home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Западная цивилизация беременна фашизмом*

[* Выступление на вечере газеты «Аль-Коде», апрель 1994 г. Опубликовано в газете «Аль Кодс», № 15(36), май 1994 г.]


Вокруг нефти

Осенью 1990 года, во время американо-израильской провокации против Ирака, я был в командировке в швейцарском городе Лозанне, расположившемся почти на стыке трех стран — Франции, Германии и Италии. Телевизор в номере принимал программы всех этих стран, а также американскую Си-эн-эн. Главное слово, чаше всего звучавшее тогда в передачах, — нефть, нефть, нефть!!! Западных людей совершенно не волновала несчастная судьба миллионов арабов, подвергавшихся сионистскому геноциду на Ближнем Востоке, интересовала их только проблема контроля над богатейшими запасами нефти.

Развитые страны Запада почти половину нефти и треть минерального сырья получают из стран «третьего мира». Главное — нефть, составляющая в западноевропейских странах и США свыше 60 процентов топливно-энергетического баланса. Сегодня западные страны используют 4/5 всех нефтепродуктов мира, а большая часть их поступает именно с Ближнего Востока. Если только перекрыть вентили нефтяных трубопроводов, то экономика западных стран потерпит жесточайший крах.

Как следует из доклада Международной комиссии ООН по окружающей среде и развитию, со стороны западного мира по отношению к ресурсам развивающихся стран сложился колониальный подход. Западные страны рассматривают эти ресурсы (в частности, ближневосточную нефть), как что-то принадлежащее им по праву «цивилизации». По данным комиссии ООН, обмен между западными странами и «третьим миром» носит неэквивалентный характер, так как страны «третьего мира» не получают от Запада возмещения всех издержек, связанных с огромными энергетическими затратами на добычу выкачиваемых из них природных богатств, а также серьезных убытков от загрязнения окружающей среды. По ориентировочным оценкам, Запад не доплачивает развивающимся странам по крайней мере 40— 50 процентов реальной стоимости используемого ими сырья и топлива. Если поделить «навар» Запада от неэквивалентной торговли со странами третьего мира, то только за счет этого (без учета высокой эффективности труда) его жизненный уровень повышается в 2—3 раза по сравнению с жителями развивающихся стран. Как здесь не вспомнить первых западных «цивилизаторов», менявших золото и драгоценности туземцев на железные ножи и маленькие зеркальца! Кроме того, Запад переносит в страны «третьего мира» производства, развитие которых требует большого количества малоквалифицированного труда, тем самым консервируя их экономическую отсталость. Но это еще не все. Кто бывал в западноевропейских странах, конечно, обращал внимание, что значительную часть грязных, непривлекательных и непрестижных работ выполняют рабочих из стран «третьего мира». Вот вы выходите из поезда, перрон подметает араб или негр, они же убирают мусор на улицах. Вы садитесь в такси, вас везет в гостиницу турок. Встречает и тащит вещи негр или малаец, они же орудуют на кухне. В магазинах много продавцов с желтой кожей. Все они для Запада — люди второго сорта с очень ограниченными правами.


Гонка потребления как основа западной цивилизации

Анализируя процессы, складывающиеся в отношениях между странами Запада и третьего мира, убеждаемся, что для западной системы подобное использование ресурсов развивающихся стран является не случайностью, а устойчивой формой существования, которая вытекает из общих основ «западной цивилизации», сложившихся еще в XV—XVI веках. В странах Западной Европы, а позднее и США формируется модель общественного и хозяйственного развития, основанного на жесткой конкуренции, индивидуализме («каждый сам за себя»). Эта система провозглашает примат материального над духовным, стяжание материальных благ и чувственных удовольствий. Эта модель резко отличается от жизненных форм других мировых цивилизаций — например, индийской, китайской, арабской, русской, — в которых приоритет существования отдавался духовным формам бытия. В западной цивилизации происходит возвеличивание богатых и сильных людей, для которых все остальное человечество и природа становились средством достижения материальных благ и удовольствий. Огромные богатства жизни суживаются до примитивно технико-организационных основ материального благополучия, комфорта, вещизма, а духовная культура становится средством стяжания благ. Такое отношение к миру выдвигает целью жизни — потребление, показателем прогресса становится количество потребляемых товаров и услуг, показателем успеха — возрастающая гонка потребления, выражающаяся во все большем количестве товаров и услуг, в расширении их ассортимента.

