home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава десятая

Гроза, грохочущая где-то вдалеке весь вечер, после полуночи переместилась совсем близко. Криспин спал беспокойно. Ему снились огромные собаки, кусавшие всех, кто был ему дорог. Он резко дернулся и проснулся. Прислушавшись, он удивился тому, что его разбудил обычный гром, так как привык к страшным ураганам за два года военной службы на Пиренеях.

И вдруг он понял почему. Грозы боится Анти! Он мгновенно вскочил с постели и зажег лампу. Затем стал искать в комоде ночную рубашку. Быстро натянув ее, он набросил халат и, перепрыгивая через несколько ступенек, понесся в сторону детской, на ходу завязывая пояс. В какой комнате Анти? Он услышал тонкий испуганный голосок и сообразил, что она в бывшей детской Джорджи, где остались все куклы сестры. Он тихонько постучал в дверь.

– Кто… кто там?

– Я, – он открыл дверь, – дядя Крис. Ты не спишь?

Анти сидела в кроватке, прижимая к груди куклу. В широко раскрытых глазах застыл страх, но губки были упрямо сжаты. Вчера он уже видел это выражение на ее лице.

– Я… не сплю… потому что Сьюзен боится, – ответила девочка. – Вы тоже проснулись от грозы?

Он улыбнулся.

– Хочешь я побуду с тобой? Я расскажу Сьюзен сказку.

Как ему поступить? Сесть на кровать? Взять Анти на руки? Что Тильда делает в таких случаях?

Прямо над головой раздался громовой раскат. Анти, вскрикнув, побледнела и крепко прижала к себе Сьюзен. Криспин, больше не раздумывая, уселся на детскую кроватку и взял ребенка к себе на колени. Маленькое дрожащее тельце тут же прильнуло к нему.

– Не бойся, я здесь… тебя никто не тронет. – Он ласково гладил спутанные кудряшки.

Постепенно Анти успокоилась. Надо чем-то ее отвлечь, рассказать сказку, к примеру.

– Мама рассказывала тебе про Золушку? – спросил он, так как это была любимая героиня маленькой Джорджи. Сколько раз он слышал, как мать перечитывала сказку сестре! Сам он больше любил историю про “Джека, победителя великанов”, но Анти, разумеется, лучше рассказать про Золушку.

Она кивнула.

– Да. А вы… ее знаете?

– Знаю. Рассказать?

Анти устроилась поудобнее.

– Да, пожалуйста. Сьюзен тоже нравится эта сказка.

– Это очень важно, – серьезно сказал он. – Хорошо. Давным-давно жила очень красивая девочка с золотисто-карими глазами и каштановыми кудрями…

– У нее были голубые глаза и золотистые волосы, – поправила его Анти.

Криспин посмотрел на нее и шутливо заметил:

– Кто рассказывает сказку, мисс Кавендиш? Она была самой красивой девочкой на свете, и глаза у нее были такие, как я только что сказал.

– Значит, она похожа на маму? – уточнила Анти.

– Правильно. Мне рассказывать дальше?

– Ага.

– Она жила в прекрасном доме с мамой и папой, которые очень ее любили…

Когда спустя двадцать минут герцогиня тихо поднялась по лестнице, до нее донесся знакомый глубокий, низкий голос, но таких нежных интонаций она ни разу прежде не слышала.

– … фея взмахнула волшебной палочкой, и Золушка превратилась в очаровательную принцессу, и принц поцеловал ее и попросил выйти за него замуж. И с тех пор они стали жить очень счастливо.

– Как вы думаете, он сначала узнал ее, а потом она превратилась в принцессу? – сонным голосом спросила Анти.

– Конечно. Он был очень рад, что наконец нашел ее, но от волнения сразу не смог вымолвить ни слова. Когда любишь кого-нибудь, то всегда его узнаешь. – Голос Криспина затих.

Леди Сейнт-Ормонд осторожно подошла к двери и заглянула в щелку. Неожиданно ей на глаза навернулись слезы. При свете лампы она увидела сына, который сидел на детской кроватке, подложив под спину подушки. На коленях он держал Анти с куклой, а щекой прижимался к каштановым кудряшкам.

Герцогиня боялась пошевелиться, но все же тихонько отошла, прикрывая рукой горящую свечу, чтобы не обнаружить своего присутствия. До нее продолжал доноситься глубокий, низкий голос:

– Спи, милая. Я побуду с тобой…

Затаив дыхание, леди Сейнт-Ормонд бесшумно шла по коридору и думала о том, что из Криспина получится чудесный отец.

Поздним утром герцогиня пришла к Криспину в библиотеку.

Он поднял голову от письменного стола.

– Как она, мама?

– Лучше, но, конечно, боль ее не отпускает. Прошлой ночью она беспокоилась об Анти. Я совсем забыла, что бедняжка боится грозы…

Криспин улыбнулся, вспоминая, как Анти заснула у него на руках.

