home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

Сегодня мой день рождения, сладкое шестнадцатилетие. Нет, как вам нравится этот прикол?! Разве не все дни рождения должны быть сладкими? И чем, спрашивается, шестнадцатый слаще прочих? По мне, так все они должны быть классными. А вот для нашего Занудвилля мой шестнадцатый день рождения, похоже, ничем не отличался от всех прочих дней.

Начать с того, что этот придурок Недотык заорал с утра пораньше:

- Эй, Рэйвен, вставай! Ты ведь не хочешь опоздать? Пора в школу!

Как могут двое детей у одних и тех же родителей быть настолько разными?

С трудом выбравшись из постели, я натянула черное хлопчатобумажное платье без рукавов и черные туристические ботинки, после чего подкрасила свои довольно полные губы черной губной помадой.

На кухонном столе меня поджидали два пирожных, выпеченных из белой муки, одно в форме единички и другое в форме шестерки. Указательным пальцем я собрала с пирожного-шестерки сахарную глазурь и облизала палец.

- С днем рождения! - Мама поцеловала меня и вручила пакетик. - Это, вообще-то, на вечер, но можешь открыть и сейчас.

- С днем рождения, Рэйв, - присоединился к ней папа и чмокнул меня в щеку.

- Ручаюсь, ты понятия не имеешь, что мне даришь, - поддразнила я папочку, взяв пакет.

- Зато я уверен, что это стоит уйму денег.

Я потрясла легкий пакетик в руке, а когда там что-то задребезжало, в изумлении уставилась на именинную оберточную бумагу. Неужели это ключи от машины, от моего собственного «бэтмобиля»? [4] В конце концов, это мои шестнадцатый день рождения!

- Мне хотелось подарить тебе что-нибудь особенное, - с улыбкой сказала мама.

Я взволнованно разорвала упаковку и приподняла крышку коробочки для украшений. С ее дна на меня уставилась нитка светящихся белых жемчужин.

- У каждой девушки должны быть жемчужные бусы для особых случаев, - заявила мама, сияя.

Сама она, когда была хиппи, носила бисерные любовные фенечки и, видимо, считала нитку жемчуга корпоративной версией чего-то подобного. Я выдавила кривую улыбку, пытаясь скрыть разочарование, пробормотала «спасибо» и крепко обняла обоих родителей.

Первым моим порывом было убрать бусы обратно в коробочку, но у папы с мамой сделались такие физиономии, что мне пришлось срочно их примерить.

- На тебе они выглядят шикарно. - Мама светилась.

- Приберегу их для действительно особого случая, - заявила я и упрятала-таки подарок в коробку.

Прозвучал дверной звонок. Пришла Беки с маленьким черным подарочным пакетом.

- С днем рождения! - воскликнула она, когда мы вошли в гостиную.

- Спасибо. Тебе не стоило ничего мне дарить.

- Ты это твердишь каждый год, - насмешливо фыркнула она, вручая мне черный мешочек. - Кстати, умрешь, но не догадаешься, что я видела, - заявила подружка, понизив голос. - Во дворе особняка разгружался фургон.

- Не может быть! Кто-то, наконец, въехал туда?

- Наверное. Мне удалось увидеть только грузчиков. Они втаскивали в дом дубовые письменные столы, дедовские часы с боем и огромные упаковочные ящики с пометкой «Грунт». Вроде бы у новых хозяев есть сын-подросток.

- Ага, из тех, что на свет родятся в штанах цвета хаки, - хмыкнула я. - А его родители наверняка какие-нибудь зануды из «Лиги плюща» [5] . Остается надеяться, что они не станут переделывать особняк и выгонять оттуда пауков.

- Точно. А еще сносить ворота и ставить белый забор из штакетника.

- И пластикового гуся на передней лужайке.

Мы обе смеялись как сумасшедшие, но я не забыла запустить руку в мешочек.

- Уж раз тебе стукнуло шестнадцать, то я решила купить для тебя что-нибудь особенное.

Я вытащила черный кожаный шнурок с амулетом из сплава олова со свинцом в виде летучей мыши!

- Вот это класс! - завопила я на весь дом и тут же повесила амулет на шею.

Мама взирала на меня из кухни с явным неодобрением.

