home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава восьмая

Криспин кинулся очертя голову прочь из библиотеки, но вдруг услышал знакомый голос:

– Криспин, милый!

Он остановился и увидел, что по главной лестнице спускается мать.

– Да, мама!

– Я искала тебя, дорогой. Ты очень занят? Можешь уделить мне несколько минут? – спросила она, не показав вида, что заметила у сына съехавший набок галстук и безумное выражение лица.

О боже! А если бы она стала искать его в библиотеке? При этой мысли он едва не задохнулся от волнения.

– Сколько хочешь, мама, – ответил он, решив, что разговор поможет ему взять себя в руки. – Где мы поговорим? – спросил он.

– Думаю, что у меня в гостиной. Там нам никто не помешает.

Значит, она собирается сообщить ему нечто важное. Но его сверлила другая мысль: как он умудрился потерять самообладание? Он хотел устыдить Тильду, а опозорил себя. До него донеслись слова матери, и он, изобразив улыбку, отворил дверь в гостиную.

– Прости, мама. Я задумался.

– Вижу, – сухо ответила она. – Ты не хочешь мне сказать, в чем дело?

– Нет, – без обиняков заявил он. – Я слишком ценю твое высокое мнение обо мне. Лучше скажи, что беспокоит тебя.

Леди Сейнт-Ормонд уселась на диван с балдахином.

– Надеюсь, ты не сочтешь, что я вмешиваюсь в твои дела, – медленно произнесла она и смущенно улыбнулась. – Ты, наверное, уже догадался, что я собираюсь проявить ужасающую бестактность!

Он улыбнулся.

– Давай, мама.

– Хорошо. Я хочу знать, почему ты намереваешься жениться на Милли Пембертон?

Не подумав, он выпалил:

– С тобой об этом говорила леди Уинтер?

Мать изумилась.

– Нет дорогой. Но должна заметить, что наши опасения сходны, хотя мотивы различны: она, естественно, заботится о счастье Милли, а я – о твоем.

– Понятно. И ты полагаешь, что я не буду счастлив.

Тильда ясно дала ему понять, что сомневается, будет ли Милли с ним счастлива, но матери незачем об этом знать.

Леди Сейнт-Ормонд задумчиво сдвинула брови.

– Боюсь, что ты скоро заскучаешь. – И поспешила пояснить: – Милли прелестна, Крис. Она милая, добрая девочка, хорошо воспитана, привлекательна… но я не уверена, что к такой девушке ты сможешь долго испытывать привязанность и что общение с ней – это то, что тебе нужно. Конечно, если ты ее любишь, то тут нечего сказать… но ведь это не любовь, не так ли? – Тонкие брови выразительно изогнулись.

Криспин не обиделся, а лишь уныло покачал головой. Нет смысла обманывать мать – она слишком хорошо его знает.

– Нет, не любовь, – признался он.

– Но тогда почему Милли? – ласково спросила она.

Он пожал плечами.

– А почему не любая другая? Я же должен жениться. Хотя бы ради наследника. И ты сама говоришь, что Милли хорошо воспитана, добра… Это незаменимые качества для жены.

– Конечно, – согласилась леди Сейнт-Ормонд. – Но достаточно ли она взросла для тебя?

Криспин поморщился.

– Ты считаешь, что она слишком юная, а я стар для нее?

– Дело не в возрасте, Крис, – мягко заметила мать. – Милли всегда останется слишком юной для тебя. Подумай об этом, родной. Даже если бы она была одних лет с Тильдой, никакой разницы не было бы. Она просто тебе не подходит. И мне кажется, что она это чувствует. Если ты женишься на Милли, то тебе очень скоро станет скучно и твой брак превратится в принятый в свете брак по расчету. Если тебя это устраивает, то я умолкаю. Хотя подобные браки вполне могут оказаться удачными, мне представляется, что тебе лучше жениться на более зрелой женщине, которая с пониманием отнесется к своим обязанностям.

Он не удержался и спросил:

– А леди Уинтер годится на эту роль?

Леди Сейнт-Ормонд не показала своего удивления.

– Тебе видней, дорогой! – Герцогиня замолчала, а потом, бросив взгляд на часы, стоящие на каминной полке, воскликнула: – Боже! Уже столько времени! Мы опоздаем к завтраку. Хорошо, что у нас в гостях только родственники!

