home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4. Пламя в скалах

Конан и его спутники галопом пронеслись по улицам города мимо стражников, которые, устав за день, не обратили на них никакого внимания. Выехав за город, беглецы помчались вперед по мощеному тракту, пролетая деревни, удаляясь все дальше и дальше от башен Ианты. Наконец, они смогли позволить отдых лошадям и пустили их легкой рысью, а потом перешли на шаг.

— Кто же ты, мой спаситель? — спросила королева.

— Я родился в Киммерии, на севере, но так получилось, что жизнь бросала меня по разным краям, и мне пришлось участвовать в стольких сражениях и войнах, что не всякому мудрецу под силу сосчитать.

— Ты говорил, что спасаешь меня, потому что у тебя есть ко мне какое-то дело?

— Да, — ответил Конан, усмехнувшись, — кое-какие дела у меня к тебе есть, более того — мне хотелось бы получить за них и подходящее вознаграждение.

— Интересно, то же т мне хочешь предложить? Но сейчас я не могу расплатиться даже куском хлеба… Что может королева без королевства?

— Нам надо побыстрее уехать из этих мест. Остановимся на ночлег, тогда и поговорим.

На отдых они расположились только к концу следующего дня, для чего забрались поглубже в скалистое ущелье, чтобы с дорог нельзя было увидеть отблесков костра. Прежде всего путники сняли упряжь с лошадей, напоили их из чистейшего горного источника, и, стреножив, оставили щипать травку на лужайке рядом с лагерем. Конан еще в Ианте наполнил сумки едой: хлебом, сушеными фруктами, мясом, — и, конечно, не забыл про вино: купил на рынке целый бурдюк кофийского.

После ужина киммериец решил сперва обдумать свой предстоящий разговор с королевой. Он прилег на траву, подложив под голову седло, и размышлял, время от времени бросая короткие взгляды на Марэлу. Завладев камнем, он строил планы, как явится во дворец и получит в награду за возвращенное сокровище благородный титул и тысячу — а может, и не одну, — золотых монет. Но сейчас он валяется на траве, как простой батрак, а королева — вот она, рядом с ним! Скорчилась у костра… беглянка — без денег и без дома… Трудно даже поверить, что эта стройная, прелестная или хрупкая женщина и есть офирская королева, умевшая привораживать мужчин с помощью камня, который сейчас находится в его руках…

Наконец Конан решил приступить к делу.

— Так получается, госпожа, что у Кафратеса никогда нет времени, чтобы довести свои рассказы до конца: тебе он не рассказал обо мне и нашем плане, а мне не успел рассказать все о драгоценном камне, который помогал тебе соблазнять мужчин.

Марэла взглянула на Конана с явным удивлением.

— Как видно, и до тебя дошло эти глупые слухи… Дело в том, что сапфир Хораллы достался моему далекому предку во время его пребывания в Вендии. Два столетия назад некий маг-отшельник подарил камень графу Аларкару…

И королева поведала Конану историю этого камня, кое-что из которой ему было уже известно по рассказам Кафратеса.

— Итак, возвратившись домой, Аларкар решил созвать глав всех благородных фамилий, дабы подписать объединительную хартию, и тем самым укрепить королевство, — голос Марэлы внезапно дрогнул, и на глаза навернулись слезы. Наверное, мысль о предательстве, происшедшем две века назад, все еще не давала ей покоя. Внезапно она обратилась к Гарасу: — Капитан, тебе известно что-нибудь о Битве Ста Одного Меча?

— Конечно, моя госпожа, я слышал эту легенду. — Гарас уже засыпал, и потому голос его был глухим и чуть хриплым.

— С того времени минуло столько лет, и что тогда случилось на самом деле, никто не знает. Говорят, что представители рыцарских родов прибыли к Аларкару в замок Теринго, чтобы провести переговоры об устройстве королевства. С ними была только свита. Собравшись на поляне возле замка, они начали обсуждать все эти дела, но ни о чем не сумели договориться и вроде бы разъехались. А про графа больше ничего не было слышно, он куда-то исчез…

— Я расскажу вам, что было на самом деле, — прервала его Марэла. — В моей семье из поколения в поколение передавалась правда об этом трагическом случае.

Граф Аларкар созвал всех представителей знати для того, чтобы объединить ослабевший Офир; иначе страна сделалась бы легкой добычей соседей, Кофа или Турана. Переговоры шли со скрипом, но мой предок, тем не менее, не решался применить силу принадлежащего ему волшебного камня.

Гарас подбросил в костер охапку поленьев. Из вспыхнувшего с новой силой пламени вырвался густой сноп искр. Отхлебнув глоток вина, королева продолжила свою речь:

— Внезапно часть нобилей — граф Фродеол, барон Лоуднер и еще некоторые — бросились к своим лошадям, свита последовала за ними. Они вскочили на коней и галопом умчались с поляны, где шли переговоры. Но первым ушел и подал знак остальным предателям граф Меканта. Кстати, этот мерзавец Риджелло — его потомок!