К XVI веку в Европе выкристаллизовались две противоположные жизненные идеологии, одна из которых, западная, развивалась в русле агрессивного потребительства, переросшего к ХХ веку в настоящую гонку потребления. Прямой толчок развитию и становлению западной потребительской цивилизации дали ограбление колоний и неравноправный обмен с ними.

Западная цивилизация как самобытный тип рождается с эпохи колониальных открытий, когда вооруженные до зубов европейцы открывали новые земли, вырезали целые народы, делали миллионы людей своими рабами, а в Европу шли корабли, нагруженные товарами, захваченными в колониях бесплатно или за бесценок.

Первые «подвиги» западной цивилизации — это физическое уничтожение испанскими завоевателями государств майя и инков, обладавших высокой духовной культурой (гораздо выше испанской); это развитие работорговли и обезлюдение целых регионов Африканского континента, гибель десятков миллионов африканцев в результате экспедиций по добыче негров и их транспортировки в Америку и Европу; это истребление индейских племен в Америке; это порабощение народов в Индии и других странах Азии. В результате этих акций европейцам стала принадлежать собственность и сами жизни десятков, а позднее и сотен миллионов людей на захваченных территориях, уровень цивилизации которых был нередко выше западной. В среднем на каждого европейца приходилось несколько убитых и порабощенных коренных жителей колоний. Так осуществлялось первоначальное накопление западной цивилизации. Ограбление других стран и неравноправный обмен с ними стали парадигмой развития западной цивилизации.

В начале ХХ века гонка потребления приобретает все больший и больший размах, втянув в свою сферу все человечество, правда, разделив его на две части: ту, которая пользуется благами западной цивилизации, и ту, которая обеспечивает нужды западной цивилизации в ресурсах. В 1914 году она толкает человечество в мировую войну, ибо большинство участвовавших в ней стран ставило своей целью захват колониальных владений (или передел их). Гонка потребления становится внутренней пружиной развития общества. Низы с детства воспитываются на культе материального благополучия, которое измеряется уровнем потребления. Все виды искусства, массовой культуры, кино, музыка «воспевают» потребительство и наслаждение жизнью. Верха стремятся к созданию все более изощренных, расточительных видов потребления. Они же не прочь поддержать достаточно высокий уровень потребления и низов, но не из любви к ближнему, а потому, что видят в этом возможность социального мира для своих стран. Но и для верхов, и для низов в условиях естественной ограниченности ресурсов высокий уровень потребления обеспечивается далеко не только за счет эффективного труда, но в значительной степени за счет все возрастающей эксплуатации ресурсов стран «третьего мира». В уже упоминаемом нами докладе комиссии ООН приводятся данные о том, что только за послевоенный период доля ресурсов, ввозимых на Запад из стран «третьего мира» на основе неэквивалентного обмена, увеличилась в два раза.

Любая попытка перекрыть краны поступления этих ресурсов вызывает на Западе страшный гнев и ненависть к тем, кто пытается «ограничить ход западной цивилизации». Недополучение ресурсов вызывает на Западе такое же агрессивное чувство, как «ломка» у наркомана, который перестал получать наркотики и способен на все, чтобы их достать. Именно это чувство заставляет американских президентов заявлять, что Ближний Восток с его нефтью входит в сферу жизненных интересов США. Происходит превращение большей части мира в сферу жизненных интересов западной цивилизации, установление там своего контроля, полное пренебрежение национальными суверенитетами, прямой подкуп правящей верхушки отдельных стран, а в некоторых случаях — установление прозападных антинародных режимов и даже незаконное создание новых прозападных государств. Яркий пример последнего — возникновение террористического государства Израиль. Оно было создано в качестве жандарма западных стран на Ближнем Востоке для контроля над этим регионом вопреки воле и интересам арабских народов, путем политических махинаций Англии и США. Образование этого государства привело к массовой гибели арабского населения, изгнанию со своей территории около миллиона арабов. С позиции общечеловеческой справедливости для нынешних арабов создание государства Израиль равнозначно, например, воссозданию на сегодняшней территории Америки, путем изгнания оттуда современных американцев, государства индейцев апачей или государства инков, или государства майя. Но что не сделает Запад для обеспечения своих жизненных интересов?!

