home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ДЕВЯТАЯ ЧАСТЬ

Как я и предполагала, пневмония очень быстро взяла верх над моим телом. Я мало, что помню из этих долгих дней, и еще более долгих ночей, особенно если учесть, что я провела их, смотря на мир сквозь туман лихорадочного бреда. Но вот что я помню хорошо: каждый раз, когда я открывала глаза, Айс была рядом со мной, усмиряя мою лихорадку, облегчая мои боли, смягчая мой кашель и это было лучшим доказательством её любви. 

Я также помню момент, когда лихорадка сдалась, и я видела и понимала всё очень ясно, но моё тело было измученно и почти не могло двигаться. Я помню, как я повернула голову на пропитанной потом подушке.

Посмотрев вниз, я увидела руку Айс, которую моя рука сжимала настолько крепко, что мой "смертельный захват", едва ли не перекрывал ток крови к ее пальцам. Она сидела на стуле, придвинутом к постели, голова ее лежала на матрасе, на уровне моего бедра. Глубокое и ровное дыхание ясно говорило о том, что она крепко спит. 

Слегка улыбаясь и, чувствуя, как глаза наполняются слезами, я свободной рукой нежно дотронулась до ее склоненной головы, наслаждаясь ощущением ее густых шелковых волос под моими пальцами. "Я люблю тебя" - прошептала я на одном, очень коротком выдохе, и была довольна тем, что мне удалось сделать это, не закашлявшись.

Она сразу же проснулась и, когда её взгляд остановился на моем лице, в её глазах я не увидела даже намека на то, что всего секунду назад, она крепко спала. Для меня важнее всего был взгляд её волшебных глаз, наполненный теплом и нежностью.

Если бы сущность Любви можно было описать чем-то земным, то это был бы цвет её глаз, в такие моменты как этот. 

- Привет, - сказала она, ее голос был немного хриплый от сна. 

- И тебе привет, - ответила я с улыбкой, наматывая на палец прядь ее чудесных волос. 

- Как ты себя чувствуешь? 

- Я... хорошо 

И это была правда чистая правда. 

Как еще я могла себя чувствовать, когда я была окутана ее любовью? 

- А вот ты выглядишь не слишком хорошо, - сказала я, слегка потянув прядь волос, которую держала. 

У Айс на лице появилось подобие ее обычной дерзкой усмешки.

- Я чувствую себя прекрасно. 

- Ничего такого, что нельзя было бы исцелить годом здорового сна, да? - спросила я дразнящим тоном. 

- Ага, - ответила она, нежно беря руку, которая удерживала прядь ее волос и, поцеловала мои пальцы, прежде чем отодвинуться и встать. - Давай-ка я принесу пару сухих простыней, чтоб тебе не лежать в бассейне. 

Я кивнула, понимая, что ей было необходимо побыть в одиночестве. Измотанная Айс была уязвимой и я знала, что, возможно, зашла чуть дальше, чем следовало, подшучивая над ее собственным состоянием здоровья. Тем не менее, я была почти уверена, что как только я окажусь в сухой постели, мне удастся убедить ее прилечь вместе со мной и отдохнуть. Особенно, если я скажу, что это поможет мне. 

Что, конечно же, было абсолютной правдой. 

Буквально через минуту после того, как Айс вышла, в комнату вошла Криттер, неся кружку. Увидев, что я проснулась, она усмехнулась и быстро пересекла комнату.

- Добро пожаловать обратно Ангел! Как ты себя чувствуешь? 

- Неплохо - осторожно ответила я. - Какой сегодня день? 

- Суббота. Ты проболела целую неделю. 

Ошеломленная, я упала на подушки.

- НЕДЕЛЮ?! 

- Угу. Ты всех нас здорово перепугала. Айс хотела отвезти тебя в госпиталь, через границу, но ты продолжала ее отговаривать. - Поставив кружку на прикроватный столик, она села на постель рядом со мной и взяла меня за руку. - Я думаю, ей потребовалась вся сила воли, чтобы преодолеть желание бросить все и ехать в больницу, но ты можешь быть жутко настойчивой, когда захочешь. 

- Что, все было действительно настолько плохо? - я мысленно поморщилась. 

Она склонила голову, как бы раздумывая.

- Ну, ты привела несколько по-настоящему убедительных доводов, Ангел. Если Айс откажется от сделки с федералами, то вы двое никогда не будете знать покоя. 

Я почувствовала, что мои глаза округляются:

- Я что, прямо так и сказала?

- Ага. 

- Айс сказала мне то же самое. Не так давно. Когда я спорила с ней и убеждала, что мы должны просто все бросить и бежать. 

Она улыбнулась.

- Ну, видимо ты ее послушалась. 

- Похоже на то. - Я посмотрела на нее сквозь ресницы. - Она очень на меня рассердилась? 

Криттер фыркнула.

- Ты с ума сошла? Боже, Ангел, она так о тебе волновалась, мы едва могли заставить ее просто попить чего-нибудь. А о сне и еде она вообще забыла. 

Моя грусть, должно быть, была явно написана у меня на лице, потому что Криттер дотронулась до моей щеки со словами:

- Для нее это естественно, Ангел. Ты прекрасно это знаешь. Ты - самое важное в ее жизни. Она просто не может по-другому. 

Я кивнула, признавая правдивость ее слов. Единственная причина, которая помогала примириться с этим фактом - то, что Айс значила для меня столько же, сколько и я для нее. И она знала об этом. 

- Кроме того, сейчас ты чувствуешь себя лучше, значит обстановка нормализуется. - Она сделала паузу: - Если к вам вообще применимо слово "нормальный". 

Смеясь, я шлепнула ее по ноге за дерзость. Вспомнив о Кавалло, мне расхотелось веселиться:

- Если прошла неделя, что же случилось с Кавалло? Мы были так близко... 

- Расслабься, - успокоила меня Криттер. - Мы не потеряли его. Рио и Пони продолжали наблюдать за ним. Он не сможет никуда исчезнуть в ближайшее время. - Она слегка подвинулась на кровати, положив ногу на ногу. - Пару дней назад Рио отвезла Ниа к своему другу, который работал раньше в доме, где сейчас по слухам живет Кавалло. Теперь мы знаем, где что расположено, как внутри, так и снаружи. То есть, когда придет время действовать, - она усмехнулась, - мы будем готовы. 

Айс вернулась с охапкой свежего постельного белья. 

- Позволь мне помочь, - сказала Криттер, вскакивая на ноги и хватая простыню из стопки. 

- Нет, не двигайся, - сказала она мне, когда я попыталась встать. - Мы теперь профи. Все сделаем, ты да же не успеешь и глазом моргнуть. 

Подчиняясь неизбежному, я легла, смирившись со своим пассивным участием в происходящем. Спустя непродолжительный промежуток времени, я оказалась в куда более комфортном положении, благодаря их стараниям. Чай, который Криттер принесла для Айс, к тому времени совсем остыл. После того как она ушла за горячим, я посмотрела на мою любимую, которая удавалось сохранять вертикальное положение только благодаря железной воле. Я откинула простыни и похлопала кровать. - Прошла неделя, я вновь хочу ощутить тепло твоего тела. Сейчас мне это просто необходимо. 

Я знала по выражению ее глаз, что она догадывается о моих скрытых мотивах, но она также знала и то, что я говорю правду. Мне было просто необходимо чувствовать ее рядом, так же как нужен воздух в легких и кровь в венах. 

И, улыбаясь, она подчинилась, и я почувствовала себя погруженной в единственный мир, в котором я хотела жить. 

Навсегда. 

*****

Следующие несколько дней были посвящены восстановлению моих утраченных сил, и попыткам заставить Айс поспать, чтобы избавиться ее от темных, глубоких кругов, которые, казалось, прописались у нее под глазами.  

Заставить Айс поспать было очень сложно, но для меня это было важнее, чем мое собственное здоровье. Я, по правде говоря, была очень довольна собой, за то, что смогла проделать гигантскую работу, заключавшуюсяся в том, чтоб она отдыхала вместе со мной, не покидая постель по семь часов подряд, две ночи кряду. Разумеется, часы до и после "отдыха и расслабления" были, весьма далеки от расслабляющих, но, черт возьми, заниматься любовью часами, в конечном счете, помогает вернуть тело в норму, ведь правда? 