На следующий день, когда после утренней прогулки верхом в компании Джорджи, Милли, Луизы и Гая Тильда вместе с Анти вернулась домой, она увидела на конюшне Сейнт-Ормонда, что-то оживленно обсуждавшего со старшим конюхом. Его милость попросту устроился на стоге сена, вытянув длинные ноги. Он очень спокойно встал и подошел к лошади Тильды раньше, чем это успели сделать кинувшиеся к ней со всех сторон конюхи.

– Миледи, – поклонился он, – не окажете ли мне честь?

Она бросила на него недовольный взгляд. Вопрос звучал риторически, но не станет же она унижаться перед лицом десятка слуг! Выхода не было, и она любезно ответила:

– Благодарю вас, ваша милость. Буду весьма признательна.

Ожидая, как его руки обхватят ее за талию, она напряглась, уговаривая себя, что она – вдова, ей двадцать пять лет и не следует придавать значение таким мелочам. Мужчины каждый день помогают женщинам спрыгнуть с седла, и до сих пор никто от этого не умер.

Руки Сейнт-Ормонда сомкнулись на ее талии. Несмотря на то что она была высокая и статная, от его прикосновений почувствовала себя маленькой, хрупкой и слабой. Он легко, без видимых усилий, приподнял ее и поставил на землю. Ей стало жарко, и она с трудом справилась с дыханием.

Он отпустил ее и повернулся к Анти.

– Доброе утро, мисс Кавендиш. Надеюсь, Генри с удовольствием ест овес? – Он окинул маленького серого пони внимательным взглядом. – По-моему, Генри упитан и ухожен. Вы сами его чистите?

Он снял Анти с лошади и немного покружил, прежде чем опустить на ноги.

Тильда с удивлением смотрела на эту сцену. Она совершенно забыла, что Сейнт-Ормонд привык играть с племянниками и, судя по всему, любит детей.

Анти с радостью ответила:

– И вы позволите мне самой его почистить? Можно? Мама, пожалуйста, разреши мне остаться. Я помогу чистить Генри. Пожалуйста!

– У конюхов много работы, дорогая. Ты будешь им мешать, – строго сказала Тильда.

– Что вы, миледи, – возразил старший конюх Фарнем. – Она нисколько не помешает. Я учил еще леди Джорджи ухаживать за пони. Я присмотрю за девочкой.

– Вы очень добры… – Тильда была в нерешительности, но за нее все решил Сейнт-Ормонд.

– Фарнем прекрасно справится с Анти и не допустит, чтобы с ней что-нибудь случилось. Пусть это станет для нее первым самостоятельным шагом.

– Хорошо, – согласилась Тильда. – Анти, через час вернешься в дом. Я буду…

Она не успела договорить, соображая, где же она будет находиться в это время, как ее опередил Сейнт-Ормонд.

– … в библиотеке, – сказал он и предложил ей руку.

Тильда с опозданием поняла, что, согласившись оставить Анти на конюшне, она позволила ему перехитрить ее! Бессовестный негодяй! Сердце забилось сильнее, что рассердило ее еще больше. Это обычный страх, безуспешно успокаивала себя Тильда, но, судя по его поведению раньше, ей очень повезет, если ее честь не пострадает. А он стоял, протянув к ней руку. И опять ей ничего не оставалось, как подчиниться. Тильду бросило в жар. Ужасно захотелось поближе прижаться к нему, опереться на его руку, но она вместо этого бросила на него сердитый взгляд. Он посмотрел ей прямо в глаза и печально улыбнулся.

– Слово джентльмена, – тихо сказал Сейнт-Ормонд.

– У меня создалось впечатление, что у вас скорее феодальные привычки, – насмешливо заметила она.

Он снова печально улыбнулся.

– Согласен, но клянусь, что буду держать себя в узде.

– И как долго? – Тильда мысленно упрекнула себя за острый язык и ядовитый тон, подразумевающий, что в подобные чудеса она не верит.

– Так долго, как вы пожелаете, – прямо ответил он. – И я обещаю предупредить вас за несколько минут до того, как перестану управлять собой.

