home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8

--Брат жив! Эллао, мой милый Эллао жив, понимаешь! -- сдавленным шепотом кричала Юми на ухо Джеку.

Тот снисходительно улыбался ей, но думал о чем-то другом. Он знал, что скоро сюда придут. Он чувствовал приближение мощнейшей силы и понимал, что глядит на Юми в последний раз. Темные задумали что-то очень плохое, раз столько стражников идет по коридору сюда.

--Юми... -- он с улыбкой прервал её восторженную речь, стараясь не выдать своего предчувствия, -- Ты -- самое прекрасное в моей жизни. Я хочу, чтобы ты знала это сейчас и всегда.

Девочка плотно сомкнула губы. Её глаза расширились и через мгновение наполнились слезами.

--Ты... что-то чувствуешь, да? Нет, только не сейчас! Нет! Они не смеют! Я не хо...

Сидя напротив, он вдруг совершил молниеносный бросок в её сторону и, захватив её обеими руками, он вместе с девочкой свалился на солому, бережно, но крепко прикрывая её рот.

--Тише, Юми... Что же ты делаешь?.. Тиш-ш-ше... -- зашептал он, -- Они заберут только меня. Я выдал себя. Тише, -- Юми протестующее дернулась, -- Ты ничего не можешь сделать. Только себе навредишь. Я хочу, чтобы ты осталась здесь, в этом углу, слышишь?.. -- она замотала головой, -- Ты останешься здесь и будешь сидеть тихо, чтоб, даже если всех здесь поубивают, тебя не нашли, поняла?.. -- его голос стал уверенным, озлобленным, жестким, Юми пришлось сдаться, она закивала, -- Хорошо. Они уже близко. Сейчас войдут первые из них, главные. Я отпускаю тебя, и ты остаешься тут, пока все не кончится, договорились?

--Угу... -- всхлипнула девочка.

Волк отпустил её и уверенно вышел на середину, ожидая палачей, но сила, давящая на него как удушье, уже была здесь, а в коридоре не оказалось даже постоянных охранников. Лишь спустя время тяжелая металлическая дверь бункера загудела, и во всем секторе воцарилось молчание. В коридоре появились несколько мужчин. Всего лишь несколько! Тогда как Джек представлял себе множество воинов или магов. Волк оторопел, когда понял причину ошибки. К решетке их камеры подошел высокий мужчина, сплошь в черном. На лицо был спущен капюшон балахона, но Джек и многие другие пленники сразу поняли, кто почтил их сегодня своим визитом. Подойдя к решетке, он приказал одному из сопровождающих открыть дверь. Джек судорожно обернулся на Юми. Её почти не было видно с его позиции, а значит, со входа и подавно. Волка это немного успокоило, и он продолжал стоять посреди камеры, несмотря на то, что все остальные ютились у стен, вжимаясь в них до такой степени, что по кирпичам шелестела пыль. Мужчина в балахоне неторопливо переступил порог и внимательно оглядел Джека. Волк громко сопел, но не шевелился, взглядом следя, как вампир описывает круг.

--Женщин моложе тридцати на середину... -- произнес он, когда закончил изучать парня.

Поднялся женский визг, но охранники быстро справились с приказом. Через две минуты рядом с Джеком стояли четыре девушки. Одной из них не было и двенадцати.

--А тебе что, больше всех надо, или ты решил чистосердечно себя выдать?.. -- обратился главный к волку, -- Может, ты собираешься просить о поступлении в нашу армию?

Джек сделал несколько шагов назад, но не стал далеко отходить от девушек. Вампир оставил его и занялся пленницами. Внимательно разглядывая их, он каждой приказывал назвать своё имя. Наблюдая со стороны, Джек все пытался понять, что задумали темные, но в голову ничего не приходило. Когда все четыре назвали себя, вампир отпустил их и снова подошел к волку. Джек не боялся, но адреналин начал дергать его мышцы одну за другой. Подрагивали ноги, тряслись руки, живот то и дело сжимался.

--Ты давно здесь, в лагере с людьми? -- очень тихо спросил вампир.

--Около шести месяцев.

--Сейчас так трудно сдерживаться, неправда ли? Столько времени ты провел с людьми, а зверь всё рвался наружу. Сейчас ты хочешь крови и боли хоть чьей-то... моей, например... -- вампир рассмеялся глухим протяжным смехом, -- Я оставлю тебя здесь. Если хочешь, будешь и дальше играть со своей природой и людьми... Только ответь мне на вопрос, волчонок, хорошо?

--Да... -- Джек кивнул, но не поднял головы.

