home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



25

Внезапно Дари ощутила пустоту. Словно она только что выступала перед огромной аудиторией — и вдруг сцена провалилась у нее под ногами. Она приготовилась к интеллектуальному поединку не на жизнь, а на смерть с Квинтусом Блумом и никаких иллюзий, что борьба близка к завершению, не питала. Но Блум вместе с аудиторией без предупреждения бежал.

Тут Дари, впервые за последнее время бросив взгляд на мониторы, все поняла. Лабиринт становился неузнаваем. Стены растворялись. Дари теперь видела сквозь них. Перед ее взором, как через развешанную мелкоячеистую сеть, предстала коническая структура — вплоть до самой узенькой и дальней комнаты.

Лабиринт упрощался. В нем осталась одна спираль вместо тридцати семи; гигантская винтовая труба, наполненная новым содержимым.

Мощные вихри исчезли, оставив после себя тысячи новых приобретений. Рукав, поражающий многообразием…

… кораблей, от новейших конструкций Четвертого Альянса до тяжеловесной и древней туши орбитальной крепости типа «Тантал». Растрескавшийся корпус крепости облепили тысячи однотипных кораблей, похожих на двенадцатиногих металлических пауков. Вслед за крепостью тянулся хайменоптский работорговый транспорт, а возле него — дискообразный корабль, оснащенный двигателем Мак-Эндрю. Эта разношерстная флотилия двигалась в одном направлении — к внешней стене Лабиринта…

… подрагивающая космическая Медуза — Свертка Торвила в миниатюре — с радужными сегментами, переливающимися, как нефтяные пятна на воде…

… чужаки, знакомые и нет, в скафандрах и без, живые и мертвые, погибшие недавно и мумифицированные. Множество существ без скафандров металось у кораблей. Некоторые, самые крупные, походили на безногих и безглазых амеб. Вдали от своего дома — океанских глубин газовых гигантов — они беспомощно барахтались, словно выброшенные на берег рыбы. Сердцевина Лабиринта могла поддерживать жизнедеятельность организмов без посторонних приспособлений, хотя трудно было поверить, что все они могут дышать одним и тем же воздухом. Но каким образом эти гиганты попадали внутрь артефактов?

Посреди этого хаоса маневрировали тысячи миниатюрных фагов — маленьких двенадцатигранников размером с ладонь Дари. И тем не менее они выказывали признаки разумного поведения.

Тут Дари вспомнилось мудрое правило Четвертого Альянса. Разумное существование органической структуры невозможно, если ее масса ниже минимальной критической. Эта масса превосходила размеры мини-фагов.

Означает ли это, что они дистанционно управляемы, или же состоят из неорганических компонентов? Или же конечный размер во времени компенсирует малые размеры в пространстве? То, что видела Дари, вполне могло быть плоской проекцией Строителя — тончайшим слоем, который люди называют «настоящее». Вероятно, пространственно-временной объем — важная характеристика разумности. С точки зрения Строителей, люди и их инопланетные коллеги должны занимать бесконечно малую область пространства-времени, учитывая, что для ее определения их размеры необходимо умножить на бесконечно малую временную составляющую. Возможно, среди Строителей идут споры, способен ли такой крохотный пространственно-временной объем поддерживать развитие интеллекта.

Мини-фаги энергично сновали туда-сюда. Но оживление на борту «Мизантропа» вызвало другое. Дари повернулась и тут в первый раз увидала темную тень, повисшую за прозрачными наружными стенами Лабиринта.

Еще одна воронка. И не просто воронка. Все пространство с одной стороны Лабиринта занимала праматерь всех воронок, превосходящая размерами сам артефакт. И она медленно набухала. То ли она действительно неуклонно росла, то ли Лабиринт медленно приближался к ней, роли не играло. Все равно она засосет Лабиринт.

Ребка тянул Дари за руку к люку. Она сопротивлялась.

— Почему нам не полететь с ними? Они уже готовы отчалить из Лабиринта. — Она указала на Кэтрин Трил, которая закрыла скафандр и села за пульт управления. Ее сестры пытались выпихнуть людей и чужаков из шлюза. Стоявший там гвалт мешал разобрать их крики.

— Кто? — Ребке тоже пришлось кричать, близко наклонившись к шлему Дари. Глубокий, гулкий звук, словно от гигантского колокола, наполнил кабину. Он шел откуда-то извне «Мизантропа».

— Кто сможет здесь остаться? Ты, я, Талли? А что будет с Нендой, Атвар Ххсиал и другими чужаками? А как насчет Гленны или Квинтуса Блума? В этом корабле места на всех не хватит.

— Мой корабль! — Дари осознала, что кричит во весь голос. — Мы воспользуемся моим «Миозотисом».