В один из дней, пока Айс и Рио, осматривались в окрестностях резиденции Кавалло, я соорудила себе небольшой укромный уголок в так называемом заднем дворе лачуги, в которой мы ютились, позволяя нежному бризу и согревающему солнцу творить чудеса с моим телом. Наружу вышла Криттер с маленьким свертком в руке и улыбкой на лице, и шлепнулась рядом со мной на одеяло.

- Ну, как ты? 

- Почти что в норме, я думаю. 

- Рада это слышать. Ты заставила нас поволноваться. 

- Ты говорила. Я думаю, что худшее позади. Мне уже не больно дышать и я бегала по пустыне вместе с Айс. Ну, это был не то что бы бег, а скорее медленная пробежка, сопровождаемая стонами, но это ведь прогресс? 

Криттер ухмыльнулась.

- Да. - Она бросила маленький сверток мне на колени. - Я не знаю, помнишь ты или нет, но ты отдала мне этот сверток в тот день. Я нашла его, когда стирала одежду. 

С любопытством я подняла сверток, заметив, что он был тяжеловат, и открыла его. Проникая внутрь, мои пальцы соприкоснулись с чем-то прохладным и твердым, и когда я достала его, я увидела, что это был браслет, который мне подарили в день несчастного случая. Я смотрела на него в изумлении. Он казался еще прекраснее, чем когда я увидела его впервые. 

- Спасибо, Криттер, - выдохнула я. - Я думала, что он потерян навеки. Я забыла, что отдала его тебе. Он предназначался для Айс ... о, вот дерьмо! 

- В обмен на дерьмо? - спросила Криттер, смеясь. - На мой взгляд, не слишком равноценный обмен. Даже если это Айс. 

Я наградила ее взглядом, полным притворного гнева.

- Я хотела сказать, что он предназначался Айс в качестве подарка на Рождество. Но если я провалялась неделю, Рождество давным-давно прошло, ведь так? 

- Боюсь, что да, - ответила моя подруга, теряя веселость. - Рождество было в прошлую среду. 

- О, черт. 

Я почувствовала, как мои плечи опустились под грузом невеселых новостей. В моей семье каждое последующее Рождество было похоже на предыдущее, как две капли воды. Еще ребенком я поклялась себе, что когда вырасту, каждое Рождество я постараюсь сделать настолько волшебным и неординарным, насколько это возможно. И хотя я понимала, как глупо и бессмысленно обвинять себя в том, что я была не в состоянии праздновать это Рождество, мне тем не менее было грустно осознавать, что такой особенный для меня день прошел мимо меня.

Криттер положила руку мне на плечо:

- Не расстраивайся, Ангел. Так или иначе, никто из нас не был в настроении праздновать. И все мы осознаем, что героизм Айс во время несчастного случая и твой, в победе над смертью и возвращении к нам, превзошел любой заготовленный заранее и купленный в магазине подарок. - Наклонившись, она обняла меня. - Мы любим тебя, Ангел, и мы знаем, что ты любишь нас. В этом и состоит смысл Рождества? 

После затянувшейся паузы, я кивнула, признавая истинность ее слов. 

Слегка отклонившись, она улыбнулась:

- Ну, так все в порядке? Итак,... ты собираешься отдать ей браслет. 

- Думаю, да. Возможно, когда она вернется. 

- Что может произойти в любой момент. Я думаю, что этот клубок пыли, вдали, был создан их машиной. - Усмехнувшись и хлопнув меня по спине, она встала. - Оставляю вас, любовных пташек, наедине. Не делайте ничего такого, чего не стала бы делать я. 

- Как только ты скажешь мне, что бы это могло быть, - ответила я, широко улыбаясь, - я со всей уверенностью обещаю этого не делать. 

Криттер подмигнула мне напоследок, и я вновь осталась в одиночестве. Вернув браслет обратно в тряпичную сумку, я положила его чуть в стороне от себя и вытянула ноги, наслаждаясь напряжением в мышцах бедер и икр, и теплом солнца на моей коже. 

Она двигалась бесшумно. Как всегда. Но я почувствовала тот миг, когда она оказалась рядом. Назовите это третьим глазом, или каким-нибудь шестым чувством. Назовите это безумием, кармой, гормонами, если хотите. Я не трачу времени, пытаясь подобрать определение этому чувству, просто называю его любовью. 

Хоть мои глаза были закрыты из-за яркого солнца, я с легкостью продолжала следить за ее движениями, мой разум рисовал приятный образ высокого тела, которое опустилось на землю рядом со мной с неописуемым плавным изяществом. Я представила себе ее глаза, затуманенные беспокойством, маленькую морщинку между ее бровями и напряженную линию ее рта, которая выдавала все то же беспокойство. 

Открывая глаза, чтобы воочию увидеть нарисованную мною картину, я не смогла сдержать улыбки, думая о том, насколько хорошо я ее знаю. 

- Привет. 

- И тебе привет, - ответила она, глаза выдавали ее волнение. - Ты хорошо себя чувствуешь? 

Наклонившись к ней, я похитила поцелуй с самых нежных губ в мире, и, садясь на место с самодовольной улыбкой, ответила: - Просто идеально, спасибо. 

Ее глаза посветлели, и улыбка приподняла уголок ее рта. - Приятно слышать. 

- Мне тоже. - Я слегка подвинулась, и села лицом к ней. - Итак, Кавалло все еще ведет себя хорошо? 

- Похоже на то. Я хочу закончить с этим побыстрее. Ему везет слишком много и слишком часто. Самое время ответить за свои поступки. - Акулоподобная улыбка промелькнула на ее лице, прежде чем исчезнуть в очередной раз в ту тьму, которая ее приютила. 

Кивая, я подняла сверток и, повертев его в руках, сказала:

- Мне жаль, что я пропустила Рождество. 

- Ты не пропустила его. Ты просто его не помнишь. 

Я слегка подтолкнула ее.

- Это одно и то же, острячка. 

- Нет, не для меня. 

Мои глаза округлились, когда я сообразила, что она имела в виду:

- О... Я... 

Палец Айс накрыл мои губы:

- Не надо. Не извиняйся. Никто ни в чем себя не обвиняет, забыла? 

И хотя мне неприятно было слышать из ее уст свои собственные слова, я не могла не признать, что она была права. Если я запретила ей чувствовать себя виноватой, я не могла позволить это себе. Честно, значит честно. Даже если мне это не нравится. 

- Ладно, я не сожалею, что я не помню Рождества. Но я сожалею, что я была не в состоянии подарить тебе это. - Я протянула ей сверток. - Я получила его в день несчастного случая. Криттер хранила его для меня. Это тебе. 

Она взяла сумку и развязала завязки. Затем она достала браслет, солнце заиграло на сверкающем серебре. Я видела, что эмоции переполняют ее. 

- Он прекрасен, - прошептала она, проводя по вязи гравюры кончиком указательного пальца. 

- Браслет сделан индейским ювелиром. Он сказал, что ему было видение, и он знал, что должен отдать браслет мне. Не знаю, насколько я ему поверила, но знаю, что браслет предназначен для тебя. Я знаю, что ты не любишь украшения и тебе не обязательно носить его, если не хочешь, но... 

Мое бормотанье было остановлено самым чудесным способом, губами моей любимой, которые накрыли мои губы нежным страстным поцелуем благодарности. После того как она отстранилась, я смотрела сквозь слезы на глазах, как она надела браслет на кисть. От контраста серебра и бронзовой кожи захватывало дыхание. 

- Спасибо, - сказала она просто, и ее тон дал мне понять, насколько для неё это важно. Неожиданно смущенная силой ее эмоций, я почувствовала, что краснею, и слегка улыбнулась. 

- Не за что. 

- У меня тоже есть подарок, - сказала она наконец, запуская руку в сумку, которую носила на поясе. - Я сделала его достаточно давно, но не было подходящего повода его подарить. Я придумала его, после того как была ранена в последний раз. 

