home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Вернитта чуть подалась назад, вжимаясь в стенку воздуховода, но Грэг придержал её, снова привлекая к себе, целуя свою маленькую заложницу. Рити перестала сопротивляться и почувствовала, как рука вампира сползает с её плеча, касаясь шеи, будто случайно зацепившись за воротник толстовки, обнажает плечо и, освободившись от воротника, продолжает свой путь по груди, на талию, за спину. Грэг с лёгкостью приподнял девушку и усадил к себе на колени, не отрываясь от губ. Верити попробовала отстраниться, задыхаясь от его неистовой страсти и от собственного возбуждения, но Грэг удержал её. Девушка настойчиво повторила попытку и, наконец, освободилась. Глубоко дыша, она огляделась вокруг. Вампир смотрел на неё. Уткнувшись лицом в плечо девушки, он потёрся о бархатистую кожу, глубоко вдыхая её аромат. Верити не на шутку перепугалась, когда осознала, что Грэга уже не остановить. У нее не было сил, чтобы вырваться из его крепких объятий. В просьбах и даже в мольбах сейчас не было никакого смысла. Рити прижалась к вампиру, слабыми руками обняв его за шею. И это подействовало, Грэг остановился. Куда проще было бы взять ее силой. Это не стоило бы вампиру ни малейших усилий, но душа просила другого. Он замер, шумно дыша в её волосы, обнимая и прижимая к себе. Девушка прикрыла глаза. Было очень жарко и хотелось спать.

--Что-то случилось? Тебе хорошо со мной? -- спросил вампир шёпотом.

--Ничего не случилось. Всё хорошо. Руки только болят... -- так же шёпотом отвечала Рити.

--Поэтому ты ведёшь себя странно?

--Глупо?..

--Нет. Странно. Ты как будто никогда не делала ничего подобного с мальчиками.

--Я же говорю... глупо... Я не делала ничего подобного с вампирами... -- она поднялась с его плеча и отдалилась, стараясь слезть с колен, но Грэг держал её за талию.

--Смею тебя заверить, в этом мы не сильно отличаемся от смертных, -- усмехнулся он, -- Скажи, наконец, в чём на самом деле проблема? Что у тебя на уме?

--Я не знаю... У тебя есть сигареты?

--Страх... но ещё что-то, кроме... -- продолжал бормотать Грэг, изучая её глаза.

Рити отвернулась, повторив свой вопрос. Вампир покопался в кармане и, прикурив сигарету, отдал девушке.

--Праведные говорят, что пришли освободить город от Тьмы и её власти. Ты сказал, что здесь только потому, что воюешь с Праведными... Кто же пришёл раньше? Тьма порабощает людей -- в этом я уверена, но ты не с ними. Ты против рабства. Так в чём истина? -- спрашивала Верити, сверля его глазами.

--В том, что у каждого здесь свой интерес, личная выгода. И те и другие плевать хотели на местных вроде тебя. Часть Тьмы пришла сюда исключительно ради развлечения, отдохнуть от законов и... Представь себе девственно чистое заснеженное поле. Тебе не хотелось бы пройтись по нему, оставить свой след? Они соблазнились на смертных, которые никогда не видели вампиров и даже не верили в их существование. Романтичный образ легенды тоже подкупает. Праведные же смотрятся в роли освободителей весьма неправдоподобно. Так же, как Тьма, они делают новых птенцов, вместо того, чтобы сохранять то, что осталось от местного населения. Крайне не логичны их суждения о полном очищении этого места. Даже если им, сказочным образом удастся расправиться с Тьмой, останутся их же собственные "дети", -- отвечал Грэг, глядя в тускнеющее небо.

Облака рассеивались. Рити показалось, что лишь над ними, над этой крышей, как чёрная дыра в космосе, тучи расступались так, будто кто-то дул на них снизу, как на пивную пену. Вампир заметил её интерес к облакам и повернул девушку спиной к себе, чтобы та могла прилечь к нему на плечо.

--Они знают о том, что должны умереть, -- со знанием дела ответила на это Рити.

--Птенцы будут истреблены? По собственному желанию все, как один? Ха! Позволь не поверить в эту "святость"... Это невозможно. Этот мир, так или иначе, все равно останется заражённым "дьявольской чумой" надолго, если не навсегда.

Девушка лежала на его плече. Веки то и дело слипались от усталости, но она разлепляла их, наблюдая за тучами, которые продолжали расступаться.

--Расскажи, что там, в "вашем" мире? -- попросила она.

--Ничего особенного. То же, что и в вашем. Для вас -- далёкое прошлое. Все тянутся сюда потому, что время в нашем мире остановилось в этом прошлом, не допуская сильного развития цивилизации. Магия и вампиризм зато не практикуются здесь, в "новом" мире, чем вы все опять же привлекаете к себе, своим девственным невежеством... -- он положил широкую ладонь ей на живот, чуть надавив, чтобы Рити прижалась ближе.

