home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17. ПОХИЩЕНИЕ

Автобус, медленно набирая скорость, дребезжал всеми своими частями. Казалось, что вот-вот он рассыплется и вывалит припозднившихся пассажиров прямо на грязную дорогу, которая когда-то именовалась асфальтированным шоссе.

Мишка Снегирев запрыгнул в автобус уже на ходу. Двери с раздирающим душу скрежетом захлопнулись, больно прищемив локоть, Мишка чертыхнулся и принялся шарить по карманам в поисках пятака. Как назло, там бренчали только пятнашки и двугривенные.

– Слышь, друг, разменяй, а? – просительно обратился Снегирев к высокому плечистому парню, протягивая ему двадцатикопеечную монету.

– Нету, – коротко ответил тот, мельком посмотрев на Мишку.

Снегирев обомлел – неужели?! От неожиданности он попятился и едва не свалился на колени седоусому ветерану с орденскими колодками на потертом пиджаке.

– Держи, – протянул ему пятак ветеран. – А монету свою спрячь, больше у меня все равно нет. – Он улыбнулся. – Мороженое купишь. Студент?

– Д-да… – заикаясь, выдавил из себя Мишка. – Сп-па… Сп-па-сибо…

– Не за что. Как буду на карачках ползать, гляди, когда место в автубусе уступишь или рубль добавишь на сто грамм, – не по годам бравый старик был слегка навеселе.

Еще раз поблагодарив ветерана, Мишка нажал на рычаг билетной кассы, дрожащими руками оторвал билет и стал на задней площадке таким образом, чтобы видеть высокого парня. Нет, ошибиться Мишка не мог – это был он! Снегиреву до зуда в конечностях хотелось сейчас достать из внутреннего кармана бумажник, в котором лежала фотография. Но он боялся даже лишний раз пошевелиться, чтобы не вспугнуть свою невероятную удачу. Впрочем, фотография ему не была нужна. Это лицо Мишке являлось даже в снах. Рядом с ним, облокотившись о поручень и задумчиво глядя на убегающие фонари, стоял Константин Зарубин.

Задержать! Это было первое, что пришло в голову Мишке, когда он немного пришел в себя. Но, вспомнив все, что ему было известно о Зарубине, он сразу поостыл: провести задержание этого парня без оружия было равносильно самоубийству.

Зарубин вышел на предпоследней остановке. Ни секунды не колеблясь, Мишка последовал за ним.

Где-то вдалеке проревел гудок металлургического завода. Это значило, что перевалило за полночь. Прохожих было мало, и Мишка старался держаться поближе к заборам, чтобы его не заметил Зарубин. Но как раз там-то и было настоящее болото, где грязная жижа доходила до щиколоток. У Мишки сердце обливалось кровью, когда он представлял, какой вид будут иметь его новые импортные туфли после этой вынужденной прогулки. Не говоря уже о костюме…

Неожиданно Зарубин исчез из виду, его словно проглотила обширная лужа возле новостройки. Снегирева будто пришпорили: он ринулся напрямик и одним махом забрался на дощатый забор. Но Зарубина и след простыл. Упустил! И тут ему еще раз повезло: едва не заплакав от обиды, он вдруг заметил далеко впереди, у старого кирпичного дома, знакомую фигуру, которая на миг появилась на фоне освещенного пятачка у беседки и исчезла в подъезде. Секунд через двадцать в одной из квартир затеплился за плотными занавесками неяркий огонек. Неужели он нашел квартиру неуловимого Зарубина? Мишка, пригибаясь пониже, побежал к дому, мысленно махнув рукой и на свой костюм, и на хлюпанье в туфлях, и на боль в расцарапанной гвоздем руке.

Изрядно проржавевшую табличку с названием улицы и номером дома Снегирев прочитал едва не наощупь. И сплюнул с досады: это был дом, в котором жила Лионелла Чернова, или Краля! Надо же, так нескладно получилось: в связи с подготовкой операции против банды Крапленого наружное наблюдение за Кралей было снято около месяца назад.

