home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 7

Чем больше мы обсуждали эту идею, тем больше она мне нравилась. Мистер Джутинг сказал, что артисты из цирка уродов узнают, кто я, и с радостью примут меня в свою труппу. Артисты там часто меняются, так что обязательно найдется кто-то моего возраста или около того. И я смогу дружить с ними.

— А если мне там не понравится? — спросил я.

— Тогда мы уйдем из труппы, — ответил вампир. — Мне нравится ездить по свету с цирком уродов, но я не большой их фанат. Если тебе там придется по душе, мы останемся. Если нет — уйдем.

— А ничего, что вы приведете с собой меня? — спросил я.

— Ну, тебе придется немного поработать, — объяснил он. — Мистер Длинноут требует, чтобы все в цирке делали что-нибудь полезное. Ты будешь помогать расставлять стулья, вешать прожекторы, лампы, продавать сувениры, убираться после представлений или готовить. В общем, тебе будет, чем заняться, но и перегружать тебя работой там никто не станет. У нас останется уйма времени для наших с тобой занятий.

Мы решили попробовать. По крайней мере, так мы каждый день можем спать на нормальной кровати. У меня уже спина болела от спанья на голом полу.

Но сначала мистеру Джутингу нужно было определить, где сейчас находится цирк уродов. Я спросил, как он собирается это сделать. Он ответил, что может читать мысли мистера Длинноута.

— Наверное, с помощью телепатии? — спросил я, вспомнив, как Стив рассказывал о людях, которые умеют мысленно разговаривать друг с другом.

— Да, что-то вроде этого, — согласился мистер Джутинг. — Мы не можем читать мысли друг друга, но я чувствую его… ауру — назовем это так. Как только я ее нащупаю, то легко смогу понять, где он сейчас находится.

— А я смог бы ее нащупать? — не унимался я.

— Нет, — сказал мистер Джутинг. — Это способны делать почти все вампиры — так же, как и некоторые сверходаренные люди, — однако полувампирам это не дано.

Он сел на пол посреди церкви и закрыл глаза. С минуту молчал. Потом открыл глаза и встал.

— Нашел, — объявил вампир.

— Так быстро? — удивился я. — Я думал, это займет много времени.

— Я не первый раз ищу его ауру, — объяснил мистер Джутинг. — И знаю, что искать. Это так же просто, как отыскать иголку в стоге сена.

— Но ведь считается, что это очень трудно!

— Только не для вампира, — проворчал он.

Пока мы собирали вещи, я постоянно озирался по сторонам. Меня кое-что беспокоило, но я не знал, стоит ли спрашивать об этом мистера Джутинга.

— Ну же, — вдруг сказал он, испугав меня. — Давай спрашивай, не тяни.

— А откуда вы знаете, что я хочу вас о чем-то спросить? — удивленно пробормотал я.

Он рассмеялся:

— Для того чтобы понять, что ребенок хочет что-то узнать, вовсе не обязательно быть вампиром. У тебя всегда масса вопросов. О чем ты хочешь спросить на этот раз?

Я глубоко вздохнул и спросил:

— Вы верите в Бога?

Мистер Джутинг озадаченно посмотрел на меня и медленно кивнул:

— Я верю в вампирских богов…

Я нахмурился:

— А у вампиров есть свои боги?

— Разумеется, — сказал он. — У каждого народа свои боги. Египетские, индейские, китайские. И вампиры не являются исключением.

— А как же рай? — спросил я.

— Мы верим в него. Он находится далеко, за самыми дальними звездами. Если мы проживаем праведную жизнь, то после смерти наши души отрываются от земли и улетают за звезды и галактики, на другой конец Вселенной — в прекрасный мир, который называется раем.

— А если вы проживаете неправедную жизнь?

— Тогда мы остаемся на земле, — пояснил он. — Такие вампиры превращаются в призраков и вынуждены вечно скитаться по этой планете.

Я ненадолго задумался, а потом спросил:

— А что значит «праведная жизнь» у вампиров? Что нужно делать, чтобы попасть в рай?

— Жить чистой жизнью, — ответил мистер Джутинг. — Убивать только в случае крайней необходимости. Не причинять людям боль. Не разрушать этот мир.

— Разве то, что вы пьете кровь, не считается грехом? — поинтересовался я.

— Нет, не считается, если только ты не убил человека, свою жертву. Но иногда даже убийство считается благом.

— Убийство — благом? — ужаснулся я.

Мистер Джутинг серьезно кивнул:

— У людей есть души, Даррен. Когда люди умирают, их души попадают на небо, или в рай. Однако есть способ сохранить их частичку здесь, на земле. Если мы пьем понемножку, мы не забираем у человека часть его естества. Но если мы выпьем у человека много крови, то часть его остается жить в нас.