Она достала нечто, завернутое во фланель, и вручила мне, немного смущаясь, как всегда, когда она дарила мне подарки. Особенно, сделанные ею самой. Именно это делало их лучшими из всех подарков, которые я получала.

Я развернула обертку и застыла. Слезы заблестели в моих глазах в тот самый момент, когда я увидела подарок, который она сделала для меня с безупречным мастерством. 

Это была деревянная статуэтка, чуть меньше чем моя ладонь, но тяжелая, и вырезанная с исключительным вниманием к мельчайшим деталям. 

Статуэтка представляла собой нас двоих, вместе. 

Я была фигурой позади, стоящей на коленях, крылья ангела обволакивали Айс всеобъемлющим объятием. Она полулежала на моих коленях; ее голова на моей груди, с закрытыми глазами, а на лице самое прекрасное выражение умиротворения, которое я когда-либо видела. 

- Ты мой Ангел, - прошептала она, поднимая руку и нежно смахивая слезинки с моих щек. - Ты всегда говоришь, что я сильная половинка нас двоих, но это то, что я вижу, когда закрываю глаза ночью. Я люблю тебя, мой Ангел. Я всегда буду любить тебя. Счастливого Рождества. 

Держа драгоценную фигурку у сердца, я вновь приблизилась к Айс и поцеловала ее со всей любовью в моей душе. 

Даже если я проживу миллион лет, я никогда не постигну магию, с помощью которой она совершает невозможное, заставляя меня любить ее еще сильнее, чем секунду назад. 

И я надеюсь, что никогда не утрачу этой магии. 

*****

Ночи в пустыне могут быть темнее, чем любые другие ночи. Даже несмотря на миллиарды звезд, сверкающие холодным светом над головами и огромный полумесяц, зависший низко над землей.

Они могут быть и самыми тихими на свете. Таким тихими, что единственный звук, который ты слышишь, это шум крови, пульсирующий в ушах с каждым ударом сердца. За исключением, пожалуй, дыхания, настолько неровного и прерывистого, что воздух, циркулирующий через рот и нос, кажется почти наэлектризованным. 

А если вы напуганы, напуганы так, что каждую секунду вас одолевает то тошнота, то обморок, тогда ночи кажутся вам гораздо более темными и тихими, чем когда-либо. 

А я была напугана. 

Настолько, что ощущала странное чувство отстраненности от происходящего. Подобное тому, которое ощущается, когда жар лихорадки обжигает и отупляет мозг. 

В то же самое время, я чувствовала себя абсолютно спокойной. Мой взгляд блуждал по всем предметам, охватывая общую картину так внимательно, как будто ему не представится другого шанса показать все, на что он способен. Тело, напряглось как струна, мышцы подрагивали в бессознательной попытке сохранять спокойствие и неподвижность. Сердце отдавалось в ушах болезненным грохотом, и запах моей паники окутывал меня подобного трехдневному поту в летнюю жару. 

Когда чья-то рука скользнула вдоль моей спины, я едва не выпрыгнула из собственной кожи. Благодаря той же руке крепко ухватившей моё предплечье, я не понеслась с диким криком к стоящей в безопасном месте машине. 

- Это всего лишь я, - прошептал голос Криттер в дюйме от моего уха. - Как ты? 

Моя челюсть застыла намертво, отказываясь вопреки моему желанию двигаться. Я даже не могла повернуть голову, чтоб посмотреть на нее. Все что мне удалось - это продолжать всматриваться в темноту. Давление ее руки сменилось с жесткого захвата на теплое прикосновение:

- Все нормально. Мне тоже страшно. 

Каким-то непостижимым образом, интонация ее голоса позволила моему телу стряхнуть - хотя бы временно - ступор, которым парализовал его страх. Я была в состоянии повернуть голову, и одного взгляда на нее мне хватило, чтобы понять, что она говорит правду. Ее глаза были такими же огромными, как и мои, и участок кожи над верхней губой блестел от пота, хотя ночь была отнюдь не теплой. Она слегка улыбнулась мне. Такую болезненную улыбку можно увидеть на лице пассажира океанского круиза, прямо перед тем, как он устремляется к поручням, чтобы опрокинуть свой обед в океан. 

- Приятно знать, что я не единственная, - наконец прошептала я. 

- Далеко нет. И я в отличие от тебя уже бывала в подобных ситуациях. 

Я посмотрела на нее. 

Она покраснела:

- Ну, не то чтобы в точно таких же, но мне приходилось пробираться туда, где меня не очень-то ждали, когда я была помладше. 

- О. Да. - Быть может, это покажется странным, но я временами умудрялась забыть, что у большинства моих друзей было криминальное прошлое. - Как ты справлялась со страхом? 

- Алкоголь, - ответила она с обезоруживающей честностью. - Я напивалась до потери сознания. Это был единственный способ выполнить половину из заказов, которые я получала. Не зря это называется алкогольной храбростью. 

- Хотела бы я чуток этой храбрости. Прямо сейчас. 

- Нет, тебе это ни к чему, - ответила она, сжимая мою руку. - В твоем мизинце больше храбрости, чем можно извлечь из пяти порций виски, Ангел. Несмотря на то, что тебе страшно, ты здесь. А это требует немало храбрости. 

- Ты тоже здесь, Криттер. 

Это сбило ее с толку на секунду, она моргнула в недоумении. Затем на ее лице медленно расплылась улыбка.

- Да, и правда. - Затем она выпрямилась и отпустила мою руку, коснувшись плеча. - Я на секундочку. 

Затем она медленно растворилась в темноте, а я продолжала, недоумевая, смотреть ей в след.

До тех пор, пока я не почувствовала рядом присутствие другого человека.

На этот раз я не вздрогнула.

Айс подползла ко мне, одетая во все черное, от кончиков ботинок на мягкой подошве, до макушки лыжной маски, скрывающей ее лицо. И только глаза, сверкающие серебром, составляли контраст черноте. Но даже в них проскальзывала тьма, которую я чувствовала также ясно, как и видела. 

- У тебя все хорошо? - спросила она, ее голос был низкий и слегка приглушенный маской.

Рука в перчатке погладила мою щеку, и ее глаза потеплели, наполняясь заботой обо мне. Вместо того, чтобы ответить на вопрос, я прижалась к ее ладони щекой, и вдохнула возбуждающе опасный, темный запах кожи. Парадоксально, но это, обладало успокаивающим эффектом. Я смотрела на нее оценивающе, безмолвно требуя ответа на тот же вопрос, который она задала мне. 

Все ли у нее в порядке? 

Ответ был очевиден. 

Она чувствовала себя не просто хорошо. Как фаворит перед скачками, нетерпеливо ждущий начала заезда, она была готова. 

Прошла неделя с тех пор, как я окончательно оправилась после пневмонии, мы продолжали раз за разом повторять все, что нам предстояло сделать сегодня. Репетировать до тех пор, пока я не была в состоянии даже во сне сделать каждый шаг, который предстоял любому из нас.

Что я и делала. Часто.  

И вот наступил он, фигурально выражаясь, судный день. И если мне больше всего хотелось сбежать, ей хотелось идти вперед.

Я с легкостью читала это в темных искрах ее глаз, в расслабленных плечах, и подвижной ауре, насыщенной опасностью, которая извивалась вокруг нее, как живое существо. Она не просто была готова. Она была способна на это. И хотела этого. Она была рождена для этого, - подумала я, пугая саму себя этим озарением. Возможно, не конкретно для этого, нет. Но чего-то столь близкого к этому, что отличие казалось почти незаметным. "Это не джаз, но весьма похоже", - как сказал бы мой отец. 

Айс была охотницей. Вот так, просто и ясно. 

И на этот раз Кавалло был ее добычей.

К моему великому удивлению, я испытала мимолетный укол жалости по отношению к человеку, который и не подозревал о том, что его ожидает.

Эта искорка сожаления быстро угасла, сгинула под грузом воспоминаний о том, что этот человек сделал с Айс, со мной, с нами.

