home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



18. ОПЕРАЦИЯ

Весь взмыленный, Тесленко вошел в кабинет и буквально рухнул на стул. Последнюю неделю он забыл про сон и еду, похудел и почернел, будто обуглился. И было от чего – операция по захвату банды Крапленого близилась к завершению.

Капитан, откинувшись на спинку стула, закрыл глаза, еще и еще раз прокручивая в памяти события месячной давности…

Казалось, что могло связывать банду Крапленого со взломом помещения архива главного управления архитектуры города? Но когда в оперативной сводке капитан наткнулся на несколько скупых строчек об этом происшествии, совершенно, казалось бы, нелепом с точки зрения мотивировки и целей, он почувствовал, как сильно забилось его сердце – есть! Архив после взлома был разворошен так основательно, что привели его в порядок только через неделю. Ревизия установила пропажу нескольких архивных папок и среди них поэтажного плана здания банка и чертежей старой канализационной системы города. Тесленко понял, что именно они интересовали взломщиков, а остальные документы были взяты для отвода глаз. Значит, версия, над которой он работал уже больше трех месяцев, подтверждалась.

Дубликаты документов по банку и канализации удалось разыскать без особого труда. Правда, чертежи канализационной системы были составлены очень давно и грешили неточностями. Но главное было в другом: при наложении калек чертежей канализации и планировки подвального помещения банка оказалось, что расстояние между одним из ответвлений канализационного тоннеля и хранилищем денег составляет всего десять метров. К сожалению, проникнуть в это ответвление не удалось из-за завала тоннеля.

Тогда Тесленко решил подобраться к решению загадки взлома с другой стороны. Он решил "прокачать" Кривого, который работал грузчиком в продовольственном магазине напротив банка. Как-то не вязалась личность старого вора-рецидивиста с его весьма скромной должностью. Но Кривой почти всегда был на виду, вел себя скромно, спиртного в рот не брал и работал на совесть. "Неужто я ошибся?" – думал капитан. И только когда в магазин устроился грузчиком Зуб, старый подельник Крапленого, Тесленко стало ясно, что он на верном пути, и вход в ответвление старой канализационной системы находится в обширных подвалах магазина. Значит, Зуб и Кривой ведут подкоп к банку. Но опять-таки: где и когда? Выяснить это смогли спустя несколько дней после появления Зуба в роли грузчика, когда подключили отдел наружного наблюдения. Оказалось, что Зуб и Кривой в основном работали в подвале, где складировалась различная тара, и контроля за ними со стороны кладовщика не было никакого. Там же был и вход в канализацию, достаточно хорошо замаскированный. "Ревизорам" из ОБХСС, которые тщательно осмотрели магазин по указанию руководства управлением, так и не удалось его найти. На большее Тесленко не отважился, чтобы не вспугнуть бандитов. Он хотел взять всю шайку с поличным. Капитан теперь знал, что Зуб и Кривой ведут подкоп попеременно: пока один крутится в подвале, стараясь за двоих, второй роется, как крот, в подземелье. Оставалось главное – не упустить момент, когда подкоп будет закончен и шайка пойдет "на дело"…

Тесленко мотнул головой, гоня сонную одурь, и включил чайник. Посмотрел на часы и озабоченно нахмурился: уже скоро сутки, как куда-то запропастился Мишка Снегирев. Капитан после обеда все телефоны оборвал, разыскивая практиканта, но тот словно сквозь землю провалился. Загулял? Ну уж это на Мишку не похоже. Тесленко посмотрел на часы – половина десятого. Время позднее. Капитан набрал номер общежития, где проживал студент Снегирев. Нет, не появлялся, ответила дежурная. Тесленко медленно положил трубку на рычаг и нахмурился: неосознанная тревога постепенно вползала в душу, заглушая все остальные чувства. Капитан подумал некоторое время, а затем решительно стал накручивать наборный диск телефона.

– Алло! Тоня, это я, – он звонил домой. – Что? Нет, сегодня не приду. Дела. Мама приехала? Передай ей привет от меня. Тонечка, честное слово не могу. Заеду утром. Ужин? У меня есть бутерброды и чай. Продержусь. Ладно, не заводись. Люблю, целую, пока…

Тесленко знал, что сегодня Кривой и Зуб на работу не вышли. Это настораживало. И если до сих пор наружники наблюдали только за банком и магазином, чтобы не спугнуть воров, то теперь они пасли и квартиры всех известных угрозыску членов шайки Крапленого. Только "малина" главаря так и не была найдена, хотя поиск ее не прекращался ни на день.