Гонка потребления перерождает общественное сознание. Мысли и идеи о потреблении товаров и услуг как некой оси жизни пронизывают общественное сознание населения западных стран, делая из них заложников порочной, эгоистической системы, в которой все подчинено созданию возрастающих объемов потребительских благ. Эгоистическое сознание растет, как раковая опухоль. Наступает момент, когда многие из западных людей и не мыслят иной возможности развития. На опыт других цивилизаций (например, индийской, китайской, русской), имеющих преимущественно духовно-нравственные основы развития, они смотрят в лучшем случае с этнографическим интересом, а чаще всего с чувством превосходства. Западные люди, ставшие заложниками потребительской цивилизации, легко подгоняют свои взгляды под ту концепцию, которая им выгодна. Подумайте, почему большая часть людей западного мира в свое время одобрили агрессию США и массовые убийства, совершаемые американской военщиной во Вьетнаме, Корее, Панаме, Гренаде, Ираке, Сомали? Да потому, что они привыкла видеть в этих странах свои жизненные интересы!


Фашизм как высший этап развития

Идеология, делающая весь мир средством обеспечения жизненных интересов западной цивилизации, идеология потребительской агрессивности является самой страшной опасностью для мировой цивилизации вообще, ибо она превращает человека в компьютеризированное животное, способное на любое преступление.

Гонка потребления, ставшая нормой жизни западной цивилизации, ведет к хищническому расточительству природных ресурсов, принадлежащих всему человечеству. В силу своей конструкции Запад не способен на разумное самоограничение, которое присуще другим цивилизациям (например — индийской и китайской) и очень агрессивен в удовлетворении своих интересов.

Трудно сказать, кто первый выдумал миф о западной демократии. На самом деле это понятие — гигантская дымовая завеса, за которой скрывается самое тоталитарное, алчное и эгоистическое из обществ, когда-либо существовавших на Земле.

С самого начала западная цивилизация подразумевает существование равных прав лишь для узкого круга людей — только для знатных и богатых. Даже передовые (в западноевропейском смысле) мыслители, идеи которых легли в основу западноевропейского права, например, Вольтер, считали, что «в этом несчастном мире необходимо, чтобы люди, жившие в обществе, делились на два класса: угнетателей и угнетенных». Обосновывая это разделение, Вольтер заявляет, что обычно угнетенные, задавленные постоянным трудом, не имеют возможности осознать положение, в котором они находятся. А когда начинают понимать его, поднимают войну против угнетателей, но эти войны рано или поздно заканчиваются полным порабощением, так как власть принадлежит тем, кто имеет деньги. «Деньги — полный хозяин государства». В этом суть западноевропейской «демократии». На фоне этого лозунга все остальные рассуждения о политической свободе, веротерпимости — простое дуновение ветра. Бедным не следует давать политических прав. Те, кто не владеет ни землей, ни домом, не должны иметь права голоса «...точно так же, как приказчику, состоящему на жалованье у купцов, не дано права руководить их торговлей». Идеи Великой французской революции, которыми так восхищаются нынешние леворадикалы как точкой отсчета западной демократии в первой конституции, разделили граждан на активных (имеющих права) и пассивных (не имеющих их). Причем к последним была отнесена большая часть населения страны. «Великая американская конституция», которая ставится нам в пример как образец, позволяла почти сто лет существовать рабовладению.

