home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Типологии отставок

Отставки Брежневского времени для членов и кандидатов в члены ЦК КПСС можно разделить на два типа: 1) одни были связаны с сохранением элитного статуса (иначе говоря, с горизонтальной или вниз идущей мобильностью внутри элиты); 2) другие переводили номенклатурного работника в экс-элитную зону, что являлось движением вниз по вертикали власти, но не выбрасывало работника «в народ». К отставкам первого типа мы относим следующие:

Отставки со статусным перемещением. В советское время следствием недовольства работой советского чиновника было изменение должностного статуса, не сопровождавшееся его понижением. Формулировалось это как «переход на новое место работы». Весьма распространенным случаем было даже формальное повышение опального чиновника, что тем не менее означало утрату им части властных ресурсов. Такой вариант опалы сопровождался перемещением с должности второго эшелона значимого ведомства в первый эшелон ведомства незначимого, исполнявшего декоративные функции (например, в органы народного контроля, профсоюзы, избирательные комиссии и прочее). Смысл таких перемещений заключался в том, что член номенклатуры отодвигался от ключевых позиций и из центра принятия государственных решений перемешался на политическую периферию. Сторонний наблюдатель, однако, не всегда мог интерпретировать такое перемещение как отставку.

Отставки с территориальным перемещением. Широко распространенной в советское время была также практика отставки чиновника путем его перемещения в пространстве, что соответствовало экстерриториальности — одному из важных принципов функционирования советской номенклатуры. Он применялся не только на восходящем этапе номенклатурной карьеры — для приобретения кандидатом на высокие посты дополнительного опыта, — но и как способ мягкого устранения неугодного работника. В этом случае его переводили на работу в той же должности, но в другом регионе (как правило, менее значимом). Официала убирали из оперативного политическою пространства, а его переезд был скрытой формой опалы. Поскольку похожие территориальные перемещения имели место и при реальном повышении, то только тот, кто понимал внутренние «правила игры» элиты, мог отличить опалу от полготовки к высокому назначению.

Широко известны случаи политической опалы, сопровождавшейся «дипломатической ссылкой» — назначением чиновника послом или консулом в одно из зарубежных представительств СССР. Такого рода территориальное перемещение трактовалось однозначно — это была экскорпорация, применяемая для топ-элиты. Два других вида отставок были связаны с переходом номенклатурного работника из элиты в экс-элитные зоны, которые специально создавались для плавной и безболезненной экскорпорации.

Отставки с переходом на пенсию. Советская элита поздне-Брежневскою периода стала геронтократией. Поэтому наиболее распространенным типом отставки были проводы на пенсию. Все члены номенклатуры после отставки получали не простую, а «персональную» пенсию. Они имели повышенный размер пенсионного содержания, льготы при оплате коммунальных услуг, имели возможность один раз в год бесплатно отдыхать в одной из элитных здравниц, лечиться в лучших медицинских учреждениях, бесплатно приобретать лекарства и пользоваться транспортом, получать продовольственные «заказы» и проч. Для топ-элиты сохранялись и такие привилегии, как бесплатное пользование автомобилем с шофером, домработницей, госдачей. Персональная пенсия освобождала номенклатурною работника от необходимости работать, но не лишала его элитной среды. Это был мягкий путь ухода, не наносящий человеку психологической травмы. Это был не остракизм, а почетный переход к обеспеченной старости с гарантированным качеством жизни.

Отставки с перемещением в синекуры. Советские синекуры представляли собой привилегированные рабочие места, так как разрешали элите делать то, что запрещали другим членам общества. Виды деятельности для таких зон тщательно отбирались. Поскольку советское общество было закрытым и низкий уровень жизни прятался за «железным занавесом», то самыми престижными и привилегированными занятиями считались те, что были связаны с международной деятельностью. Поэтому большинство синекур советского периода было так или иначе связано с поездками за рубежи СССР. Институты, занимающиеся международными отношениями, кишели «бывшими» или членами элитных семей. Другой тип синекур был связан с почетными должностями «советников» и «консультантов» при высших органах власти. На эти должности направлялись работники постпенсиоиного возраста, которые высказывали желание еще какое-то время оставаться «в строю».

Простота и лаконичность правил выхода из элиты в советское время была вызвана главным образом солидным возрастом, в котором номенклатурный работник отправлялся в отставку. Это же обстоятельство было и причиной невозвратности отставок. Высшая номенклатура никогда не возврашала на высокие позиции тех, кто был подвергнут экскорпорации. Вопрос о создании кадровых «запасников» в то время не стоял вообще. Все кадровые потребности удовлетворялись благодаря системе резерва, из которого планомерно черпались необходимые человеческие ресурсы.


3.2 Отставки советской элиты | Анатомия российской элиты | 3.3 Отставки при М. Горбачеве