Часть меня сожалела о том, что она идет туда для того, чтобы взять его живым.

Часть меня с ликованием наблюдала бы за тем, как Айс схватила бы его, а я нажала на спусковой крючок.

Очень незначительная часть меня, возможно, но я не стану отрицать, что ее не было. Если и был негодяй, который заслуживал подробной участи, то это Кавалло. 

- У меня все нормально, - ответила я наконец, когда беспокойство в ее глазах усилилось. - Немножко нервничаю, но в целом нормально. 

По тому, как изменилось выражение ее глаз, я поняла, что она улыбается.

- Ты справишься. 

- Хотела бы я обладать твоей уверенностью. 

Она слегка придвинулась ко мне, выражение ее лица ужесточилось:

- Радуйся, что у тебя ее нет. Обладать уверенностью в такого рода делах - никчемный талант. Ты не убийца, Ангел. Никогда не желай себе этого. 

Зная, что я целиком и полностью испортила момент, я поймала ее руку до того, как она отстранилась от меня:

- Айс, даже если бы ты за всю свою жизнь и мухи не обидела, ты все равно обладала бы уверенностью в своих способностях. Это такая же неотделимая часть тебя, как цвет глаз или тембр голоса. Это то, с чем ты родилась, а не то, чем ты стала. 

- Ты думаешь? 

Я улыбнулась, чувствуя, как ее тело становится менее напряженным. 

- Я знаю. 

Легкий шорох, и на корточках к нам подползла Пони, с извиняющимся выражением лица. 

- Я думаю, вам это будет интересно. Они только что сменили стражу. 

Айс кивнула:

- Хорошо. Собери остальных. Пора начинать. 

С этой фразой моя нервозность вернулась так, как будто никуда и не уходила:

- Айс... 

Вставая на ноги, она легко подняла и меня, потом помогла мне не потерять равновесие, когда мои вдруг подгибающиеся ноги, попытались взбунтоваться. Секунду спустя, Пони, Криттер и Рио окружили нас, ожидая последних инструкций. Единственной, кто отсутствовал, была Ниа. Она ждала внизу, в машине.

На секунду, я испытала вспышку ослепительной ненависти к ней, спокойно сидящей в ожидании, когда все остальные стремились вперед навстречу опасности. Я подавила эту разрушительную эмоцию с жестокостью, которая удивила бы Айс, узнай она о ее существовании. 

- Все помнят, что они должны делать? 

Хмурые и бледные, все кивнули. Страх был везде. Но в пространстве между нами витало и чувство предвкушения, которое притупляло страх ровно настолько, чтобы предотвратить панику.

Айс осматривала нас поочередно, долгим, оценивающим взглядом, и все вокруг меня выпрямили спины, расправили плечи и придали лицам уверенное выражение. 

Айс кивнула:

- Начнем. 

Затем она исчезла за склоном горы, а мы ждали. 

Как только Айс растворилась в темноте, Криттер подняла рукав длинного черного пальто, и её осветил циферблат часов. Мягкий свет придал ее лицу странноватый зеленый оттенок, в то время как она наблюдала за стремительным бегом секунд. 

- Она за стеной, - прошептала Пони из укрытия. Она смотрела в прибор ночного видения, укрепленный на винтовке, следя за каждым движением моей любимой, и за движениями охранников, патрулирующих территорию. 

Мы планировали оставить их живыми, если, конечно, все пойдет по плану. Один лишь признак того, что что-то пошло не так, и винтовка на плече Пони нанесет гораздо больше ущерба чем сейчас, когда она была просто шпионским снаряжением. 

- Она за домом. 

Мой выдох облегчения был громким. Сейчас она была за пределами видимости всех охранников, по крайней мере, временно, и только сигнализация и закрытая дверь отделяли Айс от проникновения в дом. 

- Пятьдесят секунд, - объявила Криттер, проверяя хронометр. Айс потребовала минуту, прежде чем воплотить вторую часть плана в действие. 

Пока Криттер следила за сменой цифр на циферблате, я смотрела в темноту. Мое сердце билось в три раза быстрее, чем обычно, так громко, будто я внезапно телепортировалась в центр соревнований по игре на стальных ямайских барабанах. Мои голова и живот плыли в тошнотворной синхронности, а слюна во рту была горячей и отвратительной на вкус. 

- Двадцать секунд. 

- Десять. 

- Сейчас. 

Пони ослабила захват руки на винтовке, затем закинула ее за плечо и повернулась к Криттер и мне. 

- Ну, ребята, готовы? 

- Насколько это возможно, - ответила Криттер за нас двоих. 

- Чудесно. Приступим. 

Глубоко вздохнув, я заставила себя двинуться с места, моля бога о том, чтоб не свернуть шею, пытаясь спуститься вниз с горы в навязанной мне дурацкой обуви. Пони возненавидела мои туфли, после того как я чуть не продырявила ей ногу своим каблуком.

Как будто прочитав мои мысли, Рио подошла ко мне и безмолвно предложила опереться на ее руку. Улыбнувшись, я с благодарностью приняла ее помощь, и чуть не рассмеялась, когда она застенчиво отвела взгляд.

За считанные секунды мы были внизу, Криттер и я остались на месте, в то время как Рио и Пони подобрались к каменным стенам, и вжимаясь в них стали пробираться к воротам. 

Когда Пони показала нам большой палец, подтверждая, что они заняли свои места, я взглянула на Криттер, которая кивнула мне в знак готовности. Вместе мы сняли наши длинные пальто и скинули их на землю. 

- Боже, я чувствую себя как двухдолларовая шлюха в этом прикиде, - проворчала Криттер, с недовольством поправляя едва заметный топ, который обхватывал ее грудь так плотно, что при желании она могла бы воспользоваться ею как подставкой для подбородка. - Можно ли выглядеть ещё хуже? 

- Да, если выглядеть так, как я. - Мое лицо покрывалось потом под слоем косметики. Моя одежда, если это конечно можно назвать одеждой, все что на мне было из одежды, было на три размера меньше чем нужно, а если бы мою грудь можно было поднять еще чуточку выше, то она легко заменила бы мне парочку наушников. 

- Да уж, если бы здесь были режиссеры порнофильмов, мы получили бы грандиозный шанс, которого другие  ждут всю жизнь, - пошутила Криттер, заканчивая поправлять шов на колготках. - Ну и последний штрих. - Из сумки, стоящей у ее ног, она извлекла высокую бутылку с алкоголем и открыла крышку. - То, что доктор прописал. 

- Но я думала... 

- О, это не для храбрости, а для достоверности. Просто выглядеть пьяными недостаточно. Нужно еще издавать соответствующий запах. 

- Чего? 

- Смотри и учись. 

Запрокинув голову, она сделала большой глоток, затем изобразила дрожь всем телом, глотая его.

- О, то что нужно. Давай, сделай глоток. 

- Нет уж, спасибо - ответила я, отодвигая бутылку, и видя, как Пони дает нам сигнал поторопиться. - Идем, нам уже пора. 

- Хорошо. Позволь мне только... вот. Это аромат года, его источают все уважающие себя шлюхи из нищих кварталов. 

- Эй! Щиплется! - Несколько капель алкоголя попали мне в глаза, и они начали слезиться. 

- Ну не будь ребенком, пора двигать. Время идет. 

- Роскошно, - пробормотала я, когда она взяла меня под руку, и я едва не вылетела из моих дешевых туфель. - Ты напилась по-настоящему. 

- Нет, просто притворяюсь. Пошли. 

Выдающаяся актерская работа, Криттер, - подумала я, когда она выдернула руку из-под моего локтя и закинула ее мне на плечо, заставляя тащить на себе большую часть ее веса, в то время как она шла рядом со мной, плавно покачиваясь. Вместе, мы поплелись по не слишком прямой траектории по направлению к воротам, стараясь производить как можно больше шума, чтоб возвестить о своем появлении любому, кто мог услышать. 

- Кэнди, глянь! Там свет. Вот он, ответ на наши молитвы! 

