home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1

О Господи! Неужели только один вид из множества живых существ, обитающих в самых различных условиях, какие только может предложить щедрая на выдумку Вселенная, регулирует температуру своего тела путем потоотделения?

Луис Ненда промокнул лоб скомканной тряпкой и лишь потом догадался проделать то же самое со своей грудью и взмокшими подмышками. Несмотря на то, что полдень сорокадвухчасовых суток Дженизии еще не наступил, температура поднялась уже градусов до сорока. Влажность и жара были ужасающие — как внутри парового котла. Ненда посмотрел вверх, но вместо диска оранжево-желтого солнца увидел только кружащийся красочный калейдоскоп, настолько изменчивый, что глаз не мог уследить за его отдельными воронками. Кольцевые сингулярности, словно щитом закрывавшие планету, сегодня были как никогда сильны.

Свистящий рык вернул его к действительности. С полдюжины зардалу волокли по плоскому песчаному берегу десятиметровый цилиндр, чувствуя себя при этом как ни в чем не бывало. Темно-синим телам сухопутных головоногих, защищенным плотной, похожей на резину кожей, казалось, не были страшны ни жара, ни холод.

Зардалу почтительно остановились в шести шагах от Луиса Ненды и склонились, так что их гигантские головы легли на песок.

— Великая Молчальница нашла это в одном из подземных туннелей.

Ненда оглядел распростертые фигуры, раскинувшие свои шестиметровые щупальца по пляжу. Вожак зардалу изъяснялся при помощи щелчков и посвистов мертвого языка, на котором говорили рабы в древнем Сообществе Зардалу. Технических терминов в нем не хватало, но Луис смирился с этим. Взаимоотношения «хозяин-раб» были гораздо важнее.

— Она приказала вам принести это сюда?

— Великая Молчальница показала нам, что она хочет. Прошу прощения. Хозяин, но мы все еще не понимаем речь Великой Молчальницы.

— Атвар Ххсиал понять непросто. Возможно, когда-нибудь вам это и удастся — если начнете быстрее шевелить мозгами.

Про себя Луис уже не в первый раз молился, чтобы этот день настал как можно позднее. Если зардалу когда-нибудь научатся…

— Вы считаете. Хозяин, что это действительно недостающий компонент?

— Возможно. Мне надо его изучить, и тогда узнаю наверняка. Оставьте его здесь и немедленно возвращайтесь помогать Великой Молчальнице.

— Да, Хозяин. Мы будем молиться, чтобы это действительно оказалось нужным компонентом. Ради всех нас.

Сказав это, зардалу направился к одному из туннелей. За ним последовали остальные. Ненда проводил его взглядом и задумался. Да, раболепствуют они уже не так, как прежде. И эта последняя фраза прозвучала не столь подобострастно, как должна бы. «Ради всех нас». Может, у него богатое воображение, но ему послышалась скорее угроза, нежели смирение.

Даже если и так, хорошо, что они ушли. Их гигантские клювы спокойно могут перекусить его пополам, а мощные щупальца — методично оборвать все конечности. Луису уже доводилось видеть подобное.

И, возможно, скоро он увидит вновь. Или испытает на собственной шкуре.

Сколько они уже здесь? Он опять исподлобья посмотрел в сторону невидимого солнца. Почти два месяца. Он и Атвар Ххсиал все это время водили зардалу за нос, уверяя, что знают, каким способом заставить «Поблажку» или любой другой корабль покинуть Дженизию и выйти в космос. Когда зардалу поймут, что Ненда и Атвар Ххсиал засели на этой планете так же прочно, как они сами, — дни их сочтены.

И дело тут не в корабле. «Поблажка» находилась в отличном состоянии. Причина в этих чертовых кольцевых сингулярностях, на которые он сейчас смотрел и от которых рябило в глазах, да еще в управляющих ими роботах Строителей. Они ставят пространственный барьер перед любым объектом, стартующим с поверхности Дженизии. Интересно, когда до зардалу наконец дойдет, что Луис так же беспомощен, как они сами?

Луис подошел к цилиндру, который они сбросили прямо на пляж, и уселся на один из его концов. Опустив голову, он заглянул внутрь. Судя по всему, это был кусок старой вентиляционной трубы. И вылететь в космос он мог с таким же успехом, как и сам Луис.

