home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2. Первые дни

Поезд Лондон-Хогвартс остановился недалеко от школы, на своей обычной остановке. Но самого замка по ледяному дождю требовалось идти пешком — привычных карет почему-то не было.

Когда они наконец оказались на крыльце ставшего за семь лет родным замка, друзья увидели, что в доме Хагрида свет совсем не горит. Перед самыми дверьми их встретила сама профессор МакГоннагал с весьма мрачным выражением лица.

— Прошу прощения за то, что вам пришлось пешком идти до замка в такой страшный ливень. Наш новый директор, похоже, не очень-то желается справляться со своими прямыми обязанностями, — произнесла она. — Все старшеклассники должны сейчас отправиться по своим гостиным. Первокурсники же должны отправиться в Большой Зал для церемонии распределения. К этому времени старшекурсники должны переодеться в более сухую и нарядную одежду. Вас будут ждать там же. Вам надо будет спуститься в большой зал на праздничный пир, если его можно будет так назвать, — она повернулась на каблуках спиной к ученикам, распахнула двери величественным жестом, а затем направилась в замок.

Гарри, Рон, Гермиона и Джинни отправились в гостиную Гриффиндора. За всеми студентами Хогвартса оставалась приличная полоса воды. Наверное, завхозу Филчу будет это убрать довольно непросто.

Все старшеклассники, кем сегодня обозначились все студенты от второго по седьмой курсы, разделились по спальням.

Гарри с омерзением стянул с себя мокрую мантию. Сушить ее с помощью магии было некогда, да и не зачем — была еще одна, сухая. В чемодане, который Гарри сам тащил до спальни, оказалось еще два запасных сухих комплекта одежды. Сухая одежда казалась теплой и приятной.

Потом четверо друзей спустились в Большой Зал, и оказались на так называемом «праздничном пире». На столах у всех факультетов, кроме Слизерина, стояла только еле теплая овсянка и теплый почти безвкусный тыквенный сок. Угощение было не очень шикарным, даже для многовековой истории Хогвартса.

Гарри, Рон и Гермиона сели рядом, а Джинни села недалеко от студентов своего курса.

Профессор Снейп встал из-за стола, но разговоры в Большом Зале никак не хотели умолкать. Немало времени пришлось потратить бывшему декану Слизерина на то, чтобы успокоить всех учеников, чтобы смолкли все разговорчики, которые постоянно где-то замолкали, а где-то снова возобновлялись. Никто из учителей, как было заметно, не желал помогать ему в этом. Большинство из них, было видно, было согласно с Хогвартсом, и морально поддерживало студентов.

— Я приветствую вас снова в Замке Хогвартс. Добро пожаловать сюда на еще один год обучения. Вскоре вы сможете ознакомиться с полным списком изменений, которые произошли в Хогвартсе на время, пока я занимаю пост директора Школы. Занятия начинаются с завтрашнего утра, домашние эльфы доставят вам завтра утром расписание уроков. Желаю вам счастливого и удачного учебного года. Искренне прошу всех преподавателей собраться у меня в кабинете, — сказал профессор Снейп более тихо, встал из-за стола, и пошел в сторону небольшой двери с боковой стороны Зала, куда направились и остальные учителя.

Гарри уткнулся в овсянку, которая имела крайне неаппетитный вид. Вдруг сзади раздался до невозможности знакомый голос, который явно не обещал ничего хорошего.

— Поттер, насколько я вижу, ваш стол немного скуден. Да и меню ваше не блещет особым разнообразием. А вот у нас только овсянки и не хватает для того, чтобы у нас был весь список той стряпни, которую могут приготовить эти жалкие домовики. Жаль. Я вот тут подумал, и решил, что тебя можно немного угостить, и принес вам небольшой подарок. — Малфой поставил на стол небольшое блюдце с маленькими кусочками самого скромного торта со стола Слизерина. Говорил Малфой в своей обыкновенной манере растягивать слова. — Если не возражаете, то я оставлю ваш подарок на столе. Ешьте, не стесняйтесь. Не думайте, что мы это с трудом от себя оторвали — у нас как-никак этого добра столько, я уже не только есть, я уже смотреть-то на это не могу. А вы? Как вы относитесь ко всему этому разнообразию? По-моему, домовики как всегда перемудрили. Некоторые торты недостаточно сладкие, а другие наоборот — слишком сладкие. Прямо таки рот слипается.

Гарри посмотрел Малфою в глаза с такой неописуемой яростью, что тот немного пошатнулся, и отошел назад.