Сегодня западная цивилизация с ее «демократическими» институтами объявляется нам верхом совершенства, которому следует поклоняться. Забывается только то, что «демократические» институты Запада, как и прежде, формируются, исходя из интересов богатых и влиятельных людей. Кто выдвигает и способствует выбору губернаторов, конгрессменов и президентов в западных странах? Тот, кто имеет большие средства. «Но ведь голосует народ», — скажут нам. Чтобы выбрать и проголосовать «за», необходимо иметь информацию о кандидатах. А когда подавляющая часть средств массовой информации находится в руках узкой кучки богатых и власть имущих — выбор, как правило, предрешен. Тоталитаризм богатого — вот суть политической системы западного мира.

Западная цивилизация всегда любит кичиться своими «демократическими» революциями, но почему-то не любит вспоминать, чем они кончались. Английская буржуазная революция — диктатурой Кромвеля, Великая французская — диктатурой Наполеона, Французская революция XIX века — диктатурой Луи-Наполеона.

Не любит она вспоминать и гитлеровскую Германию, муссолиниевскую Италию, франкистскую Испанию, создавших «образцовые» тоталитарные режимы со всеми атрибутами подавления личности, концлагерями и застенками. Почему хваленые западные демократии так легко превращались в тоталитарные государства? — вразумительного ответа на этот вопрос западные люди давать не хотят. Не даны также ответы о корнях французского бонапартизма (и, прежде всего, французского фюрера — Наполеона), расцвета рабовладения в «демократических» Соединенных Штатах девятнадцатого века, государственного терроризма Великобритании в Индии до ее освобождения, Израиля (сионизм — одна из форм фашизма) на оккупированных им арабских территориях (давить танками женщин и детей, зверски убивать тысячи мирных жителей), США во Вьетнаме (физическое уничтожение населения целых деревень), в Панаме, Гренаде, а сегодня — в Ираке и Сомали.

Фашизм — это доведенное до пределов логическое развитие ценностей западной цивилизации с культом потребительства, индивидуализма и конкуренции — обеспечением благополучия за счет других стран и народов. Именно поэтому западная демократия носит сугубо условный, договорный характер: пока она мне выгодна как средство получения прибыли, я ее принимаю, а если есть возможность пожить за счет других стран и народов, я забываю о ней. Насаждение западной цивилизации в

Америке привело к гибели 80% коренного населения этого континента, а массовые убийства африканских рабов в США?!

Где была германская демократия, когда Гитлер начал свою экспансию на Востоке? Да она сразу же улетучилась, когда поманили наживой, безнаказанным захватом чужих земель, чужого имущества. Свободные граждане демократической Веймарской республики под разухабистые солдатские песни рванули на Восток, заселенный «неполноценными народами». Методически хватали все, что плохо лежит — генералы вывозили в фатерлянд добро целыми составами, офицеры — вагонами, солдаты — старательно паковали в посылки украинское сало, украденные из городских домов и крестьянских изб полотно, ткани, посуду, одежду и обувь уничтоженных представителей «неполноценных» народов.

Фашизм — культ индивидуализма, материального стяжательства, презрения к другим народам — показал, что может сделать организованное государство ради благополучия за счет других народов. Имущественное ограбление и массовые убийства русских, поляков, евреев и других народов становятся стержнем государственной политики.

Нередко говорят о том, что, мол, фашизм в Европе просуществовал недолго. Но ведь он погиб не естественным путем, а потерпев военное поражение, сломав зубы о Россию. Нетрудно представить, какой была бы Европа, если бы Гитлер не полез на Россию и соблюдал договор о ненападении. Новый германский порядок, авторитарные режимы установились бы неизбежно во Франции и Италии, в Бельгии и Голландии, Польше и Румынии, Венгрии и Чехии, а рано или поздно и в Великобритании. Новый германский порядок был им очень близок, европейское сообщество могло обратиться в стадо, руководимое мудрыми, непогрешимыми фюрерами. Европейский рационализм и педантизм превращался в методическое средство ограбления и уничтожения неугодных народов. Если Сталин переселял народы, то Гитлер, Муссолини уничтожали их физически, предварительно отобрав и методично рассортировав по кучкам их имущество. Эта же методичность прослеживается у современных наследников Гитлера и Муссолини.