Пот катился по его лицу, заливая глаза. Луис выпрямился и вновь обтерся ставшей уже влажной тряпкой. Море, плескавшееся в сотне ярдов за полосой песка, манило своей прохладой. Луис давно бы залез в воду, если бы не знал об ужасных тварях, притаившихся под его спокойной поверхностью. Даже зардалу, похоже, побаивались их.

Он мог бы побродить по туннелям — посмотреть, что делает Атвар Ххсиал. Конечно, там темно и сыро, но, может, хоть немного прохладнее.

Луис уже двинулся было прочь от вентиляционной трубы, но на какой-то миг остановился, слепо глядя перед собой. Интуиция подсказывала, что вокруг произошли какие-то перемены. Возможно, у него просто закружилась голова. Погода-то ведь явно не изменилась. Макушку припекало так, словно на ней развели костер.

Он поднял руку, чтобы пригладить свои черные спутанные волосы. Еще немного — и он вспыхнет. Волосы на ощупь были горячими. Наверное он заболевает. Только этого не хватало — подцепить заразу на чужой планете, где-то у черта на рогах, а местные снадобья помогают только тем, у кого есть клюв и синие щупальца.

Луис опустил руку. И тотчас же уловил какое-то движение на земле перед собой. Он пригляделся, заморгал и вновь пригляделся. Этого просто не могло быть. Он увидел тень.

Свою собственную тень. Луис огляделся и задрал голову. На небе ярко сияло солнце, не закрытое никаким экраном. Впервые с того момента, как он и Атвар Ххсиал ступили на Дженизию, кружащие огни кольцевых сингулярностей пропали.

Несколько секунд Луис глядел прямо на солнце цвета лепестков календулы — вполне достаточно для того, чтобы, отведя глаза, увидеть только темные круги. Но не успели последние исчезнуть, как он бросился бежать.

Необходимо срочно разыскать Атвар Ххсиал и вытащить ее на поверхность до того, как кто-нибудь из зардалу заметит, что произошло, и догадается о возможных последствиях.

Круги в глазах мешали рассмотреть происходящее впереди. Но он не сознавал этого до тех пор, пока у самого входа в туннель не врезался со всего размаху во что-то упругое, отшвырнувшее его обратно на песок. До Ненды донеслось сердитое ворчание. Суставчатые лапы протянулись вниз и поставили его на ноги.

— Побереги энергию на будущее, Луис Ненда. — Феромонное послание Атвар Ххсиал донесло привкус озабоченности и тревоги. — Боюсь, нас ждут неприятности.

Гигантская кекропийка возвышалось над Луисом Нендой, словно башня, склонив белую безглазую голову с парой желтых рожек и похожими на веер шестифутовыми антеннами. Голову поддерживала короткая шея с кольцеобразными бело-алыми складками, переходящими в темно-красные сегменты подбрюшья. В целом же внешний вид этого членистоногого являл собой прекрасный образчик ночных кошмаров.

Но только не для Луиса Ненды. Он даже не удостоил ее взглядом. За свою жизнь он повидал слишком много чужаков, чтобы поражаться их внешности.

— Неприятности? Какие? — Ненда порядком запыхался, но это не помешало ему использовать свое наращение.

— Дженизия меняется изнутри непонятным для меня образом. — Феромоны кекропийки, в отличие от рабского наречия Сообщества Зардалу, передавали нюансы, недоступные даже самым богатым человеческим языкам. Слова Атвар Ххсиал несли зримые образы складывающихся стен, закрывающихся туннелей и исчезающих комнат в недрах планеты. — Если так будет продолжаться дальше, наши претензии на необходимость дальнейших исследований станут безосновательными. Зардалу потребуют, чтобы мы продемонстрировали им ту самую мощь, о которой так долго говорили, и забрали их в космос.

— Изменения происходят не только внутри. — Ненда показал вверх, зная, что складчатый резонатор на подбородке Атвар Ххсиал прощупывает его ультразвуковыми импульсами, а желтые рожки преобразуют отраженный сигнал в подробную картинку. Кекропийка прекрасно «разглядела» жест Луиса, но увидеть исчезновение кольцевых сингулярностей и появление яркого солнца она не могла. Кекропийцы не воспринимают свет или какое-либо другое электромагнитное излучение.

— Наверху, Ат, — продолжил Ненда. — Сингулярности пропали, словно растворились.

— Почему?

— Черт бы меня побрал, если я имею хоть какое-то представление. Но нам надо поспешить к «Поблажке» и попробовать подняться.

