home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



2

Свертка Торвила пользовалась дурной славой, но на самом деле была еще хуже. Выражения типа «многосвязный пространственно-временной континуум» и «макроскопические квантовые эффекты» не описывали ее даже приблизительно. «Свертка» — это существительное, образованное от прилагательного «свернутый», что означает наличие в объекте множества внутренних изгибов, поворотов и петель; но эти слова были лишь бледным отражением действительности. Даже тот факт, что Свертка — это гигантский артефакт Строителей, не способствовал воссозданию реальной картины происходящих там явлений.

Гораздо важнее было то, что менее четверти всех кораблей, когда-либо залетевших в Свертку, вернулись обратно, дабы поведать об увиденном. Проникновение внутрь представляло собой трудную задачу, но не могло сравниться с препятствиями при выходе оттуда.

Луис знал это. В течение семи суток «Поблажка» дрейфовала вдоль разрывов квантовых аномалий в поисках прохода или же продиралась сквозь хитросплетения пространственно-временных барьеров. И все это время Атвар Ххсиал сладко спала, приводя Луиса Ненду в бешенство.

Кекропийцы привыкли держать при себе зрячих рабов для выполнения всей черновой работы. Атвар Ххсиал, лишившись своего лотфианского раба Жжмерлии, похоже, решила, что Луис Ненда может его заменить. Ей никогда не приходило в голову, что для Луиса потеря его хайменоптской рабыни Каллик могла значить ничуть не меньше, чем для нее потеря Жжмерлии. И она с легким сердцем решила, что он вытащит их из Свертки без ее участия.

В течение этих дней Луису удавалось лишь урывками вздремнуть в неудобном кресле пилота. В туалет ему приходилось бегать в буквальном смысле этого слова, а пищу заглатывать по-волчьи, в считанные секунды. Атвар Ххсиал проводила на камбузе все свободное от сна время, создавая невообразимо зловонные коктейли сообразно своим утонченным вкусам.

Но хуже всего было то, что Атвар Ххсиал оказалась абсолютно права. «Поблажку» сконструировали для пилотирования пятируким полифемом Чизма, у которого все руки растут с одного бока. Луис Ненда нашел сиденье пилота, мягко говоря, неудобным, но по крайней мере у него, как и у полифема, были глаза. Если бы слепая Атвар Ххсиал попыталась вывести «Поблажку» из Свертки Торвила, они отправились бы на тот свет в первые же минуты полета.

Это логично, и ничего тут не поделаешь. Но Луиса логика не интересовала. Как только выпадала свободная минута, он разворачивался и свирепо буравил взглядом спящую деловую партнершу, а в голове у него зрели мысли о мщении.

Но только не о физическом. С существом, вдвое превосходящим его по габаритам и вчетверо — силой, такой номер не пройдет. Лучше всего каким-нибудь образом надуть Атвар Ххсиал. Но как это сделать, когда ни у кого из них за душой нет ни гроша? Даже рабы покинули их. А вот если ему удастся вернуться на Жемчужину и найти там любимый «Все — мое», тогда он еще посмотрит…

Месть — такое блюдо, которое следует употреблять уже остывшим. Предаваясь мрачным мыслям по поводу Атвар Ххсиал, Луис не забывал об этом. Что за нелепое она создание: видит при помощи звуков, а разговаривает при помощи запахов. И тем не менее его партнерша считала себя выше не только людей, но и любых других разумных существ во всем рукаве.

Пока он таким образом размышлял и злился, управляемая им «Поблажка» выбралась невредимой из Свертки. Раздражение его было столь велико, что, увидев перед собой вместо звезд-сосисок и вращающихся огненных шестерней микрогалактик чистое и неискаженное звездное пространство, он вместо облегчения испытал упадок сил.