- В следующий раз мы просто дадим ей денег, - сказала она моему отцу.

- Жемчуг! - прошептала я Беки, когда мы выходили из дома.

В спортзал я заявилась в черной футболке, шортах и своих армейских ботинках - это вместо белой майки, таких же трусиков и кроссовок. Я никогда не могла понять, какой смысл в белой физкультурной форме? Разве белый цвет помогает добиться лучших спортивных результатов?

- Рэйвен, у меня нет желания и сегодня отсылать тебя к директору. Почему бы тебе хоть раз не устроить мне передышку и не надеть то, что положено, - нудил мистер Харрис, учитель физкультуры.

- У меня сегодня день рождения. Может быть, вам в честь этого события стоит дать передышку мне?!

Харрис уставился на меня, не зная, что и сказать.

- Так и быть, но только сегодня, - наконец согласился он. - И не потому, что сегодня твой день рождения, а потому, что у меня нет охоты отсылать тебя к директору.

Мы с Беки захихикали и направились к трибуне, где дожидался наш класс.

Тревор Митчелл, мой детсадовский главный враг и его закадычный друг, проныра Мэтт Уэллс, пошли за нами. Оба такие из себя прилизанные, богатенькие, правильные футболисты - короче, снобы. Они считали, что выглядят классно, но меня мутило от их самоуверенности.

- Сладкое шестнадцатилетие, - принялся куражиться Тревор, явно подслушавший мой разговор с мистером Харрисом. - Как чудесно! Пора любви, как думаешь, Мэтт?

- Так оно и есть, дружище, - поддержал его Мэтт.

- Слушай, а до меня дошло, почему она не носит белое. Это ведь цвет невинности, верно, Рэйвен?

Парень он видный, тут уж не поспоришь. Красивые зеленые глаза и прическа идеальная, как у модели. У этого типчика имелась девчонка на каждый день недели. Он был, что называется, плохой мальчик, к тому же богатенький плохой мальчик, одним словом, зануда.

- Эй, приятель, а с чего ты взял, что я не ношу белое нижнее белье? Впрочем, ты прав. Есть причина, по которой я ношу черное. И что, не слабо тебе выяснить, какая именно?

Мы с Беки уселись на дальнем конце трибун, а Тревор с Мэттом так и остались стоять на дорожке.

- И как ты собираешься провести свой день рождения? - прокричал Тревор погромче, чтобы все слышали, когда устроился среди одноклассников. - Небось просидишь с Беки весь пятничный вечер у телика, будешь смотреть «Пятницу, тринадцатое». Слушай, а может, тебе стоит дать объявление в службу знакомств? «Шестнадцатилетняя одинокая белая девушка-монстр ищет подходящее чудище для вечного союза».

Весь класс заржал. Мне очень не нравилось, когда Тревор дразнил меня, и уж совсем не нравилось, когда он дразнил Беки.

- Нет, мы подумывали о том, чтобы нагрянуть на вечеринку к Мэтту, а то ведь без нас там ни одной интересной физии не увидишь.

Все малость очумели, а Беки закатила глаза, как будто хотела сказать: «Во что ты меня втягиваешь?» На широко известных вечеринках у Мэтта мы никогда не бывали. Никто нас туда не звал, да и позвали бы - мы бы не пошли. Во всяком случае, я бы точно не пошла.

Весь класс ждал, как отреагирует Тревор.

- Конечно, можешь прийти, но имей в виду, мы пьем пиво, а не кровь!

Весь класс снова загоготал, и Тревор показал Мэтту два пальца в форме буквы «V» в знак победы.

Тут мистер Харрис дунул в свой свисток, чтобы, значит, нам всем слезать с трибун и носиться по кругу, по дорожке, на манер борзых. Мы с Беки тоже слезли и кое-как потрусили.

- Ты, часом, не спятила? - спросила моя подружка. - Как это мы туда пойдем? От них можно ждать чего угодно.

- А вот придем и посмотрим, что они с нами сделают. Или мы с ними. Это ведь мое сладкое шестнадцатилетие, врубаешься? Незабываемый праздник на всю жизнь.


«Добро пожаловать в Занудвилль, местечко малость побольше пещеры, но достаточно тесное для того, чтобы ощутить клаустрофобию». | Начало | cледующая глава