Капитан, прихлебывая чай, ждал. За банк он был спокоен – там уже четвертые сутки, сменяясь через каждые двенадцать часов, дежурили группы захвата. Его волновало только одно – как бы не прозевать момент, когда шайка Крапленого спустится в канализационную систему, и вовремя перекрыть ей пути отступления.

Попив чаю, Тесленко стал просматривать свои бумаги. И незаметно задремал, склонив голову на стол…

Разбудил его резкий, требовательный звонок дежурного по управлению:

– Товарищ капитан! Наружники сообщили – шайка в сборе. Сейчас они находятся неподалеку от продтоварного магазина.

– Предупредите группу захвата в банке! Объявите тревогу по спецподразделению! Я сейчас к ним спущусь.

– Будет сделано…

Свинцово-серые тучи повисли над городом, который утонул в сыром, тяжелом тумане. Шел дождь вперемешку с ледяной крупой. Улицы были пустынны, насторожены. Шел третий час ночи.

Тесленко, поглядывая на светящийся циферблат наручных часов, с нетерпением ждал донесений от группы наружного наблюдения. Рядом, кутаясь в плащ-палатку, топтался невозмутимый командир спецподразделения милиции, которое обычно задействовали только в исключительных случаях. За его ребят капитан был спокоен – он уже видел их в действии. Профессионалы высокого класса.

Наконец перед ними бесшумной тенью вырос связной наружников.

– Ну! – поторопил его капитан.

– Они взломали дверь подсобки и спустились в подвал. Тесленко уже был известен этот ход, который хитрый Кривой держал в запасе до последнего и никогда им не пользовался. Анализируя поступки шайки, капитан удивлялся: как смогут они ночью проникнуть в подкоп через подвал магазина, если там есть достаточно надежная сигнализация? Будут грабить банк днем? Безнадежно. Тогда что? Вывод напрашивался сам собой. И оперативники постарались, обнаружив тайный ход в подвал под кучей хлама за полчаса.

– Сколько их?

– Трое.

– Кто?

– Чемодан, Кривой и Зуб. Кроме них на стреме еще двое, нам не известных.

Это новость. Неприятная новость. Где Крапленый? Не пошел на такое дело? В это Тесленко поверить не мог – большие деньги он без своего присмотра не оставит ни на миг, не тот человек. Значит, что-то задумал. Но что? На стреме это жошки, мелочь пузатая. Не исключено, что вооружены, но, похоже, работают, не зная конечной цели старших воров. Видимо, считают, что грабят магазин. Ладно, нужно решать…

– Вы, – обратился капитан к связному наружников, – оставайтесь на местах. Следите в оба. В любой момент может появиться Крапленый.

– Брать?

– Да. Только наверняка и без пальбы.

– Постараемся… – связник растворился в ночи.

– Пора и вам браться за дело, – обернулся Тесленко к командиру спецподразделения.

– Давно пора, – посмотрел тот на часы. – А то у меня, браток, такая деваха в постели ждет, а я тут мокну, как бездомный пес. – Он коротко и тихо хохотнул.

– Снимите тех, кто на стреме, и спускайтесь в подвал. Фонари взяли?

– Обижаешь… – Командир спецподразделения чуть слышно посвистел; возле него тут же появился подчиненный. – Возьми Сидоренко и успокой двух гавриков возле подсобки. Только не на всю оставшуюся жизнь! Ладно, ладно, знаю вас…

А Крапленый в это время сидел в одном из ответвлений главного канализационного тоннеля, по которому должны были идти его подручные к подкопу. После сходняка он успел многое: справил одежонку, соответствующую его новой легенде, перепрятал общаковые деньги и ценности в надежное место, с таким расчетом, чтобы захватить с собой в нужный момент. Вот только Михея он так и не смог отыскать, а у того осталось добра Крапленого на весьма приличную сумму. Перехитрил-таки его этот сучий потрох…

После стычки на сходняке Крапленый решил твердо: все, никаких колебаний, после завершения дела нужно прятать концы в воду, смыться подальше от этих мест и завязать с прошлым, благо дожить до старости будет с чем, и притом безбедно. Как это сделать, не вызывая подозрений, он знал.

