home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



18

Через несколько часов, проведенных на операционном столе, девушка очнулась в окружении военных медиков, брата, Морлока и еще нескольких вампиров, лица которых Рити не были знакомы. Она напрягла память, чтобы вспомнить, что с ней собственно произошло. Последнее, что она видела -- Эллао убивал охранников. "Он сбежал! Все это из-за моей глупости! Дьявол..." -- она остановила взгляд на Морлоке. Он был мрачен. Рити не решалась заговорить с ним, и он помог:

--Как ты себя чувствуешь?

Верити была не уверена в том, что вообще себя чувствует. Чтобы разобраться в этом, она попробовала пошевелиться, боль прострелила все тело. В груди стало жечь.

--Больно... -- простонала она, не понимая, почему её не излечили сывороткой.

--Ты пробудешь здесь до полного выздоровления. Я распорядился, чтобы тебе не давали сыворотки, -- заявил он, -- Угрозы для жизни уже нет. В твоей крови еще есть сила. И её достаточно, чтобы ты пошла на поправку. Это будет тебе уроком. Да и всем будет спокойнее, если ты побудешь на больничной койке. По крайней мере, больше ничего не натворишь... -- с этими словами он вышел, а за ним следом и незнакомые ей вампиры.

Врачи так же покинули палату, остался лишь Верден. Он присел на стул, рядом с постелью.

--Надеюсь, хоть ты не будешь читать мне нотаций?.. -- почти шепотом спросила Рити.

Ей было больно говорить и еще больнее -- дышать.

--Не буду, хотя Морлок мало тебя отчитал, на мой взгляд... -- снисходительно ответил волк.

--Эллао... сбежал?..

--Да. Зачем ты вообще туда поперлась?..

--Ты обещал... Мне говорить больно. Давай потом?.. -- взмолилась девушка.

--Хорошо. Я пойду тогда. Тебе ничего не надо?

--У-у.

--Если чего-то надо будет, звони, слева от тебя кнопка для вызова медбрата.

--Пасиба. Я посплю еще...

Верден ушел. Верити долго лежала, глядя в потолок, стараясь не шевелиться. В голове неслись проклятья, но по большей части обращенные к самой себе, нежели к Эллао. Она начала верить в то, что виновата во всем сама. Серые стены, вонь хлорки и вся атмосфера госпиталя заставляли сосредоточиться на жизни и на всем происходящем. Теперь у Рити было достаточно времени, чтобы все обдумать. Морлок, как всегда, оказался прав.

На следующее утро, когда в палату заструился солнечный свет, на пороге появилась Юми. Верити даже чуть приподнялась на локтях, но больничная пижама натянулась на груди и сдавила рану. Девушка зажмурилась и опустилась на подушку.

--Привет... -- неуверенно улыбнулась ей Юми.

Верити не знала, как ей вести себя и как расценивать это появление, но все же была рада.

--Привет, Юми. Тебя уже выписали?

--Ага. Давно уже. А ты как?

--Ничего. Спасибо, что пришла...

--Я... -- она отвела глаза и медленно опустилась на стул, -- Понимаешь, я... Мне рассказали, что произошло. Я подумала, стоит извиниться за...

--Не стоит. Я сама во всем виновата, и с тобой тоже. Не надо извиняться, Юми... -- грустно, но уверенно отозвалась Рити.

--Я хотела извиниться за брата, -- выдала девочка, -- Он не понимал, что делал. Он одержим зверем внутри и...

--Я знаю, чем и кем он одержим. Кажется, и ты знаешь... Пойми, то, что он вампир, еще не значит, что он подонок. Ему просто задурил голову кое-кто... Боюсь, и в этом тоже виновата я, так что... Эллао поступил правильно. Я это заслужила.

--Верити, я... -- она подняла на неё глаза, полные слез, -- хочу рассказать тебе одну историю. Ты будешь единственным человеком, который её услышит. Раз уж мы все скоро умрем, мне надо, чтобы кто-то знал...

