home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6.

Выросший в Столице моей необъятной Родины, среди лохотронщиков и кидал, я, можно сказать, с выпуском новостей по телевизору, впитал в себя правило: верить нельзя никому. А бандитам верить – это себя не уважать. Поэтому перед тем как пойти на назначенную встречу, мы решили, что Нурп отправится к месту, где мы спрятали доспехи и оружие. Взяв с собой три арбалета (больше нести, было тяжеловато), он там устроит небольшую засаду для подстраховки.

До момента, когда бандиты увидят товар, я мог чувствовать себя в безопасности. Поэтому на встречу отправился безбоязненно. Но мечи и арбалет с собой взять, естественно, не забыл. Арбалет спрятал под плащ, мечи положил в мешок – по городу носить оружие можно было лишь так.

Зашел в таверну, огляделся: за обговоренным столиком сидел мужик лет сорока с черными растрепанными волосами, из которых было немало седых, и родимым пятном под правым глазом.

– Утро доброе, – поздоровался я, подсев к нему за столик. – Я от Фарола.

– Скока у тя железа? – не здороваясь, спросил мужик.

– Одиннадцать мечей, пять нагрудников. Сколько за все это вы дадите?

– Это глянуть сперва надо. Можа ты мне фуфло толкаешь.

– Глянуть не проблема. Если сейчас выйдем, к вечеру будем на месте.

– Ну, пошли, коли так. На это и рассчитано.

Вместе с нами из таверны вышли еще пару подозрительных типов. На улице присоединились еще два.

– А это кто такие!? – кивнул я головой на сопровождавших нас личностей.

– Не боись, они со мной. Надо же кому-то тащить то, что ты нам толкнуть собираешься. А с санями западло возиться.

Аргументов для возражения не нашел, пришлось смериться. Ну, ничего, у меня на крайний случай, тоже в рукаве кое какой козырь завалялся.

– Слушай, а как мне тебя называть-то хоть? – обратился я к мужику, когда мы подходили к воротам.

– Называй – Меченый. Меня так все зовут.

– А Фарола ты откуда знаешь?

– Отец его тут когда-то неплохо повеселился. Всю Столицу на уши поднял, но потом слинять ему пришлось. А не то бы щас уже в Престоле рыб кормил. Но среди нашего брата уважуха к нему до сих пор есть. Вот и сынок его, через батю многих здешних людей знает.

– А чем тут Фарол занимается?

– Слушай, ты че пристал то? Че это ты всем интересуешься? Не сыскарь ли ты часом? – напрягся меченый.

– Нет, конечно. Какой я сыскарь? Просто любопытный.

– Ты поосторожней с вопросами, любопытный. А то был тут у нас один. Все ходил, выспрашивал. А оказался сыскарем засланным. Хотел гаденыш вызнать, как мы без пошлины в город товар ввозим и вывозим.

– И как? Вызнал?

– Ага, его по этому каналу из города и отправили. По частям! – добавив последнюю фразу, Меченый заржал как лошадь. – Может, и ты хочешь про этот канал узнать!? – глянул он на меня, прищурив один глаз.

– Да нахрена мне этот канал сдался? Мне б оружие с доспехами сбыть. – Поспешил я заверить контрабандиста.

– Вот и не спрашивай лишнего. Решив не испытывать судьбу, я замолчал.

Дорогой, мои спутники развлекались тем, что пели похабные песенки и пили вино, предусмотрительно взятое с собой. Для меня же дорога протекала скучно. Вина у меня не было, а угощать меня никто не собирался, просить же было как-то неудобно. Песен здешних я не знал – поддержать хоровое пение не мог. Развлекался лишь собственными размышлениями. Пытался ответить на вопросы, мучащие, наверно, каждого нормального человека. Что я хочу от этой жизни? Чего хочу добиться? Что делать, когда я добьюсь своей цели, когда разберусь со своей проблемой? Но все это лишь рассуждения на тему…. Чего я хочу, мне уже давно было известно. Я хочу, чтоб со мной, наконец, начали считаться. Причем, чтоб считались на самом высшем уровне. То есть мне нужна власть. А что нужно, чтоб добиться власти? Естественно деньги. Зная из истории своего мира несколько идей, которые принесли своим владельца небывалый доход, я мог применить их и в этом мире. Взять, например, ту же финансовую пирамиду. Наверняка в этом мире подобных прецедентов не было и можно срубить денег по легкому. Только вот потом придется линять из этого места. Да и народ обманывать неохота. Как припомню этих заплаканных бабушек-вкладчиков, которых по телевизору крутили, так даже моя, загнанная в самый угол, совесть поднимается из своих низов. Да мало ли нормальных способов заработать бабла. Надо только хорошо все обдумать, и решение придет.