— А если нас опять вернет на поверхность?

— Тогда мы окажемся по уши в дерьме. Но мы и так будем в нем, раз подземные туннели закрываются.

— Везде. Там, куда могли проникнуть мои сигналы, подземные конструкции Дженизии исчезают. И все приобретает первозданный вид.

Разговор не мешал Атвар Ххсиал действовать. Не спрашивая разрешения Луиса Ненды, она подхватила его парой передних лап, а затем понеслась длинными грациозными прыжками, широко раскрыв рудиментарные надкрылья. От каждого прыжка у Ненды спирало дыхание, но он не жаловался. Кекропийка в свободном полете вдвое быстрее любого человека.

«Поблажка» стояла между колышущимися зарослями гигантских болотных растений и пятью башнями из песчаника — жилищами вожаков зардалу. Едва Атвар Ххсиал поставила Ненду на землю, как он, оглядываясь на башни, тут же принялся растирать ноющие ребра. В это время большинство зардалу должны трудиться в океане или в подземных туннелях. Хорошо, что они не решили устроить сегодня выходной.

К счастью, произошедшие перемены не затронули «Поблажку», но, вполне возможно, она окажется столь же бесполезной, как и два месяца назад. Ненда проверял двигатели каждый день. Они находились в отличном состоянии и развивали достаточную мощность. Существовала только одна проблема: они отказывались поднять корабль с поверхности планеты. Какая-то сила — то ли сами кольцевые сингулярности, то ли (что более походило на правду) управлявшие ими творения Строителей — пресекала любую попытку вырваться в космос.

— Быстрее, Луис Ненда. Раздумывать некогда.

Прошло всего две секунды после того, как ему едва не сломали ребра.

— Не гони меня, Ат, дай отдышаться. — Ненда распахнул люк. — Если движки не заработают и на этот раз, другой возможности подумать нам больше не представится.

Стартовую программу загрузили в компьютер еще два месяца назад, навигационная система была проверена и находилась в полной готовности. Две секунды спустя Луис уже сидел в кресле пилота. К несчастью, двигатели «Поблажки» набирали мощность минимум три минуты и отнюдь не бесшумно.

Три минуты. Три минуты сидеть и смотреть на экран, гадая, когда первая темно-синяя голова с любопытством высунется из башни или вынырнет из тихого моря.

— Что будем делать, если двигатели опять нас не вытянут, Ат?

Был ли то взмах длинного щупальца или рябь на водной глади?

— Мы накажем зардалу за нерадивость при ремонте корабля.

— Правильно. Что ж, будем надеяться, что нам повезет.

Там действительно было щупальце. А теперь над водой показалась голова и быстро поплыла к берегу. За ней последовало еще четыре, потом еще полдюжины. Наверняка почувствовали вибрацию и поняли, что она исходит от двигателей «Поблажки».

Ждать оставалось еще целую минуту. Не пора ли послать Атвар Ххсиал в боевую рубку? Если им и на этот раз не удастся взлететь, придется снова убеждать зардалу, что еще день-два — и все получится. Но убеждать придется снаружи и без оружия…

— А тебе не кажется, Луис Ненда, что, если нам и впрямь удастся выйти на орбиту и покинуть Дженизию, мы опять улетим с пустыми руками? — Атвар Ххсиал сидела рядом с ним совершенно спокойно. Происходящее за стенами корабля было недоступно для ее эхолокатора. — Как глупо, что мы не догадались перенести на «Поблажку» образцы технологии Строителей. У нас нет ни единого кусочка зардалу. Я кляну себя за такую чудовищную непредусмотрительность.

Оставалось еще тридцать секунд, но едва только мощность достигла шестидесяти процентов, как корабль задрожал всем корпусом. Зардалу, выскочив из воды, понеслись по берегу. От корабля их отделяло не более сорока ярдов. Другие выпрыгивали из песчаных башен. Но все равно Атвар Ххсиал оплакивала собственную забывчивость.

Ненда сжимал рычаги управления гораздо крепче, чем это требовалось.

— Ат, я отдал бы тебе всю свою добычу, лишь бы только унести отсюда ноги. Держись крепче, стартуем.

Ближайшие зардалу тянули свои длинные щупальца к кораблю. Мощность еще не достигала семидесяти пяти процентов от необходимого минимума. «Поблажка» вздрогнула и оторвалась от земли фута на три. На какой-то момент она зависла, а потом лениво завалилась на бок и опустилась обратно на землю.