Но и это еще не все. Как только предатели исчезли из виду, оставшиеся на поле — а их было около сотни человек: графы, бароны и их свита — почти все приняли смерть. В лесу граф Меканта спрятал засаду из арбалетчиков, а рыцари были без оружия.

Голос королевы дрогнул, глаза заблестели от слез. Конан положил руку на ее плечо, чтобы успокоить, и она непроизвольно приникла головой к его широкой груди.

— Что же было дальше? — осторожно спросил киммериец.

— Несколько человек, которым посчастливилось остаться в живых — а среди них был и Аларкар — сумели добраться до коней и пустились в погоню за предателями, но через несколько сотен шагов их встретили войска Меканты. Бой был неравным; кроме солдат, Меканта вооружил и своих крестьян.

Аларкар сражался до тех пор, пока не был пронзен стрелой из арбалета.

Марэла задумалась, картины битвы, о которой ей говорили еще в детстве, вновь заполонили ее память, но низкий голос Конана заставил королеву вздрогнуть:

— Клянусь Митрой, мир был устроен так во все времена — нобили делят власть и убивают друг друга из-за нее!

Случается, в открытом бою, а бывает и подло, в спину! Тут нет ничего нового.

Королеве было неприятно такое мнение о ее доблестных предках, и она поторопилась закончить свой рассказ:

— Убитых похоронили, замок был разрушен, но кое-кому, в том числе графине с малюткой-сыном на руках, удалось бежать. Этот мальчик стал моим предком, а прах других и по сей день лежит в земле у замка…

— А что случилось с магическим камнем? — осторожно напомнил Конан.

— Аларкар совершил ошибку, когда не решился использовать его магическую мощь; ему казалось что столь разумное предложение и так будет одобрено всеми. Камень уже унесла с собой его вдова, повесив на грудь, как медальон. Вскоре она вышла замуж в другой стране, а сын, когда вырос, вернулся в Офир, сумел возвратить наши земли, и наш род вновь продолжился здесь. Камень, как наследная реликвия, все это время хранился в нашей семье, а история, рассказанная мной, переходила вместе с сокровищем от отцов к детям.

— Если бы камень вернулся к тебе, чтобы ты сделала? — словно невзначай спросил варвар.

— Использовала бы его магическую власть! Обладая Звездой Хораллы, я не испугалась бы выступить против этого мерзавца Риджелло! Вместе с честными людьми Офира я сумела бы сделать так, чтобы король, мой супруг, перестал слушать этого самозванца, и тогда Офир вновь был бы объединен под рукой одного владыки.

Конан многое видел в своей жизни, но даже его поразила безрассудная смелость этой изящной хрупкой женщин. Здесь, среди скал, без гроша в кармане, имея рядом всего двух верных людей, она мечтала о схватке с негодяями и узурпаторами.

— Моя госпожа… — начал он. Голос варвара чуть дрогнул, но, овладев собой, он твердо продолжал: — Похоже, я смогу оказать тебе кое-какую услугу в этом деле.

С этими словами он вытащил из кошеля волшебный перстень и протянул его Марэле.

— Вот твоя семейная реликвия, госпожа! Мне кажется, будет правильно, если ты сама распорядишься ею. Королева была настолько ошеломлена, что язык отказывался ей повиноваться:

— Это… это… Звезда Хораллы?..

— Я не благородный нобиль, как твои предки, но тебе сейчас нелегко, и мне хочется помочь смелой женщине.

Королева ошеломленно смотрела на камень, в синеве которого сверкало холодное пламя.

— Конан, то, что ты сделал, не имеет цены! Чем же мне тебя отблагодарить?

Пламенным взглядом киммериец просто пожирал женщину, и глаза его были красноречивее всяких слов. Королева поняла и, так же не говоря ни слова, легким жестом дала понять, что ее королевское достоинство не позволяет согласиться на это предложение. Немного смутившись, Конан сказал:

— Не время сейчас требовать награды. Если ты сумеешь возвратить трон, я навещу тебя во дворце. Ты сможешь сделать меня полководцем своей армии?

Королева, не зная, что ответить, взглянула на Гараса.

Тот ухмыльнулся.

— Не прогадаешь, моя госпожа! Чего только не перепробовал тот парень: командовал отрядом наемников, был пиратом, предводителем разбойничьей банды и туранским сотником… Хватит не на одну жизнь! Такого человека надо еще поискать, — капитан огладил бороду и хмыкнул. — А кто придумал, как спасти тебя, моя королева? Кто сумел довести план до конца? Меч и кинжал в его руках творят чудеса, уж поверь мне! Так что, моя госпожа, ты можешь согласиться; лучшего военачальника тебе не найти.

— Тогда будем считать вопрос решенным, — кивнула королева.


3.  Башня | Звезда Хоралы | 5.  Погоня