home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава семнадцатая

– Вы давно знали, что это сэр Ричард? – спросила потрясенная такой развязкой Тильда.

– Полностью я убедился в этом только сегодня утром, когда Марлоу сказал, что видел, как сэр Ричард забирает железный капкан. Но я подозревал, что это он, с тех пор, как на вас напала его собака. Голос Криспина звучал натянуто. Тильда понимала, что ему не хочется об этом говорить, но ей необходимо было знать, почему он выбрал именно эту ночь, чтобы уличить сэра Ричарда.

– Почему вы заподозрили его?

– Капканы как-то сразу стали исчезать. Марлоу говорил, что капканы были установлены очень близко от дороги. Сэр Ричард всегда пользуется ею, если едет обедать к старине Уиттелзи – а он делает это частенько. Но он уже не молод, чтобы лазить по мокрым кустам. Конечно, Марлоу его видел, но ему в голову не приходило следить за ним… пока я не высказал своих подозрений. Марлоу даже здоровался с этим старым греховодником. Он думал, что я сошел с ума, предположив такое, но тем не менее продолжал следить и увидел, как сэр Ричард убирает капканы.

– Значит, вы хотели встретиться с ним один на один, чтобы не ехать к нему специально с обвинениями? Но вы могли просто спросить его, почему он это делает.

Криспин помолчал и ответил:

– Мне меньше всего хотелось, чтобы об этом стало известно. Если бы я нанес ему визит, то вполне возможно, что кто-нибудь нас подслушал бы. Мне не хотелось бросать ему в лицо обвинение.

– Но почему как раз сегодня?

Тильда все еще чувствовала обиду. Он мог по крайней мере сказать ей. Ведь они поженились. Разве он не должен всем с ней делиться? Или он хочет, чтобы у них был формальный брак? А ей показалось, что он искренне произносил брачные обеты.

– Этот капкан, судя по словам Марлоу, был последним, и я подумал, что он заберет его как можно скорее. Бентону казалось маловероятным, что после сегодняшнего торжества кто-нибудь устроит слежку. Не думаю, что он ожидал увидеть нас с вами, гуляющих ночью по лесу.

Тильда должна была с болью признать неприятную истину: вместо того чтобы спать со своей новобрачной, ее муж отправился ловить браконьера. Горькие слезы заволокли ей глаза. Ясно – Криспин не стремился к физической близости. Значит, ночь, проведенная до этого в ее постели, не принесла ему удовлетворения.

Тильда споткнулась о корень дерева, и тут же Криспин подхватил ее и прижал к себе. Она хотела вырваться, но сильная рука ее не отпустила.

– Я сама могу идти, – сказала она, стараясь, чтобы голос звучал равнодушно.

– Но со мной надежнее.

Он отпустил ее, и она повернулась к нему лицом.

– Почему было просто не сказать мне, куда вы идете? Как вы считаете, что я почувствовала, когда вы даже не зашли ко мне в нашу брачную ночь? И в вашей комнате вас тоже не было! Если вы меня не хотите, то зачем женились? – Ярость и боль переполняли Тильду. – Я устала от забот обо мне! От того, чтобы меня спасали… хлопотали вокруг меня. Почему вы не можете взглянуть на меня как на женщину? Почему вы не пришли ко мне сегодня? В чем дело?

Она силилась не разрыдаться, и ее трясло. Сквозь слезы Тильда посмотрела на Криспина, но в отблесках света лампы ничего не смогла прочитать на его лице.

Когда он заговорил, то голос его прозвучал ровно и глухо:

– Я подумал, что при сложившихся обстоятельствах вы предпочтете, чтобы я не навязывал себя вам именно в эту ночь.

Тильда уставилась на него.

– Навязывать себя мне! О чем вы говорите? Вы же мой муж!

Ей показалось, что он скривился.

– Но не тот муж, которого вы хотели. Я не был готов к тому, чтобы спать с вами, когда в глубине души вы тоскуете о другом мужчине. Я счел, что это несправедливо по отношению к нам обоим.

