home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



11

Перед ужином Рити повели в душ. Девушка знала, что всю одежду и обувь отберут, поэтому спрятала складной нож в камере, в щели стены. Смыв с тела всю грязь, Верити сама себя не узнала в отражении. Так она изменилась и повзрослела за этот год. Худоба её не пугала и не огорчала. Пожалуй, Рити себе даже понравилась. Ужин она поглотила в одиночестве, в раздумьях. Тюремная баланда была съедобна и даже приятна на вкус. "Здесь не так уж и плохо, -- вздохнула Верити, -- Только лучше провести остаток жизни на свободе и в голоде, чем сидеть здесь взаперти и не знать, что тебя ждёт..." Вместо одежды ей выдали пижаму грязно-белого цвета и почему-то кроссовки. Похоже, что обувь прибыла сюда гуманитарной помощью.

Последующие несколько дней Рити пыталась понять, что происходит в этой тюрьме, но сведения держались в строжайшей секретности. Карантин подходил к концу, скоро её должны были перевести в так называемое "общежитие". Военный, приставленный к ней с самого первого дня, привёл девушку в кабинет главврача, но не оставил, а дождался Шегана. Первое, что бросилось Верити в глаза -- кипа больничных карт. В надежде, что ей удастся приоткрыть завесу тайны, Рити придумала не очень осторожный, но единственно верный ход.

--Я... присяду? -- обратилась она к своему конвоиру.

Тот почти не отреагировал, и девушка приблизилась к рабочему столу доктора.

--Ой... голова... чёрт, -- она сделала вид, что теряет сознание и движением руки, якобы опираясь о стол, свалила всё, что было на нём.

В этот же момент вошёл доктор Шеган. Он и приставленный к Рити федерал бросились поднимать бумаги, но не её. Девушка "пришла в себя" и принялась помогать с извинениями. Поднимая одну карту за другой, она мельком читала имена. "Анна, Верджиния, Лина... Только женщины!" -- Рити набралась наглости и заглянула в карту. "Третий месяц. Плод жив. Состояние матери удовлетворительное..." -- это всё, что удалось прочитать. Последовал грозный, почти истерический окрик доктора, затем сильный удар по лицу. Девушку отбросило к противоположной стене.

--Вот сучка! Доктор, я не углядел...

--Ты конечно! Кто же ещё! Идиот. Эта тоже хороша. Любопытная тварь!

--Я... Мне стало нехорошо, -- негромко возразила Верити, размазывая рукавом слёзы и кровь.

--Какого чёрта ты взяла карту?! -- прорычал Шеган.

--Я хотела помочь! Просто помочь! -- девушка прикрыла лицо руками, заглушая свои слова.

--Сержант, уведи её. Выписываю её с карантина досрочно. Уж слишком здорова эта кобыла, -- сказал добрый доктор.

Солдат резко поднял Рити за шкирку и вывел в коридор. Девушка поплелась в сторону лестницы, по уже привычному пути. Конвоир шёл за ней, подгоняя время от времени толчком в спину. Стараясь угодить ему, она шла быстрее, злоба и обида кипели в сердце. Обдумывая новый план, Верити услышала крик. Это был пронзительный женский крик, какой бывает только в двух случаях. Первый был исключён после того, как раздался ещё более резкий и высокий крик младенца. Эти звуки приближались. Роженица находилась где-то в конце коридора, там, куда они направлялись. Девушка ускорила шаг. Предпоследняя дверь по коридору распахнулась, едва не задев Рити. Из кабинета вышел военный с завёрнутым в пелёнку, орущим младенцем. Рити застыла на месте. Какие-то тревожные мысли метались в голове, но не приносили ничего, кроме бессмысленного волнения. Она заглянула в открытую дверь. Женщина, увидев её, пришла в себя и стала орать ещё громче:

--Отдайте!! Верните ребёнка! Сволочи! Суки! Нееет! -- её голос охрип, а потом ещё кто-то из врачей прикрыл ей рот марлей, пропитанной, видимо, хлороформом, потому что женщина резко замолчала.

--А ну, шагай! -- рявкнул кто-то за спиной.

Рити почувствовала сильный пинок и устремилась к лестнице, но мысли ускорили свой бег, не давали покоя. Сердце замерло на несколько мгновений и сбило дыхание. "Дети -- их товар! Дети -- их расплата за мир!" -- Верити стало так страшно, как ещё никогда не было за всю эту войну. Она ухватилась за перила, чтобы не оступиться на лестнице, и оглянулась на солдата. Тот испуганно отвел глаза, но быстро очнулся и, ухватив Рити под руку, потащил её вниз по лестнице, стараясь не глядеть в её сторону. Что означало -- она права. Страшная догадка оказалась верной. И её, Рити, ждала та же участь свиноматки, вынашивающей биологический материал, корм, мясо, пищу, но не личность, не человека.



предыдущая глава | Эгрэгор Тьмы | cледующая глава