home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ДЕСЯТАЯ ЧАСТЬ

Сегодня мы сожгли тело Рио. На огромном костре. Как она и хотела. Ее душа отлетела вместе с дымом туда, где нет жизни и смерти, туда, где она, наконец-то, встретится с мудрейшими ее племени. 

Именно Айс зажгла ей погребальный огонь. Именно Айс пела - с факелом в руке. И, если честно, не приведи господь мне услышать еще раз такую панихиду... 

Айс не плакала. Думаю, она - единственная, кто - не плакал. 

Что касается меня, вам, наверное, интересно, что я чувствовала? Знаете, такое дурацкое ощущение, что меня спеленали - от макушки до пяток. Полное онемение, если вы понимаете... Когда не чувствуешь ни-че-го.

Абсолютно. 

Единственный, кто при этом не присутствовал - Пони. Одна из амазонок, чье прозвище - Доктор - вполне соответствовало умениям, вытащила пулю из ее плеча, и теперь она должна была еще какое-то время лежать. Может, это не очень правильно, - то, что ее не было на похоронах Рио, но, по крайней мере, она была жива.

И еще... Интересно, что я скажу ей, когда мы увидимся?

Что можно сказать тому, кто спас вашу жизнь, потеряв при этом всё? "Я сожалею"? Или просто "спасибо"? Этого будет достаточно? Не знаю... Хотя Корина так старалась убедить меня в этом. 

Меня очень беспокоит тот факт, что я оказалась готова подвергнуть опасности жизни своих друзей только ради того, чтобы встретиться с любимым человеком. Человеком, который, между прочим, по вполне понятным и объективным причинам не хотел меня видеть.

Я смотрю на женщину, которой стала, и понимаю, как изменилась. И, к сожалению, не все перемены во мне - к лучшему.

Я стала четче реагировать на опасность, я умею быстро давать отпор, быстро набрасываться на врага.

Но самое худшее в том, что я становлюсь тем, кем никогда не хотела бы стать, даже в мыслях.

Я становлюсь эгоистом.

Человеком, который свои потребности ставит выше всех других.

И винить в таких изменениях я могу только себя. 

Иногда я ловлю на себе взгляд Айс. Странный взгляд, словно она смотрит на незнакомого человека, пытаясь угадать, какой сюрприз он преподнесет. 

Смерть Рио сильно повлияла на мою любимую. Воздух вокруг нее постоянно словно напоен странной, тревожной энергией, той самой, которая всех заставляет держаться подальше. Подальше от Айс Легендарной, от Айс Темной. Именно эту Айс знает большинство амазонок. Они замирают от страха, когда она проходит мимо, и перешептываются, когда думают, что она не слышит.

Черт! И где их мозги? О чем бы они не шептались, это только усиливает ее гнев. 

А вчера мы любили друг друга. Странная, жесткая, почти животная любовь. Любовь, больше разделяющая, чем сближающая.

Айс была неутомима. Она хотела и брала меня снова и снова, а я просила еще и еще. Пока мы обе не провалились в сон, обняв друг друга.

На какое-то мгновенье боль отступила, но утром вернулась.

Так и должно быть, потому что эта боль свила гнездо у меня в душе. Если бы я могла плакать. Или кричать. Или разбить кулаки в кровь о стены! Но, кажется, все, что я могу сделать - сидеть здесь, наедине со своими  мыслями, и молиться, чтобы этот кошмар скорее закончился. 

Пожалуйста, Боже, если ты меня слышишь, прекрати это! 

*****

На следующее утро меня разбудили дикие вопли. 

Кричал мужчина. 

Отшвырнув одеяло, я, как была - полуголая и растрепанная, выскочила из комнаты, не обращая внимания на то, как выгляжу при этом. 

В холле было полно перешептывающихся женщин, и я рванула вперед, расталкивая всех, словно полузащитник, делающий решительный прорыв в дальнюю зону. Повернув налево, я пулей домчалась до кухни, перед которой столпилось еще больше народу.

Женщине, которой принадлежало это ранчо до Монтаны, видимо, очень хотелось выжить в любых условиях. На нее так подействовали проводившиеся в свое время испытания ядерного оружия, что она решила построить собственное бомбоубежище. Попасть в него можно было через кухню. 

Обычно оно использовалось как склад, где мы держали консервы и все, что нужно для того, чтобы прокормить, одеть и защитить нашу немаленькую компанию.

Но в настоящий момент в нем "хранилась" только одна "вещь".  

Кавалло. 

Его крик подстегнул меня, и я принялась буравить собой толпу с удвоенной энергией. Некоторых сдвинуть было нелегко, но, когда до них доходило, кто именно сегодня в роли хавбека, то они предпочитали уступить дорогу. 

