home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3. Парламентёрские дрязги на Марсе

Дука, не набрав высоты, сделал на аэроплане десять-двенадцать кругов над островком.

Заметил, в одном месте кусты пришли в сильное движение и только… Вообще — никого.

На всякий случай пролетел ещё раз над зарослями и скинул на землю привязанный к камню пакет. Беленький квадратик быстро и достаточно заметно соскользнул вниз.

Сделав это, Дука направился к горизонту и вскоре скрылся из виду.

Через двадцать минут Годар уже распечатывал пакет.

Чётким почерком на шести языках было составлено:

«Парламентёрское обращение».

«Просьба к находящимся на острове незнакомцам — дать о себе письменные сведения. Положите пакет ночью в ста шагах от ангара на песке. В силу некоторых причин не давайте знать о своём присутствии. Если вы не враждебны и, даже, если находитесь в стеснённых обстоятельствах, то, в случае лояльности ваших действий, можете рассчитывать на всемерную помощь и вознаграждение».

— Я боюсь! — решительно сказал Пулю, — тут может быть ловушка. Они хотят от нас избавиться.

— Вздор! — оборвал Годар, — среди них женщина, и, вдобавок, она, я думаю, француженка…

— Из чего ты это заключил? — взглянул на него Пулю.

— Смотри: текст письма писан разными лицами: пять текстов явно мужская рука… А французский текст — писала женщина.

— Гм! — и Пулю погладил щетину на подбородке.

А Годар, положив на колени плоский камень, уже покрывал неровными строками клочок бумаги…

Ночью, из кустов, жадными глазами следили открытое пространство между ангаром и кустами. На отсвете океана возник женский силуэт, неспешно продвинулся к условленному месту и нагнулся к земле.

— О, Пулю! Видал? Ну, какая же это ловушка? — радосто залопотал Годар. — Давай теперь спать спокойно!

И, потуже затянув пояса (ну, какая же это для взрослого пища — два-три краба?), беглецы, прикрывшись синим пологом ночи, захрапели.

Тесно в кружке Ирена, Луиджи, Ковбоев и Генри.

На бумагу — жёлтый кругляшек света потайного фонаря.

«Мы — французы. Нас — двое. По совести — мы в отчаянном положении и наши помыслы — две жестянки консервов…»


2.  Повествование подыскивает собственный акцент | Блеф | 4.  Короли в тревоге