Вампир склонился к нему и, едва касаясь его плеча капюшоном, прошептал:

--Где... Юми?..

Парень почувствовал, как по рукам и ногам прошел ток, а в затылок ударила тупая боль. Он отшатнулся от вампира.

--Я не знаю! -- вскрикнул он.

--Слишком эмоционально, чтобы быть правдой... -- вампир не стал тратить время на дискуссию и, захватив парня за загривок, приложил его о колено.

Джек застонал, согнулся, а затем свалился к его ногам, но молчал. Так же молча он увидел самый ужасный исход этой сцены, какой он только мог себе представить: Юми бежала к нему на помощь! С криком: "Оставь его! Не смей!", она толкнула вампира в балахоне (ни на миллиметр не сдвинув его с места).

--Что ты наделала... -- Джек сквозь слезы взглянул на неё в последний раз.

Вампир вышел в коридор и отдал охранникам два приказа: "Убрать волка от людей" и "Девчонку ко мне".

Последнее, что попытался сделать Джек в своей жизни -- это защитить Юми, но не смог. Острый, как бритва, посеребренный меч отсек его голову раньше, чем он успел пошевелиться. Девочка билась в руках охранников, но после казни волка сразу затихла и обмякла. Её несли под руки без чувств. В помутненном сознании Юми застыла откатившаяся от тела голова Джека.

Только наверху, в большом кабинете, когда её бросили в кресло и оставили одну, девочка пришла в себя. Из обрывков воспоминаний она поняла, кто посетил их камеру несколько минут назад.

Оглядывая стены кабинета, в котором раньше, вероятно, работал высокопоставленный чиновник, Юми поёжилась от внесенных вампирами перемен в этот строгий интерьер. На полу возвышалась кипа диванных подушек и ковров, собранных со всего этажа. Мебели кроме кресла здесь совсем не было. Окно наглухо заколочено листами линолеума. Вместо люстры на потолке болталась одинокая тусклая лампочка, то и дело мигающая из-за перебоев в работе старого генератора. Сами стены все еще деловито выделялись офисной отделкой пластиковых бордюров под темное дерево. Потолок тоже держался гордо, но лепнина с него на половину осыпалась, и зияли темные бетонные дыры. Девочка восстанавливала дыхание, оглядываясь по сторонам. Она встала и подергала ручку двери. Шанс был не велик, но все же вдруг охранники оказались идиотами?.. Не оказались. Дверь не поддалась. Юми прислушалась и попятилась назад. Из-за двери отчетливо слышались шаги, медленные, размеренные, неминуемо приближающиеся. Она вдохнула и подавилась воздухом, перестала дышать... Замок щелкнул, ручка плавно опустилась вниз и дверь подалась внутрь. На пороге Юми увидела мужчину в черном балахоне. Капюшон все так же скрывал его лицо, но девочка была уверена, что видела именно его в своей камере. По его приказу убили Джека, и по его же приказу её привели на его суд, сюда. Вампир запер за собой дверь. Он глядел на Юми. Хоть капюшон и отбрасывал густую тень на лицо вампира, она чувствовала его взгляд на себе. От одного лишь осознания ситуации у девочки темнело в глазах. Вампиры встречались ей раньше. Ей пришлось провести с ними не один месяц и потому она так их ненавидела. Полагая, что нет на земле более жестокого, изощренного и сильного разумного существа, Юми стояла сейчас в трех метрах от их лидера. Так прошло несколько минут. Оба, не шевелясь, глядели друг на друга. Девочка спасовала первая, не издав ни звука, она зажмурила глаза, и её бледные щеки стали розоветь от соленых слез. Из-под темных волос стали видны морщинки на лбу от напряжения. Грэг всё ждал, когда же тонкие губы девочки перестанут сдерживать её истинные чувства. И вот, наконец, он услышал её всхлип, тихий, робкий, трагичный. Вампир принялся растирать кончики пальцев обеих рук, чтобы их перестало сводить. "Черт бы побрал того, кто меня за язык тянул... -- вздохнул он с досадой, -- Какая вкусная драма могла бы состояться..." Он шагнул ей на встречу. Юми метнулась назад, оступилась и, не удержав равновесия, села на пол. Вампир протянул ей руку, но девочка быстро отползла, перевернулась и поднялась на ноги уже в противоположном конце комнаты.

--Не подходи! Только прикоснись, ублюдок! Ты поплатишься за всё! -- сквозь страх визжала она.

--В самом деле?.. Это даже интересно. И что же мне грозит? -- Грэг потер ладонь о ладонь в предвкушении.