— Ты думаешь найти его в этом бедламе? — Ребка жестом обвел хаос за пределами шлюза. — На «Миозотисе» тоже не хватит места, даже если ты уверена, что приведешь нас к нему. А корабль Ненды неспособен летать со сверхсветовой скоростью.

— Так что ты собираешься делать?

— То же, что и все. — Наконец-то они добрались до шлюза и с трудом протиснулись через него. Ребка мертвой хваткой вцепился в рукав скафандра Дари и показал в сторону Лабиринта, противоположную чудовищному вихрю. Корабли из комнат, которые каким-то образом прошли сквозь стены Лабиринта, теперь висели там, в пространстве. — Корабли без экипажей, похоже, стянуты туда. Мы выберем тот, которым ты умеешь управлять, — обязательно с Бозе-двигателем.

— Но когда мы прилетели к Лабиринту, этих кораблей не было!

— Здесь не было и многого другого. Десять минут назад они находились здесь, внутри.

— Ханс! — Она остановилась, пытаясь высвободить руку. — Разве ты не видишь — это доказательство моей правоты. Строители сейчас здесь, и они помогают нам покинуть Лабиринт до того, как он полностью исчезнет. Именно поэтому они оттащили корабли наружу и оставили наготове.

Кораблями что-то управляет, но это ничего не доказывает. Возможно, Строители просто хотят убедиться, что все желающие отсюда убраться, имеют такую возможность. Может быть, прав он, и все, кто останется в Лабиринте, двинутся в будущее.

Ребка указал на долговязую фигуру Квинтуса Блума, плывущую в центре кучки людей и чужаков. Двое тентреданцев пропали, но большинство других с «Мизантропа» кружили вокруг Блума, словно захваченные неким странным притяжением. Дари поискала Луиса Ненду и сначала не увидела его. Затем она заметила фигуру в темном скафандре, плывущую к ним от «Гравитона», который теперь начал двигаться в сторону наружной стены Лабиринта. Рядом с Нендой была кекропийка. Они тянули за собой плотно упакованное в неуклюжий импровизированный скафандр гигантское существо со щупальцами. Зардалу! Ненда и Атвар Ххсиал рискнули вернуться в другой корабль, в то время когда все вокруг разрушается, чтобы спасти зардалу? Дари не могла в это поверить; но времени на праздные размышления не было.

Она оставила Ребку и устремилась в толпу.

— Необходимо быстрее выбираться отсюда. — Она махнула в сторону стаи кораблей. Кое-кто из вновь прибывших уже направлялся туда, подгоняемый мини-фагами. Гулкий колокольный звон затопил Лабиринт. Он шел со стороны кораблей, привлекая к ним внимание. — Посмотрите на эту воронку. У нас осталось не более десяти минут.

— Великолепно! — Безудержный хохот Блума было слышно даже без передатчика скафандра. — Всего десять минут, и мы проведем увлекательнейший эксперимент в жизни. Мы достигнем отдаленного будущего и встретимся со своими потомками. Кто захочет пропустить такое?

— Строители не приходят из будущего. Вот — Строители, или их слуги. — Дари указала на мини-фагов. — Этот вихрь не перенесет вас в будущее. Он убьет вас. Видите, как все драпают от него к кораблям.

— Драпать — удел овец и крупного рогатого скота. Будущему не нужны последователи — ему нужны вожаки. — Блум оглядел окружавшую его группу. — Я остаюсь в Лабиринте. Кто со мной? Не трудитесь что-либо говорить, профессор Лэнг. Ваш ответ мне известен.

— Вы сумасшедший! Строители живут в ином измерении, в котором люди не просуществуют и секунды. — Дари показала на стоящие, словно скот в загоне, корабли. Некоторые из них уже разворачивались к внешней стенке Лабиринта, а их люки и шлюзы облепили люди и чужаки. — Пока есть время, нам надо быстро занять один из них.

Если только это время осталось. Она видела, как снаружи к Лабиринту приближается воронка — вихреобразная пасть, готовая поглотить весь артефакт.

Никто не двигался. Что с ними случилось? Неужели таково влияние личности Блума — очарование идеей переместиться в будущее — или же простая бравада?

Как будто прочитав ее мысли, к Дари приблизился Ханс Ребка.

— Извините, Блум. Я не знаю, кто из вас прав — вы или Дари. И откровенно говоря, мне все равно. Мне доводилось переживать тяжелые времена, но я слишком люблю жизнь, чтобы отказаться от нее. Я голосую в пользу кораблей. А свое путешествие в будущее откладываю до лучших времен.