— Как это? — нахмурившись, спросил я.

— Вместе с кровью мы поглощаем его воспоминания и чувства, — пояснил вампир. — Тогда этот человек становится частью нас, и мы можем посмотреть на мир его глазами, вспомнить то, что могло бы быть забытым навсегда.

— Например?

Мистер Джутинг на секунду задумался, а потом сказал:

— У меня есть очень близкий, надежный друг — Пэрис Скайл. Он очень стар. Много веков назад он дружил с Уильямом Шекспиром.

— С тем самым Уильямом Шекспиром? С тем, который писал пьесы?

Мистер Джутинг кивнул:

— Пьесы и сонеты. Но не все сонеты Шекспир успел записать, некоторые из его самых известных сонетов были утеряны. Когда Шекспир умирал, Пэрис выпил у него кровь — об этом его попросил сам Шекспир — и смог восстановить забытые сонеты, а потом и записать их. Без них мир был бы хуже.

— Но… — Я запнулся, а потом все же продолжил:

— Вы ведь делаете это только с теми, кто попросит, и с теми, кто уже умирает?

— Да, — подтвердил вампир. — Убить здорового человека — величайшее злодеяние. Но выпить кровь у своего друга, который вот-вот умрет, сохранить его воспоминания, его опыт… — он улыбнулся, — это на самом деле благо. Ладно, — добавил вампир. — Хватит. Поболтаем об этом по дороге. Пора уходить.


Я забрался на спину мистеру Джутингу, и мы заскользили прочь. Он так и не объяснил мне, как ему удается двигаться с такой скоростью. Не то чтобы он быстро бежал, нет, казалось, это окружающий нас мир проносится мимо. Мистер Джутинг говорит, что все вампиры могут «скользить».

Мне нравилось смотреть, как поля и леса пролетают мимо. Мы мчались по холмам и долинам быстрее ветра. Вокруг царила тишина, нас никто не замечал. Казалось, мы находимся в каком-то волшебном пузырьке, который защищает нас от посторонних взглядов.

Пока мы скользили, я думал о том, что рассказал мне мистер Джутинг, — о том, что можно сохранить чьи-то воспоминания, если выпить у него кровь. Я не совсем понял, как это получается, и решил попозже, как следует расспросить вампира.

Скользить в пространстве непросто. Мистер Джутинг вспотел, и я видел, что он уже очень устал. Чтобы помочь ему, я достал бутылочку с кровью, открыл ее и поднес к его губам.

Вампир молча кивнул головой, поблагодарив меня, потом стер со лба пот и заскользил дальше.

Наконец, когда небо начало светлеть, мистер Джутинг остановился. Я спрыгнул на землю и огляделся. Мы стояли посреди узкой дороги, вокруг только леса и поля, ни одного домика.

— А где же цирк уродов? — недоуменно спросил я.

— До него еще несколько километров, — ответил он, указав вдаль. Вампир опустился на колени, пытаясь отдышаться.

— Что, сил не хватило, да? — спросил я, не сдержав усмешки.

— Не в этом дело, — прорычал он. — Я мог дотянуть, но не хотел появляться там весь в мыле.

— Вам лучше поспешить, — предупредил я. — Скоро утро.

— Я отлично знаю, который сейчас час! — огрызнулся вампир. — Я гораздо лучше людей разбираюсь, когда будет утро, а когда — закат. У нас еще есть время. Целых двадцать три минуты.

— Ладно, как скажете.

— Так и скажу.

Он встал и побрел по дороге. Я помедлил немного, а потом забежал вперед.

— Ну же, давайте быстрее, — с издевкой сказал я. — Вы тащитесь как улитка.

— Беги, беги, — проворчал он. — Мы еще посмотрим. Вот схвачу тебя за ухо да по мягкому месту!

Через минуту он тоже перешел на бег, так мы вместе и бежали по дороге. Настроение у меня было просто великолепное, давно со мной такого не случалось. Так приятно, когда впереди тебя ждет что-то хорошее.

Мы пробежали мимо палаток. Туристы уже начали вставать и бродить по лагерю. Некоторые даже помахали нам вслед. Они выглядели очень забавно: длинные волосы, странная одежда, сережки и браслеты.

То тут, то там в их лагере торчали флаги и плакаты. Я хотел прочитать, что на них написано, но не смог — трудно читать на бегу, а останавливаться я не хотел. Судя по тому, что мне все-таки удалось разобрать, эти люди протестовали против прокладки новой обходной дороги.

Наша узкая дорожка постоянно петляла. За пятым поворотом мы, наконец, заметили цирк уродов, который расположился на большой поляне у реки. В цирке было тихо — наверное, все еще спали. Если бы мы ехали на машине и не искали фургонов и палаток, то наверняка бы проехали мимо.