Когда я, наконец, протиснулась вперед, то увидела Девушку-ковбоя и Чито, стоящих у открытой двери кухни. Их тела казались спаянным монолитом и служили той пробкой, которая не давала никому из любопытствующих попасть внутрь.

Кто-то осторожно взял меня за руку и потянул в сторону. Я увидела мрачное, напряженное лицо Монтаны и такое же - Корины.

- Что происходит? - спросила я, хотя, кажется, уже знала ответ.

В этот момент крики прекратились.

Совсем. Оставив после себя давящую, звенящую тишину. Тишину, разрушенную глухим двойным стуком.

Словно кто-то отшвырнул подальше ненужное уже тело, и оно, ударившись о стену, сползло на пол.

И - почти сразу - тяжелые шаги в нашу сторону.

Девушка-ковбой и Чито подались назад, и из кухни вышла Айс, вокруг которой словно клубились грозовые тучи. У многих, собравшихся здесь, просто перехватывало дыхание при одном взгляде на нее, и, бледнея, они отворачивались.

Моя возлюбленная напомнила мне зверя на охоте.

Она смотрела сквозь толпу, и в ее глазах не было ничего человеческого. Они обещали только страдание.  Все расступились, освободив ей дорогу.

Взгляд Айс на мгновение пересекся с моим, но тут же скользнул дальше.

Если в нем и была хоть какая-то искра узнавания, то слишком глубоко. А затем она ушла.  

Я попыталась пойти следом, но Монтана остановила меня:

- Ангел, дай ей немного успокоиться.

Успокоиться? Да она и так была спокойна. Я бы даже сказала - смертельно спокойна. Но я учла просьбу Монтаны. Чтобы помочь Айс, необходимо было понять, что произошло. А я пока еще не знала этого. Девушка-ковбой зашла внутрь, но, почти мгновенно, выскочила наружу. Выражение ее лица не предвещало ничего хорошего.

- Позови Доктора! - обратилась она к Чито, но та отвернулась.

Я сбросила руку Монтаны и подошла к амазонке:

- Айс..?

- Она выбила из него целую кучу дерьма, но, похоже, он жив.

Я снова повернулась к Монтане:

- Кто-нибудь мне скажет, что произошло?

Довольно долго та смотрела на меня так, словно собиралась послать к черту, а затем, вздохнув и пожав плечами, все же ответила:

- Вчера вечером он наконец очнулся. Утром я собралась его покормить, и Айс пошла со мной. - Поправив рукой волосы, она продолжила: - Этот идиот начал ругаться и требовать немедленно его освободить.

Монтана опять пожала плечами. Я покачала головой, ничего не понимая. Даже испытывая жесточайшую боль и тоску, Айс не стала бы набрасываться на оскорбившего ее придурка. 

Доктор с аптечкой в руке прошла в убежище в сопровождении Чито. Я снова взглянула на Монтану:

- И?...

- Начал он с Рио, - тихо сказала Корина. - Видимо, слышал кое-что, когда на кухне разговаривали...

Я кивнула, начиная соображать, отчего так взбесилась Айс.

- А затем, - продолжила женщина, - он заговорил о тебе. Хотя, "заговорил" - не самое лучшее определение, которое можно использовать в этой ситуации.

- Вот тут-то Айс и не выдержала, - добавила стоящая рядом Монтана.

Выслушав всё это, я поблагодарила обеих и ушла. Туда, где - я знала точно - найду мою возлюбленную.

***** 

В прохладной, полутемной конюшне пахло сеном и лошадьми. Так как день был пасмурный, мои глаза легко привыкли к слабому освещению.

Она сидела на куче сена у дальней стены, раскинув ноги. Загорелые, окровавленные руки перебирали соломинки, длинные волосы скрывали лицо.

Я не беспокоилась о том, чтобы  идти бесшумно. Она знала, что я здесь. И, если бы захотела остановить меня, то сделала бы это. Но я не думаю... 

Нагнувшись, я увидела ковшик с водой и кучку чистых тряпок. Встав так, чтобы Айс было видно выход, я опустилась на одно колено, пододвинула ковш и намочила одну из тряпок.

Затем молча взяла ее левую руку и стала осторожно промакивать царапины, появившиеся в результате гнева моей неистовой возлюбленной. Кроме того, она была испачкана в крови Кавалло, и я постаралась смыть следы его крови с кожи Айс. За волосами я не видела ее лица, только чувствовала напряжение сильного тела, но мне очень хотелось поддержать ее, хотелось, чтобы она ощутила всю мою любовь.

- Тяжелый денек, а? - наконец спросила я, уже не в состоянии переносить молчание.

- Да, - вот и все, что мне удалось добиться от нее. Как говорится: "без комментариев".

Впрочем, зная заранее, что легко не будет, я не настаивала на срочном развернутом ответе.