Копаясь в архивных документах, которые добыли ему сявки Чемодана, он нашел то, на что не обратили внимание остальные члены шайки, – малоприметный кусок кальки с внесенными изменениями к плану канализационной системы. И там он обнаружил еще один, неизвестный ход, который тянулся почти от подкопа до двора исторического музея. Крапленый, не медля, проверил свою находку. Подземный ход оказался в приличном состоянии, без завалов, правда, был немного узок. И тогда у него возник замысел ограбления банка, который несколько отличался от принятого ранее…

Крапленый переменил позу, помассировал затекшие ноги. Все, пора – в дальнем конце тоннеля сверкнул огонек, затем другой, и лучи прожекторов осветили мрачные осклизлые своды и вонючие лужи, застывшие, словно расплавленная смола. Еще неделю назад, когда уточнялись последние детали будущего дела, Крапленый объявил своим подручным, что войдет в подземелье вслед за ними, для страховки. Мало того, в целях безопасности все должны были добираться к продмагу по отдельности, чтобы не вызвать подозрений и вовремя отрубить "хвосты", если они будут, что гораздо труднее совершить группой. Подельники дружно согласились с его предложением, только Кривой недоверчиво прищурился, но смолчал. И сегодня Крапленый добрался к подкопу раньше всех, спустившись в колодец во дворе исторического музея.

Наконец мимо него тяжело прошлепал Чемодан, за ним просеменил Кривой, вслед которому, наступая на пятки, шел нетерпеливый Зуб. Выждав, пока они отойдут метров на двадцать, Крапленый вышел из своего убежища и посигналил фонарем. Его подождали, облегченно вздыхая, – долгое отсутствие главаря вызывало тревогу…

Стену хранилища взломали быстро, благо она была сложена из крупного нестандартного кирпича на известковом растворе. Крапленый посветил внутрь пролома, принюхался, как легавый пес, и вдруг резко отшатнулся назад. В помещении пахло тройным одеколоном! И запах был свежий, густой. Это могло значить только одно…

– Назад! Все назад! – зашипел он, выхватывая "парабеллум".

– Почему назад? – забубнил недоумевающе Зуб. – Все на мази…

– Нышкни, дурак! Рвем когти!

Кривой первым сообразил что и почем. Круто развернувшись, он побежал по тоннелю. Вслед за ним рванул и Крапленый. Тугодум Чемодан немного замешкался, перекрывая своей тушей дорогу Зубу.

И в этот момент из пролома хлынул яркий свет мощного стационарного прожектора, высветив фигуры обезумевших от страха воров.

– Всем стоять! – проревел громкоговоритель. – Вы окружены! Сопротивление безполезно!

Но многократно усиленное сводами тоннеля эхо только подхлестнуло Крапленого и его подельников. Бежали изо всех сил, спотыкаясь и падая в зловонную жижу, ушибая колени и раздирая в кровь руки. Крапленый, рыча, как затравленный зверь, обернулся и выпалил несколько раз прямо в центр светового пятна. Прожектор погас. И тут же раздались выстрелы со стороны пролома. Пули, высекая искры, рикошетили от стен, звонко плюхаясь в лужи.

Вдруг Кривой ойкнул и упал, схватившись за колено.

– Что с тобой? – крикнул Крапленый.

– Нога… – простонал Кривой. – Я ранен. Не могу бежать. Помогите…

Крапленый осмотрелся. Чемодан и Зуб уже опередили их. Стрельба со стороны пролома утихла, потому что воров скрыл поворот. Там мелькали лучи фонарей и слышался топот погони.

– Не бросай, Федя… – протянул к нему окровавленные руки Кривой.

– Вставай!

Кривой попытался подняться на ноги, но тут же, скуля, упал.

– Федя, не бросай…

– Давай руку, – спрятав оружие, подошел вплотную Крапленый. – Держись… – и неожиданно ударил Кривого ножом прямо в сердце. – Извини, старый кореш. Ты у меня давно поперек горла стоишь…

И Крапленый побежал дальше, на ходу окликая Чемодана и Зуба; он решил им открыть свою тайну, потому что там был единственный путь к спасению, так как подвал продмага тоже заблокировали оперативники, в этом он был уверен на все сто. Знать, не судьба сегодня свести счеты с подельниками, как он замыслил, чтобы его никто потом не искал и не требовал своей доли в награбленном. Похоже, что они ему еще пригодятся…

Чемодан застрял в люке, и его едва вытащили на свет божий, изодрав в лохмотья одежду, а кое-где и содрав кожу. Грузовик стоял там, где его оставил Крапленый, неподалеку от исторического музея в каком-то угрюмом неухоженном дворе. Так как Крапленый не собирался после дела катать на нем своих подручных, место парковки грузовика было известно только ему.

Ошалевший с переполоху Зуб сел за руль, и грузовик, поднимая тучи брызг, помчался в сторону окраины.


17. ПОХИЩЕНИЕ | Кровавый узел | 19. ЛИЦОМ К ЛИЦУ