--Но...

--Только не перебивай и не комментируй, пока я не закончу, -- попросила девочка.

--Хорошо, -- пообещала Рити, закрывая глаза от усталости.

--Я попала к вампирам в самом начале войны, почти два года назад. Они убивали родителей у нас на глазах. Меня забрали, а о том, что Эллао жив, я узнала лишь когда ты попала к нам в лагерь. Тогда лагеря еще не было. Пленных вообще не брали. Я принадлежала одному... парню. Его звали Иглис. Полгода он везде таскал меня с собой, как... собаку. Я была его рабыней... понимаешь?.. То, что сделал со мной темный кардинал -- детская игра по сравнению с тем, какие изощренные пытки придумывал мне Иглис... -- Юми на минуту замолчала.

Верити открыла глаза и увидела, что девочка плачет, но так тихо, что даже всхлипов было не слышно. Рити почему-то подумалось, что она научилась так плакать именно в это время, чтобы её хозяин не замечал и не питался лишний раз от её горя.

--Потом, -- продолжила девочка, -- начали оборудовать лагерь. У Иглиса появились новые игрушки и меня он отдал туда. Во всей этой истории это, пожалуй, самое приятное. Он мог бы убить меня, наигравшись, но просто оставил в тюрьме.

--Сколько тебе сейчас лет?.. -- спросила Верити, уже сидя на постели.

Боли она не чувствовала и не замечала сейчас.

--Шестнадцать.

--Значит, было тебе тогда четырнадцать?.. -- вздохнула Верити, -- Где он сейчас, этот Иглис?..

--Надеюсь, сдох...

--Но ты не знаешь точно, сдох он или нет?..

Девочка покачала головой.

--Если жив... Я позабочусь о том, чтобы он пожалел, что еще не сдох... -- пообещала Верити, -- Можешь даже принять в этом участие.

--Я не хочу. Ничего не хочу. Спасибо, конечно, но... Я боюсь, что не вынесу, если еще раз увижу его...

--Теперь понятна твоя ненависть к вампирам, но, Юми... Среди людей тоже есть мрази. Не все же...

--Не надо. Не пытайся меня переубедить. Я ненавижу их как вид, и точка. Тебе не удастся доказать мне, что они подобны людям. Это демоны, и ты сама знаешь, что они прокляты. Они питаются кровью и продумывают тонкие детали изощренных убийств. Не становись на их сторону, ты ведь сама уже на них похожа...

Рити опустила глаза. Впервые ей стало по-настоящему стыдно за то, что она обрела силу. Она вспомнила испуганные лица в камере, когда голыми руками раскидала нескольких крепких мужиков. "Наверное, так не должно быть. Я уподобилась зверю..." -- думала она, вспоминая глаза Вердена во время боя.