Пока что я отпустила ее левую руку и занялась правой. Когда все следы крови были уничтожены, я ласково протерла кожу сухой, мягкой тканью, взяла в свои руки ее теплые ладони и поднесла каждую к губам, прежде чем опустить их к ее бедрам, тихонько придерживая.

Может, это продолжалось минуты, а может часы или дни, но когда она наконец подняла голову, чтобы взглянуть на меня, я снова увидела ту женщину, в которой была моя жизнь. 

- Спасибо, - прошептала Айс. 

Кажется, за все эти дни я впервые по-настоящему улыбнулась. 

- Всегда к твоим услугам! - я сжала ее ладонь, с радостью ощутив ответное пожатие. - Я люблю тебя, знаешь? 

Айс качнула головой:

- Знаю. 

Увидев вопрос в ее глазах, я выдала ту информацию, которой владела:

- Танцевать в ближайшее время ему не грозит, но, думаю, жить будет.

Она благодарно кивнула. 

- Как думаешь, может, он хочет сдохнуть? 

Айс пристально взглянула на меня, приподняв бровь. 

- Я серьезно. Я хочу сказать: ты практически в одиночку вырубила его головорезов в Канаде, потом разобралась с ребятками в его собственном доме, умудрилась выбить дерьмо из него самого. У Кавалло нет шансов против тебя. 

Айс пожала плечами:

- Может ты и права. А в тюрьму он вряд ли хочет. 

- Или он - просто полный идиот. 

Она негромко рассмеялась:

- Вполне... 

Я усмехнулась в ответ: "Угу!" 

Снова воцарилось молчание, но оно уже не тяготило. Айс задумалась. Я чувствовала, как ее палец медленно скользит по моей руке. Через какое-то время я позволила себе нарушить тишину:

- А что дальше? Куда теперь?

Она глубоко вздохнула, выпустила мою руку и выпрямилась:

- Это зависит от Кавалло. И еще: вроде бы к югу от границы пока тихо, но тела рано или поздно найдут. 

- Ты связывалась с Донитой? 

- Я звонила ей сегодня ночью, чтобы сказать, что он у нас. Донита должна подготовить тихое местечко где-нибудь не в городе. Что-то там идет не так, что-то ее настораживает. 

- Настораживает? В смысле? - у меня противно засосало под ложечкой. 

- Она не объяснила. Нельзя было говорить открыто. Я попробую связаться с ней сегодня вечером. Нам нужно уходить как можно скорее. Не хотелось бы, чтобы ранчо попало под подозрение. 

- Ты считаешь, это возможно? 

- Я не могу позволить себе думать иначе, Ангел. Даже если вероятность минимальна... 

Я встала и вдруг заметила маленький замшевый мешочек, висящий на шее у Айс на кожаном ремешке. 

- Тотем Рио, - прошептала я, стараясь загнать обратно рвущиеся наружу слезы. На мешочке осталась ее кровь, и темно-красная полоска делала амулет еще более драгоценным.

Рука Айс потянулась к горлу, и пальцы осторожно и почтительно дотронулись до тотема. Выражение ее лица потрясло меня. В ее глазах смешались глубокая печаль, осознание непоправимой утраты и стальная решимость.

Словно мотылька к огню, меня потянуло к ней, и я обняла ее.

И там, в полумраке конюшни, мы наконец нашли способ разделить нашу тоску. 

*****

К дому мы вернулись, взявшись за руки. Большинство женщин все еще толпилось около, без сомнения, обсуждая утренние события. Как только мы подошли, разговор стих. Меня не оставляло странное ощущение deja vu: в последний раз моя персона оказалась в зоне столь повышенного внимания именно тогда, когда я только что явилась после сумасшедшего вечера, проведенного с Айс.

Разница заключалась лишь в том, что сегодня моя любимая была со мной. 

Любопытство в глазах вдруг резко сменилось нарочитым безразличием, и я поняла, что в дело вступила Айс. Умеет она взглянуть! Я чуть не рассмеялась, сообразив, что многие из стоявших здесь никогда не видели мою амазонку, а все истории, передаваемые из уст в уста, не стоили ничего по сравнению с живой Айс.

Это как... ну, словно в вашу жизнь шагнула Легенда.

Из толпы вышла Корина и махнула нам, приглашая пойти за ней.

Все еще держась за руки, мы проскользнули через полутемный холл в коринину спальню.

- Думаю, Вам стоит на это посмотреть, - сказала она, ткнув пальцем в большой телевизор, стоящий на бюро. Телевизор был настроен на мексиканскую станцию, и хотя я мало что понимала из трескотни репортеров, место съемок говорило само за себя.