- Молитвы? Какие еще молитвы? - фыркнула Криттер. - Единственное о чем я могу молиться, так это... ик... еще об одной бутылке. Наша практически пуста. Эээй! Есть кто живой? - Подойдя к воротам, она схватилась одной рукой за прутья ограды и начала трясти, безумно хихикая. - Ну же, открывайте! Здесь холодно. 

- Шшш, - зашипела я преувеличенно громко. - Ты перебудишь всех соседей. 

- Я и хочу их разбудить! Хочу еще бухла! Ну же, открывайте! 

И хотя создаваемый нами шум должен был бы поднять на ноги целую армию, темнота за воротами оставалась абсолютно тихой и спокойной. 

- Ну, может, они не говорят по-английски - сказала я, хихикая. 

- Да конечно говорят. Все говорят по-английски. Отквы... кры... а, все равно. Откройте, черт вас возьми! 

- Ну же, Кэнди, - сказала я, дергая Криттер за руку и начиная нервничать. - Никого нет дома. 

- Фигня, - ответила Криттер, стряхивая мою руку. - Конечно есть. Я вижу, что за воротами люди. Эй! Мальчики! Откройте, и я покажу вам, что меня недаром зовут Кэнди (candy - в переводе с английского, "конфетка"). 

Яркий фонарный луч внезапно прорезал темноту, ослепив меня на секунду.

- Прекратите, - раздался из-за ворот угрожающий голос с сильным акцентом. 

- Пожалуйста, сэр, - сказала я, часто моргая и пытаясь смотреть сквозь темные пятна, запечатленные на сетчатке моих глаз. - На улице очень холодно, а наша машина сломалась примерно в миле отсюда. Можно нам воспользоваться вашим телефоном? 

- Я сказал, прекратите ломиться. И у нас тут нет никаких телефонов. 

- Вранье, - сказала Криттер прижимаясь лицом к оградным прутьям. - В таких домах телефон есть даже в туалете. Просто позвольте нам войти, ладно? Один маленький быстрый звонок и нас как не бывало. Ну, если только вы не хотите, чтоб мы задержались ненадолго, чтоб выразить свою благодарность. - Она говорила, растягивая слова, соблазнительным голосом. - Большие крепкие парни... вам должно быть становится страшно одиноко среди ночи, а? 

- Ха-ха... не слушайте мою подругу, она немного навеселе. 

- Я не навеселе. Я пьяна в стельку. И я хочу трахаться. Ну же, мистер, помогите девушке? Я в долгу не останусь. - С этими словами она взяла бутылку и сделала с ней... как бы это... в общем, один фильм назвали как раз в честь того действа, которое она совершила с бутылкой. 

Если бы мы в данный момент были где-то в другом месте, я, наверное, почувствовала бы искушение спросить, как же она обрела подобный талант. Особенно, если учесть, что ей удалось сдержать рвотный рефлекс.

Возможно, это и к лучшему, что я не знаю ответа. 

Я услышала какой-то шорох в темноте за воротами, затем бормотание, по крайней мере, двоих мужчин, быстро говорящих по-испански. Секунду спустя, ключи зазвенели в замке, и ворота медленно распахнулись. Фонарь выключили, и из мрака материализовалось лицо одного из мужчин. 

- Прошу вас, дамы. Думаю, мы сможем помочь вам обеим. 

Прежде чем мы смогли сделать шаг вперед, Рио проскочила между нами. Несколько глухих ударов спустя, два охранника были вытащены за ворота в бессознательном состоянии.

Пони быстренько засунула им кляпы и связала их, затем взяла меня под руку, в то время как Рио взяла под руку Криттер. В темноте они легко могли сойти за мужчин, которых только что обезвредили, поскольку были одинаково с ними роста и телосложения. Со стороны все выглядело заурядно: два одиноких охранника сопровождают двух женщин, чтоб провести часок-другой, предаваясь веселью и разврату. 

- Гараж находится левее, - прошептала Рио. - Вы, ребята, идите туда, а я пока позабочусь об этих двоих. Вернусь, как только закончу. 

Пони схватила мою руку, в то время как Рио растворилась в темноте, и мы трое отправились в указанном направлении, продолжая двигаться прогулочным шагом, несмотря на охватившее нас напряжение.

По переданным нам планам, я знала, что гараж был настолько большим, что мог запросто вместить все пять машин Кавалло, и после этого в нем осталось бы свободное место. Гараж был закрыт, но по приглушенному лязганью переданных Криттер отмычек, можно было предположить, что данная ситуация измениться очень скоро, без особых усилий.

Как и следовало ожидать, прошло очень мало времени, прежде чем тишину ночи нарушил щелчок открываемого замка. Дверь открылась бесшумно, обдав нас запахом моторного масла и покрышек. К этим запахам я привыкла, и они придали мне странное чувство спокойствия в этой в остальном пугающей ситуации.

Как только мы оказались внутри, Пони закрыла дверь и сняла фонарик с ремня на бедре. Вскоре гараж осветился неровным белым светом. 

Я посмотрела на тени в дальнем конце гаража, затем остановилась, чувствуя, как сердце уходит в пятки. 

- Пони, не могла бы ты посветить вон туда? 

- Зачем? 

- Просто сделай, как я прошу, пожалуйста. 

Луч света, распоровший темноту, подтвердил мои подозрения. Темное нефтяное пятно портило девственно белый пол гаража, подобно пятну кариеса на здоровом зубе.

- Одной машины не хватает. 

- Дерьмово. 

- Ну и что мы будем делать теперь? - спросила стоящая справа от меня Криттер. 

- Мы мало, что можем сделать, - ответила Пони, пробежав фонарным лучом по оставшимся четырем машинам. - Кроме как придерживаться плана. 

- Что если они вернутся? 

- Мы подумаем об этом, когда это случится. Давайте сделаем то, зачем пришли. Криттер, начинай с этой машины. Взломай замок и открой капот. Ангел и я сделаем все остальное. 

Как только Криттер начала возиться с первым замком, дверь гаража открылась. Единственное, что удержало меня от испуганного вопля, это рука Пони, закрывшая мой рот. 

- Все чисто. - Раздался из темноты голос Рио. 

- Спасибо, - ответила Пони. 

- А как у вас? 

- Одной машины не хватает. 

- Мы планируем что-либо предпринять по этому поводу? 

- Просто будем придерживаться плана. Сматывайся отсюда. Встретимся в оговоренном месте. 

- Уверена? 

- Да, уверена. Иди. 

- Хорошо. Удачи. 

- Тебе тоже. 

Когда дверь закрылась, Пони отпустила меня, а Криттер забралась в первую машину и открыла капот изнутри. Отвернувшись, я подошла к открытому двигателю и принялась исполнять мою часть плана на данной стадии. 

Выводить машины из строя - это занятие быстрое, легкое и в основном, не требующее умственных усилий. Настолько легкое, что я убила две машины, сделав их абсолютно немобильными, пока Пони все еще возилась с первой. Подойдя поближе, я отодвинула ее, и быстро покончила с третьей, пока она наблюдала за мной. 

- Ты неплохо разбираешься в моторах, - вымолвила она, наконец. 

- Не удивительно. Я достаточно часто помогала Айс. 

Извлекая последнюю деталь, я вручила ее Пони, которая положила ее в мешок вместе с остальными.

- Что теперь? 

Четвертую машину мы оставили на ходу для побега, поскольку Рио уехала на нашей. 

- Подождем. 

- Время? - спросила Криттер, облокотившись на единственно исправный автомобиль. 

- Пять минут. 

- Ладно. Я посторожу. Вы будьте наготове. 

Не дожидаясь ответа, я подошла к двери и слегка ее приоткрыла. 

Из дома и прилегающей территории не доносилось не звука. Незнание происходящего в доме меня буквально убивало, и я дала выход эмоциям, колотя сжатым кулаком по бедру, не обращая внимания на боль.  

В соответствии с пресловутым вышеупомянутым планом, который отпечатался в нашем сознании так, будто его поведал нам ангел, явившейся в виде горящего куста, мы должны были дать Айс десять минут, на реализацию ее части плана, а затем, цитируя ее собственные слова, "убираться на хрен из Мексики, с ней или без нее". 