Он отделился от центра группы и принялся тщательно изучать корабли. Все они были разные и нарваться на тот, которым он не сможет управлять — пара пустяков.

— Не оправдывайте собственную трусость, — вслед ему крикнул Блум. — Не выйдет. — Он демонстративно отвернулся от Ребки. — А вы, мисс Омар? Я знаю, что вы-то по крайней мере не боитесь. Вы пойдете со мной?

Гленна колебалась.

— Я бы пошла. Если это доставит вам удовольствие… Только… — Она взглянула на Ненду, который отчаянно боролся с зардалу. Несмотря на все его заверения, тот вел себя строптиво. Ненда ударил его кулаком между сверкающих глаз, а тот все пытался высвободить щупальце, достаточно большое, чтобы превратить Ненду в лепешку. — Луис, ты пойдешь?

— Куда? В эту штуковину? — Ненда ткнул пальцем в сторону надвигающегося вихря. — Ты совсем спятила? Та, которая нас сюда выбросила, раскатала меня, как устрицу. Эта же в тысячу раз больше. На пушечный выстрел не подойду больше ни к одной.

— Решено. Я тоже не пойду. — Гленна повернулась к Блуму. — Квинтус, я остаюсь.

— Слышу, не глухой. С каких пор этот космический антропоид тобой командует? — Блум смотрел на Гленну, как на пустое место. — А как остальные? Талли? Вот настоящий вызов боевой мощи вживленного компьютера. Атвар Ххсиал… Каллик… Жжмерлия. Вы что, не хотите, чтобы представители ваших рас оказались в будущем? Кто из вас готов разделить со мной величайшее в истории приключение?

Но решение Гленны неожиданно изменило настрой всей группы. Прежде они толпились около Блума, как у центра гравитации. Теперь же, не говоря ни слова, начали двигаться в сторону Ханса Ребки. Он указывал на один из кораблей.

— Этот. Мне даже кажется, что когда-то я видел его на картинках: «Спасение» — корабль Китайской Куколки Пас-фарды, исчезнувшей на темном краю Угольного Мешка. Люди уже два века интересуются, куда запропастился корабль. Пора оправдать его название.

Воронка перед Лабиринтом уже принялась за работу. Пока Ребка вел своих спутников к выбранному кораблю, артефакт принялся вращаться быстрее. Луис Ненда и Атвар Ххсиал осторожно поддерживали спеленутого зардалу. Каллик, Жжмерлия и Гленна Омар держались на почтительном расстоянии от его извивающихся щупалец. Замыкали процессию Дари и Ввккталли. Она словно очнулась и увидела невероятное разнообразие существ и предметов, обломки кораблекрушений и сброшенные с кораблей грузы, доставленные в Лабиринт с тысячи других артефактов. Сбившиеся в кучку дитрониты, брошенные хозяевами на произвол судьбы, гудели, как корабельные сирены, и хихикали, когда Дари проходила мимо.

Дари обогнула громоздкое создание, похожее на спиральную галактику в миниатюре с непарным, величиной с детскую ванночку, глазом бледно-голубого цвета, расположенным в центре. Глаз проследил весь ее путь. У Дари возникло огромное искушение остановиться и изучить его обладателя.

Означало ли это, что все остальные артефакты уже исчезли из рукава, а их содержимое переправлено в Лабиринт? От этой мысли она оцепенела. Всю свою карьеру она посвятила Строителям и их произведениям. Если они бесследно исчезнут, что она будет делать? Будущие поколения, возможно, даже не поверят в существование Строителей. Они станут легендами и мифами рукава, в которые будут верить не больше, чем в фей, троллей и космического мантикора с Тристана, их будут считать не более реальными, чем затерянные миры — Шэмбл, Мидас, Грайзель, Горе Путника и Радужный Риф. Картинки, принесенные ею с полиглифов Лабиринта, будут считаться удачной подделкой, сварганенной эксцентриками для одурачивания простаков.

Возможно, Квинтус Блум поступил правильно. Никто никогда не обвинит его в том, что он побоялся положить жизнь за свои идеи. Если артефакты уходят, а вы посвятили им всего себя, не лучше ли для вас уйти вместе с ними?

Дари обернулась. Блум не двигался и смотрел им вслед. Когда он заметил на себе взгляд Дари, его рука взметнулась в ироническом приветствии. Дари испытала странное чувство утраты. Их спор никогда не продолжится. Теперь у нее не будет шанса убедить Блума, что Строители пришли из прошлого и настоящего. Никогда ей не услышать этот уверенный, завораживающий голос, столь компетентно рассуждающий об артефактах. Как бы там ни было, они с Квинтусом посвятили себя одному делу, которое отличало их от остального человечества.