Вот так, размышляя над вариантами заработать денег в этом мире, я и довел своих покупателей до схрона.

– Вот тут, от дороги метров пятьдесят, – проговорил я своим спутникам, вламываясь в кусты.

– А я уж думал, ты нас до самого Ролеста поведешь, – заржал Меченый.

Найдя приметный овражек, заросший густым кустарником, я указал на него рукой:

– Вон там мешки с железом.

– Гюнтер, Сакриф, Шило, давайте тащите мешки сюда. Посмотрим, пока не стемнело, что за товар нам пытаются впарить.

Трое мужичков метнулись в кусты. Через пару минут они появились, неся мешки. Поднявшись наверх, высыпли содержимое своей ноши на всеобщее обозрение.

Минут десять Меченый придирчиво осматривал вываленное железо. Крутил каждый предмет в руках, при этом указывая мне на каждую выщербленку и ржавчинку недовольно качая головой.

– Ну, что я могу сказать, – протянул он, закончив. – За этот хлам мне и двух золотых отдавать жалко. Бери полторы, и разойдемся с тобой довольные друг другом.

– Окстись, Меченый. Полторы тут только один нагрудник стоит. Да мечи по пятьдесят серебреных точно стоят. Со скидкой на специфичность товара, за все не меньше десяти золотых.

– Пришлый, я не торгуюсь. Я те в натуре говорю, за сколько я возьму твое барахло. Так что бери деньги и проваливай отседа.

– Ну, тогда мне придется поискать другого покупателя, – проговорил я, глядя в глаза Меченному.

– Здесь твой товар могу купить только я, и я его уже купил. Так что ты, паренек, лучше не бузи. А то вместо денег приобретешь пару сломанных ребер.

– А мне казалось с Фаролом можно иметь дело, – вздохнул я.

– Да кто такой твой Фарол? Да, он свел нас с тобой. На этом все – он в стороне. Признаюсь тебе, парень, если б ты сам по себе на меня вышел, а не через него, то тут бы тебе и лежать. Пришили бы мы тебя, как пить дать пришили. Так что считай, что тебе повезло, еще и заработаешь на этом деле. Так что бери деньги, пока дают, а то вон у моих ребят уже руки чешутся. – Он указал на четверку контрабандистов: трое поигрывали короткими мечами, а один с показной ленцой держал в руках арбалет, направленный в мою сторону.

– А я надеялся Фарол вас предупредил, что со мной шутить не стоит, – приготовился я отпрыгнуть назад.

– Он-то предупредил. Но мы-то и не шутим, – оскалился Меченый.

– Ребят, может, все-таки по-хорошему договоримся, – при этих словах, медленно, чтоб не нервировать арбалетчика, я согнул руку в локте с зажатым кулаком на уровне лица – это был условный знак, о котором мы договорились с Нурпом. Продолжив движение, почесал затылок.

– А мы разве по-плохо… – Закончить фразу Меченому помешал крик боли.

Арбалетчик, выронив свое оружие, повалился на землю с пробитым плечом. Мы с мастером решили без надобности никого не убивать. А то, если эти олухи не вернуться, остальные бандиты подумают, что мы завели их товарищей в засаду, и тогда в городе нам будет не ужиться. Одновременно с криком, я отскочил назад и выдернул из-под плаща арбалет.

– Всем стоять!!! – крикнул я во все горло, пока бандиты не очухались.

– Не бузи ты так, парень, стоим мы, – выставил вперед ладони в успокаивающем жесте главарь контрабандистов. – Мы же шуткануть так решили, ты прав был, зря мы это.