— Ешь, Поттер, не стесняйся.

— Сам жри эту фигню! — Гарри потерял над собой самоконтроль, но довольно быстро вернул его обратно, и сел обратно за стол.

Малфой повернулся спиной, и демонстративно направился в свите Крэбб-Гойл обратно к столу Слизерина. Тут Гермиона не выдержала. Девушка достала волшебную палочку, встала из-за стола, навела ее в спину Малфоя, прицелилась как следует, и произнесла:

— Риктусемпра!

Малфой не успел увернуться. Он даже не успел понять, что в сущности произошло. От действия заклинания Гермионы он полетел в сторону стола своего факультета, размахивая в полете руками и ногами. В этот же момент почти все студенты замолчали и уставились на этот полет подбитого орла. Лицом Малфой врезался в самый большой и шикарный торт Слизерина. Из горы пудинга немедленно потекла красная струйка крови, в последствии стекавшая на пол.

Крэбб и Гойл достали свои волшебные палочки, и наставили их на Гермиону.

В этот раз не выдержали Рон и Гарри. Они достали волшебные палочки, встали из-за стола, и Гарри довольно весомо, тихим голосом, с соответствующим выражением на лице, произнес:

— Только попробуйте.

Подростки-амбалы убрали свои волшебные палочки, и в тот же момент раздался голос профессора МакГоннагал.

— Эксонкос! — раздалось заклинание, эхо которого еще несколько секунд витало под потолком Большого Зала. Палочка Гермионы оказалась в руках у профессора. — Мисс Грейнджер, прошу вас следовать за мной, — сказала она, и повела Гермиону прочь с «торжественного пира». — Мистер Малфой, а вас ожидает мадам Помфри.

Гарри и Рон отправились в гостиную Гриффиндора, провожая грустными взглядами Гермиону. Никто из них не знал, и даже боялся загадывать, чем может закончиться все это разбирательство.

— Она только что вошла в кабинет профессора МакГоннагал. — сказал Рон, когда они оказались в гостиной Гриффиндора.

— А ты откуда знаешь? — спросил Гарри.

— Помнишь таких насекомых, которых Фред и Джордж использовали для того, чтобы подслушивать родителей? Изобрели где-то полгода назад? Потом мне удалось узнать заклинания и вещества, которые они используют для этих вещиц. И сейчас мы можем узнать обо всех, что происходит в кабинете МакГоннагал. Узнаем обо всем, о чем они говорят. Не желаешь? — спросил он чуть попозже, чтобы Гарри мог немного подумать над его предложением.

— Ох. Ну ладно. Я согласен. Так уж и быть, давай послушаем, о чем они там говорят, — ответил Гарри.

Рон сотворил какое-т заклинание, которое произнес шепотом. В голове у Гарри зазвучал голос профессора МакГоннагал, которому отвечал голос Гермионы.

— Мисс Грейнджер, надеюсь, что вы понимаете всю серьезность вашего нынешнего положения. Это уже просто слишком! Сначала вы нападаете на магов, используя запрещенные смертельные заклинания, а теперь нападаете на ученика Школы в самой Школе, к тому же на виду у всех учеников и учителей! Поверьте мне, не стоит превращать это в привычку. Вам сейчас грозит исключение из Хогвартса с запрещением использовать какую-либо магию и посещать любые магические здания. Возможно, что ваш нынешний приговор оправдается, и все это из теории перейдет на практику. Сам Министр Магии будет решать вашу судьбу, сюда уже не будут примешиваться остальные маги. Никто не вправе будет хоть как-то оправдывать вас и защищать. Не будет никаких свидетелей. Ни я, ни профессор Дамблдор, никто и ничего не смогут вам сделать, никто не сможет вам помочь! Вы действительно очень плохо ведете себя. Происшествие на каникулах вам почти не грозит — вы официально не пребывали в Хогвартсе в учебном году, поэтому правила Школы вы никак не нарушали. Но нарушили много других запретов. А в этот раз вы не только нарушили некоторые запреты, но и нарушили почти все правила Школы, — сказала профессор МакГоннагал очень строгим голосом.

— Но…

— Я не хочу слышать ваших отговорок и оправданий, мисс Грейнджер. — сказала профессор МакГоннагал. — Я искренне надеюсь на ваше понимание. Теперь вы можете идти.

— Хорошо, профессор, — было слышно, что девушка направилась на выход из профессорского кабинета.


ИНТЕРЛЮДИЯ II | Гарри Поттер и Темный Лорд | * * *