Передача велась оттуда, где Рио отдала жизнь, чтобы мы остались на свободе. Ярко-желтые брезентовые мешки, лежащие на берегу, сразу бросались в глаза. Я знала, что в них. Трупы тех, кого убили Айс и Рио, пока мы пытались пересечь границу. 

- Что они говорят? - нетерпеливо спросила я, глядя, как две женщины спокойно наблюдают за происходящим. - Они опознали тела? У них есть версия? Что там происходит? 

Рука Айс легонько сжала мою в попытке поддержать, а Корина ответила:

- Нет, тела опознать не смогли. Это невозможно. 

- Работа Рио... - коротко добавила моя возлюбленная. 

- Тогда как..? 

- Один все же умер не сразу.

- О... 

Айс повернулась ко мне:

- В любом случае, все их рассуждения сейчас - не более, чем домыслы. Пока. Хотя в конце концов не так уж трудно догадаться, что произошло, согласна? 

Я кивнула, чувствуя, как растет ком в горле. 

- Как думаешь, кто-нибудь укажет на тебя? - обратилась Корина к Айс. 

Я торопливо сказала:

- Она была в лыжной маске.

Подумав немного, Айс ответила:

- Все погибшие были местными, так что только Кавалло. 

- Ага, - кивнула Корина. - А мертвые уже не заговорят. 

- Есть вероятность, что след все же потянется к тебе? - глянула я на любимую. 

- Боюсь, что уже, - отреагировала она. - Или вот-вот. Те, из охранников, кого оставили в живых, обязательно проговорятся; в конце концов, кто-то сложит два и два... 

- И, вероятно, получит семь! - фыркнула Корина. 

- Может и так... Но мы уйдем, как только Кавалло будет в состоянии. 

- Ему нужно еще пару дней, если больше ничего не случится. 

- Почему так долго? - спросила я. 

- Врач должен убедиться, что у этого ублюдка нет внутренних повреждений, и нас не ждет никаких сюрпризов в дороге. - Корина посмотрела на Айс и, могу поклясться, в ее глазах мелькнула искорка страха: - Вот чего я никогда не пойму - как ты умудрилась превратить его в отбивную котлету, не сломав ни одной кости? Любопытно наблюдать мастера в деле!

Я отвела взгляд, пытаясь скрыть отвращение. Смириться с тем, что твоя любимая, выйдя из себя, до полусмерти избивает человека, - это одно. Но понимать, что ее действия по извлечению из человека дерьма доставили кому-то искреннее удовольствие, - совсем другое. 

- Так... - наконец выдавила я, только чтобы нарушить повисшее молчание. - И что дальше? 

Айс выпустила мою руку и вышла из комнаты со словами:

- Мне нужно поговорить с Донитой. 

Я медленно опустилась на узкую кровать, по-прежнему не отрывая взгляда от экрана телевизора. Корина стояла рядом. Мы молча наблюдали, как тела в брезентовых мешках погрузили в санитарную машину. Поверьте, я прекрасно понимала, что это - те самые люди, которые ранили Пони и убили Рио, те, кто старался безжалостно уничтожить нас. Но в глубине души притаилась тоска. Где-то там, внутри, жило горе.

Не из-за них, нет. Эти мужчины уже мертвы, и они заслужили такую смерть.

Но ведь есть еще их семьи, есть дети, которые, возможно, дни, месяцы, годы будут ждать своих отцов, спрашивая себя, когда же папы вернутся домой. Есть родители. Есть жены и возлюбленные. Как они привыкнут спать в холодных, пустых постелях? 

Ведь это могло произойти со мной. 

Это еще может случиться однажды, учитывая ту жизнь, что мы ведем. 

Все дело в выборе. 

Те мужчины сделали свой выбор, и он привел их к смерти. Точно так же выбирает каждый из нас.

Я не хочу сказать, что меня радует чья-то смерть. Смерть, благодаря которой я осталась жива.

За последние несколько дней я хорошо поняла одну вещь: неимоверно тяжело, когда твой выбор приводит к тому, что умирает человек. Каждый несет ответственность не только за свои действия, но и за то, как твой выбор отозвался на ком-то еще.  Эта мысль поразила меня. 

Я выпрямилась и повернулась к Корине:

- Мне нужно поговорить с ними.

Она улыбнулась. Той особой мудрой улыбкой, которой окружающие удостаиваются крайне редко. Улыбнулась и кивнула, прекрасно понимая, о ком идет речь. 

- Они тоже нуждаются в этом, Ангел. 

- Я знаю. Они - мои друзья. И даже, если бы не были ими, они все равно заслуживают больше, чем мое молчание. 

Корина обняла меня:

- Ты действительно Ангел!

Я прижалась к ней, на секунду почувствовав на своей щеке прохладу ее кожи, и легонько отодвинулась:

- Вряд ли я сейчас ощущаю себя ангелом, но - спасибо тебе!

