home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

К этому времени князь и его рать уже выступили к позиции и направлялись к восточному мосту. Сильнейшее, но немногочисленное войско отлично подготовленных убийц шло под единым постулатом: Тьма должна быть уничтожена. Воцарится мир на этой земле и мир на родине, в Зордании. Бог простит их проклятые души. Они все сделают шаг к излечению от дьявольской болезни и перестанут чувствовать жажду. Так обещали им праотцы Праведных законов, так обещал им Алиас. "Мы вернемся домой и отомстим Сальватору за предательство империи!" -- так же дал слово князь.

Милана сегодня шла рядом с ним и не представляла, как раньше могла жить без этого человека. Она не поклонялась ему, как другие, но была влюблена в скрытые в недрах души его беззаботность и наивность, в сочетании с силой и мужеством, самоотдачей и разумом. Профессиональный военный деятель и безусловный ребенок. Влюбленность князя вызывала у Миланы взаимные чувства. Ей больше не было обидно, что она всего лишь похожа на его любовь. Она знала, что сама она так же сильно нужна ему. К Дориану же не осталось ничего кроме презрения. Ради Алиаса Милана переименовала свою ненависть в безразличие.

Взор князя был устремлен вдаль, за горизонт. На его лице блуждала смута. Девушка подняла руку и нежно провела по его горячему лбу.

--Что с тобой? Если бы ты не был проклятым, я решила бы, что у тебя лихорадка, Алиас...

--Мне в самом деле нехорошо. Я чувствую, что послал людей на смерть, -- ответил ей князь, еще тревожнее глядя вперед.

--Похоже, это как-то связано с той последней битвой за Нодегарм... -- чуть слышно проворчала Милана, -- Я не права?

--Права. У тебя отличное чутьё, любимая... Я должен был поговорить с тобой раньше. Но сейчас уже не время для таких разговоров, прости.

Он отделился от строя и подался вперед, продолжая путь в одиночестве. Милана не стала его тревожить, но ей стало не по себе. Алиас до этого ни разу не прерывал беседу вот так, и не скрывал от неё ни слова, ни мысли.

На юге сейчас вошли в город птенцы Дориана. Им предстояло первыми напасть на центр. Такая честь многим казалась немилостью, но несогласные предпочитали молчать. Сам Дориан после собрания не был настроен на размышления. После того, как он увидел Милану об руку с князем, все идеалы перестали для него существовать. Не было больше ни дружбы, ни любви, ни патриотизма, ни подчинения и преданности Алиасу. Князь пал в его глазах, а Милана стала камнем преткновения. Все, ради чего он вел сейчас свою армию, все, ради чего он сам шел на смерть, была она. Но было у него большое желание умереть как можно скорее, умереть, чтобы не причинять больше никому боль, и чтобы никто больше не причинил боль ему самому. Стоило ли ему надеяться на то, что она простит его? Может и нет, но он надеялся и почти верил. Она подарила ему поцелуй, а с ним и надежду, но все так быстро разрушилось на его глазах. Она уже с другим и никогда его не простит. Дориан ненавидел себя теперь больше, чем когда-либо. Так давно он винил себя за то, что сделал с этой прекрасной и смелой девушкой, и когда увидел её здесь, это чувство стало слишком сильным. Теперь оно имело единственный выход -- смерть. Вампир потер седые виски, затем глаза, слезящиеся от едкой Тьмы, и ускорил шаг, а за ним и его вечные слуги, любящие его, созданные им, его дети.

В городе было тихо и пусто, но эта тишина здесь всегда имела подводные камни. Она была наполнена отталкивающей, а иногда манящей, энергетикой. Здесь начиналось сильное защитное поле. Оно подавляло волю Праведных и мутило разум смертных. Когда со всех сторон на войско стали нападать оборотни и люди, подчиненные вампирам, Дориан не сразу сообразил, что началась бойня. А когда понял, часть его птенцов была уже уничтожена. Он не был готов, и не были готовы его воины. Они были уже так близко к цели, но не ожидали засады. Дориан не смог простить себе этого. Со страшным криком, он бросился в самое пекло и вступил в бой.



предыдущая глава | Эгрэгор Тьмы | cледующая глава