Сейчас он был не очень похож на цирк. Не было ни большого зала, ни купола, под которым артисты могли бы выступать. Наверное, они ехали в какой-то городок и остановились по пути к нему.

Мистер Джутинг уверенно пошел между фургонами и палатками. Он знал, куда идет. Я отправился за ним; мне было немного не по себе — вспомнил, как проник в этот цирк, когда артисты спали, и выкрал мадам Окту.

Вампир остановился возле большого серебристого фургона и постучал в дверь. Она тут же открылась, и я увидел мистера Длинноута. Глаза у него в таком тусклом свете казались еще более черными, чем раньше. Если бы я не знал, то решил бы, что у него и вовсе нет глаз, только пустые глазницы.

— Это ты! — тихо сказал он, при этом губы у него почти не двигались. — Мне казалось, я почувствовал, как ты ищешь меня. — Он навис над мистером Джутингом и посмотрел туда, где стоял я, весь дрожа. — Вижу, ты привел с собой того мальчика.

— Можно войти? — спросил мистер Джутинг.

— Конечно. А что еще можно сказать вампирам? — улыбнулся мистер Длинноут. — Входите по своей собственной воле?

— Да, что-то вроде того, — отозвался мистер Джутинг, улыбнувшись, и я понял, что это их старая шутка.

Мы вошли в фургон и сели. Мебели внутри почти не было — два-три стула, складная кровать да пара полок, на которых лежали плакаты и флаеры с изображением труппы цирка, высокая красная шляпа, перчатки — я уже видел их на мистере Длинноуте, и несколько безделушек.

— Не думал, что ты так быстро вернешься, Лартен, — сказал мистер Длинноут. Даже сидя он казался громадным.

— Вообще-то я не собирался быстро возвращаться, Хиберниус.

Хиберниус? Какое странное имя. Однако оно ему шло. Хиберниус Длинноут. Имя и фамилия у него такие же длинные, как и он сам.

— У тебя неприятности? — спросил мистер Длинноут.

— Нет, — ответил вампир. — Даррен чувствует себя несчастным. Я решил, что ему будет лучше здесь, рядом со сверстниками.

— Понятно. — Мистер Длинноут с любопытством уставился на меня. — С тобой столько всего произошло с тех пор, как я в последний раз тебя видел, Даррен Шэн.

— Уж лучше бы ничего не происходило, — проворчал я.

— Тогда почему ты ушел из дома? — спросил он.

Я с негодованием посмотрел на него и мрачно буркнул:

— Сами знаете.

Он кивнул.

— Нам можно остаться? — спросил мистер Джутинг.

— Конечно, можно, — быстро ответил мистер Длинноут. — Честно говоря, я очень рад, что ты снова с нами. У нас сейчас не хватает артистов. Костлявый Александр, Сайв и Сирса, а также Зубастая Герта разъехались — кто в отпуск, кто по делам. Скоро к нам должен вернуться Неуязвимый Кормак, но он явно не успеет до очередного представления. Так что Лартен Джутинг со своей удивительной паучихой, нам как нельзя кстати.

— Спасибо, — сказал мистер Джутинг.

— А как же я? — нагло спросил я.

Мистер Длинноут улыбнулся.

— Ты, конечно, не такой ценный экземпляр, — сказал он, — но все равно — милости просим.

Я фыркнул, но промолчал.

— Где мы будем давать представления? — спросил вампир.

— Здесь, — ответил мистер Длинноут.

— Здесь? — удивленно воскликнул я.

— А что такого? — спросил хозяин цирка.

— Но здесь же нет ни единой души, — сказал я. — Я думал, вы даете представления только в городах, где у вас много зрителей.

— У нас всегда много зрителей, — объяснил мистер Длинноут. — Где бы мы ни играли, зрителей у нас будет предостаточно. Обычно, разумеется, мы останавливаемся в городах. Однако в это время года у нас туго с артистами. Как я уже сказал, сейчас в труппе нет нескольких самых лучших исполнителей, так же как и… многих других.

Мистер Длинноут и мистер Джутинг странно переглянулись, и мне показалось, что они не хотят мне о чем-то рассказывать.

— Поэтому мы решили немного отдохнуть, — продолжил мистер Длинноут. — Пару дней у нас не будет представлений, пора немного расслабиться.

— По дороге сюда мы видели какой-то палаточный лагерь, — сказал мистер Джутинг. — Они не доставляют вам хлопот?

— Солдаты ЗДП? — засмеялся мистер Длинноут. — Нет, они слишком заняты своими деревьями и камнями, чтобы мешать нам.

— А что такое ЗДП? — спросил я.

— Защитники дикой природы, — пояснил хозяин цирка. — Это эковоины. Бегают по всей стране, выступая против строительства новых дорог и мостов. Они живут здесь уже несколько месяцев, но скоро собираются уезжать.