- Все мы учимся на собственных ошибках. Даже ангелы, - спокойно ответила она, ободряюще кивнув. 

Всего несколько шагов отделали меня от комнаты Пони и Криттер. Дверь была заперта, и пока я собиралась с духом, чтобы постучать, я обдумывала, что же я скажу. Немного, в общем-то. В лучшем случае: "Мне жаль. Пожалуйста, простите меня!". Пусть хотя бы так. 

Неожиданно дверь открылась, и я увидела Криттер. Мы неуверенно смотрели друг на друга. Какая-то часть меня требовала срочного отступления. Мне так хотелось сбежать, что я почти сделала это. Но ведь была еще одна я. Еще один Ангел. Этому Ангелу было необходимо обнять Криттер и хотя бы попытаться разделить боль, застывшую в ее глазах. Вот так я и стояла там, раздираемая противоречивыми желаниями, пока недавно приобретенное чувство ответственности не пнуло меня под зад, всё решив по-своему. 

- Я... м-м-м... могу войти? 

Помедлив секунду, она отодвинулась, пропуская меня:

- Входи. 

Пони лежала на кровати, укрытая до подбородка. Она выглядела бледной, измученной, но, в общем-то, намного лучше, чем я предполагала. Ее темные глаза не отрывались от моего лица. В них плескались боль и неуверенность, но ни ненависти, ни гнева я не заметила. Хотя ожидала. И, по правде говоря, заслуживала. 

- Привет, Пони, - мягко сказала я, остановившись в нескольких футах от кровати. 

- Эй, Ангел! - ее уверенный голос немного приободрил меня. - Как дела? 

- Ничего. А ты? 

Она легонько кивнула:

- В общем неплохо... 

Мне хотелось улыбнуться ей, но я боялась поверить в то, что мы по-прежнему друзья. 

- Как Айс? 

- Немного лучше. Она все еще оплакивает Рио... - я пожала плечами, не зная, как лучше объяснить ту бурю, что бушевала внутри Айс.

Пони усмехнулась:

- Говорят, она вышибла из Кавалло целую кучу дерьма?

Я молча кивнула, наблюдая, как Криттер присела на кровать. Когда две пары глаз уставились на меня, из моей несчастной головы вылетели последние мысли. Я собралась с силами и произнесла:

- Я понимаю, вы вряд ли согласитесь простить меня, я и сама не могу себя простить. Я только хочу, чтобы вы знали - я очень жалею о той ночи. Все было неправильно. Вас чуть не убили из-за меня. Вы - мои друзья, а я повела себя как эгоистичная, упрямая, слепая идиотка. Я ругаю себя последними словами за то, что натворила, а еще больше - за то, что не заходила сюда. Вы не заслуживаете такого отношения. Ни от меня, ни от кого-либо другого. Я была дурой, и я боялась. Простите меня.

На этом мое красноречие иссякло. Я стояла посреди комнаты, не осмеливаясь поднять глаза. 

И как вы думаете, чем ответили мне Пони и Криттер? В двух женщинах, на которых "приличное" общество посмотрело бы сверху вниз, оказалось в тысячу раз больше заботы, честности и сострадания, чем в этом самом "приличном" обществе.

В тот день они преподали мне хороший урок. Урок любви, дружбы и прощения.

Я могу только надеяться, что однажды оправдаю доверие, которое они мне оказали, назвав меня своим другом. 

*****

Вечером, когда я уже лежала на прохладных простынях нашей кровати, вошла сосредоточенная и явно встревоженная Айс. 

- Что случилось? 

Она помахала сотовым:

- Мне не удалось связаться с Донитой. 

- Совсем? Но я думала, что у тебя есть номер на экстренный случай... 

- Я пробовала. Она не отвечает. 

- А по другим номерам? Прости, конечно же, ты пыталась. - Я села. - Ну, может, хоть кто-то знает, где она? Обвинитель? Судья? 

- Ангел, единственный человек, которому я доверяю, - Донита. 

Я кивнула, покусывая губу:

- И что теперь? Будем ждать, пока она не объявится?

Айс покачала головой:

- Мы не можем себе этого позволить. Как только Кавалло очухается, мы уходим. 

- Даже если мы не знаем, куда его тащить? 

- Даже тогда, - решительно сказала она. - Кстати, что-нибудь еще было в новостях? 

- Да нет, ничего стоящего. Тела так и не опознали. Версии нет. 

- Хорошо. 

Положив телефон на тумбочку, Айс устало стянула с себя одежду и скользнула на кровать, устроившись головой у меня на бедре.

Я улыбнулась и провела рукой по ее волосам, как всегда наслаждаясь своими ощущениями. Где-то глубоко в ее горле родилось тихое, удовлетворенное рычание, а пальцы принялись что-то рисовать на моей коже.