– Мама, все в порядке. Я знал об этом и пошел к ней.

– Да, дорогой.

Он пристально посмотрел на мать.

– Тильда попросила меня зайти к девочке, а там уже был ты. Она очень удивилась, когда я ей об этом сказала.

Криспин почувствовал, что краснеет. О чем подумала мать? Уж очень у нее довольный и хитрый вид.

– Тильда просила поблагодарить тебя. За все, а не только за это.

Теперь ему стало душно, и он едва удержался, чтобы не ослабить пальцем узел галстука.

– Это ерунда, – резко произнес он. – Нельзя же было оставлять девочку одну. Мне следовало побеспокоиться об этом заранее и уложить ее спать в комнате Луизы. Что касается всего остального… то я не мог допустить, чтобы Тильда истекала кровью у меня на глазах!

Мать выразительно выгнула брови, и он с тяжелым вздохом произнес:

– Ну прости, мама. Я не хотел огрызаться. Просто… просто…

– Просто для тебя это было большим потрясением, и тебе надо немного отдохнуть и успокоиться… – подсказала ему мать.

Он с благодарностью посмотрел на нее.

– Этого будет достаточно. – И, улыбнувшись, спросил: – Ее можно навестить?

– Попозже, – ответила герцогиня. – Сейчас она спит. Ты узнал, откуда взялась та собака?

Криспин нахмурился.

– Пока нет. Ригби и Марлоу расспрашивают соседей, но, как ты понимаешь, любой заметил бы такую собаку. Пастух Хьюз признал в ней ту, что загрызла прошлой ночью овец. Ее владельцу лучше было бы не родиться на свет божий!

В эту минуту появился Беббингтон.

– Пришел сэр Ричард, ваша милость. Просить его подождать?

– Нет. Пригласи его. – Сэра Ричарда лучше не заставлять ждать. Старик, несомненно, пришел снова повозмущаться по поводу браконьерства, и если проклятая собака принадлежит браконьеру, то он с радостью отправит негодяя на каторгу до конца его дней!

Вошел сэр Ричард, но вид у него был какой-то странный.

– Сейнт-Ормонд, я встретил вашего управляющего Ригби. Он… говорит, что леди Уинтер с дочкой покусала собака. И что вы застрелили пса. Это правда?

Удивленный Криспин кивнул в ответ. Сэр Ричард в ужасе заохал.

– Господи! Какая это была собака?

– Мастиф. Но почему вы спрашиваете? Вам известен хозяин?

С каменным выражением лица сэр Ричард выдавил:

– Это Буйвол.

– Простите, не понимаю вас.

– Буйвол, – повторил сэр Ричард. – Господи, за что мне это? Собака принадлежит мне. Неужели… неужели нужно было ее убивать? Она вообще-то не свирепая…

Глубоко вздохнув, Криспин произнес ледяным тоном:

– Ваша собака, сэр Ричард, с такой яростью набросилась на них, что доктор Стивенсон, увидев раны, заявил: “Анти не выжила бы, если бы леди Уинтер не загородила ее собой”. Собака застряла в железном капкане, которые какой-то болван устанавливает в моих лесах. Она тащила за собой капкан и кидалась на всех, кто попадался ей на пути. У меня не было иного выхода, как застрелить ее.

– Капкан? Но…

– Ригби рассказал вам про овец? – Криспин задыхался от ярости. – Прошлой ночью ваша собака загрызла пять овец у одного из моих арендаторов. Пастух опознал ее! Так что я имел право с ней разделаться!

Ошеломленный сэр Ричард опустился в кресло.

– Я… я прошу прощения, Сейнт-Ормонд. Скажите, леди Уинтер… она серьезно пострадала?

– Достаточно серьезно, – зло бросил Криспин. – Пришлось наложить множество швов на руки. У нее была перекусана артерия. Если бы мы с кузеном не подоспели вовремя, она могла умереть от потери крови! – Криспин со злорадством отметил, что сэр Ричард побледнел, и добавил: – Могу ли я надеяться, что впредь вы будете держать…

– Хватит, Криспин. – Негромкий голос матери прозвучал непререкаемо. – Найди Анти: ей необходимо погулять. Пройдись с ней по саду – с тобой она будет чувствовать себя спокойнее.

Потрясенный обуявшей его яростью, Криспин, едва кивнув сэру Ричарду, вышел из библиотеки. Мама права – прогулка с Анти немного смягчит его гнев.

Когда спустя полчаса герцогиня нашла их в цветнике, Криспин рассказывал Анти о том, как он в детстве ухаживал за Сиреной, а Анти старательно его уговаривала отвести ее на конюшню к Генри.