--Там есть смертные?

--А ты сама-то как думаешь? -- закашлявшись смехом, фыркнул Грэг.

--Люди рабы для вампиров?

--Соседи. Основоположники Праведных законов повелели жить всем в мире и согласии, питаясь кровью и плотью лишь животных... забыв, как полагается, что человек есть самое грешное и грязное животное среди всех прочих, -- девушка недовольно заёрзала, пытаясь встать, но вампир продолжал, -- Мы тоже животные, мы тоже люди. Я не хотел оскорбить твой род.

--Значит Тьма против перемирия с людьми? Тьма хочет сделать из них рабов?

--Тьма против законов, написанных старым маразматиком, сгоревшим на солнце. Яркий пример Праведного бреда -- их основоположник. Решил, что заслужил "прощение" и вышел на рассвете на солнце. Сгорел так быстро, что пепла не осталось... Хе-хе... Как думаешь, кто после этого может верить этим законам? Только лишь полные идиоты. "Дьявольская болезнь" неизлечима. Сатана дал вампирам нить, связывающую их с природой и магией, помог им понять, чего они стоят. То, к чему смертные идут годами, вампир получает в одночасье и не ценит этой чести, не ценит силы и власти над самим собой, над смертью. Трудно уважать тех, кто трусливо прячет клыки, данные как великая привилегия, и глушит инстинкты собственной природы.

--Ты хищник, Грэг... -- констатировала она.

--Да-а-а... мой маленький кролик... -- сладострастно выдохнул вампир, целуя её в ключицу, -- Хм-хм-хм... Что ты видишь там? -- он тоже обратил свой взор к небу.

--Звёзды. Их так давно не было видно. Я почти забыла, как они выглядят...

--Руки всё ещё болят?

--Если не шевелить ими, нет... Немного тянет и жжет.

--Кровь запекается. Скоро пройдёт. Ты так глупо чуть не загубила сама себя. Заражение крови стало бы твоим смертным приговором в нынешних условиях.

--Смерть была бы единственным логическим завершением этого кошмарного сна... -- пробормотала Рити.

--Смерть самое страшное и не справедливое, что могло бы произойти с тобой в начале жизни. Жизнь -- тоже величайший дар. Нельзя настолько пренебрегать им и отвергать.

--Смерть иногда необходима, как освобождение...

Грэг чуть повернул её к себе и привлёк за подбородок, чтобы заглянуть в глаза.

--Ты, в самом деле, считаешь, что после жизни может быть что-то лучшее?

--А разве нет? -- удивилась девушка, с трудом преодолевая желание коснуться его горячего плеча замёрзшими пальцами.

--Ничего более совершенного и прекрасного, чем жизнь на земле, нет, -- твёрдо заявил вампир.

--И нет жизни после смерти?

--Ты имеешь в виду Рай?..

--Рай, Ад, без разницы. Что-то есть?

--После смерти есть только тление. Смерти нужно бояться. Не боли, смерти, Вернитта... Это абсолютный конец.

--Почему тогда нельзя бояться боли?

--Преодолевая необходимую, неизбежную боль, ты становишься совершеннее. Если её нельзя избежать, прими боль в себе, осознавая, что она совершенствует твоё тело, закаляет разум и волю. Страх боли -- Зло, которое следует изгнать из себя.

Девушка слушала его внимательно, пытаясь понять, зачем он открывает ей эти истины. Она мягко опустила ладонь Грэгу на плечо. Вампир одобрительно коснулся её щеки тыльной стороной ладони. Рити сонно потёрлась о его ладонь веснушчатым носом, открыла глаза и заметила на внутренней стороне запястья что-то, похожее на татуировку.

--Что это? -- она указала глазами на правую руку вампира, которую он невзначай отвёл за спину.

--О чём ты? -- хитро прищурился он.

--Это клеймо? На руке... -- попыталась угадать Рити.

--Клеймят только рабов, мой кролик... -- недовольно отозвался Грэг.

--Не называй меня так! -- обиделась девушка.

Вампир снисходительно улыбнулся, протянув ей татуированное запястье. Он положил руку ей на колени, чтобы Рити смогла как следует разглядеть рисунок. То, что на первый взгляд показалось ей кристаллообразным перевёрнутым крестом, оказалось древним пламенеющим кинжалом, выполненным из чёрных и белых линий. На изогнутом клинке вертикально располагались латинские буквы: "С", "A", "L", "I", "G", "О".

--Ка-ли-го... -- по слогам прочитала Верити, -- Что это означает?

--У тебя есть предположения? -- интригующе начал Грэг.

--Только... кровавый римский император, Калигула... Но... это же не может быть связано? Он существовал в нашем, а не в вашем мире... -- вслух рассуждала она.

--Люди так же не похожи друг на друга, однако у них у всех одни корни, один исток... прародители... -- снова загадками заговорил вампир, -- Два мира отличаются друг от друга, но когда-то являлись одним целым.