Самой яркой иллюстрацией западной «демократии» сегодняшнего дня является террористическое государство Израиль, строящее свое благополучие на страданиях миллионов арабов, установившее фашистскую диктатуру на оккупированных арабских территориях, регулярно убивающее сотни, тысячи арабов с молчаливого согласия западного мира.

Варварское нападение США и западных стран на Ирак получило почти безоговорочное одобрение американцев. А ведь в результате его погибли по меньшей мере сто пятьдесят тысяч человек гражданского населения Ирака, главным образом при бомбардировках иракских городов. Поддержку общественного мнения Запада получила и преступная акция президента Клинтона — бомбардировка Багдада с целью еще раз запугать иракский народ, унесшая много человеческих жизней. С той же методической последовательностью, как и предшественник из Германии конца 1930-х — начала 40-х годов, президенты Буш и Клинтон навязывают свою волю целому региону мира, отдаленному от Америки на тысячи километров, но объявленному ими «зоной неизменных интересов США». По приемам и методам ведения политики, по масштабам силового давления, по степени желания навязать свою волю другим народам любой ценой президент Клинтон сейчас является ближайшим духовным наследником Гитлера. Нужно понять, что наш технотронный век создает новые тоталитарные фашистские структуры. Традиционный фашизм сегодня малоэффективен, да и излишен в условиях современных информационных процессов, создавших огромную концентрацию власти в руках тех, кто их контролирует, штампуя общественное сознание, организуя его в штурмовые отряды воинствующей серости.

Новые фашистские структуры одеваются в тогу демократии, но их фашистскую суть выдают стремления паразитировать за счет других народов, подкрепляя свою волю военной силой. Заявления американских президентов о «жизненных интересах США на Ближнем Востоке» удивительно похожи на заявления главарей Третьего рейха о «борьбе за жизненные пространства на востоке».


Против диктатуры серости

Итак, западная цивилизация продолжает рождать фашизм и воинствующую серость. Но до сих пор эта способность сдерживалась существованием мощного государства на Востоке, невосприимчивого к потребительской агрессивной идеологии Запада. Разрушение СССР привело к усилению экспансионистских фашистских тенденций западного мира. Кажущаяся возможность «безнаказанно» хозяйничать на чужих территориях служит толчком к организации новых фашистских структур, возникновению диктатуры серости и биологического однообразия жизни.

Впрочем, уже сегодня на Западе трубят идеологическую победу над нашей страной, говорят о преимуществах западных ценностей. Некоторые ученые объявляют даже о конце истории. Мол, ценности западной цивилизации победили во всем мире, и на этом мировая история останавливается, достигнув своего рода абсолюта.

Идеализация западной цивилизации, объявление ее образом жизни для всех других народов сводят все многообразие мира к схеме, выношенной небольшой частью человечества. Такая «победа» была бы катастрофой для человечества, поскольку остановила бы его рост, ибо уничтожила систему духовных, культурных и социальных балансов, служащих исходным моментом взаимного творческого обогащения и развития различных человеческих общностей, стран, наций и национальностей. Всеобщая победа западных ценностей в силу внутренней логики развития западной цивилизации неизбежно приведет к глобальному фашизму. Вынашиваемая мировой закулисой идея мирового правительства по логике западной цивилизации есть создание всеобщего тоталитарного фашистского режима, нещадно эксплуатирующего и даже уничтожающего «неполноценные народы».

Сегодня и в нашей стране есть немало выразителей интересов и прямых агентов западной цивилизации. Они предлагают нам войти в нее, предав забвению духовное и культурное наследие предков, отказавшись от более чем трехтысячелетнего опыта русской цивилизации. Эти западные демократы готовят расчленение нашей страны — «вхождение в западный мир по частям», ибо проглотить ее одним куском не удается. Они готовят планы глобальной распродажи России — ее земель, фабрик и заводов. Последние три года внешняя политика России повторяет контуры политики США, развивается в ее фарватере. Особенно это относится к событиям на Ближнем Востоке и взаимоотношениям с нашими бывшими союзниками. Чрезмерное сближение с Западом ведет нашу страну к катастрофе пострашнее сталинизма. В силу экономических преимуществ своего положения Запад довольно легко овладевает всеми командными высотами России, превращая ее в гигантский резервуар топлива, сырья, человеческих ресурсов, и все это по предельно низким ценам. Включение в «западную цивилизацию» ведет к резкому падению жизненного уровня населения, создавая вместе с тем небольшую кучку очень богатых дельцов, обслуживающих ограбление России Западом. Как и многие другие страны, Россия становится заложницей Запада.

