home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Миф № 46. Сталин просил союзников прислать дивизии на советско-германский фронт.


Миф, который в оборот запустили вечно все путающие и сбивающие всех с толку «демократические историки». Некоторые из них запустили версию о том, что-де Сталин чуть ли не слезно молил тех же англичан прислать свои войска на советско-германский фронт. Мол, своих уже не хватает, перебиты. Но Сталин не умолял, тем более слезно, тех же англичан ввести свои войска в СССР, а требовал, чтобы подлый «друг» Черчилль открыл второй фронт против Гитлера на Западе! Но Черчиллю важнее было сдержать данное Адольфу слово о неоткрытии второго фронта аж до 1944 г., которое он конфиденциально дал фюреру через Р. Гесса!

Что же до сути мифа, то в реальности все было иначе. С первых же дней войны Сталин яростно требовал от англо-американских союзников немедленно открыть второй фронт. До 7 декабря 1941 г. это касалось только Великобритании, так как США формально в войне не участвовали. После 7 декабря это жесткое требование Сталина действительно относилось и к США, и к Великобритании. В ответ на справедливое и жесткое требование Сталина наши подлые «союзники» предложили, свои варианты оказания помощи военной силой. Великобритания предложила разрешить ввести свои войска в Закавказье — якобы для охраны советских нефтяных месторождений. США же предложили сдать им в аренду советские аэродромы на Дальнем Востоке. Естественно, что ни то, ни другое категорически не могло устроить Сталина, так как эти предложения являли собой ничем не прикрытые попытки сунуть англоамериканскиий нос во внутренние дела СССР. Понятно, что Сталин с порога отверг эти попытки Великобритании и США. Уж слишком хорошо он помнил кроваво «бескорыстную помощь» англосаксов в период Гражданской войны, когда всех их пришлось вышибать из страны силой. Понятно, что повторять подобное Сталин вовсе не намеревался.

Несмотря на отказ, британцы настойчиво продолжали напрашиваться в «охранники» советских центров добычи и переработки нефти, которые в то время более чем на 86,5% были сконцентрированы в Закавказье (Баку) и на Кавказе (в Грозном). Терпение Сталина лопнуло в момент, когда от имени Англии особую активность в этом вопросе стал проявлять британский генерал Уэйвелл, предложивший нечто вроде совместной охраны советских центров нефтедобычи как частями РККА, так и подразделениями британской армии. Сталин и ответил ему в соответствующем стиле: «Тбилиси, Козлову. По поводу предложения генерала Уэйвелла сказать, что вопрос может решаться только правительствами. От себя Ставка приказывает вам вежливо отшить Уэйвелла и ему подобных и послать их подальше. №2220/321, 10.41. 5.15».

Предложение же США было не менее подлым и провокационным. Дело в том, что если бы Советский Союз предоставил Америке аэродромы на Дальнем Востоке, то автоматически нарушил бы условия советско-японского Пакта о нейтралитете от 13 апреля 1941 года. Тем более что президент Рузвельт обосновывал свою просьбу необходимостью повышения эффективности налетов американской авиации на Японию. А это автоматически повлекло бы за собой объявление войны Японией. И из-за янки СССР вынужден был бы сражаться на два фронта. Естественно, что Сталин не мог допустить этого. Потому и отказал.

Правда, весной 1944 года Сталин разрешил промежуточные посадки англо-американской авиации на советских аэродромах на Украине после бомбежек Германии. Там они заправлялись горючим, загружались боезапасом, а затем вновь летели бомбить Германию и возвращались на свои аэродромы в Великобритании.



Миф № 45. Сталин в самом начале войны намеревался договориться с Гитлером по аналогии с Брест-Литовским договором от 3 марта 1918 г., а в середине войны вновь пытался се | Сталин и Великая Отечественная война | Миф № 47. Сталин злоумышленно отрекся от попавших в фашистский плен советских военнопленных и никак не стремился облегчить их участь.