home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4.1 Советская политическая система и топ-элита

Советское государство было бюрократическим, то есть представляло собой строгую иерархию властных институтов, где каждый этаж власти формировался с помощью механизма номенклатурных назначений. Поиски вершины этой пирамиды не представляют собой сложности, так как существовал единый орган верховной власти, называемый Политбюро ЦК КПСС. Политбюро имело неограниченные полномочия, но не имело конституционного статуса. Оно было коллегией, включающей в себя 20–25 человек, занимающих ключевые государственные посты. Этот орган был постоянно действующим и принимал решения, касающиеся всех без исключения сторон жизни общества, которые имели общегосударственный и принципиальный характер. Политбюро брало на себя те функции, которые считались важнейшими для режима, а именно: определение стратегии развития страны, выработка идеологического и экономического курсов. Политбюро принимало принципиальные решения относительно обороны и вооруженных сил государства, благонадежности ее граждан, взаимоотношений союзного центра и регионов, ведения международных дел. Особой заботой Политбюро были кадровые вопросы: именно здесь определялась номенклатура высших должностей страны и производились назначения, которые впоследствии подтверждались и легитимировались другими, подконтрольными Политбюро органами советской власти.


Анатомия российской элиты

Рисунок 1. Структура верховной власти в Советском Союзе


Политбюро собиралось на свои заседания в среднем один-два раза в месяц, если ситуация не требовала иного. Большая часть заседаний Политбюро была закрытой. Решения принимались коллегиально, как правило, путем голосования. Генеральный секретарь ЦК КПСС обладал властными полномочиями большими, чем все другие участники политического процесса. Однако после смерти Сталина никто из правителей не имел всей полноты власти и не мог единолично принимать решения ни по стратегическим, ни по кадровым вопросам. Коллегиальность советского Политбюро была вполне реальной, и провести нужное решение без согласований с коллегами было практически невозможно. Это видно хотя бы по тому, сколько времени требовалось генеральному секретарю для того, чтобы ввести в Политбюро своих ставленников, освободившись от креатур предшественника.


Таблица I. Динамика кадрового состава Политбюро 1966–1988 гг.[256]


Анатомия российской элиты

Как видно из таблицы 1, ни после двух, ни после семи лет правления Л. Брежнев не имел большинства «своих людей» в Политбюро. Отчасти это вызвано тем, что многие хрущевские ставленники были соратниками и друзьями Брежнева, и он не просто не мог, но и не хотел от них избавляться. Процедура вывода из Политбюро старых членов была сложной и чувствительной, так как таила в себе опасность раскола и нарастания недовольства в номенклатурной среде, которая была построена по принципу обойм. Приход в Кремль каждого нового члена Политбюро сопровождался вливанием в структуры власти его обоймы, которая могла состоять из 5—30 человек, в зависимости от влиятельности и «дружелюбия» нового босса. Члены обоймы не всегда приходили как одна команда, иногда они рассеивались по разным властным институтам, с тем чтобы у нового руководителя повсюду были «свои люди». Такая клановость часто (но далеко не всегда) зиждилась на земляческом принципе,

Как видим, Л. Брежневу потребовалось 10 лет, чтобы получить большинство в Политбюро, и заменить сталинские и хрущевские кадры на своих ставленников. Только в поздние годы своего правления Брежнев мог позволить себе нелогичные назначения, которые в то время рассматривались как «большой скачок»: так, зять генерального секретаря Н. Щелоков в 1966 г. был назначен министром внутренних дел СССР с должности второго секретаря ЦК Компартии Молдавии,[257] что по номенклатурной «табели о рангах» было явным нарушением постепенности элитной карьеры. В принципе такие шаги не одобрялись, и даже члены Политбюро могли продвинуть свои креатуры путем «большого скачка» с трудом, склоняя других членов высшей политической коллегии поддержать их.

Вязкая политическая система советского времени была построена на традициях, выработанных номенклатурой. Основанная Сталиным, в последующие годы своего существования она так и не могла отрешиться от многих обычаев, сложившихся в 30-е годы. Так, должностная структура Политбюро не претерпевала сколько-нибудь существенных изменений, несмотря на то, что ситуация в стране менялась. Возьмем для анализа семь составов Политбюро, которые охватывают период с 1966 по 1990 г. Это четыре состава Политбюро, сформированных Брежневым (1966, 1971, 1976, 1981 гг.), и три состава Политбюро, сформированных Горбачевым (1986, 1988 и 1990 гг.). (См. таблицу 2.)