Раздосадованный Мишка, уже почти не таясь, зашагал к тротуару, намереваясь разыскать телефон-автомат, чтобы позвонить в дежурную часть. И едва успел спрятаться, свалившись прямо в грязь за кучей старых ящиков.

Скрипучая дверь подъезда отворилась, и несколько человек быстрым шагом направились в Мишкину сторону. Один из них, здоровенный мужичище, косая сажень в плечах, нес как соломенный куль связанного Зарубина; похоже, юноша был без памяти. Другие, грубо подталкивая и матерясь вполголоса, едва не волоком тащили Ляльку с кляпом во рту. Когда они проходили рядом, Мишка в страхе даже глаза закрыл и затаил дыхание.

Но похитителям было недосуг смотреть по сторонам. Быстро проскочив открытое пространство, они исчезли за нагромождением бетонных плит и поддонов с кирпичом. И тут же заурчал мотор грузовика.

Ошалевший от такого неожиданного поворота событий, Мишка изо всех сил припустил вслед похитителям, совершенно не соображая, что ему делать дальше. Он успел увидеть, как Ляльку запихнули в кабину, и грузовик взревел, набирая ход. Мишка в изнеможении прислонился к стене дома. От отчаяния и собственного бессилия он застонал. Удача была так близко…

И тут Мишка увидел мотоцикл! Он стоял в тени кустарника, возле одного из подъездов. Не раздумывая долго, Снегирев подбежал к мотоциклу, открыл кран бензобака, подсоединил напрямую зажигание, оборвав провода, и дернул рычаг стартера. Мотор фыркнул и завелся.

– Э-эй, ты что?! Куда?!

Из подъезда кубарем вывалился парень примерно одних лет с Мишкой. Вслед за ним выскочила и девушка.

– Ты что это, гад? – парень схватил за грудки Мишку. – Голову отвинчу!

– Послушай, дружище, я из уголовного розыска. Бандиты уходят на машине. Нужно догнать. Вот мое удостоверение… – тыкал под нос разгоряченному парню красную книжицу Мишка.

– Я тебе сейчас покажу угрозыск… – размахнулся парень.

Выхода не было: перехватив руку парня, Мишка сделал подсечку и швырнул его на землю, стараясь по возможности подстраховать, как партнера на тренировке.

– Извини, браток… – включая скорость, сказал Снегирев парню, который, матерно ругаясь, ворочался в грязи. – Правда, очень нужно. Честное слово, я из угрозыска…

Грузовик Мишка догнал уже на Лиговке. С давних времен эти места пользовались дурной славой. Еще в дореволюционное время слобода была излюбленным местом сборищ блатной братии. В послевоенные годы, когда на полную мощность заработали Лиговские соляные копи, ни дня не проходило без пьяных потасовок между шахтерами. Но самым небезопасным пунктом на территории Лиговки слыл разрушенный Бог весть когда монастырь. Если верить рассказам лиговских аборигенов, часто среди ночи на каменных осыпях, где прежде высились монастырские стены, мерцали таинственные голубые огни, а из провалов подземелий слышались стоны и крики. Как бы там ни было, но эти развалины люди старались обходить стороной даже днем, не говоря уже о ночном времени.

Спрятав мотоцикл в глубокой колдобине, Мишка ужом проскользнул через полузасыпанный вход в подземелье, где исчезли похитители, освещающие себе путь карманными фонариками. Машину остались сторожить двое, судя по загорающимся время от времени светлячкам сигарет.

Подземный ход, в котором поначалу можно было передвигаться только согнувшись в три погибели, постепенно становился просторнее, выше, и только под ногами по-прежнему валялся битый кирпич и бутовый камень. Неожиданно свет фонарей впереди, по которому ориентировался Мишка, погас. И только впереди, по мерцающим отблескам на своде он понял, что коридор свернул направо. Туда и направились похитители.

Мишка наддал ходу, для страховки все время касаясь рукой шероховатой кладки подземелья. Он уже был почти у самого поворота, как вдруг ему показалось, что перед ним разверзлась бездна, на темном дне которой кружился вихрь из огненно-жгучей алмазной пыли…


16. СХОДНЯК [51] | Кровавый узел | 18. ОПЕРАЦИЯ