Она закусила губу. Вчера она получила от него достаточно предупреждений, но не воспользовалась ими. Она прекрасно сознавала, что он собирается ее поцеловать, хотя остальные вольности стали для нее полнейшей неожиданностью. И если она – как пытается сама себе доказать – действительно не хотела, чтобы он ее поцеловал, то почему тогда не сказала “нет”? Он ведь остановился, когда она по-настоящему стала сопротивляться. Тогда почему она раньше этого не сделала?

Ответы на все эти вопросы ее еще больше рассердили. Тильда приподняла юбки, чтобы не замочить их мокрой травой, и они молча миновали заросли кустарника. Криспин провел ее через парк и по окаймленной самшитом дорожке к боковому входу. Он придержал дверь, пропуская ее вперед, а она краем глаза посмотрела на него. На его совершенно спокойном и даже немного холодном лице ничего нельзя было прочитать.

– Почему вы захотели, чтобы я пришла в библиотеку? – спросила Тильда.

– Мне необходим ваш совет, – ответил он.

– Мой совет? Господи, о чем вы хотите со мной посоветоваться? – поразилась Тильда.

Он с непроницаемым видом смотрел на нее.

– О вашей кузине. Вчера вы много чего мне наговорили, но я, к сожалению, не проявил вежливости и плохо вас слушал. Я приглашаю вас в библиотеку, чтобы вы снова все мне высказали. Не бойтесь – прерывать вас я не буду… никоим образом.

У Тильды свело под ложечкой.

– Я… нет.

– Нет?

– Нет.

– Но почему? – Его голос звучал очень холодно и решительно.

Она не могла говорить, так как ей не хватало воздуха.

– Вчера я была рассержена… и расстроена.

Он понимающе кивнул.

– У вас были на то причины. Но вы ведь не отказываетесь от своих слов?

Она не ответила и вошла в библиотеку. Ее охватило предчувствие неминуемой гибели. На этот раз она позволила ему проводить ее к одному из кресел, стоящих перед письменным столом. Ей было безразлично, похоже это на допрос или нет. По крайней мере между ними огромный стол, который защитит ее от объятий и поцелуев. И от необдуманных действий с ее стороны, поскольку ей необходимо заявить ему кое-что важное.

– Я бы хотела прояснить одно обстоятельство, ваша милость, – сказала она, когда он неторопливо опустился в кресло.

Он удивленно поднял голову, и она выпалила:

– Несмотря на то, какое впечатление мое поведение и мои замечания произвели на вас, я не собираюсь становиться вашей любовницей!

Сказав это, Тильда покраснела, но храбро выдержала его заинтересованный взгляд.

– Понятно, – спокойно сказал он. – Я разочарован, но должен довести до вашего сведения, что я не просил вас об этом.

Господи, в какое дурацкое положение она себя поставила! Тильда покраснела еще сильнее. Она судорожно проглотила слюну и холодно заметила:

– Замечательно. Что касается нашего вчерашнего разговора…

– Разговора? – удивился он.

Насмешливый тон задел ее.

– Да, разговора, – повторила она. – Возможно, я неудачно все объяснила, но просто я думаю, что Милли не будет счастлива в таком браке… ну, который вы вчера мне описали. Она не обладает… она не сможет понять… она очень добрая… – И Тильда замолчала.

– В отличие от своей кузины? Скажите, леди Уинтер, каким образом вы развили в себе жестокосердие, необходимое для брака по расчету? Или вам не надо этого добиваться, поскольку вы уже достаточно жестокосердны?

Она так сильно побледнела, что Криспин испугался. С минуту Тильда молчала, затем встала. Губы у нее дрожали, а глаза взволнованно блестели. Она с трудом вымолвила:

– Тот опыт, который я приобрела, я не пожелаю ни одной женщине. И, разумеется, Милли.

С этими словами она вышла из библиотеки, оставив Криспина предаваться угрызениям совести. Она не захотела ответить на его вопрос, но в ее глазах он вдруг увидел выражение беззащитности и понял, в чем заключалась правда: сердце ее не ожесточилось, а циничность и невозмутимость были всего лишь маской. Где-то глубоко под личиной уверенной, сдержанной леди Уинтер спряталась застенчивая и доверчивая девочка, которую очень легко обидеть, потому что мало кто догадывается, какая она на самом деле. Криспину оставалось только надеяться, что Гай разглядит правду под обманчивой внешностью и не обидит Тильду сильнее, чем уже обидел.


Глава седьмая | Неотразимая компаньонка | Глава девятая