Таблица 2. Должностная структура Политбюро ЦК КПСС 1966–1990 гг. (чел.)[258][259][260][261][262]


Анатомия российской элиты

Члены Политбюро болезненно относились к любым попыткам затронуть суть номенклатурного механизма. Верховный орган власти в огромной стране складывался не столько под влиянием рационального осмысления важности различных постов и их иерархии, сколько под влиянием традиции. Стареющие вместе с системой члены Политбюро не хотели менять заведенный порядок вешей и год из года вводили в состав «коллегии старцев» представителей Грузии, хотя она не была ни крупной, ни экономически развитой республикой. Дух Сталина витал над государством все годы Брежневского правления и не позволял заменить первого секретаря грузинской компартии на представителя другого региона (см. таблицу 3).


Таблица 3. Представительство регионов в Политбюро


Анатомия российской элиты

Состав министров и секретарей также не всегда выглядел оправданно. Так, П. Демичев, введенный в Политбюро Брежневым в качестве второго секретаря по идеологии, остался в нем и после назначения на пост министра культуры. Хотя роль министра культуры в СССР вряд ли была значительнее, чем роль министра внутренних дел, который не входил в верховный орган власти. Принцип подбора людей в высший эшелон власти определялся принципом «должность плюс личность».[263] Только два этих фактора вместе играли роль при выборе нового члена топ-элиты. Так в 1966 г. в Политбюро пришел В. Гришин, занимавший «необязательный» пост председателя ВЦСПС, уже будучи членом Политбюро, стал первым секретарем московского городского комитета партии, сохранив статус. В 1981 г. именно так Брежнев ввел в Политбюро своего друга К. Черненко, занимающего нестандартный для члена высшего органа пост руководителя аппарата ЦК КПСС. В то же время такие важнейшие посты, как министр обороны и министр иностранных дел далеко не всегда были представлены в Политбюро (например, в составах 1966 и 1971 гг. они отсутствовали).


Таблица 4. Сравнительная динамика кадровых перестановок в первые годы правления Л. Брежнева и М. Горбачева (чел.)


Анатомия российской элиты

Изменения структуры Политбюро за годы правления Брежнева были незначительны. За 18 лет своего пребывания у власти Брежнев все большее значение придавал силовому блоку, и все меньшее — региональной политике. В целом же набор должностей, представленных в Политбюро, оставался почти неизменным. Серьезные шаги по перестройке верховной власти начинает Горбачев, который резко наращивает количество «политических секретарей», одновременно уменьшая представительство регионов и силовиков. Всего за год, с момента своего избрания в марте 1985 г. и до XXVII съезда КПСС, Горбачев обновил состав Политбюро на 61,6 %, в то время как Брежнев за полтора года (с момента избрания в октябре 1964 г. и до XXIII съезда КПСС в апреле 1966 г.) — всего на 41,7 %, а Хрущев за 2,5 г. (с момента избрания и до XX съезда КПСС) — на 35 %.[264]

Как видно из таблицы 5, персональный состав Политбюро при Брежневе был более стабильным, чем должностная структура. Менялись не столько люди, сколько должности этих людей. При Горбачеве и это правило перестает существовать, и если в первые годы правления Горбачев еще пытается сохранить преемственность при формировании Политбюро, то начиная с 1988 г. он кардинально меняет верховную власть.


Таблица 5. Наследование структуры и персонального состава Политбюро 1966–1990 гг.[265][266]


Анатомия российской элиты

Особенностью первых лет правления М. Горбачева является не только та решительность, с которой он расставался с брежневцами, но и его лояльность к выдвиженцам Ю. Андропова. Другой его особенностью была постоянная неудовлетворенность кадровым составом высшего руководства, которая проявлялась в том, что изменения не завершились и спустя 3 года после избрания Горбачева генсеком. Уже на первом этапе перестройки опале подвергаются три его собственных назначенца: в 1987 г. министр обороны С. Соколов, в 1988 г. — первый секретарь МГК КПСС Б. Ельцин и секретарь ЦК Л. Добрынин. Этот этап знаменуется также активными поисками сторонников. Уже в апреле 1985 г. в состав высшего партийного руководства вводится В. Никонов, в то время министр сельского хозяйства РСФСР — пост невиданный для Политбюро! В июле того же года Горбачеву удается сместить своего недавнего соперника Г. Романова и ввести в секретариат ЦК Б. Ельцина (на тот момент заведующего отделом строительства ЦК КПСС) и Л. Зайкова (первого секретаря Ленинградского обкома КПСС). В октябре 1985 г. в отставку был отправлен председатель Совмина СССР Н.Тихонов, а в начале 1986 года — еще пять брежневцев. Приближение XXVII съезда вынуждает Горбачева торопиться с кадровыми изменениями: ЦК будет избран на пять долгих лет, а его состав определяет большинство на пленумах, где легитимируются все изменения в высшем руководстве. Несмотря на все его усилия, в ЦК КПСС брежневцы оставляют за собой почти 2/3 мест, и Горбачев начинает перестройку, не имея не только большинства, но даже достаточной группы поддержки в верхах.