Думаю, я удивила ее, когда не начала сразу же протестовать.  

Интересно, догадалась ли она о том, что я не только не протестовала, но и не согласилась.

Зная Айс, можно предположить, что, вероятно, догадалась. 

- Черт тебя возьми, Айс, - прошептала я, по мере того, как каждая секунда длилась дольше часа, а минута тянулась столетие. 

В моем гипервнимательном состоянии, я легко отслеживала движения Пони, ориентируясь только по слуху, когда она покинула Криттер и медленно подошла ко мне. Я повернулась к ней в тот момент, когда она почти что положила руку мне на плечо.

- Нет, - прошептала я ожесточенно, - ни за что. Ты и Криттер можете уходить, если хотите. Забирайте машину. Я верну в рабочее состояние одну из оставшихся. Но я не уйду без Айс, так что даже не трать времени и не открывай рта. 

Подняв руки в знак смирения, моя подруга сделала шаг вперед:

- Я не собиралась просить тебя уйти, Ангел, - уверила она меня спокойным голосом. - Я просто хотела посоветоваться, что нам делать дальше. 

Хоть мне и следовало бы извиниться, боюсь, что в тот момент я была на это не способна. С каждой проходящей секундой, я все больше и больше уверялась в ужасающей мысли, что что-то пошло наперекосяк:

- Не знаю как вы, а я точно знаю, что собираюсь сделать. 

Вымолвив эти слова, я шагнула вперед и схватила винтовку Пони, которая была прислонена к двери:

- Я собираюсь найти Айс, и помоги мне бог, если кто-нибудь встанет на моем пути. 

Подобно какой-то пародии на американского солдата, штурмующего французское побережье с опозданием на полвека, я передернула затвор винтовки и отправилась в ночь, глядя прямо перед собой, то есть на дверь дома. Я слышала эпитет, который Пони прошептала в мой адрес и ее шаги, пытающиеся сравняться с моей уверенной поступью. 

- Не пытайся меня остановить, Пони. Предупреждаю. 

- И в мыслях не было, Ангел, - прорычала она. - Просто решила тебе помочь. 

Когда мы были на полпути между домом и гаражом, дверь широко распахнулась. Свет изнутри очертил силуэт высокой фигуры с чем-то похожим на большой мешок, перекинутым через плечо, как у Санта Клауса из фильма ужасов. 

Я вросла в землю, и Пони врезалась в меня сзади, вынудив сделать еще несколько шагов вперед, пока я не уперлась каблуками в землю и не остановила нас обоих. Если бы сердца могли подпрыгивать от радости, то мое бы так и сделало. 

- Это Айс! 

- Откуда ты знаешь? - спросила она, выглядывая из-за моего плеча. 

Я потратила ровно секунду на то, чтоб повернуть голову и смерить ее взглядом. Ее лицо приняло смущенное выражение. 

- Забудь, что я спросила.

- Иди и скажи Криттер, чтобы выводила машину. 

- Иду. 

Когда Пони ушла, я вновь направилась к дому, на этот раз бегом. 

- Айс! 

- Привет, Ангел, - ответила она, ее голос и манера поведения были обыденными, как будто мы встретились у входа в супермаркет. - Выношу мусор. Симпатичное у тебя ружье. 

Я покраснела. 

- Ну, ты должна была выйти три минуты назад. 

Она пожала свободным плечом. 

- Одному из малышей не понравилась моя сказка. Но сейчас он спит как младенец. 

Я округлила глаза и покачала головой. 

- Еще какие-нибудь сложности? 

- Проще простого. А у вас? 

- Ничего, если не считать что одной машины не хватает. 

- Я так и думала. В доме было на три охранника меньше, чем я ожидала. 

Дальнейший разговор был прерван появлением Криттер, Пони и нашего экипажа. 

- Открой багажник, - сказала Айс 

Подойдя к машине, я открыла багажник и отступила в сторону, когда Айс бросила Кавалло внутрь. Неяркий свет освещал его лицо, окровавленный нос и опухающая на глазах челюсть были немыми свидетелями его встречи с моей любимой. Он был без сознания, но продолжал ровно и глубоко дышать, руки связаны за спиной. Спустя секунду я подняла взор на Айс. 

- Не знала, что ты принесла наручники с собой. 

Айс усмехнулась. 

- Я и не приносила. 

- Вот извращенец! 

Айс захлопнула багажник, двор внезапно осветился двумя лучами приближающихся фар. 

Ухватив меня под локоть, Айс открыла заднюю дверь и втолкнула меня в машину, затем быстро последовала за мной. 

- Поехали! - приказала она Пони, севшей за руль вместо Криттер, которая была слегка навеселе. 

- Уже. 

- Ты же не думаешь всерьез, что они вот так просто дадут нам проехать мимо них, - сказала я с изумлением в голосе. 

- Случаются вещи, куда более странные. Но в этом я сомневаюсь. 

Машина проехала сквозь ворота и из нее вышли трое мужчин. Три головы проводили нас взглядами, когда мы проезжали мимо. Я едва удержалась от того, чтоб помахать им рукой. Кричать: "Эй, сосунки, ваш босс лежит у нас в багажнике" - тоже не самая удачная идея, хотя вынуждена признать, искушение было велико. Когда голова идет кругом, я и не на такое способна, а то что, Айс была со мной, цела и невредима, вызвало сильнейший приступ головокружения. 

- Глазам не верю, - пробормотала Пони, когда мы проехали сквозь ворота на темную дорогу без малейших признаков погони. - Они вот так и простоят всю ночь, засунув головы в задницу? 

- Ты говоришь так, будто хочешь, чтоб они нас преследовали, - сказала я обвиняющим голосом. 

- Давайте поспорим, когда доберемся до дома, ладно? Нажми на газ, Пони. 

- Хорошо. 

Если и было что-то, в чем я не могла упрекнуть Кавалло, это его выбор машин. Ход был настолько плавным, что хотя и знала, что мы едем на приличной скорости, судя по пролетающему в окнах пейзажу, казалось, что машина, стоит на месте. Запах кожи окутал меня приятным облаком, и когда Айс взяла меня за руку, я улыбнулась, откинулась на мягкое, как подтаявшее масло сиденье и закрыла глаза.  

Короткая передышка закончилась, едва успев начаться. Я почувствовала, что Айс осторожно отпустила мою руку и повернулась, задев мое плечо.

- Что там такое? - спросила я, открывая глаза. 

- Компания, - ответила моя любимая, глядя в заднее стекло, глаза ее превратились в узкие щелочки. 

Я повернулась, как раз вовремя, чтобы увидеть два луча фар, появившихся на небольшом возвышении примерно в миле от нас. - Быть может, это просто путешественник. 

- Если это так, то он очень торопится, - сказала Криттер, глядя в зеркало заднего вида. - Он едет со скоростью, как минимум, сто десять миль в час. 

- Поворачивай вон там, Пони. Посмотрим, удастся ли нам оторваться в пустыне. 

Рыкнув утвердительно, Пони резко крутанула баранку и отправила машину по ухабистой дороге с минимумом эмоций, хотя думаю, что если Кавалло был в сознании, он вряд ли сильно наслаждался данным маневром. Не то чтобы я очень расстроилась по этому поводу, но это отвлекало меня от мыслей о том, что кучка безумцев преследует нас сквозь пустыню на скорости, которую людям развивать не положено.

Если подразумевать путешествие по земле, а не по воздуху. 

Повернувшись на сиденье, я пристегнула ремень безопасности, затем несколько раз проверила замок, чтоб убедиться в том, что он защелкнулся. Неразумно искушать судьбу в очередной раз, особенно если учесть, что в последнее время я и машины не слишком дружны.

Айс повернулась, что бы одарить меня усмешкой, уверенной, и радостной. 

- Ты этим наслаждаешься, не так ли? - проворчала я. 

Она пожала плечами, совсем не раскаиваясь:

- Это куда приятнее, чем, например, стирка.