“Какой еще другой мужчина? О чем он? ” В голове у нее все смешалось, и она была не в силах произнести ни слова. А он продолжал:

– Вам необходимо время, чтобы прийти в себя после такого разочарования. Я собирался утром поговорить с вами об этом. Мне следовало давно это сделать… но никак не удавалось, поэтому…

– О каком разочаровании вы говорите? – Тильда начала кое о чем догадываться.

Он застонал.

– Тильда, не притворяйтесь передо мной. В этом нет необходимости, дорогая. Я знаю, как вас обидело то, что Гай сделал предложение Милли. Я не собирался в то утро делать вам предложение, так как знал – вы подумаете, что я сделал это из чувства долга после того, что произошло. Но ваш дядя намеревался шантажировать меня и заставить жениться на Милли. Он грозился сообщить всем, что вы – моя любовница. Он видел, как я в то утро выходил из вашей спальни. Поэтому я был вынужден поспешить.

– Вы собирались в любом случае сделать мне предложение? – Тильда смутилась, но сомнение ее не оставило. Почему он этого хотел? – Вы посчитали, что я влюблена в Гая? Но мы никогда… я хочу сказать… мы просто добрые друзья. Он флиртовал со мной, чтобы не заметили его интерес к Милли.

– Конечно, известно, – грубовато прервал ее он и шагнул к ней, но она отпрянула. – Тильда, вы хотите сказать, что не были влюблены в Гая? Да?

– Не была.

– Черт возьми! Но я находился в библиотеке, когда вы вошли туда вместе с Гаем. Он… он вас поцеловал, и вы в ответ тоже его поцеловали. Потом вы плакали, и я… я решил…

– Вы были там? – Тильда не могла скрыть своего потрясения.

Он кивнул.

– На галерее. Простите. Я не собирался подслушивать, но когда сообразил, что вы там…

– Гай извинялся за то, что наш флирт мог причинить мне неприятности, – призналась Тильда. – Они с Милли волновались, не приняла ли я всерьез его ухаживание.

– Но вы ведь и не приняли это всерьез.

– Нет, – тихо подтвердила она. – Но почему вы просили меня выйти за вас замуж, если считали, что я влюблена в него? – Недобрая мысль пришла ей в голову. – Вы из-за этого сделали мне предложение?

– Да, черт возьми!

Она задрожала.

– Не потому, что вы сами были влюблены?

Наступила гнетущая тишина. Наконец прозвучал его отрывистый ответ:

– Да, и поэтому тоже. Очень сильно влюблен.

Услышать такие слова из его уст было хуже тягостного молчания.

– Влюблены в Милли. – Голос Тильды прозвучал как приговор. Но зачем она это произнесла? Если он верил в то, что она влюблена в Гая, то поступил деликатно, не придя к ней сегодня ночью. И ей тоже следовало проявить тактичность…

– В Милли?! – Его голос был подобен раскату грома. – Но вы же знали, что я в нее не влюблен!

Господи, недоумевал Криспин, как ей такое могло прийти в голову? И это после всех его насмешливых и презрительных слов по поводу брака с Милли? Но если она не влюблена в Гая, то почему была так расстроена? И вдруг он понял – она совершила такую же ошибку, как и он. Они оба сделали много ошибок, но одну из них он больше не повторит.

– Позвольте мне объясниться, – сказал он, старательно подбирая слова. – Я сделал вам предложение в полной уверенности, что Гай разбил вам сердце и вы страдаете. А вы приняли мое предложение, думая, что я горюю по вашей кузине? Так?

– Ну… в общем, да.

Тильда чувствовала, что ее загнали в угол.

– В общем? – В его голосе прорвалось нетерпение. – Тильда, не увиливайте.

– Я не собиралась соглашаться на брак с вами! – выпалила она.

– Тогда какого черта вы сказали “да”? – Криспин тоже начал распаляться.

