home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцать седьмая

С кем поведешься…

Туман рассеялся, искры исчезли, и взорам всех собравшихся предстала другая Фиона — толстая, с рыжими волосами, круглым лицом, зеленой кожей, и ушами-трубочками. Выражение лица ее, когда она посмотрела на Шрека, было виноватое и нежное.

Зал единодушно ахнул, на сей раз без всякой помощи распорядителя. Несколько особо впечатлительных дам упало в обморок.

Шрек, несколько секунд стоявший с открытым от изумления ртом, пришел в себя первым.

— Ну, — воскликнул он с непонятным выражением не то обиды, не то облегчения, на лице, — это многое объясняет!

Лицо Фионы расплылось в счастливой улыбке, но улыбка тотчас померкла, когда раздался голос лорда Фарквуда:

— О, это отвратительно! Стража! Стража, уберите это с глаз моих! Быстрее!

Тяжеловооруженные стражники двумя потоками ринулись из боковых дверей.

— Взять их! — выкрикивал лорд Фарквуд, — Взять их обоих!

Шрек и Фиона кинулись друг к другу, но подоспевшие стражники схватили и оттащили их. Тем временем лорд Фарквуд бросился к столику, на котором лежала королевская корона, с криком:

— Неважно! Церемония закончилась, и это делает меня королем! — он напялил корону на голову, вертясь во все стороны, показывая на нее пальцем и крича: — Видите! Вы видите!

Шрек и Фиона отчаянно сопротивлялись стражникам — Фиона старалась вырваться у них из рук, и они только с большим трудом удерживали ее — в своем новом обличии она оказалась очень сильна. Что же до Шрека, то он щедро раздавал направо и налево полновесные удары своих огромных кулаков, от которых стражники, словно котята, разлетались в стороны, катились кувырком, шлепались наземь…

— Шрек! — отчаянно закричала Фиона, крепко схваченная стражниками.

— Фиона! — отозвался тот, расшвыривая солдат в стороны. Но их было слишком много.

Лорд Фарквуд, выхватив из ножен сверкающий клинок, устремился к Фионе:

— А что до тебя, жена моя, то я заточу тебя в башню до конца твоих дней! Ты поняла? Твое место — в башне!

С этими словами он нацелил конец острого, как бритва, меча, в горло Фионы — та инстинктивно откинула назад голову. Все на мгновение замерли…

И в этот критический момент Шрек стряхнул со спины повисших там стражников, резким движением высвободил правую руку, и, засунув два пальца в рот, издал пронзительный свист. Казалось, он зовет кого-то на помощь… и помощь пришла!

В стене церкви, над возвышением, на высоте шести-семи ярдов, было громадное, не менее десяти ярдов в диаметре, круглое мозаичное окно. Вдруг какая-то тень мелькнула за ним, стекла со звоном и грохотом разлетелись, и в окне появился огромный дракон, с распущенными крыльями и дымящейся пастью.

Лорд Фарквуд, оглянувшийся на звон разбитого окна, и увидев прямо над собой раскрытую пасть дракона с острыми длинными зубами, дико закричал. Сидя на раме окна, как курица на насесте, Дракониха вытянула шею, и сглотнула лорда так же легко, как курица глотает таракана. Меч, который злосчастный Фарквуд выпустил из рук, отлетел в сторону, как ненужная уже вещь.

Шрек

Все замерли в ужасе, и тут на голове Драконихи, между рогов, появился Осел. Он кричал:

— Эй, никому не двигаться! У меня — дракон, и, боюсь, мне придется использовать его! Это говорю вам я — Осел!

Стражники, державшие Фиону и Шрека, в растерянности расступились, все в зале стояли молча на своих местах, боясь шелохнуться, и смотрели на дракона, а значит, и на Осла. Шрек ухмыльнулся, и тут Дракониха громко рыгнула и выплюнула роскошную королевскую корону, только недавно красовавшуюся на голове Фарквуда. Корона, звеня, покатилась по каменным ступенькам, и этот звон, казалось, вывел всех из оцепенения. Осел, видя, что его друзья в безопасности, мило улыбнулся и воскликнул:

— Ну, не прерывать же из-за этого свадьбу, не так ли! Давай, Шрек! Ты, кажется, хотел что-то сказать Фионе?

Шрек сделал несколько шагов, поднялся по ступенькам, и подошел к Фионе. Та с улыбкой повернулась к нему.

— Фиона… — начал Шрек.

— Да, Шрек?

На физиономии Шрека отразились смущение и нерешительность, но он справился с собой, и произнес:

— Ну… Я люблю тебя!

— Очень? — спросила та, словно бы совсем не удивляясь этим словам.

— Очень-очень! — отозвался Шрек, расплываясь в счастливой улыбке.

— Я тоже люблю тебя… — сказала Фиона, и они потянулись друг к другу.

Шрек

Их головы сблизились, губы соприкоснулись… В этот момент только Полоний сохранил трезвость ума — он выхватил у стоящего рядом распорядителя первую попавшуюся табличку, написал что-то на обороте, и повернул ее к залу.

— А-а-ах! — воскликнули все, в соответствии с надписью.

Между тем, сразу после поцелуя, с Фионой стало происходить что-то странное. Снова ее тело окутал светящийся туман, по которому побежали сверкающие золотистые звездочки. Ноги ее оторвались от пола, руки выпустили руки Шрека, и она медленно поднялась в воздух, совсем так же, как когда-то Осел, осыпанный пыльцой волшебной бабочки. Глаза ее были закрыты, на лице блуждала странная улыбка… Светящееся облако с Фионой в середине начало медленно вращаться, и в тишине зала, казалось, прозвучали слова: «Поцелуй снимет заклятие… снимет заклятие… снимет заклятие!». Фиона вытянула руки, и из них ударили струи золотистого света. Тот же свет исходил от ее ног и всего тела. Глаза ее широко раскрылись, и тут произошел как бы беззвучный взрыв — облако тумана метнулось от Фионы во все стороны, выбивая окна, пригибая отшатнувшихся людей в зале… Даже Шрек, прикрыв рукой глаза, зажмурился от ослепительного света.

Свет вокруг Фионы померк, она опустилась на пол, и лежала неподвижно, как будто ноги вдруг отказались ей служить. Шрек кинулся к ней.

И тут, в этот момент величайшего нервного напряжения, Дракониха скосила глаза, и увидела, что в соседнем окне уцелело одно, последнее, стекло… Она нанесла по нему мощный удар своей бронированной лапой — посыпались осколки, раздался грохот и звон… Все в зале вздрогнули и перевели дыхание.

Шрек, склонившись над Фионой и помогая ей подняться, с беспокойством спрашивал:

— Фиона, Фиона! Ты в порядке?

И тут выяснилось, что Фиона ничуть не изменилась! Она осталась все той же рыжеволосой женщиной, с круглым большим лицом (правда, очень милым и симпатичным), и ушами-трубочками. Она поднялась, с видом смущенным и обиженным:

— Да. Но… Я не понимаю! Я… Я должна стать прекрасной! — она недоуменно и виновато пожимала плечами, глядя Шреку в глаза.

На лице Шрека появилась счастливая улыбка, и он облегченно вздохнул:

— Ты прекрасна!

Фиона, наконец, тоже улыбнулась. А Осел, приплясывая от радости на голове своей Амплитуды, воскликнул:

— Я верил в то, что будет счастливый конец!

Шрек

И Шрек с Фионой снова поцеловались, только Шрек при этом заслонился от нескромных взглядов из зала своей громадной рукой…


* * * | Шрек | Глава двадцать восьмая, и последняя, которая могла бы стать началом новой повести