--Наши миры? Они были одним? -- подпрыгнула от удивления Рити, -- Но как? Почему сейчас они разные и самостоятельные?

--Однажды единое раскололось надвое. И не по воле Бога, а лишь потому, что так захотели маги. Они пожелали отделиться от непонимания и религиозных гонений и сотворили раскол. Чтобы уберечь тебя от предрассудков, оговорюсь, что раскол этот был отнюдь не на "добро" и "зло".

--Мне холодно. Может, вернёмся внутрь? -- предложила она.

Они перебрались обратно на чердак. Грэг усадил девушку к себе на колени. Рити продолжила расспрашивать его.

--Так значит история у нас одна? И эта татуировка... Она что, действительно связана с Цезарем?..

--Давай назовём это кланом, к которому я принадлежу... -- вампира не на шутку взволновал этот разговор.

Вернитта ёрзала на его коленях всё энергичнее, сколь интереснее ей было слушать своего наставника, не подозревая, какую волну энергии она пробуждает в животном духе вампира. Грэг обхватил её лицо руками и, укладывая Рити на спину, захватил всё ещё лепечущие губы. Девушка не успела опомниться, когда Грэг уже глядел на неё сверху. Он встретил взглядом испуганный взгляд и склонился к её животу. Широкая ладонь, как змея, медленно заползла под ткань. Миновав маленькую ложбинку на плоском, упругом животе девушки, она, словно поцелуем, коснулась груди и отступила, на обратном пути зацепившись за край толстовки. Вампир дёрнул край вверх и на секунду замер в предвкушении. Бледное веснушчатое лицо залилось краской стыда. Слабые руки бессмысленно ринулись прикрывать грудь. Грэг беспощадно развёл их в стороны, придержал и склонился, чтобы насладиться запахом нежной юной кожи.

--Стыдиться своего тела и своих желаний преступно... -- тихо, с пристрастием прокомментировал он, -- Нельзя стесняться того, что дала тебе природа. Гордись этим, наслаждайся своим телом, кролик... И позволь наслаждаться другим...

--Другим?.. -- приоткрыв глаза на мгновение и вновь сомкнув веки, переспросила Верити.

--Но лишь тем... кто достоин... -- сбивая дыхание, ответил вампир.

Он прильнул губами к груди, и юное тело, трепещущее под ним, изогнулось дугой. Девушка сладко всхлипнула, но попыталась освободить руки. Грэг проигнорировал эту попытку. Вместо того чтобы отпустить её, он чуть сильнее надавил на левое запястье. Рити жалобно всхлипнула. Две алые капли проступили поверх царапины. Поцеловав рану, вампир облизал губы и удовлетворённо вздохнул. Девушка погрузилась в полусонное, полуобморочное состояние, вызванное причинами, известными только Грэгу. Пришлось приложить немыслимые усилия, чтобы разомкнуть веки, но Рити преодолела это. Её взору открылось лицо вампира, наслаждающегося своей властью. Отступать он был не намерен.

--Ты поступаешь подло... -- прошептала она.

--Подло? Хм... О чём ты? -- прищурился Грэг, склоняясь к её лицу.

--Ты знаешь, о чём... -- глаза стало жечь, и веки её снова сомкнулись, -- Пользуешься превосходством... Что со мной? Наверняка твои магические штучки... Отпусти... -- Рити зажмурилась сильнее от боли в глазах.

--Я слишком долго ждал этого, моя девочка. Не сопротивляйся. Ты не сможешь. Если я усилю атаку, ты крепко и надолго уснёшь, а я хочу, чтобы ты всё чувствовала. Если бы в тебе не было ни капли желания, ты не оказалась бы в этой ловушке...

--Я... не хочу...

--Ложь! -- он отпустил обессилившие руки пленницы и осторожно обхватил её лицо, -- Признайся себе в своих чувствах и поймёшь, что ошибаешься... Ты боишься каких-то призрачных, надуманных последствий... Так набожники боятся мифической "Божьей кары"... Открой глаза.

Девушка осторожно разомкнула веки. Боли не было. Рити даже почувствовала в себе силы подняться. Подтянувшись на локтях, она стала выползать из-под вампира, но тот придержал её за загривок.

--Не так шустро... -- улыбнулся Грэг, -- Хочешь, чтобы я оставил тебя в покое?

Рити кивнула, глядя на него настороженно.

--Поцелуй меня. Обещаю, после этого больше не притронусь к тебе против твоей воли... -- предложил сделку Грэг.

Вернитта потянулась к мужчине, ещё немного приподнялась на локтях, щёку кольнула жёсткая борода. Вампир увернулся от её губ и прошептал:

--Только так, чтобы по-настоящему... Чтоб мне понравилось, кролик. Ну же... -- он оперся на руку, рядом с ней, но не касался Рити, как и обещал, -- Не бойся, я всегда выполняю свои обещания.



предыдущая глава | Эгрэгор Тьмы | cледующая глава