Почти физически чувствуя усталость этой женщины-воина, я придвинулась ближе, продолжая гладить ее по голове. Мне так хотелось, чтобы моя любимая забыла напряжение такого длинного, нелегкого дня. Постепенно движение ее пальцев замедлилось, дыхание выровнялось, и Айс наконец-то спокойно задремала, - пожалуй, впервые за несколько дней, если не недель. 

И хотя мы стояли перед такой пропастью, дна которой было не разглядеть, я обнимала ту, что была моим миром, позволяя нашей любви смыть все мои сомнения и опасения. 

*****

- Да, любимая! - у меня перехватило дыхание, когда бархатные, теплые губы Айс тихонько прикоснулись к моей шее - сзади, там, где была какая-то особенно чувствительная область. Длинные пальцы принялись поглаживать мою грудь в такт ударам сердца, и легкое удушье сменилось стоном.

Почти без сил я прислонилась к ней, стоящей позади. Ее бедра прижались к моим и я поняла, что сейчас просто-напросто сползу на пол. Я больше не могла ждать. Я обняла Айс, лаская пальцами пряди черных как вороново крыло волос. Мне необходимы были ее губы, и как только я получила их в свое безраздельное пользование, весь мир превратился в сумасшедшую карусель.

- В постель! - выдохнула я, оторвавшись от нее. - Сейчас.

Рыча, она легко подняла меня, пока мои руки распутывали полотенце, в которое я завернулась после утреннего душа.

Я и моргнуть не успела, как оказалась лежащей на кровати, а где-то подо мной недовольно заскрипели пружины матраса. Айс смотрела на меня, и на ее лице я читала все свои фантазии, даже, наверное, те, о которых еще не успела подумать.

Она напомнила мне львицу - горячую, сильную и голодную. Ее ноздри раздувались, взгляд, потемневший от страсти, жадно скользил по моему телу, зажигая ответный огонь. Она снова зарычала, глубоко и низко, и я почувствовала, как плавлюсь от желания и любви.

Стараясь не касаться меня телом, Айс нагнулась. Белые зубы захватили в плен мою нижнюю губу, сильный язык проник внутрь и терзал меня до тех пор, пока я не поняла, что вот-вот сойду с ума.

Мои бедра просили о помощи, но их обнимал только прохладный воздух.

О, она знала, что делала, эта прекрасная и жестокая женщина, она использовала мое собственное желание, чтобы довести меня до предела, а потом - вдруг! - наши тела слились в самое совершенное целое на свете!  

Полотенце Айс давно развязалось, я чувствовала, как она горяча. В тот же момент губы, более мягкие, чем шелк, нашли мою грудь... 

Вдруг Айс замерла и напряглась. Я открыла глаза, пытаясь понять, что насторожило мою возлюбленную.

- В чем дело?... - прошептала я, выравнивая дыхание. 

В соседней комнате что-то происходило: до меня донеслись звуки борьбы, чьи-то крики, сердитые голоса, один из которых явно принадлежал Пони.

Но, если честно, мне было плевать, почему и на кого орет Пони. Я хотела Айс, и я хотела ее сейчас.

Она охотно вернулась к прерванному занятию, целуя меня, пока ее рука нарочито медленно опускалась туда, где ее присутствие было жизненно необходимо. И тут она опять остановилась.

Ударив кулаком по кровати, я в бешенстве застонала. Черт! Снова крики!

На сей раз всего одно слово, но оно окатило нас ледяной водой: "Полиция!". 

Одним неуловимым движением Айс скатилась с кровати и замерла у двери еще прежде, чем я успела приподняться. 

- Айс... Одежда... - выдохнула я в пустоту. 

Пытаясь хоть как-то заставить слушаться свои конечности, я встала, правда, далеко не так изящно, как моя возлюбленная. Натянув на себя первое, что попалось под руку, я схватила какие-то тряпки для Айс и помчалась за ней в соседнюю комнату. 

Там меня ожидало весьма пикантное зрелище. Если бы ситуация не была столь серьезной, клянусь, я умерла бы со смеху, увидев очень взрослую версию детской игры "Замри!".

Пони лежала на кровати, распластанная под Криттер, причем обе были полуодеты. В одном углу застыла Ниа, распахнув глаза так широко, что они готовы были укатиться на первый этаж. Рядом с Ниа соляным столбом торчала ярко-пунцовая Чито, а все преимущество Девушки-ковбоя заключалось только в загаре, поэтому оттенок ее лица был ближе к фиолетовому.

И, конечно же, в центре этой живописной группы красовалась моя обнаженная возлюбленная, приковавшая к себе взгляды всех участников пантомимы. 

Я проскользнула к ней и накинула ей на плечи что-то, что успела схватить, выскакивая из комнаты. Айс честно попыталась прикрыться, но все как завороженные продолжали пялиться на нее.