– Моя мама разрешила только пройтись с тобой по саду, – слукавил он. – Мы сходим туда после завтрака, если она мне позволит.

– И вы тоже слушаетесь свою маму? – изумилась Анти.

– Почти всегда, – не моргнув глазом ответила за Криспина леди Сейнт-Ормонд. – И как раз сейчас его мама велит ему пойти с тобой к твоей маме. Она проснулась и хочет видеть вас обоих.

Анти с радостным визгом побежала к дому, а Криспин с герцогиней медленно шли следом.

– Мне не стоило срываться, мама, – грустно признался Криспин.

– Да, конечно, но не переживай. Сэр Ричард понял, что ты был расстроен. Собака прожила у него не долго и на днях убежала, когда он пошел с ней прогуляться.

Криспин больше не чувствовал гнева, только опустошенность в душе.

– Тильда и меня тоже хочет видеть?

– Она хочет поблагодарить тебя, – ответила мать. – Ты спас ей жизнь, и обычно за такие незначительные услуги благодарят.

Он улыбнулся.

– Полагаю, что так, но мне помог Гай.

– Милли без конца твердит это Тильде, – заметила леди Сейнт-Ормонд. – Но, по-моему, Тильду это не очень трогает. К тому же Гай заявил, что всем распоряжался ты, а он лишь выполнял твои указания.

Криспин в ответ только хмыкнул.

У Тильды он постарался не задерживаться. Она была такая бледная, что у него сжалось сердце, а по ее глазам он понял, что она все еще мучается от боли. Обнять ее он не посмел.

Тильда замерла от радости, когда увидела, кто привел к ней Анти. Она обязана ему жизнью – в этом у нее не было ни малейшего сомнения. Но он выглядел таким строгим, таким недоступным, что она произнесла слова благодарности, запинаясь.

– И… и вы пошли к Анти прошлой ночью…

Она не могла до конца этому поверить, но, увидев, как разгладились суровые складки на его лице, поняла, что все так и было.

Тильда почувствовала пристальный взгляд Криспина и подняла на него глаза. Как он странно смотрит на нее! Он заговорил, и тогда она поняла, почему.

– В ту ночь, когда вы уронили статуэтку, вы были с Анти.

Она кивнула. В его глазах она разглядела боль и стыд.

– Простите меня, – очень тихо произнес он.

У нее зарделись щеки. Он ведь извиняется за то, что предположил тогда. Но это ее поведение и высказывания дали ему повод для подобных мыслей! Он не виноват.

– Вам не за что извиняться, ваша милость, – печально произнесла Тильда.

– Я пойду – вы устали, – произнес Криспин. – Поспите. Позже я пришлю к вам Гая.

Тильда кивнула, думая о том, как обрадуется Милли. И ее он тоже немного подбодрит. Хотя сейчас ей кажется, что уже никогда больше она не будет веселой.

Криспин ушел вместе с Анти и в дверях встретил Милли. Она улыбнулась ему.

– Приходите попозже, а сейчас Тильде надо поспать.

– Я пришлю с Анти Гая, – отрывисто произнес Криспин.

– Гая? – удивилась Милли.

– Так будет лучше, – мягко сказал он. – Позаботьтесь о ней, Милли.

Криспин отвел Анти к герцогине, а сам пошел прогуляться. Его одолевали горькие и мрачные мысли. Выходит, Тильда провела ночь не в постели Гая, а вместе с Анти.

А он… Криспин со стоном вспомнил, как пытался ее соблазнить, как ему показалось, что она собирается уступить, и какой пьянящий восторг ударил ему в голову. Его раздирало тогда обжигающее желание, и он сдерживал себя только из-за ее кажущейся неопытности. Ведь поэтому она позволила подвести себя к дверям его спальни… Вполне возможно, что она сразу не сообразила, чего он хочет. Но сейчас она сказала, что ему не надо извиняться.

Он вернулся домой мрачный и смирившийся с судьбой. Беббингтон сообщил ему, что почти все отправились на прогулку верхом, в том числе герцогиня и Анти.

– Леди Холлоу отдыхает у себя, мисс Пембертон – с леди Уинтер, а мистер Гай, кажется, в бильярдной.

Криспин кивнул. Надо найти Гая и деликатно подсказать ему, чтобы он сделал Тильде предложение. Его самого это просто убьет, но главное – счастье Тильды, чего бы это ему ни стоило. Повторяя, что поступает правильно, он приоткрыл дверь бильярдной и… от бешенства кровь забурлила у него в жилах.

Гай и Милли, забыв обо всем на свете, стояли, крепко обнявшись, и страстно целовались. Несмотря на гнев, Криспин насмешливым взглядом признанного повесы отметил, что Гай очень скоро свихнет шею, если не найдет для Милли подходящей подставки. И еще заметил, криво усмехнувшись, что Милли, которую пугали его целомудренные поцелуи, весьма охотно принимала вовсе не целомудренные поцелуи Гая. Конечно, разумнее было бы тихо удалиться, но Криспин слишком разозлился.