В 1986 г. ЦК КПСС принимает ряд постановлений о мерах по повышению роли Советов народных депутатов, а на январском (1987 г.) пленуме впервые звучит предложение изменить избирательную систему, увеличив число кандидатур на одно депутатское место.[267] В полный голос предложения по политической реформе прозвучали на XIX партийной конференции, где были приняты решения о разграничении функций партии и государства; об изменении структуры и состава партийного аппарата, об отказе от номенклатурного принципа подбора кадров и замене его альтернативными выборами; об ограничении срока полномочий руководителей партийных комитетов и народных депутатов двумя сроками избрания; о запрете руководителям исполнительных органов баллотироваться в советы и др. Предлагалось кардинально изменить систему государственных органов.[268]

Июльский (1988 г.) пленум ЦК КПСС принимает решение о перестройке партийного аппарата: упраздняется большинство хозяйственных и отраслевых отделов, сокращается численность ответственных работников.[269] В ноябре того же года в ЦK КПСС создаются постоянные комиссии, возглавляемые секретарями ЦК. Эта мера фактически привела к упразднению секретариата, который больше не собирался. Все текущие вопросы решались путем телефонного опроса секретарей. Шесть созданных комиссий состояли по большей части не из аппаратных работников, а из членов и кандидатов в члены ЦК КПСС и были самыми пестрыми по социально-профессиональному составу. Ряд членов новых комиссий даже не были членами Центрального Комитета, что было нонсенсом. Старый обычай номенклатуры гласил, что сначала человек должен был стать кандидатом в члены высшего органа (а состав таких кандидатов определялся раз в 4 года, на съездах партии), и лишь после кандидатского «чистилища» он мог стать полноправным членом. На такое выращивание кадров уходило 4–8 лет. Горбачев нарушил традиции, что явно свидетельствовало о дискомфорте, который он испытывал от негибкости старой системы, от невозможности активно использовать в работе партийного руководства тех, кто разделял его взгляды и поддерживал начинания. Не менее остро он нуждался и в отстранении от власти ветеранов, которые, хотя и вышли на пенсию, но продолжали оставаться в составе ЦК. Ждать до следующего съезда КПСС он не мог.

Апрельский (1989 г.) пленум ознаменовался беспрецедентным событием: 74 члена и 24 кандидата в члены ЦК КПСС под давлением нового руководства подали в отставку, в результате чего Центральный Комитет уменьшился на 22 %.[270] В то же время из кандидатов в члены ЦК переводятся 24 человека, среди которых были и те, кому предстояло в недалеком будущем занять самые высокие ступени в партийной иерархии (В. Ивашко, П. Лучинский, В. Фалин). Среди отправленных в отставку на апрельском пленуме ЦК было 9 членов высшего партийного руководства брежневского периода — Г. Алиев, А. Громыко, П. Демичев, В. Долгих, М. Зимянин, В. Кузнецов, Б. Пономарев, М. Соломенцев, Н. Тихонов. Семь человек из числа выведенных из состава ЦК не достигли даже пенсионного возраста. В результате этой грандиозной чистки в отставку были отправлены: 100 % работников суда и прокуратуры, представленные в ЦК; каждый второй военачальник; 40 % дипломатов; 33 % академиков; 24 % министров; 23 % первых секретарей региональных комитетов партии; 25 % ответственных работников аппарата ЦК КПСС.


Анатомия российской элиты

Рисунок 2. Перемещение центра власти в период перестройки


Однако уже через год после этих изменений М. Горбачев под влиянием обстоятельств идет на еще более решительные шаги, кардинально меняя структуру верховной власти, которая теперь состоит из представителей всех основных регионов СССР и политических секретарей. Итогом этих преобразований стало разрушение основ формирования власти, отход от консервативных традиций номенклатуры. Начался процесс диффузии власти, до того сконцентрированной в Политбюро ЦК КПСС. И хотя до революционных событий 1991 г. Политбюро по-прежнему оставалось вершиной государственной пирамиды, роль его неуклонно снижалась. Именно с изменения баланса сил на верхних этажах власти начался распад всей государственной машины.


ГЛАВА 4 МОДЕРНИЗАЦИЯ ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ | Анатомия российской элиты | 4.2 Изменение верховной власти при Б. Ельцине