home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Российские партии власти

Партиями власти в России стали называть избирательные блоки, созданные при поддержке Кремля для того, чтобы организовать в парламенте фракции, являющиеся базой верховной власти. В. Меркель и А. Круассан пишут о том, что развитие института партий власти стало «дефектом демократии», серьезным ограничением для участия в выборах представителей гражданского общества. По их мнению, партии власти противоречат принципам либеральной демократии.[195] Я буду обозначать этим понятием избирательные машины для обеспечения представительства исполнительной власти в структурах власти представительной.

На первых российских парламентских выборах в 1993 г. сразу две российские политические организации — «Выбор России» под руководством Е. Гайдара и Партия российского единства и согласия (ПРЕС) под руководством С. Шахрая — претендовали на статус партии власти. Первая была создана в 1993 г., и ее лидеры считали, что именно они привели Б. Ельцина к власти в 1991 г… ПРЕС была создана непосредственно в канун выборов и не требовала благодарности от президента.

Между двумя партиями возникла конкуренция, силы элиты оказались распылены, и результат оказался неудовлетворительным: на выборах 1993 г. блок партий власти («Выбор России» и ПРЕС) получил в сумме 22,2 % голосов и не имел большинства. Партии власти организовали две парламентские фракции, располагающие 104 голосами депутатов, а две левые фракции (коммунисты и аграрии) получили 99 мест.[196] В 1995 г. ситуация усугубилась: партия власти (НДР) набрала 9,9 % голосов, а левые партии (КПРФ, «Трудовая Россия», аграрная партия, «Власть — народу!») — 32,2 %.[197] Таким образом. Кремль имел поддержку лишь 55 депутатов, а блок левых — 186.[198]

Проблема популярности коммунистов на выборах была постоянной головной болью Кремля вплоть до 1999 г., когда пропрезидентские структуры наконец-то смогли получить большинство в нижней палате. До этого все усилия верховной власти взять под контроль парламент успеха не приносили. Именно во время президентства Б. Ельцина сложилась политическая система, хотя бы отчасти воспроизводящая принцип разделения властей (см. рисунок 11).

Анатомия российской элиты

Анатомия российской элиты

Рисунок 11. Модели взаимодействия ветвей власти

В 90-е годы власть в России только начала двигаться к формированию системы сдержек и противовесов, которая привела не к паритету исполнительной, законодательной и судебной ветвей, а к такому видоизменению всей модели, при котором верховная власть утратила свою монополию, выпустив из-под контроля парламент. Возник конфликт между ветвями власти, смысл которого сводился к столкновению двух политических корпораций за решающую роль в процессе передела власти и собственности.

Российские партии власти переживали несколько этапов своего становления: рождение, организационное оформление, политический закат. В период правления Ельцина, когда элита была расколота и верховная власть не имела достаточной политической воли и ресурсов для ее консолидации, каждые выборы сопровождались некоторой неразберихой в стане элиты. Уже существующая партия власти вдруг обнаруживала, что у нее появился конкурент — новая организация, созданная Кремлем для участия в выборах. Этот сценарий повторялся на выборах 1993, 1995, 1999 гг. На каждые выборы верховная власть приходила как минимум с двумя партиями власти, одна из которых возникла раньше и считала, что именно она — главный игрок на выборах. Вторая партия создавалась позднее, причем лидеры первой не знали, что теперь им отводится второстепенная роль. Это порождало хаос в предвыборной борьбе, который только наивный наблюдатель мог принять за тонко продуманную тактику. Несогласованность действий власти регулярно приводила к потере голосов и к внутренним конфликтам.

На выборах 1993 г. роль старой партии власти играл «Выбор России», руководимый Е. Гайдаром, а новой — Партия российского единства и согласия во главе с советником президента С. Шахраем. В 1995 г. на базе «Выбора России» был создан избирательный блок «Демократический выбор России», который пытался оставить за собой право на звание партии власти, но уступил его вновь созданной НДР премьера В. Черномырдина. В свою очередь, НДР на выборах 1999 г. также силилась исполнить почетную роль, но была потеснена вновь созданным «Единством» — партией, лидером которой стал министр С. Шойгу. Как показано в таблице 14, только на выборах 1993 г. обе партии власти преодолели пятипроцентный рубеж, в последующие годы старая партия власти неизменно терпела поражение. Это, по мнению элиты, свидетельствовало об организационной слабости самой верховной власти. Только на выборах 1999 г. власть отчетливо артикулировала расстановку сил: статус партии власти был присвоен лишь одной политической партии — «Единству», которая и набрала беспрецедентное количество голосов избирателей и получила сильную фракцию в парламенте. Это сразу же изменило политический пейзаж и положение других партий, большинство из которых уже имело парламентский опыт и сформированный электорат.

Хотя именно на выборах 1999 г. борьба между партиями элиты была особенно ожесточенной. Наиболее остро шла конкуренция между блоками «Отечество», «Вся Россия» и «Единство». Не получая сигнала от кремлевских структур по поводу того, какая партия будет представлять центральную власть, влиятельные политики Ю. Лужков и Е. Примаков решили образовать собственный блок «Отечество». Идея была поддержана рядом губернаторов, которые хотели встать под знамена президента, вступив в объединение «Вся Россия». За полгода перед выборами эти две структуры объединились в блок «Отечество — вся Россия» (ОВР), и популярность их лидеров стала расти так стремительно, что это вызвало ревность президента. Недопонимание породило подозрения, которые переросли в ожесточенную схватку между политиками федерального уровня. Это было обусловлено состоянием Б. Ельцина, который видел в каждом набирающем популярность политике своего потенциального врага, замышляющего лишить его власти. Кампания 1999 г. вошла в политическую историю России как беспрецедентно грязная, с использованием самым жестких форм прессинга, yгpoз и клеветы.

Если в первые годы своего президентства Б. Ельцин отпускал тормоза, не просчитывая всех последствий, то к концу 90-х он обнаружил, что потерял контроль над важнейшими сегментами государства. Выборы не только лишили верховную власть возможности полностью контролировать кадровую мобильность, но и сделали президента зависимым от средств массовой информации и политтех-нологов. В 90-е годы СМИ вышли из зоны контроля Кремля, и огромное влияние получили медиамагнаты, ставшие ключевыми фигурами избирательного процесса. Власть мучительно училась побеждать на выборах, оступаясь, делая ошибки и подчас проигрывая.

Партийная карусель прекратила свое круговращение только с приходом к власти В. Путина, который упорядочил избирательный процесс. Элите были даны четкие сигналы, кто на зтот раз будет исполнять роль первой скрипки на выборах.


2.4 Выборы и партии | Анатомия российской элиты | Партии элиты