— Они настоящие воины? — не унимался я. — У них есть пистолеты, гранаты, танки?

Вампир и мистер Длинноут чуть не умерли от смеха.

— Иногда он малость глуповат, — сказал мистер Джутинг, не переставая смеяться, — но совсем не такой тупой, как кажется.

Я почувствовал, что заливаюсь краской, но промолчал. Я по собственному опыту знал, что, когда взрослые смеются над тобой, лучше помалкивать, а не злиться, иначе они станут смеяться еще сильнее.

— Они только называют себя воинами, — наконец сказал мистер Длинноут, — но на самом деле никакие они не воины. Приковывают себя к деревьям, насыпают песок в двигатели тракторов и автокранов, раскидывают гвозди на дорогах, чтобы не смогли проехать машины. Вот чем они занимаются.

— А почему… — начал было я, но мистер Джутинг перебил меня.

— У нас нет сейчас времени на вопросы, — сказал он. — Вот-вот взойдет солнце. — Он встал и пожал руку мистеру Длинноуту. — Спасибо за то, что приютил нас, Хиберниус.

— Не за что, — отозвался хозяин цирка.

— Надеюсь, ты хорошо заботился о моем гробе?

— Само собой.

Мистер Джутинг радостно улыбнулся и потер руки:

— Я всегда скучаю по нему. Как приятно будет снова спать в нем.

— А что делать с мальчиком? — спросил мистер Длинноут. — Хочешь, мы и ему гробик сколотим?

— Даже не думайте! — воскликнул я. — Я больше в гроб ни за что не лягу! — Я вспомнил, каково это — меня ведь однажды закопали заживо, — и содрогнулся.

Мистер Джутинг улыбнулся:

— Пусть Даррен поживет с другими артистами, с кем-нибудь его возраста.

Мистер Длинноут задумался, а потом сказал:

— Может, поселить его с Эврой?

Мистер Джутинг улыбнулся еще шире:

— Точно. Думаю, это лучше всего. Посели его с Эврой.

— А кто такая эта Эвра? — заволновался я.

— Сам увидишь, — пообещал вампир и открыл дверь. — Оставляю тебя с мистером Длинноутом. Он позаботится о тебе, а мне нужно идти.

И он поспешил к своему драгоценному гробу.

Я оглянулся и обнаружил за своей спиной мистера Длинноута. Не знаю, как ему удалось так быстро подойти ко мне. Я даже не слышал, чтобы он вставал.

— Идем? — спросил он.

Я нервно сглотнул и кивнул.

Хозяин цирка пошел мимо палаток и фургонов. Было уже утро, и я увидел, как в некоторых палатках зажегся свет. Мистер Длинноут привел меня к большой серой палатке, в которой могло свободно разместиться пятеро, а то и шестеро человек.

— Вот, держи одеяла, — сказал он, вручая мне кипу шерстяных одеял. — И подушку.

Не знаю, откуда он это все взял, вроде, когда мы выходили из фургона, у него в руках ничего не было, однако я слишком устал, чтобы задавать вопросы.

— Спать можешь сколько угодно. Когда проснешься, я приду и объясню, чем ты будешь здесь заниматься. А до тех пор о тебе позаботится Эвра.

Я приподнял полог и заглянул в палатку. Там было очень темно.

— Эвра — это кто? — снова спросил я, обернувшись к мистеру Длинноуту, но тот уже исчез — так же быстро и незаметно, как и раньше.

Вздохнув, я прижал кипу одеял к груди и вошел в палатку. Полог упал за моей спиной. Я решил немного постоять, пока глаза не привыкнут к темноте. Я слышал чье-то легкое дыхание и видел чьи-то контуры в гамаке, который висел в дальнем углу. Я огляделся, пытаясь понять, где лучше постелить себе постель. Мне не очень-то хотелось, чтобы мой сосед споткнулся об меня, когда встанет.

Я шагнул вперед. В эту минуту что-то скользнуло ко мне в темноте. Я остановился и посмотрел перед собой, отчаянно желая разглядеть, что это (если нет ни звезд, ни луны, то даже вампиры плохо видят в темноте).

— Эй! — тихо позвал я. — Ты — Эвра? Меня зовут Даррен Шэн, я твой новый…

Я запнулся. Что-то обвилось вокруг моих ног. Что-то скользкое и холодное. Я застыл на месте. Я понял, что это, но ужасно боялся глянуть вниз — пока это создание не доползло мне до пояса и не стало подниматься выше. Наконец, когда оно сдавило мне грудь, я собрал все свое мужество в кулак, медленно опустил глаза и встретился взглядом с жутким существом. Это была длинная, толстая, шипящая… змея!


ГЛАВА 6 | Помощник вампира | ГЛАВА 8