Блум повернулся и двинулся к воронке. Пока крохотная фигурка приближалась к чернеющему вихревому центру. Дари не могла отвести от нее глаз. На мгновение он, казалось, завис на самом краю и махнул на прощание. Перед мысленным взором он предстал смышленым маленьким мальчиком, изо всех сил стремящимся стать первым. А затем, до обидного просто, воронка поглотила его.

Где сейчас Квинтус Блум? Далеко в будущем, за миллионы лет вниз по течению реки времени, оглядывается на сегодняшний день, как на что-то отдаленное, стоящее в истории человечества примерно на одной полке с пещерными жителями и первым полетом в космос. Или же его расщепило на атомы разрывными силами? Или же, как хотелось верить Дари, его перенесло в иное измерение, где Строители изучат на досуге все, что принес им пестрый ящик Лабиринта в последние часы своего существования?

У нее будет время поразмыслить над этим. Но не сейчас. Ввккталли настойчиво тянул ее за руку. Остатки содержимого Лабиринта хлынули, к воронке, влекомые невидимыми силами тяготения. Внешняя стена была перед ней. Остальные уже прошли через нее и теперь неслись к «Спасению».

Проходя сквозь стену. Дари ощутила лишь легкую вибрацию. Вот и все, что осталось от конструкции, казавшейся некогда несокрушимой. Но как долго корабли оставались в нерабочем состоянии? Дари поспешила за Талли. Люки «Спасения» были открыты, остальные уже находились на борту. Когда она приблизилась, высунулся Луис Ненда, затащил ее внутрь и тут же захлопнул люк. Ханс Ребка изучал панель управления. Еще пять секунд, и мощно взревели двигатели.

Как раз вовремя. Лабиринту приходил конец. Экраны «Спасения» показывали, как он меняет свою форму, удлиняясь и вытягиваясь по направлению к горловине воронки. Стены засветились изнутри под влиянием силового воздействия. Структура вращалась все быстрее и быстрее…

— Держись. — Ребка включил двигатель. — Эта штука даст нам прикурить.

Силовое воздействие вихря уже достигло корабля. Впившись в Лабиринт, он разбухал на глазах. Вдобавок к тяге двигателя «Спасения» Дари ощутила действие новой силы.

Комбинированные ускорения нарастали. А мгновения все тянулись и тянулись. Лабиринт крутился… вращался… извивался. Он видоизменялся до тех пор, пока не превратился в длинную тонкую спираль, наподобие струйки жидкого стекла. Прямо за ней энергично пульсировал вихрь. Распухший и трепещущий, он вцепился в корабль. Силы, терзавшие тело Дари, усиливались, смещались, меняли направление.

И прежде чем она успела это осознать, боль исчезла. Освободившееся «Спасение» рывками понеслось вперед, в открытый космос. Вихрь за кормой уменьшился и погас. Сквозь него мутно просвечивали звезды. Они разгорались все сильнее. Внезапно между звездами и мчащимся кораблем не осталось ничего.

— А теперь протестируем здесь все как положено. — Ребка открыл шлем и глубоко вздохнул. — Молитесь на эту посудину. Я попытаюсь вытянуть нас на сверхсветовой режим и войти в узел Бозе-сети. Если она работает, мы скоро будем дома.

Дари откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. А если нет… Она обязана работать. Смешно было бы после всего пережитого обнаружить, что ты ограничен досветовой скоростью и вынужден провести остаток жизни в Мире Джерома.

Дари поклялась вернуться в Мир Джерома, если они доберутся до дома в добром здравии. Она самолично убедится, что там воздвигнута статуя в честь самого знаменитого ученого планеты. Квинтус Блум заслужил ее, даже если потомки не будут знать — за что.

Но они узнают. Дари напишет полную историю Строителей, начиная с открытия первого артефакта — Кокона, и кончая исчезновением последнего — Лабиринта. Она представит в ней все теории, существовавшие когда-либо относительно природы Строителей, включая собственные идеи и, разумеется, Квинтуса Блума. Она документально зафиксирует все, что оставили Строители в наследство Вселенной, кем бы они ни были сейчас.

И если тысячу или несколько тысячелетий спустя люди будут думать, что это наследство — всего лишь изустное творчество, это в порядке вещей. Мифы и легенды зачастую переживают факты. Вспомните Гомера: его творения живут в памяти людей и поныне, хотя царей и цариц его времени сегодня не знает никто. Король Кнут пытался остановить прилив, но кто теперь помнит его предшественников и преемников?

«Легенда о Строителях».

Дари улыбнулась себе, и в это мгновение воздух в кабине наполнился голубым свечением. «Спасение» шло на сверхсветовой скорости.


предыдущая глава | Схождение | cледующая глава