Услышав это, я рассмеялась. Если есть что-то, что Айс не любит больше, чем стирку, то я просто не знаю, что бы это могло быть. Я же напротив, люблю стирать. Есть что-то неимоверно приятное в том, чтобы укладывать грязные и неприятно пахнущие вещи в стиральную машину, и извлекать их оттуда свежими и чистыми. 

- Все лучше и лучше, - сказала Пони, одним глазом глядя вперед, а другим в зеркало заднего вида. - Хотя если учесть всю пыль, поднятую машиной, трудно говорить наверняка. Я рада, что сейчас ночь. Если бы дело было днем, мы могли бы вдобавок оборудовать машину фейерверками, куда уж заметнее. 

- Просто продолжай вести машину, Пони - приказала Криттер, похлопав свою любовницу по мускулистому плечу. 

- Веду! Уже веду! 

- Первый поворот направо, потом второй налево. Справа будут горы. Может быть, там нам удастся избавиться от хвоста. 

Я посмотрела на мою возлюбленную широко открытыми глазами. 

- У тебя атлас в голове или что-то еще? 

- Что-то еще - ответила она, одарив меня лучшей из своих усмешек. 

- Похоже, мы оторвались от них, - сказала Пони спустя некоторое время, не обнаруживая никаких признаков преследования. 

- О нет, они неподалеку, - пробормотала Айс. - При первой возможности поверни направо, и вернись на шоссе. Потом езжай так быстро, как только сможешь. Нам нужно добраться до места встречи засветло. 

   - Хорошо. 

Выехав на шоссе, Пони надавила на газ, и мы устремились сквозь пустыню так быстро, как будто нас преследовал сам дьявол. 

- Они прямо за нами. 

- Черт возьми! - прокричала Пони. - Как им удалось нас найти? Мы сделали достаточно поворотов, чтобы запутать компас! 

- На этой машине установлен жучок, - ответила Айс. 

- Не может быть! Айс, я сама проверила машину! На ней ничего нет! 

- Расскажи это нашим друзьям. Дави на газ, Пони. Здесь некуда свернуть на 10 миль вперед. Мы должны двигаться быстрее, чем они. 

- Предлагаю остановиться и принять бой. 

- Мы не можем. Эта местность слишком открыта, слишком далека от цивилизации, если у нас возникнут какие-либо неприятности. Просто делай, как я говорю. Мы примем бой на месте встречи, если до этого дойдет. 

- Хозяин - барин, - пробормотала Пони, затем с силой надавила на акселератор. Машина отреагировала, добыв неизвестно откуда экстра-мощь, и мы полетели по дороге на небывалой скорости. 

Айс нежно разжала мою ладонь, которая вцепилась в короткую юбчонку так, что костяшки побелели, и ласково взяла ее в свою ладонь. 

- Мы выкарабкаемся, Ангел, - сказала она успокаивающим голосом. 

Судорожно вздохнув, я кивнула, желая больше всего на свете поверить ей. 

Время шло. С равной долей вероятности могло пройти и 10 минут и 10 часов. Говоря по правде, я была слишком напугана, чтоб заметить отличие. Тем не менее, я была в состоянии сообразить, когда мы достигли цели, особенно когда фары нашей машины осветили длинную череду деревьев, - свидетельство того, что неподалеку был источник воды. 

- На развилке повернуть налево, верно? - спросила Пони. 

- Да, затем вперед примерно метров двести. Там будет небольшая петля. Сделай круг и остановись. Рио должна ждать нас там. 

- Они все еще едут за нами? - спросила я, боясь оглянуться. Последнее, чего мне хотелось - это участвовать в перестрелке, хотя если бы до этого дошло, я была бы рядом с Айс, делая все что в моих силах, чтобы выжить. 

- Мы немного оторвались, - ответила Айс. - Все же, будьте готовы бежать в ту же секунду, как только машина остановится. 

- Тебе не придется просить дважды. 

Буквально следуя инструкциям Айс, Пони совершила резкий поворот, подобный завитку булавочной головки, и съехала на проселочную дорогу, окруженную со всех сторон высокими деревьями. Как только машина перестала двигаться, мы четверо открыли двери и выпрыгнули. Криттер и я бежали в указанном Айс направлении, к реке, в то время как Пони оставалась позади, помочь Айс с Кавалло и теми немногими пожитками, которые мы накопили, живя на южной стороне границы. Рио выскочила из-за высокого дерева на помощь Айс и Пони. 

Услышав шорох в кустах слева от меня, я повернулась и увидела бледную Ниа.

- Эй, - прошептала я. - Это всего лишь мы. 

- Спасибо, господи, - простонала она. Встав, она вышла из-за куста и обняла меня с отчаянием. - Не хотела бы я пройти через это еще раз. Я так боялась, когда ждала вас, думая, что пограничный патруль найдет нас в любую минуту. Рио мне ничуть не помогла. 

- Теперь все хорошо. Мы здесь, - ответила я, прижимая ее к себе. - И сейчас мы отправимся домой. 

- Боже, это как райская музыка для моих ушей. 

Улыбаясь, я ответила: - Да, и для моих тоже. 

Схватив меня за руку, она повела меня к реке:

- Идем. У нас есть лодка. Ну, не то чтобы очень хорошая, но пока на ней можно плыть, я капризничать не буду. 

Река была широкой, темной и тихой как могила. Также она издавала запах гнили, и я была рада, что мы будем переправляться в темноте, поскольку у меня не было никакого желания видеть, чем же именно была вызвана подобная вонь. 

- Та-да! - Пропела Ниа, взмахнув рукой подобно балаганному фокуснику. - Вот и она. 

Я посмотрела. Потом зажмурилась. Затем склонила голову. В общем, я полагаю, то, на что я смотрела, можно было назвать лодкой. Потому что я видела кровати, которые были больше размером, чем она. Но, так или иначе, Ниа была права. Если она сможет плыть... 

- Эээ... и все мы уместимся в ней? 

Таков был мой первый вопрос. 

- А кто будет грести? - это стало бы вторым, если бы у меня было время его задать. Однако времени не оказалось. Айс прошла к берегу и, жестом указав Ниа и Криттер сесть в носовой части лодки, бесцеремонно бросила бессознательное тело Кавалло в середину. Пони подошла ближе и швырнула на него сумку с нашими пожитками:

- И что теперь? 

Ответ Айс был прерван несколькими хлопками, раздавшимися позади нас. 

- Ангел, Пони, садитесь в лодку! Сейчас же! - Айс выхватила пистолет. - Я сказала, сейчас же! 

Пони ухватила меня за кисть и почти что швырнула в лодку, которая начала безумно раскачиваться и едва не зачерпнула воду. Затем она запрыгнула в лодку сама, прижимая меня к дну лодки и лишая тем самым возможности сбежать. 

- Убирайтесь отсюда! 

- Нет! - закричала я. - Только с тобой! 

- Вперед! 

Криттер схватила весла и начала грести в ту самую секунду, когда Айс оттолкнула лодку от берега. 

- Айс! 

Раздалось еще несколько громких хлопков, и Айс побежала по берегу туда, откуда раздавались звуки выстрелов 

- Черт тебя возьми, Криттер! Остановись! - Я схватила весла, в тот момент, когда Пони схватила меня, в результате лодка едва не перевернулась. Криттер вновь ухватила весла, и мы опять начали двигаться, а я продолжала пытаться вырваться из крепких объятий Пони. 

- Отпусти меня, черт возьми! 

- Перестань сопротивляться, Ангел! Я тебя оглушу на фиг, клянусь, я так и сделаю! 

- Только попробуй, стерва! Айс! 

Два небольших всплеска раздались слева от нас, совсем близко. Не нужно было быть гением, что бы сообразить, что их вызвали пули, направленные чтоб остановить наше отступление. 

- Криттер! Быстрее! Давай же! Греби! 

Рыча, Криттер налегла на весла и я почувствовала, что лодка набирает скорость, в то время как Пони легла на меня всем телом, что я боялась, как бы мои ребра не рассыпались в прах. 

- Сейчас же. Отпусти меня! - Я стиснула зубы так крепко, что была уверена, что они сломаются где-то по линии десен. 