Прошла неделя. Рана в груди почти затянулась и болела только по ночам. Верити стала чаще вставать, гуляла по всему второму этажу корпуса, самостоятельно мылась и ела, но, в основном, стояла у окна, наблюдая за всем происходящим. Из окон госпиталя был виден плац как на ладони. Снег уже давно растаял, деревья покрылись почками, а воздух по ночам был таким теплым, что Рити хотелось плакать от тоски и невозможности выйти на улицу. Её часто навещал брат, два раза заходил Морлок. Он больше не злился и с нетерпением ждал ее выздоровления, чтобы возобновить тренировки. Девушку мучила бессонница. А когда сон приходил, то снились необъяснимые кошмары и люди, которых она никогда не встречала. Один из таких снов, пожалуй, самый страшный, приснился Верити на закате предпоследнего её дня в больнице. Наутро её обещали выписать. Сон сморил её впервые за сутки, и Рити спала очень крепко. Ей снился город, но он был наводнен людьми, смертными и здоровыми, не ранеными, не больными. Город был заново отстроен и чист. Люди улыбались друг другу и праздновали что-то. Верити шла по улице Свободы и чувствовала себя изгоем, демоном. На неё никто не смотрел, с кем бы она не заговорила, все отворачивались, будто её и нет. Кошмар оборвался из-за боли. Пустота и давящая на грудь каракатица снилась несколько минут, а после сон снова вернулся. Все тот же город, но что-то ужасное случилось, пока Рити отсутствовала в нем. Люди куда-то делись, дома превратились в груды бетона и пыли, лесов и дорог больше не было. Вся земля была усеяна хламом и серой пылью, кое-где красноватой. Девушка пробежала по развалинам, забралась на самую высокую кучу и увидела горизонт... Далеко-далеко, где небо, соединяясь с землей, переходило в стену серого тумана, она увидела стаю огромных черных птиц. Они летели в её сторону, но были еще далеко отсюда. Стоя на этой гигантской свалке, Рити подняла глаза к небу. Было светло, как в пасмурный день, но солнца не было видно. Свинцовые облака, подобно полю Тьмы нависали над ней, причем так низко, что можно было подпрыгнуть и достать рукой. Начал валить снег, но было не холодно, только прохладно, как в летнюю ночь. Верити поймала крупные хлопья снега и почувствовала запах жареной плоти, как бывало раньше, когда она отряхивала с себя прах сожженных вампиров.

Девушку разбудил шум. На улице что-то происходило. Рити отдышалась и подскочила к окну. Хотя на дворе была глубокая ночь, на плацу велось срочное построение. "Неужели тревога?!" -- ахнула она, вглядываясь в плотные ряды солдат, построенных по периметру площади. "Как не вовремя я здесь! У меня даже нет оружия..."

Шум сменила гробовая тишина. Верити распахнула окно и прилегла на подоконник, но не услышала голоса командира. Все молча ждали чего-то. Рити увидела Морлока. Он стоял к ней спиной и, как и все остальные смотрел в сторону дороги, ведущей от ворот на пропускном пункте. Девушка вдохнула весенний воздух и с замиранием сердца тоже стала ждать развития событий. Вскоре она увидела, как по дороге по направлению к штабу следует группа из десяти человек. Все крепкие, мощные, уверенно шагающие вперед. Впереди шел высокий мужчина в военных ботинках, светлых джинсах и кожаной куртке нараспашку. Их вел Грэг. У Верити от волнения сбилось дыхание. Оно не поспевало за ударами сердца. Когда девушка поняла, что это Грэг, она в забытьи отдернула руку от подоконника, ударив себя в грудь и тут же согнулась от страшной боли. Солдаты стояли не шевелясь. От этого ситуация казалась еще более накаленной. Двухтысячная армия стояла как единый неживой монолит, а темные вампиры во главе с их предводителем в наглую разгуливали по плацу. Они проследовали прямиком к зданию штаба, остановились перед крыльцом. От окна до входа в штаб было не меньше ста метров, но слова Грэга, обращенные к караульному, девушка услышала отчетливо:

--Передай князю, Тьма у ворот! -- с саркастической усмешкой произнес вампир.