Впервые за много дней он сбросил сонливое оцепенение. И только тут понял, насколько он вымотался. Глаза его неодолимо слипались, а тело совершенно не желало слушаться. Просто удивительно, что ему удавалось бодрствовать столь долго. Куда проще было забыться сном, чтобы их прихлопнуло где-нибудь посреди Свертки. Возможно, ему и следовало так поступить. То-то поплясала бы Атвар Ххсиал. Но беда в том, что она бы никогда не узнала об этом. А сам он отправился бы к праотцам с ней за компанию.

Такие вот мысли одолевали его от усталости.

Ненда пробрался к спящей Атвар Ххсиал и легонько пнул ее ботинком.

— Теперь твой черед. Я свое дело сделал.

Пробуждение кекропийки походило на распускание гигантского и отвратительного цветка. Шесть сдвоенных ножек бурно выпростались из-под темно-красного тела, одновременно раскрылись желтые рожки, а длинные антенны распушились, словно нежные листья папоротника.

— Проблем нет? — Феромоны Атвар Ххсиал несли скорее утверждение, чем вопрос. Кекропийка подняла белую слепую голову и просканировала окружающее пространство.

— Ничего из того, что ты хотела бы услышать. Мы выбрались из Свертки. — Ненда фыркнул и направился к спальным местам. Их спроектировали для существ девятифутового роста, напоминающих своим строением штопор и обладающих спиральной симметрией, но все же гораздо привлекательнее, чем кресло пилота. — И не вздумай будить меня во время Бозе-перехода, — бросил он через плечо. — Дашь знать, когда мы окажемся в системе Мэндела.

Этот путь мог занять день или месяц. Луис, засыпая на ходу, рассчитывал на нечто среднее — скажем, четыре или пять дней беспробудного сна. С большим трудом, он все же устроился на этом спиральном ложе.

Теперь все зависело от того, насколько искусно сработает Атвар Ххсиал. Свертка Торвила находилась на задворках Сообщества Зардалу в сотнях световых лет от Круга Фемуса, а солнечная система Мэндела — в этом Круге. «Все — мое» остался возле газового гиганта Гаргантюа, вращавшегося вокруг Мэндела. Но прямой путь вряд ли мог оказаться приемлемым. «Поблажке» предстояло осуществить несколько последовательных сверхсветовых переходов-прыжков между узлами Бозе-сети. Время путешествия зависело от мастерства оператора, точности вхождения в сеть и запаса энергии.

По человеческим меркам Атвар Ххсиал не видела ничего, но обладала удивительной способностью воссоздавать зрительные образы. Когда наставал момент подбора нелинейных входных параметров геометрии Бозе-пространства, Ненда знал, что здесь она даст ему сто очков вперед.

Поэтому он ощутил странную смесь удовлетворения и досады, когда двенадцатью часами позже она подошла к лежанке, где он все еще пытался, правда, безуспешно, поудобнее разместить собственное тело, и заявила:

— Луис, хочу с тобой посоветоваться.

— Что такое? — Ненда моментально проснулся и свесил ноги с койки.

— Скажи, когда ты выбирался из Свертки Торвила, не заметил ли ты чего-нибудь странного?

— Да ты смеешься! — Ненда встал и принялся растирать затекшие мышцы. — Свертка странная сама по себе. И если ты встретишь там что-либо нормальное, то это точно не имеет к ней отношения. А почему ты спрашиваешь?

— Как любой опытный пользователь Бозе-сети я знаю наизусть определенные предпочтительные входовые комбинации — выгодные одновременно энергетически и с точки зрения общего времени перехода. Эти режимы переброски, естественно, прямо зависят от структуры пространства-времени самой сети.

— Да неужели? — Феромоны Ненды выражали абсолютную незаинтересованность, каковая не могла укрыться от Атвар Ххсиал.

Слепая голова кивнула.

— Прежде чем насмехаться, Луис Ненда, сначала выслушай. Если не рассматривать большие отрезки времени — столетие и более, — предпочтительные входовые комбинации должны оставаться неизменными.

