home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



15. ОБМАН

"В красной рубашоночке… В красной рубашоночке, молоденький такой…" – назойливо вертелся в голове мотив старой полузабытой песни. Прижимая к груди подушку, на которой спал Костя, лежала Лялька на тахте, бездумно уставившись остановившимися глазами в потолок…

Когда Костя не вернулся, Лялька долго не размышляла: одела, что под руку подвернулось, и поздним вечером следующего дня пошла в берлогу Крапленого. Лялька была одна из немногих, кто знал, где теперь скрывается главарь после того, как сгорела вместе с хозяйкой Софкина хаза. И не особое доверие к ней со стороны Крапленого было тому причиной, просто Маркиза, старая ее подружка, не смогла удержать язык на привязи и однажды, в порыве откровенности, ляпнупа Ляльке, какой постоялец у нее обретается.

Появление Ляльки не удивило Крапленого. В последнее время он перестал чему-либо удивляться и только твердил про себя: "Нет верных людей, нет… Все паскуды. Закончу дело – в расход пущу этих тварей. Право слово…"

– Маркиза! – каркнул, обернувшись в кухонной двери. – Поди сюда.

Вошла Маркиза, под хмельком, распаренная от кухонного жара и слегка испуганная.

– Чего, Феденька?

– Твои мансы [50]? – показал на бледную Ляльку.

– Господь с тобой! – вскрикнула Маркиза, крестясь неверной рукой. – Да я ни в жисть…

– Закрой хлебало, сука… – Крапленый неторопливо встал, подошел вплотную к Маркизе и ударил почти без замаха под дых. – Еще когда вякнешь кому-нибудь то, о чем я велел молчать, на куски покрошу и свиньям скормлю. Топай!

Пошатываясь и икая, Маркиза поплелась обратно на кухню.

– Садись, Краля, коль пришла, – сердито буркнул он, указывая Ляльке на стул. – Какого хрена приканала?

– Где… где Седой? – с трудом молвила она, едва ворочал сухим языком.

– А я почем знаю? Он ведь твой хахаль, гы-гы…

– Врешь… Врешь! Ты убил его!

– Не ори, как помешанная! Нужен он мне… В бегах твой пацан. Усекла? Ему менты на хвост упали, вот он и подорвал.

– Нет, неправда… – твердила Лялька, безумным взглядом прикипев к лицу Крапленого. – Убей, убей и меня… Ну!

– Вот липучка. На, читай. – Он достал из кармана изрядно помятую бумажку и протянул ее Ляльке.

Это была записка: "Ляля! Мне нужно срочно уехать из города. Подробности при встрече. Прости, что не смог попрощаться. Не успел. Твой Костя".

– Убедилась? Почерк узнаешь? – Крапленый ухмыльнулся довольно. – А теперь вали по холодочку. И дорогу сюда забудь, – добавил с угрозой.

Почерк и впрямь был похож на Костин. Для этого Профессору, который был дока в таких подметных делах, пришлось изрядно попотеть. Марая бумажные листы, он пенился от злости: "На кой ляд эту туфту лепить? Поприжать стерву, как шелковая станет…" Но Крапленый был неумолим: "Делай, как я говорю. Мне она нужна. А то еще в лягавку пометется, с нее станет. Бабы – они все с придурью…"

Почти месяц Лялька крепилась в ожидании вестей от Кости. А потом запила.

Профессор, который повадился навещать ее через день, говорил Крапленому: "Не прохмеляется, зараза. Боюсь, как бы чего не вышло. Ляпнет спьяну лишнее – и загудим на этап. А кое-кто… – добавил он вроде про себя, – и выше…" – поднял глаза к потолку. Крапленый только посмеивался: "Не дрейфь. Водка – хороший лекарь. Побухает чуток, а там найдет замену нашему покойничку, гы-гы, все и наладится. Как ее хотенчик взыграет, так и дело считай, что в шляпе".


Отступление 11. Воры | Кровавый узел | Отступление 12. Мститель