну-ка... 

- Пони, успокойся, - попыталась урезонить ее Криттер. - Вовсе не вина Ангела в том, что мы здесь оказались! 

Вздохнув, Пони села:

- Да знаю. Вот черт! Я только вышла из тюрьмы, и очень не хочется вернуться туда так скоро!

Снова вскочив, она принялась нервно расхаживать по камере. 

Я еще раз осмотрелась. Три цементных стены позади меня, вероятно, знавали лучшие времена: когда-то они даже были покрашены, вот только цвет... За давностью лет он постепенно превратился в тот непередаваемый грязно-бежевый, который почему-то встречается только в тюрьмах и дешевых мотелях. Четвертую стену заменяла решетка, навеявшая воспоминания, с которыми я отчаянно пыталась бороться. 

Всю длину одной из стен занимали грубо оструганные деревянные нары, а в дальнем углу располагалась местная модификация туалета. По влажному цементу, как на плацу маршировали туда-сюда целые отряды тараканов, жуков и еще каких-то жуткого вида созданий, которых и идентифицировать-то не хотелось.

Вместо того в голове крутились мысли совсем о другом: что с нами будет? Выберемся ли мы из той дыры? Увижу ли я Айс снова? 

Звук, который издала Ниа, выплескивая на свет божий содержимое своего желудка, заставил меня немного отвлечься от того безумия, что крутилось в голове. 

- Слушай, но ведь Монтана знает, где мы? - спросила я Криттер, уставившуюся на Ниа с выражением глубочайшего отвращения на лице. 

- Что? А... Ну да. Пони ее предупредила, что мы вернемся самое позднее к полуночи. 

Вздохнув, она посмотрела на часы:

- Вот именно сейчас... 

- Значит, как только Монтана поймет, что нас нет вовремя, она начнет поиски, ведь так? 

- Так то оно так. Но лучше бы нам слинять отсюда до того момента, когда она объявится, - ответила Пони, всматриваясь в полутемный пустой коридор. 

- Почему это? 

Амазонка повернулась с таким выражением лица, словно у нее только что случился сердечный приступ:

- Ох, Ангел, на ее ранчо слишком много мест, где можно похоронить пару-тройку трупов!

Я рассмеялась:

- Да ну, Пони, она вовсе не так ужасна! 

- Нет, - согласилась Пони, кивнув. - Она еще хуже. 

- Хуже, чем пожизненное заключение в этой чертовой дыре? 

Всё с тем же выражением лица Пони отвернулась к решетке и снова уставилась в пустоту коридора. 

*****

Должно быть вскоре после мрачного пророчества Пони я заснула, потому что, когда вновь открыла глаза, обнаружила, что стиснута между стеной и Криттер, громко храпящей и пускающей слюни на мою рубашку. 

Зевнув и тут же обругав себя за это (ну и запашок!), я мягко сдвинула голову амазонки с плеча и постаралась оторвать свое уставшее тело от нар.

Пони так и не заснула. Она по-прежнему стояла у решетки, вглядываясь в темный коридор. 

- Доброе утро, - прошептала я. 

- Привет! Хорошо спалось? 

- Ну... как тебе сказать... Который час? 

- Чуть больше четырех, - ответила она, даже не посмотрев на часы. 

Я вздохнула:

- Монтана, наверное, нас ищет. 

- Именно это меня и беспокоит! 

Зевнув еще раз, я потерла спину и тоже подошла к решетке:

- Интересно, во сколько здесь начинаются хоть какие-то движения?

Как будто в ответ на мой вопрос вдруг ярко вспыхнули лампы, заставив меня прикрыть воспаленные глаза. Пока я их терла, я услышала грохот ключей, лязг открываемой двери и топот нескольких пар ног, вступивших в длинный коридор. 

Шаги приближались, и я увидела, как еще больше напряглась Пони. Мне даже показалось, что ей не хватает воздуха, чтобы свободно дышать. 

- Что это? - спросила я, чувствуя, как в районе желудка что-то неприятно зашевелилось. Амазонка повернулась.

Ее глаза расширились, а лицо стало белым, как недавно выстиранная простыня:

- Помнишь, мы говорили о том, что лучше: Монтана или пожизненное заключение в той дыре? 

- Да. И?.. 

- Пожизненное... - Пони судорожно сглотнула. - Пожизненное - это неплохой выбор.


ЧЕТВЕРТАЯ ЧАСТЬ | Возрождение | ШЕСТАЯ ЧАСТЬ