— Естественно.

— Но, оказывается, это не так. Последние двенадцать часов я изучала альтернативные маршруты к Мэнделу. И ни один из самых коротких и дешевых не соответствует моим стандартным входовым комбинациям. Вместо этого я нашла неизвестную прежде последовательность, которая сокращает путь до Мэндела во множество раз.

— Значит, раньше ты просто не знала этот прекрасный вариант. — Воспроизведенный им феромонный образ вряд ли мог привести кого-то в восторг. — Послушай, Ат, и на старуху бывает проруха.

— Ты хочешь сказать: «Человеку свойственно ошибаться»? Так оно и есть. Однако к кекрокопийцам это не относится. Можешь не сомневаться, Луис Ненда, я вовсе не проглядела этот выгодный маршрут. Его просто не существовало, когда мы вошли в Свертку несколько месяцев назад.

— Но ты ведь только что сказала…

— Я отвечаю за свои слова. Время переброски, соответствующее определенным входовым комбинациям, должно оставаться неизменным в течение длительного срока. Оно просто обязано оставаться таковым — при условии, что общая структура пространства-времени в рукаве не подвержена глобальным изменениям. Теперь ты понимаешь, почему я спрашивала о структуре Свертки? Не произошло ли в ней видимых изменений с тех пор, как мы в нее вошли?

— В любом случае я этого не знаю. Понимаешь, Ат, я выбирался оттуда по наитию. Так что не дави мне на психику. Просто я вполне приличный пилот, даже если и не дотягиваю до уровня Дульсимера.

— Да. Но раз уж мы говорим начистоту, позволь и мне сделать признание. Мне не хватает опыта, чтобы полностью проработать этот прогнозируемый маршрут до Мэндела, который я обнаружила. Возможно, он окажется гораздо короче, чем любой из тех, с которыми я сталкивалась до сих пор. С другой стороны, поскольку он новый, мы наверняка рискуем. Узел, используемый нами для переброски, может оказаться слишком близко к какой-нибудь звезде или черной дыре.

— Прекрасная мысль. Ты же знаешь, Ат, я — прирожденный трус. Поэтому я бы сказал: тише едешь — дальше будешь.

— И здесь я с тобой согласна. Вернее, согласилась бы, если б существовали пути в пределах нормальных временных рамок. Но с тех пор, как мы впервые с тобой встретились, Луис, разве ты не заметил, что со всем рукавом творится что-то исключительное? Перемены на Тектоне во время Великого Соединения, бешеные фаги вокруг Жемчужины, наше неожиданное знакомство с роботами Строителей, путешествие по их транспортной системе, пробуждение зардалу…

— Эй! Извини, если я тебя огорчу, но ни о чем таком я слышать не желаю. Просто мы с тобой побывали в нескольких переделках. Ты предлагаешь поискать их еще с помощью своего супермаршрута на Мэндел?

— Нет, Луис. Меня интересует, что будет дальше? Только представь, что великие перемены коснутся всего рукава и приведут к исчезновению Бозе-сети. А теперь прикинь наши шансы добраться отсюда до точки назначения на досветовых скоростях…

— Ежу понятно, что мы застрянем здесь до конца жизни в компании друг друга, в самой глубокой заднице во всей изученной Вселенной.

— Действительно, перспектива мрачная — однако, как я полагаю, для меня она гораздо хуже, чем для тебя. Поэтому я и разбудила тебя, чтобы посоветоваться: может, рискнуть и пройти по этому маршруту к Мэнделу?

— И это ты называешь риском? Скорее вводи план полета в компьютер.

Атвар Ххсиал кивнула головой — этот жест означал одно и то же у людей и у кекропийцев.

— Он уже там, Луис, готовый к исполнению. Я ни секунды не сомневалась: когда придется выбирать, мы с тобой, как всегда, будем единодушны.


предыдущая глава | Схождение | cледующая глава