Это торжество монументального искусства разрушила Монтана, вошедшая следом за мной. Выражение ее лица не предвещало ничего хорошего. 

- Девушка-ковбой, Чито - срочно наружу. Я хочу знать, когда они будут близко. Криттер, собери женщин в доме. Живо! 

Криттер вскочила. Пони попыталась последовать за ней, но ее впихнули обратно под одеяло:

- Никакого геройства, радость моя! Сегодня ты лежишь и ждешь, а мы делаем грязную работу, ясно? 

- Еще чего! - прорычала Пони, выдираясь из рук партнерши. - Отпусти, ну!.. 

- Пони! 

- Хватит, - одно негромкое слово, сказанное Айс, и все снова замерли. 

- Что происходит? - спросила она у Монтаны очень спокойно. 

- Только что сообщила Кассирша: сюда направляется с десяток полицейских машин. 

- Кавалло? 

- Нет, не думаю. Скорее, муж Ниа решил ввести тяжелую кавалерию. 

Ниа шагнула вперед и положила руку Пони на плечо:

- Пожалуйста, останься. Я сама разберусь с этим. 

- Но... 

Ниа вздохнула, и вдруг я рассмотрела, что передо мной - абсолютно другая женщина. Более грустная, может, более мудрая, усвоившая несколько непростых жизненных уроков. Женщина, научившаяся делать выбор. 

- Рио преподала мне кое-что на днях, - заговорила Ниа, ни к кому конкретно не обращаясь. - Она учила, что придет время, и пойму, для чего я живу, обрету веру. - Ниа гордо вздернула подбородок и посмотрела на нас: - Я решила начать с веры в себя. 

- Но... - подала голос Пони. - Ты же не можешь... 

- Нет, Пони, могу. И буду. Каждая из вас что-то дала мне. Самое время отдавать долги. 

Она повернулась к Монтане:

- Пожалуйста, уговори Пони остаться в комнате. Я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал из-за меня. 

- Но ты же не собираешься вернуться к этому ублюдку? 

- Вовсе нет. Никогда. Думаю, он заявил в полицию, что меня похитили и удерживают силой. Я просто попытаюсь убедить полицию, что я здесь по собственной воле. 

Монтана задумалась, потом кивнула:

- Хорошо, но должен быть запасной вариант на случай, если... 

- Договорились! 

- Ну, круто! - заорала Пони, снова пытаясь вырваться из крепких объятий Криттер. 

- Пони, ты слышала. Ты останешься в постели. Уж один раз мы как-нибудь справимся сами. 

- Черт, Монтана! Я не инвалид, чтобы валяться здесь! 

- Не инвалид, но, ей-богу, станешь, если еще хоть на фут сдвинешься с места. Обещаю. 

Со стоном, достойным святой мученицы, Пони упала на подушки и закрыла лицо ладонью. 

Затем Монтана обратилась к Айс:

- А вам пора сматываться. Доктор уже подготовила Кавалло. Даже если полиция притащилась сюда из-за Ниа, мы не можем позволить им обыскать ранчо.

Айс согласно кивнула:

- Дай нам пять минут.

Повернувшись, она взяла меня за руку, и мы направились к себе - готовиться к поездке в неизвестность. 

*****

Мы молчали. О чем было говорить? Айс как-то уже пыталась доказать мне, что я должна остаться и не подвергать себя опасности, но я была настроена более чем решительно: у нас одна цель, и что бы ни случилось, мы переживем это вместе. 

Айс вытащила из-под кровати черную шерстяную куртку, открыла ящик прикроватной тумбочки и достала пистолет. Хотя это была такая же неотъемлемая часть моей любимой, как, предположим, цвет глаз, я терпеть не могла эту чертову машинку.

Она, не глядя на меня, вставила обойму и засунула оружие в задний карман джинсов. 

- Ты готова? 

- Секунду. - Ответила я. - Сколько брать вещей? 

- Рассчитывай недели на две, но много не бери. С Кавалло комфортного путешествия не выйдет. 

- На чем мы поедем? 

- Монтана обещала подготовить машину, так что увидим. 

- Хорошо. Ты иди, я сейчас. 

- О'к, только поторопись. С минуты на минуту появятся копы. 

- Угу. 

Стоило Айс выйти из комнаты, как меня посетила Корина. Она встала рядом, скрестив руки на груди: 

- Уезжаете?

- Да, - я осмотрелась, пытаясь сообразить, все ли я затолкала в сумку. Изящно вырезанного ангела - талисман, подаренный мне Айс на Рождество - я схватила с тумбочки и задумчиво водила пальцем по его крыльям. 

- Не беспокойся, вещи будут в порядке, - сказала Корина. 

- Да, я знаю. Только... 