– Ну, а теперь поговорим о стоимости моего товара. – Продолжил я уже спокойным голосом, однако мой арбалет продолжал смотреть в грудь Меченого. – Вы пошутили, я тоже посмеялся. Теперь поговорим серьезно: сколько вы готовы заплатить за мой товар?

Поняв, что именно сейчас никого убивать не собираются, Меченый почувствовал себя уверенней и из бандита превратился в торговца.

– Ну, ты парень должон понимать, десять золотых – безпонтовая цена. Даже если б товар был не грязный, его бы ты не продал дороже, чем за восемь. А тут след за твоим железом, сам говорил. Да вот еще теперь и Шило надо подлечить. Возьму за три золотых.

– Не смеши меня, за три золотых у меня любой купец оторвет с руками даже треть этого товара. А на счет Шило, я могу подать знак своим людям (на всякий случай я упомянул Нурпа во множественном числе, чтоб бандиты подумали, что окружены), и твоему человеку лекарь уже никогда не понадобится.

Так переругиваясь и иногда угрожая друг другу, мы торговались минут двадцать. Я понимал, что если сильно надавлю на них, то это чревато неприятными последствиями в городе. Так что торг вел по возможности без сильного давления. В итоге, мы сторговались на пять золотых.

– Приятно иметь с тобой дело, – проговорил я, пересчитав монеты из, брошенного мне в руки, мешочка.

Дело это было не слишком простым, учитывая, что считал я одной рукой – арбалет откладывать я не собирался.

– Ага, с тобой тоже.

– Надеюсь, это недоразумение останется между нами? – поинтересовался я, отходя спиной назад.

– О чем базар? Какое недоразумение? Сделка прошла как между братьями.

– Да, чуть не забыл. Если вдруг вам показалось, что я вас чем-то обидел, и вы захотите отомстить. Мои люди знают, кого искать, – с этими словами, широко улыбнувшись, я вломился спиной в кусты.

Зимней ночью путешествовать не слишком приятно, особенно для мастера, поэтому мы с ним договорились встретиться на месте нашего схрона и заночевать там. Следы на снегу отчетливо выдавали, кто куда идет. Что б остаться незамеченным, мне пришлось пройти по тракту около километра (двигался я в сторону Ролеста, чтоб сбить возможных преследователей со следа) и только там, свернув с дороги, по лесу вернуться назад. На все это дело я затратил не меньше часа и вымотался, как будто разгружал грузовик с цементом. Те, кто когда-нибудь пробовал ходить по зимнему лесу без лыж, меня поймут.

Рассмотрев с другой стороны тракта несколько новых дорожек в снегу и предположив, что мои покупатели уже ушли, я двинулся на место встречи. К моменту, когда подошел к схрону, уже успело стемнеть. Своим ночным зрением рассмотрел костер, разожженный в ямке. Кто-то развел огонь настолько профессионально, что видно его было, только если подойти метров на десять.

Снег предательски лишал меня главного козыря – незаметности. Я передвигался с таким хрустом, что и на звук можно было легко определить, где я есть. Поэтому таиться не стал.

– Есть, кто живой! – крикнул из-за дерева, взяв арбалет наизготовку.

– Есть, – вышел из-за пригорка Нурп (в отличие от меня, лыжи он взять не забыл). Но если ты так будешь орать, то живыми мы можем отсюда и не уйти.

– И тебе доброй ночи, Нурп, – ответил я на ворчание мастера. – Ну, рассказывай, что тут без меня было.

– Ну, а что тут было? Один хотел уже бежать за тобой, но остановился, когда я всадил болт в дерево, у которого он стоял. Ну, потом они покричали друг на друга, перевязали раненого, забрали мешки, да двинулись назад по тракту.

– Как думаешь, мстить будут? – спросил я, прилаживая котелок на огонь.

– Да, кто их знает? Может и будут. Но я сомневаюсь. Изначально они думали, что ты простак деревенский. Но после сегодняшнего они тебя зауважали. Без веской причины наезжать не станут. С другой стороны, если б мы им спустили этот беспредел с рук, было бы намного хуже. Такие люди только силу понимают.

– Надо будет через пару дней поговорить с Фаролом по этому поводу. А теперь давай спать. Я стою первый на часах.



Глава 5. | Зачин | Глава 7.