До так называемой перестройки западный мир эксплуатировал Россию за счет заниженных мировых цен на сырье, и, прежде всего, на нефть. Солидарная позиция западных стран, их контроль над мировыми рынками делали нашу страну беззащитной перед экономическим диктатом Запада. Позиция России резко ухудшилась в конце 1980-х годов. Кроме заниженных цен на сырье, орудием эксплуатации нашей страны стал неравноправный курс рубля к западным валютам, являющийся результатом манипуляций закулисных дельцов, выражающих интересы паразитических мондиалистских структур Запада. Сегодняшний курс рубля к западным валютам занижает покупательную способность рубля во много раз. За счет этого происходит отток экономических ресурсов из страны фактически за бесценок. Но даже те крохи, которые платят за русские ресурсы, оседают в западных банках и пропадают для России. Получается то, о чем говорил в свое время русский мыслитель М.О. Меньшиков: «Русский народ беднеет не потому, что работает мало, о потому, что работает много и сверх сил, но большая часть его усилий идет в пользу Запада». Такой экономический порядок губителен для России и должен быть разрушен. Для разрушения порочного мирового порядка логика русской цивилизации подсказывает следующее решение.

Во-первых, в силу катастрофической ситуации сегодня требуется установление жесткого контроля над внешней торговлей России, и прежде всего введение государственной монополии на нее.

Во-вторых, установление справедливого соотношения рубля к западным валютам, исходя из расчетов их реальной покупательной способности. Запрет на операции с валютой внутри России. Установление монополии рубля как единственного платежного средства. Осуществление государственной политики третирования доллара и других западных валют, которая позволит подорвать экономические позиции западного мира.

В-третьих, Россия вместе с другими странами, не принадлежащими к западному миру, должна стремиться к реформе мировых цен на сырье и топливо путем включения в них налогов на предполагаемую прибыль в конечном продукте, а также налогов на восстановление окружающей среды в пользу стран-экспортеров.

В-четвертых, Россия должна стремиться к созданию международной организации для установления всеобъемлющего финансового контроля над операциями транснациональных корпораций путем международных договоров, законодательно обязав их во внутренних расчетах использовать мировые цены, в том числе и по стоимости рабочей силы с учетом ее качества.

Российские политические деятели должны понять, что западные экономические стандарты не могут служить ориентирами для развития России, ибо заведомо не достижимы. Но не потому, что мы не можем хорошо работать и создавать высокую технику, а потому, что высокие западные стандарты в значительной степени обеспечиваются неоплаченным трудом населения других стран. Такой путь несовместим с русской цивилизацией и противоречит экономической модели России.

Нарушен мировой геополитический баланс, в результате чего американский президент становится властелином мира. В этих условиях чувство самосохранения должно удерживать нас от сближения с Западом. Принимая и развивая научно-техническое сотрудничество с ним, необходимо политически ориентироваться на союз со странами «третьего мира», настойчиво стремясь к ограничению гегемонии США и их западных сателлитов.

Сведение общечеловеческих ценностей к западному их пониманию бросает мир на рельсы индивидуализма и паразитического потребительства, ведет к самой бесчеловечной диктатуре небольшой части над большинством человечества. На Земле должно сохраняться множество цивилизаций со своим пониманием смысла жизни, развития и демократии, но западная цивилизация в этих условиях имеет тупиковый характер. Мир не может быть одномерным. В сохранении плодотворного многообразия, во взаимообогащении — источник развития и процветания мировой цивилизации, в которой нет места монстру, рождающему фашизм.


Жизнь за царя* | Битва за Россию | Доклад о Г. Е. Распутине