Караульный кивнул головой вместо поклона и скрылся в здании. Грэг переглянулся со своей свитой, проворчал что-то на варварском. Те усмехнулись, а Эгрэджио обернулся в сторону окна, у которого стояла Верити. И, хотя в её палате был выключен свет, вампир глядел точно на неё. Девушке захотелось бежать куда глаза глядят. Сейчас, она была уверена, начнется резня. Грэг не мог так просто сдаться и принять условия Праведных. Вместе с этим пришло ощущение обреченности. За воротами ждала вся оставшаяся армия Тьмы, вероятно, превышающая светлую армию вдвое. Ни забор, ни ворота не могли быть для них препятствием. Но вот на крыльце показался караульный. Он попросил Грэга следовать за ним. Вампиры скрылись в здании штаба. По плацу пошел гул, но кто-то из старших офицеров резко оборвал его, приказав "Смирно!". Верити села на постель. "Надо собираться. Не хочу, чтобы меня застали здесь, без оружия, в пижаме!" -- еще чуть-чуть посидев, она встала и вышла в коридор. Там, по счастью, никого не оказалось, и Рити быстро добралась до шкафа со своей одеждой. Ранее она исследовала здесь все, и теперь знала, где лежат шмотки пациентов. Здесь было все, кроме майки и жилета. Их попросту выбросили. Девушка не сильно расстроилась, потому что надевать на себя майку с дырой от ножа было бы неприятно. Пришлось остаться в серой больничной рубашке. Она была большого размера, мужская, но байковая, поэтому Рити она нравилась. Одевшись, девушка спустилась на первый этаж. Там, на самом выходе, на крыльце толпились медработники, наблюдая за тем, что творится на улице. Путь был перекрыт. Верити пошла по этажу в поисках окна.

Когда Морлок увидел свою ученицу, крадущуюся мимо по газону, в больничной пижаме навыпуск и военных штанах, он едва не запустил в неё энерго-шаром, но вовремя вспомнил, что Рити еще больна.

--Стоять! -- рявкнул он, подбегая к девушке.

Та застыла на месте, виновато глядя на него.

--Чтоб тебя черти ели! Какого ты здесь делаешь?! -- вампир ухватил её за загривок.

--Меня уже выписали... -- тихо пискнула Рити, -- Мне нужно оружие...

--Ремня тебе нужно! Куда ты лезешь? Ты видишь, что творится?.. -- он понизил голос почти до шепота и огляделся по сторонам.

--Вижу! Поэтому и говорю, что нужно оружие! -- возмущенно выкрикнула она.

--Тихо... -- цыкнул вампир, -- В третий корпус бегом, потом сразу ко мне. Поняла?!

--Поняла, -- кивнула девушка, грустно улыбаясь ему.

Получив свое оружие и отыскав в казарме куртку, Рити вернулась на плац. Ничего не происходило около часа. Когда же, наконец, темные покинули штаб и встали в стороне ото всех, вышли Алиас и Грэг. Князь объявил постановление о заключенном перемирии.

--Клятвой, данной перед лицом вселенской магии, мы заключили пакт о мирном сосуществовании до тех пор, пока наши цели едины! -- провозгласил он в тишине.

-- Лагерь, как было условлено, распущен. Люди этого города свободны! -- добавил Эгрэджио, -- Любое нарушение соглашения, скрепленного кровью правителей, карается высшим Эгрэгором вселенской магии!

После этого выступления все стали расходиться. Гул поднялся от сотен голосов, обсуждающих договор. Алиас вернулся в штаб, а Грэг и его свита направились к воротам, где их ждала армия Тьмы.

Верити не знала, чего ждать от этих перемен. Она старалась не подавать вида, что эта прогулка не пошла ей на пользу, и боль в груди вернулась с лихвой. Но Морлока было трудно провести.

--Тебя ведь еще не выписали. Так? -- хмурясь на неё спросил он, -- Тебя должны выписать только утром, и то, после осмотра. Сразу хвататься за оружие нельзя.

Она попыталась возразить, но вампир продолжал, не слушая её:

--Немедленно возвращайся в койку! Я лично прослежу, чтобы тебя не выписывали еще неделю.

--Морлок! Не смей! Я не могу там больше! -- едва не расплакалась девушка, -- Я от тоски помру! Я сбегу! Все равно сбегу...

--Скажи спасибо, что ты не в камере, а в палате. За помощь преступнику при побеге тебя полагается не по головке гладить, а засадить в тюрьму, да без света, с крысами!

--Я ему не помогала! У меня дырка в груди!

--Вот поэтому иди и не выходи из палаты, пока не разрешат врачи. Я все сказал, Верити...



предыдущая глава | Эгрэгор Тьмы | cледующая глава