- Больше я не буду предупреждать тебя, Ангел! - Дыхание Пони было жарким против моей щеки. - Если ты продолжишь сопротивление, лодка перевернется. Криттер не умеет плавать, Ниа тоже, так что, либо ты успокоишься, либо я тебя вырублю. Клянусь любым богом, какого ты назовешь. 

- Тогда просто вышвырни меня из лодки, потому что я... 

Остаток моей тирады был оборван тихим стоном Пони, и я почувствовала, как вес ее тела обрушился на меня. 

- Пони! - услышала я приглушенный вскрик Криттер, я пыталась выбраться из-под придавившего меня своим весом тела ее любовницы. 

- Продолжай грести! - голос Ниа срывался на визг от испуга. - О боже! Продолжай грести! 

- Пони! 

Я видела, что Пони жива, судя по тому, как ее грудь то опускалась, то поднималась и она тихо стонала от боли, но я не знала, как сообщить об этом Криттер из своего придавленного положения.

Затем я услышала всплески, и вдруг лодка вновь начала двигаться, в два раза быстрее, чем прежде. Мы с силой врезались в берег, и тело Пони еще сильнее придавило меня, в результате чего мое лицо проехалось по занозистому деревянному дну лодки, и слезы боли брызнули из глаз.

Затем, как благословение свыше, вес был снят с моей груди, бедер и головы, и когда я посмотрела вверх, я увидела обеспокоенные лица моих друзей. 

Подобно какой-то современной кавалерии, амазонки вновь пришли на помощь. 

Монтана и Девушка-ковбой быстро, но осторожно подхватили Пони, пока остальные выкинули Кавалло со дна лодки на сушу, не заботясь особенно о том, насколько мягко и удачно он приземлится. Мне удалось сесть как раз в тот момент, как Чито протянула руку, чтоб помочь мне встать:

- Давай, Ангел. 

- Не в этой жизни, - прорычала я, садясь на скамью и хватая весла. 

- Ангел! Не смей этого делать! 

- Уже делаю. 

Резкими, уверенными гребками, я отчалила от берега, намереваясь вернуться на противоположный берег так быстро, как только смогу. Некоторые амазонки попрыгали в реку, пытаясь остановить меня, но я постаралась свести к нулю результаты их усилий.

Ни бог, ни дьявол, никакая другая сила не смогли бы остановить меня от возвращения к Айс.

На полпути я врезалась... во что-то... достаточно большое, чтоб качнуть лодку. Когда это "что-то" ухватилось за борт лодки окровавленной рукой, я почти выпрыгнула из кожи, пытаясь отодвинуться как можно дальше. 

- Это я! - раздался хриплый шепот 

Я замерла на секунду, затем начала пятиться обратно. 

- Айс? Айс, это ты? 

- Да, я. 

- Спасибо тебе, господи! Подожди секунду. Я постараюсь втащить тебя в лодку. 

- Нет, не надо. Рио ранена. Просто греби обратно к берегу, так быстро, как только сможешь. 

- Где она? 

- Я ее держу. 

- Где остальные? 

- О них я позаботилась. Просто греби. 

- Хорошо. Я только пересяду. 

Поразительно, насколько легко и быстро, можно двигаться, если как следует этого захотеть. Я быстро пересела спиной к берегу, схватила весла и начала грести. Рука Айс исчезла на одну секунду, затем появилась вновь, ухватившись за корму. 

Я гребла изо всех сил, дополнительный вес, который я буксировала, нисколько меня не замедлял. 

И снова Амазонки встретили лодку на отмели и помогли втащить ее на сушу. Айс подняла Рио, отнесла ее на берег и осторожно положила ее на спину. Я выбралась из лодки и упала на колени рядом с ними. 

Все было плохо. 

Очень плохо. 

Лицо Рио, обычно очень смуглое, было белым, как только что выстиранная простыня, за исключением широких потоков крови, текущих изо рта и носа. 

- Айс? - прошептала я, вглядываясь в каменную маску, под которой она прятала свои эмоции.

Не обращая на меня внимания, она разорвала рубашку Рио, обнажая мускулистый торс, пронзенный тремя небольшими отверстиями, не больше чем американские десятицентовые монетки, если не меньше. Из двух, находящихся в районе живота, сочилась кровь, медленным, неостанавливающимся потоком. Над третьим отверстием, на груди справа, с каждым ее вздохом поднималась алая пена. 

Сдирая ее собственную рубашку, Айс быстро свернула ее и с усилием прижала над грудной раной. 

- Давай же, Рио, - пробормотала она, дотрагиваясь свободной рукой до шеи Рио и нащупывая пульс. - Давай. Борись. 

От прикосновения пальцев Айс, темные глаза Рио открылись. Глаза ее болезненно осознавали происходящее, и сердце сжалось у меня в груди. 

- Привет, - прошептала я, изо всех стараясь улыбнуться. 

- Аааа... Одна ее рука поднялась и замерла в воздухе, дрожа. - Аанн... 

Подхватывая руку, я подняла ее и приложила к моей щеке, слезы начали капать из глаз, и я не пыталась их сдерживать. 

- Я здесь, Рио. Я здесь. 

- Мне... - Она закашлялась и темный поток крови начал вытекать из уголка ее рта, но глаза продолжали смотреть на меня. - Так жаль. 

Я выдохнула, всхлипывая: 

- Не извиняйся, Рио. Ты спасла наши жизни. Просто старайся выжить, хорошо? 

- Извини меня, - повторила она, ее рука в моей сжалась в кулак. 

Судорожно вдыхая, я кивнула. 

- Я знаю, - прошептала я. - Я знаю, я прощаю тебя. 

Ее рука ослабла, едва заметная тень улыбки скользнула по ее окровавленным губам. 

- Спасибо. 

Затем она повернула голову, совсем чуть-чуть. Ее вторая рука поднялась, и Айс подхватила ее, сжимая крепко. 

- Ааам...? - Она закашлялась снова, и глаза ее закатились на миг, прежде чем вновь обратить их пристальный взгляд на мою возлюбленную. - Амазонка? 

Губы Айс сжались, я знала, что ей удается сдерживать слезы только усилием воли. И все же глаза ее были яркими и сверкающими. 

- Да, - ответила она, шепотом, хриплым от непролитых слез. - Ты амазонка. 

С этими словами, Рио расслабилась, как будто уйдя в себя. Ее грудь поднялась еще один раз, затем опустилась и осталась неподвижной. Глаза ее напоминали глаза куклы, которые смотрели невидящим взором на раскидистый балдахин деревьев над нами. 

- Рио! Рио, нет! Пожалуйста, нет! - Я повернулась к моей любимой как раз в тот момент, когда единственная слеза тихо скатилась по ее щеке: - Айс! Сделай что-нибудь! 

Поднимая руку с импровизированной давящей повязки, Айс осторожно закрыла глаза Рио. 

- Прощай, мой друг, - прошептала она. 

- Нет! Нет! Это еще не прощание! Черт возьми, Айс! Сделай что-нибудь! Спаси ее, как спасла меня! 

Нежные руки опустились на мои плечи. Я старалась стряхнуть их, но их объятие было железным. 

- Все кончено, Ангел, - прошептал голос Корины из окружавшей нас темноты. - Отпусти ее, позволь упокоиться с миром. 

- Нет! Я не могу! - Я порывисто подалась вперед, отпустив неподвижную руку Рио, собираясь начать что-то вроде искусственного дыхания. 

Но Айс оказалась быстрее, выставив предплечье и остановив меня. 

Я посмотрела на нее глазами, наполненными огнем, но ее взгляд пригвоздил меня к месту. Я упала на неподвижное тело Рио, рыдая на ее груди, пока Корина не подняла меня, крепко обняв.

Я рыдала как ребенок в материнских объятьях. Остальные амазонки стояли вокруг нас, воплощая собой немую картину горя и страдания. За моей спиной Айс подняла Рио на руки и молча пошла прочь.


ВОСЬМАЯ ЧАСТЬ | Возрождение | ДЕСЯТАЯ ЧАСТЬ