home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19

Под больничным арестом дни и ночи тянулись неимоверно долго. Двое суток Рити металась от постели к окну и обратно, бродила кругами по палате и размышляла о побеге, но так и не решилась ослушаться Морлока, понимая, что и без того натворила достаточно глупостей. Рити лежала, глядя в потолок, накрывшись до подбородка одеялом. Весенний свежий воздух медленно кружил по палате, проникая через распахнутое настежь окно. Медики то и дело норовили закрыть окно и даже обещали его заколотить, если Рити будет настаивать, но девушка ясно дала понять, что спорить с ней бесполезно. Её не пугала простуда в эти дни. Рити была уверена, что от насморка ей не суждено умереть. Лунный свет струился сквозь марлевую импровизированную штору, так и маня за собой, на волю. Сердце стало биться чаще. Верити широко распахнула глаза. Отчего-то вдруг стало трудно дышать. Волнение усилилось. Рити попыталась успокоиться, закрыть глаза и восстановить нормальный пульс, но тщетно. Девушка прислушалась. На всей территории базы стояла полнейшая тишина. Где-то вдалеке только лаяли собаки. Шаги караульных слышались под окнами раз в полчаса. Глотнув воды, Рити поставила стакан на тумбочку и, повернувшись на бок, попыталась уснуть. Ей ничего больше и не оставалось, кроме как спать. Она спала днем и ночью, по часу, по два, не больше. Отчего и время тянулось иначе. Режим сбился. Постоянная слабость и сонливость были просто невыносимы. Рити хотелось действовать.

Лай собак за забором вдруг стал похож на чей-то голос. Девушка затаила дыхание и прислушалась -- просто лай, пустое гавканье, далеко... Но спустя несколько минут звук повторился. Урывками он доносился до её ушей и стал похож на дыхание, причем где-то совсем близко... рядом, за спиной. Верити стала ругать себя за детский страх темноты, но почувствовала тепло этого дыхания спиной и её будто парализовало. От страха Рити почти перестала дышать. Руки и ноги загудели от напряжения. Теплая ладонь легла на плечо и скользнула вниз с легким нажимом. Верити зажмурила глаза и почувствовала, как жесткая борода колет лицо. Губы коснулись щеки, и Рити выдохнула.

--Зачем ты меня напугал?.. -- насупилась она, прижимаясь к вампиру спиной.

Хотя Верити всегда было жарко, даже по ночам, сейчас ей показалось, что она давно замерзала, и появился шанс отогреться.

--Даже не думал... -- хриплым шепотом отвечал Грэг, уткнувшись лицом в её волосы.

--Отпусти Орена. Он ведь тебе больше никак не помешает...

--Орен давно ходит на двух ногах.

--Но... я его не видела.

--Это потому, что все маски сброшены и... Он предпочел мой прайд.

--Ты пришел попрощаться?.. -- не открывая глаз, нежась в тепле его тела, спросила она.

--Нет. С чего ты взяла?

--Разве вы не закончили здесь свои дела?..

Грэг за плечи повернул её на спину, чтобы видеть глаза. Рити оглядела его, коснулась пульсирующей скулы и отвела глаза.

--Мы только начали. Чистильщика пока не нашли. Будто сквозь землю провалился.

--Может... его убили?.. -- отстраненно предположила Рити, глядя в потолок.

Она думала о том, что вампир не стал отрицать, что бросит её здесь и уйдет, когда все закончится. Своим ответом он подтвердил это.

--Не могли. Мы бы знали. Людям такое не под силу. Носителя, оболочку можно убить, но сам чистильщик перемещается в первое попавшееся тело. Так он может жить бесконечно. Он просто затаился, знает, наверное, что на него идет охота... -- вампир рассуждал вслух, будто сам с собой, тоже глядя в другую сторону.

--Как твоя рана? -- он вернулся на землю и вновь посмотрел на Рити.

--Ничего... Откуда ты знаешь? -- удивилась девушка.

--Покажи мне... -- он сорвал с неё одеяло и потянул край пижамы вверх.

Рана давно затянулась, став уродливым красным рубцом, длиной в пару сантиметров. Поперечные полосы от швов были намного бледнее, но смотрелись не намного лучше. Грэг провел пальцами вокруг и стиснул зубы.

--Надо было удавить его. Толку от его истеричного бунта все равно было не много...

--Давай не будем об этом, -- нахмурилась Верити, опуская пижаму, -- Ты и без того причинил мне достаточно боли.

--Ты -- одна из немногих смертных, которым я никогда не причинял боли.

--Следует поблагодарить тебя хотя бы за это?.. Достаточно той боли, что была предназначена другим.

--То, что они отыгрались на тебе, вовсе не значит, что в твоих бедах виновен я... -- раздраженно отвечал вампир, -- И ты права, давай не будем об этом. Я когда-то говорил, что позволю тебе самой сделать выбор. Я пришел, чтобы узнать твой ответ.

Девушка отстранилась, подтянулась на руках и села, глядя на Грэга. Перед глазами неслись сны, где адский огонь пожирает их души, и тела погружаются в реки крови. Вспомнились косые взгляды своих и Праведный гнев учителя. Страх перед собственной слабостью, страх оказаться злой и нечистой сковал её голос. Темные глаза вампира искали в её глазах ответ. В них не было страха, но была глубокая тоска и искренняя надежда. Несомненно, Рити боялась его потерять, ответив не так, но отвечать было надо.

--Тьма и Праведные объединились. Разве нет?

--Этот временный союз ничего не значит. Темные не стали Праведниками, а святые не стали свободнее от своих убеждений. Все осталось на своих местах. Перемирие не означает, что тебе не нужно выбирать. Впрочем, как я понимаю, свой выбор ты уже сделала... -- он улыбнулся своей странной улыбкой и поднялся с постели.

--Нет! -- Рити вскочила с подушки, умоляюще глядя на него.

В глазах читалось, что его исчезновение просто убьёт её.

--Сделала... -- повторил Грэг, кивая ей, -- Я хотел тебе сказать еще тогда, при нашей последней встрече, но было немного не до того... -- вампир подошел к двери, показывая всем видом, что твердо решил уйти, -- Тебе никогда не говорили, как переводится твоё имя?..

Девушка покачала головой, все так же с ужасом в глазах. Она не понимала, к чему он все это говорит, но боялась каждого произнесенного им слова, ожидая услышать приговор -- прощание.

--Veritas -- значит Истина. Она в тебе. Если ты решила, что должна быть здесь... значит, для тебя это истина. Ты нас объединила, и хотя мне это не нравится, это очень символично. Ведь добра и зла нет... Есть лишь люди, звери, природа, земля и истина.

--Она у каждого своя... -- словно в бреду проговорила Рити, роняя слезы, но не опуская глаз.

--Ты никогда не простишь себе любви к Дьяволу. Живи среди людей и не забывай, что ты -- человек. А мне пора в Ад. Прощай, кролик... -- он не стал открывать дверь, а просто рассеялся в дым и просочился в щель дверного проёма.

--Я свободна, я не под властью их убеждений, но... не могу принять Тьму как своё... -- в бреду повторяла она, зная, что Грэг уже её не слушает, зная, что он ушел навсегда, -- ...не могу принять смерть невинных, как необходимость... Не могу принять кровь на руках... Я... люблю тебя... и не могу без тебя, слышишь?! Не хочу! Не могу! Не выживу...

Верити просидела на постели до самого рассвета. Она не смогла его остановить и знала, что этого не простит себе никогда...



предыдущая глава | Эгрэгор Тьмы | cледующая глава