Слишком рано!

Между импульсами тяги двигателя рекомендовалось делать сорокасекундную паузу. Ненде удалось выждать четверть этого интервала, когда он услышал, как что-то шлепнуло по люку и стало дергать рукоятку. Он стиснул зубы и вновь запустил стартовую программу.

«Поблажка» вздрогнула и, шатаясь, словно пьяная, начале подниматься. Шесть футов… десять… Они все еще оставались в пределах досягаемости жадных щупалец. Береговая линия приближалась. Корабль медленно поднимался с боковым креном. Мощность двигателей достигла уже восьмидесяти процентов.

— Вроде получается, Ат. Мы поднимаемся, и ничто не тормозит сверху. — Ненда глянул на экран бокового обзора. — Впрочем, держись. Там, на краю, уйма зардалу. А мы еще так низко, что они могут схватить нас.

— Что они делают?

Ненда вгляделся в экран. За все это время он так и не научился хорошо говорить на рабском языке зардалу, а их язык жестов давался ему еще трудней. Но распластанные тела и поднятые над головой передние щупальца вместе с широко открытыми клювами не нуждались в переводчике.

— Ты не поверишь, Ат. Они поклоняются нам.

— Так и должно быть. Мы выполнили свое обещание: оторвались от поверхности Дженизии и летим в космос.

— Ну да. Но их радость как рукой снимет, когда они поймут, что мы не собираемся возвращаться. Они рассчитывали, что мы поможем им покинуть планету и вернуться в рукав. Очень скоро они взбесятся как черти.

— Возможно. — Корабль продолжал неуклонно подниматься, и зардалу казались теперь голубыми точками на коричнево-сером пляже. Атвар Ххсиал устроилась поудобнее. — Но вообще-то они должны быть нам благодарны.

— Да ну?

«Поблажка» набирала скорость, пробиваясь сквозь густую дымку нижних слоев атмосферы. Луис вполуха слушал кекропийку и думал о дальнейшем развитии событий. Вероятно, они смогут вырваться из плена планеты, но впереди их ждут пространственно-временные ловушки Свертки Торвила.

— Я тебе точно говорю: они всю жизнь будут нас превозносить. — В феромонах чувствовалось сонное удовлетворение. И никаких признаков того, что полминуты назад Атвар Ххсиал, возможно, была на волосок от гибели. — Подумай, Луис. Мы очень хорошо с ними обращались. Мы не истребляли их, несмотря на то, что само имя зардалу приводит в ужас весь рукав. Мы их не убивали и не калечили, хотя они привыкли именно так поступать с рабами. Мы не отобрали ценности, которыми они обладают, — это, конечно, мое непростительное упущение. И к тому же мы даже оставили им их планету.

— Ты сама доброта, Ат.

— В глазах зардалу мы были щедрыми и добрыми хозяевами. — Атвар Ххсиал чуть сползла к полу. — А еще мы сделали для зардалу нечто такое, что нравится мне гораздо меньше. Мы показали им, что теперь дорога с Дженизии в космос открыта.

— Но исчезновение сингулярностей произошло без нашего участия. Может быть, они возникнут снова. — Ненда уловил очередное облачко феромонов, несущее недвусмысленное послание. — Эй, перестань клевать носом. Сейчас не время спать. Мы все еще в середине Свертки. А что, если в ней тоже происходят перемены? Разработанный нами план полета может провалиться.

— С Дженизии мы уже поднялись. — Кекропийка закрыла пару желтых рожков, выключая таким образом свое эхолокационное зрение. Шестифутовые антенны на ее макушке сворачивали свои нежные, похожие на веер рецепторы. — Не сомневаюсь, что ты найдешь способ вытащить нас отсюда. Разбуди меня, когда выберемся, и я рассчитаю траекторию, которая приведет нас прямо к «Все — мое».

— Не переводи разговор на мой корабль. — Ненда повернулся и уставился на Атвар Ххсиал, уже сложившую свои шесть ног. — Тебе надо оставаться бодрой и бдительной. Если я не найду выход из Свертки, можешь прощаться с жизнью.

— Но тогда и тебе крышка. — Тоненький хоботок кекропийки свернулся и спрятался в сумке ее складчатого подбородка. — Ты должен гордиться, Луис, — сонно произнесла она, — что я так доверяю тебе и твоему прекрасно развитому инстинкту самосохранения.


Схождение | Схождение | cледующая глава