--Мой брат убьёт тебя! Скоро они придут сюда. Их тысячи! Тебя сожгут, разрубят на куски...

--Нет-нет... давай-ка по порядку. Сначала наверное на куски, а потом сожгут? -- издевался вампир с улыбкой.

--Тебе будет не смешно, когда придет мой брат! Эллао сильнее тебя! ОН будет над тобой смеяться!

--Прости, что?.. Что он будет делать?.. Как ты говоришь его имя?..

--Эллао! Запомни это имя, потому что...

--Закрой рот, маленькая сучка! -- все еще улыбаясь повысил голос вампир.

Юми затихла, глядя на него огромными от страха глазами. Грэг прошелся мимо неё, обернулся и поднял руки, чтобы снять капюшон. Девочка впечаталась в стену, разглядывая смуглое худое лицо немолодого разбойника.

--Ты будешь проклинать это имя, когда поймешь, что сделала сейчас... Когда ты встретишь своего брата, поговори с ним, скажи все, что хотела ему сказать, потому что жить ему осталось очень недолго.

--Ты его не убьёшь... -- неуверенно, но с достоинством покачала головой Юми.

--Я -- нет. Его казнят свои... -- он поднял девочку за плечи и опустил на лежанку из ковров.

Её тонкие руки и ноги быстро заметались перед Грэгом, так быстро, что вампир на несколько секунд просто опешил. Не собираясь давать жертве фору, скоростью превзойдя её, он распял Юми на коврах, раскидав её руки и ноги. Сковал их силой и тяжестью, подчиняя себе её глаза. Девочка попалась без промедления. Ища жалости и сочувствия, она обратила взор к холодным глазам Эгрэджио и сдалась. Её тело обмякло. Его сковала липкая тьма. Грэг разорвал рубашку у неё на груди, стянул с тощих ног джинсы. Одурманенный взгляд Юми сверкнул ненавистью, будто ей снился сон о чем-то мерзком.

Вампир ликовал, отстраняясь от жертвы, но что-то мешало, давило, будто он сам попал под влияние чьего-то заклятья. Чувство давно забытое и стертое, выброшенное за ненадобностью, как помеха на пути, истребленное... Вина. Грэг еще раз оглядел худое, изможденное тело девочки с едва обозначившейся грудью и царапинами на коленях, почти детское сонное лицо в шапке черных волос, оттолкнулся от лежанки и отвернулся.

--Скучно... -- констатировал он для себя, зная, что причина не в этом.

Опустив ладонь на глаза Юми, он снял чары морфея. Девочка распахнула темные глаза и в один миг сжалась клубком, прикрыв грудь, прижав к животу колени.

--Не думай, что я проявил сочувствие к тебе, -- поспешил объясниться Грэг, -- Мне не знакомы эти эмоции.

Юми не пошевелилась. Её тело била дрожь. Вампир приблизился, уже с кинжалом в руке.

--Встань!

Девочка принялась карабкаться по лежанке, как по отвесной стене, пока Грэг не придержал её за плечи.

--За что?.. -- подавлено пискнула она.

--Я не убью. Только не двигайся пока.

--Не надо...

-- Я сказал, тихо! -- вампир придавил Юми, с силой полоснув по спине ножом.

Её сдавленный крик был едва слышен. На коже сперва появилась белая полоска, позже проступила алая роса, как по колее родник, выходя из берегов, тонкой ровной струйкой поблескивая на свету. Девочка дернулась в надежде, что вампир сделал, что хотел, и получила подзатыльник, от которого вмазалась лицом в ковер. На этом месте на ковре осталось маленькое темное пятно крови.

--Я только начал. Если ты сильно против, я могу передумать. Может, ты жаждешь любви? Так я не буду мешать. Покажешь мне, на что способна, и, возможно, я взгляну на твое тело иначе...

--Ты -- мразь... -- прошипела Юми сквозь зубы, так сильно сжимая пальцами ковер, что костяшки побелели.

Полоснув еще дважды по обнаженной спине и слизав проступившую кровь, Грэг привлек Юми к себе за плечи.

-- Все должно было кончиться хорошо... -- он будто оправдывался перед кем-то, не перед ней, не перед собой, перед кем-то еще... -- Ты сама виновата... Нет, не ты... Твой брат! Я всегда считал, что нет ничего слаще мести. Только вот за тебя мне вряд ли отомстит Эллао. Все совсем наоборот, Юми... -- он вдохнул аромат её страха, зарывшись лицом в черные волосы, и медленно погрузил клыки в дрожащую плоть напряженной ключичной мышцы.



предыдущая глава | Эгрэгор Тьмы | cледующая глава