- Трудно оставлять еще один дом? 

- Что-то вроде. Тем более, мы даже не знаем, куда едем. 

Брови Корины поползли вверх:

- Разве Донита не сказала? 

- Она ни-че-го не сказала. Айс не удалось с ней связаться. 

- Чертовски странно, по правде говоря... 

- Да, меня это тоже беспокоит. - Я потерла шею и еще раз окинула комнату взглядом. Мои дневники! Я повернулась к Корине:

- Ты сохранишь их? Не думаю, что в машине им место.

- Я, конечно, могла бы обидеться на твой глупый вопрос, но ведь это бесполезно, поэтому я просто отвечу: "Да". - Корина собрала тетради и прижала к груди: - Они будут ждать тебя, Ангел. 

- Спасибо, Корина. 

Опустив стопку на кровать, она крепко обняла меня. Я вдыхала аромат ее саше, и на какое-то мгновенье мне просто стало тепло. Любовь к ней растопила горечь в сердце, и я с силой прижала ее к себе, не забывая, правда, о том, как непрочны старческие косточки. 

Мы обе плакали, прощаясь. 

- Пора, Ангел. 

Глубоко вздохнув, я кивнула и взяла куртку. 

- Я люблю тебя, Корина. 

- Я тоже тебя люблю, сладкий Ангел. Удачи! Будь осторожна! 

- Обещаю! 

И я побежала вниз, к выходу, где мне пришлось проталкиваться через толпу женщин, которых амазонки собрали в холле. Выйдя на заднее крыльцо, я увидела Айс и Монтану, стоящих рядом с огромным джипом. Вот это была машина! Темно-синее, блестящее чудовище с тонированными стеклами, больше похожее на танк. Мотор рычал как бешеный, и, боюсь, когда этот монстр взревет во всю мощь, я останусь без ушей!  

Айс забрала у меня вещи и засунула их в багажник. На мой взгляд, туда можно было легко запихать дом, семью из четырех человек и их собаку. А если постараться, то еще парочку кошек, попугая и аквариум.

Я заглянула внутрь машины. Сзади спокойно помещался матрас с подушками, снабженный двумя парами наручников.

Да уж, великолепное гнездышко для любителей жестких любовных игр!

Каюсь, кое-что из того, что тут же пришло мне в голову, вряд ли можно произнести вслух в приличном обществе. 

За спиной раздался шум, и я отскочила как раз вовремя, чтобы меня не растоптали Чито и Девушка-Ковбой. Амазонки подтащили Кавалло, больше похожего на несвежий труп, и засунули его в джип. Девушка-Ковбой принялась пристегивать его к матрасу. 

- Как он? - спросила я Доктора. 

- С утра был не в духе, - улыбнулась женщина, - но я дала ему валиум. Боли он, по крайней мере, не чувствует. 

Она вручила мне небольшую черную сумку:

- Здесь болеутоляющее. Если он начнет стонать, выделите ему дозу-другую. Лекарства расфасованы, так что не бойтесь передозировки. 

Девушка-Ковбой вылезла из джипа, отрапортовав:

- Упакован и готов в путь.

Подошла Айс и встала рядом со мной:

- Поехали? 

- Конечно. 

- Тогда вперед. 

Обняв Девушку-Ковбоя и Чито, я пожала руку Монтане и села в машину. В желудке пульсировал горячий шар, в висках стреляло. Айс устроилась на месте водителя. Моя амазонка была мрачна как туча. 

- Что с тобой? - сглотнув, спросила я. 

- Не лучший способ уезжать от друзей. Я никогда еще не сбегала с поля битвы, - напряженно произнесла она. 

- Ты и теперь не сбегаешь. - Я взяла ее за руку. - Я верю в Ниа. Смерть Рио изменила ее. Не волнуйся так. Полиция удостоверится в законности происходящего, и все будет в норме. Кроме того, у Монтаны есть связи. 

Бровь Айс удивленно приподнялась. Я еле удержалась от весьма самодовольной усмешки. Надо же! Мне удалось сообщить Айс что-то, чего она не знает! В другое время я не отказала бы себе в удовольствии немного помучить ее. 

- Хотя "коп" звучит довольно паршиво, тем не менее, любовник Кассирши - офицер полиции. Поэтому Монтана уверена: пока всё законно, ранчо ничего не угрожает. 

Стиснув челюсти, она кивнула и повернула ключ. Двигатель взревел сильнее. 

Мы отправлялись в путь. Куда? Понятия не имею. Так же, как и Айс. Но, по крайней мере, мы двигались, а пока мы двигались, всегда оставалась надежда, что где-то там, на дороге, мы увидим свет.


ДЕВЯТАЯ ЧАСТЬ | Возрождение | ЗАКЛЮЧЕНИЕ