– Черт возьми, Гай, чем ты занимаешься?

Парочка обернулась, и оба отпрянули друг от друга. Милли испуганно вскрикнула. Надо отдать должное Гаю – он совершенно не смутился и, обняв Милли за талию, спокойно сказал:

– Целую мою невесту, Криспин. Прости, если тебя это поразило, но…

Язвительным тоном Криспин прервал его:

– Тебе не приходит в голову, что есть еще кое-кто, у кого больше прав?

– Нет, – холодно ответил Гай. – Милли заверила меня, что ты не делал ей предложения и не объяснялся в любви. Я сегодня же напишу ее отцу.

– Нет! – Милли схватила Гая за руку. – Не делай этого!

Гай с удивлением посмотрел на нее.

– Но, любимая…

Гай скоро почувствует разницу в их положении, усмехнулся про себя Криспин. Титул и богатство… Это огромный соблазн. Ему стало почти жалко кузена.

– Папа ужасно рассердится, – поторопилась объяснить Милли. – На Тильду рассердится! Он обвинит ее в том, что она за мной не углядела. А Тильда еще совсем слабая и не сможет с ним спорить. Пока не надо писать. Том рассказал мне, что случилось, когда лорд Уинтер сделал ей предложение!

– Что тогда случилось? – выкрикнул Криспин.

Милли покраснела.

– Я не должна была этого говорить. Тильда даже не подозревает, что мне про это известно.

– Милли, расскажи. Что ты узнала от Тома? – настойчиво попросил Гай.

Милли закусила губу.

– Мама с папой не очень любят Тильду из-за ее мамы. Вы… ведь об этом знаете?

Криспин кивнул, и тогда Милли поведала следующее:

– Том сказал, что, когда лорд Уинтер сделал ей предложение, Тильда вначале отказалась. Тогда они заперли ее в комнате и пригрозили не выпускать оттуда, пока она не согласится. Том говорит, что он видел, как однажды вечером папа вышел из ее комнаты с хлыстом, и на следующее утро Тильда дала согласие выйти за лорда Уинтера. – Милли на секунду замолкла. – Теперь вы понимаете, что он может ее разволновать… хотя и не поступит с ней так, как раньше. Пожалуйста, Гай, подожди, пока ей не станет получше.

– Как быть, Крис? – неуверенно спросил Гай. – Я совсем не желаю, чтобы у Тильды были неприятности…

Криспин воздержался от того, чтобы высказаться о лорде Пембертоне. Вслух он произнес:

– Поступай так, как говорит Милли. Тильда разволнуется, если узнает, что сюда может нагрянуть лорд Пембертон Подожди, пока она поправится. И прими мои поздравления – Он повернулся к Милли: – Я искренне желаю вам счастья, дорогая. А теперь прошу меня извинить. Я поговорю с тобой позже, Гай. Думаю, тебе понадобится моя помощь при разговоре с Пембертоном.

Он натянуто улыбнулся и вышел, чтобы не дать Гаю по шее. Удалившись в библиотеку, он с такой силой опустился в кресло за письменным столом, что мебель затрещала.

Как он мог подумать, что Тильда ждет предложения от него? А если и не ждет, то все равно помолвка Гая с ее кузиной станет для нее ударом. Пропади пропадом этот Гай! Выходит, что он флиртовал с Тильдой только для того, чтобы добиться руки Милли. Почему до него раньше не дошло, что Гай и Милли очень подходят друг другу? Эта мысль его поразила. А догадалась ли Тильда? Наверное, догадалась, раз старалась узнать, любит ли он Милли. Он застонал. Как все запуталось!

Очевидно только одно: лорд и леди Пембертон сочтут Гая слабой заменой герцогу. Если они станут, несмотря ни на что, добиваться своего, то ему предстоит убедить их, что он и не помышлял вступать в брак с Милли. И надо успеть это сделать до того, как они узнают, что объект его желаний – презираемая ими племянница. Но если они посмеют обрушить на нее свой гнев, то тогда им придется иметь дело с его милостью герцогом Ормондским. Неудивительно, что Тильда так цинично относится к браку, ведь ее силой заставили это сделать. Он винит ее в нежелании снова подчиняться кому-то. После прошлого опыта для нее бесценным даром является свобода. Правда, мать уверяла его, что лорд Уинтер был добрым человеком, но, даже если так, она все равно не хочет опять выходить замуж. Он выругался себе под нос. Рана, нанесенная Тильде, может навсегда отдалить ее от него Если только он не найдет лекарства, чтобы залечить эту рану.


Глава девятая | Неотразимая компаньонка | Глава одиннадцатая