– Я не сообразила, что вы предлагаете мне брак! – гневно выкрикнула она в ответ. – Я подумала… О господи! Вы же провели в моей постели целую ночь! И я вела себя… как распутная женщина. И потом – я ведь говорила вам, что не собираюсь снова выходить замуж, что брак не даст мне ничего такого, что я уже не имею. Я думала, что вы предлагаете мне стать вашей любовницей!

– Простите… что?

– Я… я подумала…

– И вы согласились?! – Криспина захлестнула ярость. Как она посмела так унизить себя! Как смогла согласиться? И как могла подумать, что он предлагает ей такое? – Почему, черт возьми, вы согласились?

И тут он увидел, что она плачет, плачет молча и слезы текут у нее по щекам, увидел, как дрожат ее губы и сморщилось лицо. У него тоже защипало в глазах. Он быстро подошел к ней и обнял. Она прильнула к его телу и прижалась крепко-крепко, как будто хотела слиться с ним. Они станут единым целым. И очень скоро.

Безудержное желание, которое он подавлял столько недель, грозило вырваться наружу. Он может больше не сдерживаться! – с торжеством подумал Криспин. Она никогда не любила Гая, она будет принадлежать ему, и только ему. Наконец-то он понял, почему она держала его на расстоянии, почему была так несчастна. Но он не хочет снова рисковать, он должен быть совершенно уверен. Криспини с нежностью погладил ее по голове.

– Все уладилось… – прошептал он. – Надо было просто открыться друг другу. Но главное – то, что теперь мы это поняли… и мы женаты. Ты моя, Тильда. Навсегда.

Он осыпал поцелуями мягкие завитки волос и запускал пальцы в шелковые пряди, разметавшиеся по плечам, а когда ласково приподнял ее заплаканное лицо за подбородок, Тильда поняла, что сейчас он поцелует ее, и она растает. Но прежде, чем он это сделает, она должна знать правду. Тильда прикрыла ладонью ему рот.

– Крис, ты говорил раньше, что ты… что ты любил… – У нее перехватило дыхание, так как он начал целовать ей ладонь и посасывать пальцы.

– Я сказал… это… потому что я был… я и сейчас люблю, – бормотал он в промежутках между поцелуями.

– Кого? – Колени у нее сделались ватными, и тысячи огненных ручейков заструились по коже.

– Ты спрашиваешь – кого? И ты до сих пор не поняла этого, моя любимая глупышка? Но ответь мне, почему ты приняла мое предложение, если думала, что я хочу сделать тебя своей любовницей?

– Потому что я очень сильно тебя люблю, – прошептала Тильда.

Он замер.

– Ты любишь меня? И в ту нашу ночь любви… ты хотела меня, а не просто утешения?

– Только тебя, – прошептала она, прижавшись губами к его щеке. – И всегда – только тебя.

Они на минуту замолчали.

– Нам лучше не стоять, а идти, – произнес Криспин. – Нужно где-нибудь устроиться поуютнее.

– Да? Но… где?

– В постели, – последовал решительный ответ, – чтобы поскорее подарить Анти брата или сестру, о которых она просила. Придется постараться.

– Уже постарались. – Тильда не могла скрыть радости.

Он пристально на нее посмотрел и дрогнувшим голосом спросил:

– Ты носишь моего ребенка? Значит, в ту ночь…

Она молча кивнула.

Криспин проснулся на рассвете рядом со своей утомленной, но довольной новобрачной, которая лежала там, где ей и положено было находиться: в его объятиях. Душа Криспина воспарила ввысь.

– Криспин, – раздался нежнейший шепот.

– Да?

Она устроилась поуютнее, положив щеку ему на плечо.

– Я говорила, что люблю тебя?

Он засмеялся.

– Да, об этом упоминалось, но я буду очень рад, если мне напомнят еще. – Мягкая ладонь заскользила по ее телу. – И будут напоминать почаще. К тому же я клялся, моя любимая, что буду обожать тебя не только душой, но и телом, и намерен это доказать.

И он перешел от слов к делу.


Глава шестнадцатая | Неотразимая компаньонка | Примечания