home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Поскольку самый главный аттракцион этого вечера – выступление музыкальных групп – не планировался начинаться дотемна, люди, которые присутствовали на празднике в эти ранние часы, выглядели практически нормальными. Да, многие были одеты в полиэтилен, винил и тяжелые громоздкие ботинки, и повсюду был черный, черный, и еще раз черный, но также присутствовали парочки и молодые люди небольшими группами, которые прогуливались, хихикая и показывая друг другу различные странности, и даже были семьи, хотя я заметила, что у некоторых палаток были ограничения до 12 лет.

В основном здесь говорили на чешском, немецком и французском языках вперемешку с исковерканным английским, слышавшимся то тут, то там, подтверждая слова Кристиана о том, что на празднование Хэллоуина сюда съезжаются люди со всей Европы.

Я пробиралась сквозь огромную толпу, направляясь к палатке, на которой была нарисована большая голубая ладонь, украшенная позолоченной Манназ, что символизировало одну из рун, используемых в предсказаниях. К счастью для меня, соседняя палатка – где Таня предсказывала судьбу по картам Таро – была пуста. Хоть я и не сомневалась, что встречусь с ней снова, но не горела желанием стать участницей сцены, наподобие той, что произошла не так давно. Я полагала, что Таня не имеет отношение к каким-нибудь заклинаниям или любовным зельям, и что вполне меня устраивало.

Ариэль сидела за низким столиком, накрытым стандартной лунно-звездной скатертью, которую можно купить в большинстве оккультных магазинов, и держала в своих ладонях руки двадцати-с-чем-то-летней блондинки, водя пальцами по ее линиям.

– Ваша линия жизни очень длинная и очень четкая. Это хороший знак, – сказала она девушке на немецком. Потом робко улыбнулась мужчине, стоявшему позади нее. – У вас лишь одна линия брака.

Блондинка хихикнула и стрельнула кокетливым взглядом на своего спутника.

– Линия сердца присоединяется к линии ума, так что во взаимоотношениях голова контролирует ваше сердце.

На щеке женщины проступила ямочка от удовольствия, вызванного этими словами. Я помахала Ариэль и встала в очередь прямо за парочкой. То, что я услышала, было стандартной болтовней – обобщенные и неопределенные фразы, которые произносились лишь для того, чтобы клиент был доволен.

– У вас невероятно короткая линия судьбы. Это означает, что судьба практически не играет роли в вашей жизни. Это хорошо, понимаете? Это значит, что вы контролируете свою жизнь.

– О, да, очень хорошо, – согласилась девушка, начиная входить во вкус. – Я люблю все контролировать.

Ее спутник фыркнул, вероятно, соглашаясь с ней. Она проигнорировала его, всматриваясь в свою ладно, пока Ариэль исследовала какое-то углубление:

– Внутренний Холм Марса указывает на агрессивность, однако внешний – на самообладание, поэтому иногда вы испытываете желание убрать всех с вашего пути, однако вы держите себя в руках.

Девушка кивала всему, что говорила Ариэль, а ее брови, казалось, срослись, пока она наблюдала, как Ариэль, указывая на кончики ее пальцев, рассказывала, что они подтверждают в ней творческую личность. Пять минут спустя Ариэль подвела итог всему вышесказанному – у девушки будет двое детей, частые поездки и огромная удача в течение всей ее жизни. Немка, улыбающаяся после гадания, отдала ей плату за услугу и еще дополнительную пару сотен крон на чаевые, прежде чем отправиться что-то прокалывать своему парню (Ноздрю? Соски? Моего немецкого было недостаточно, чтобы разобрать их диалог).

– Добрый вечер, Джой, – поприветствовала меня Ариэль на английском с мягким акцентом, – Как себя чувствует твоя голова?

– Намного лучше. Я бы хотела, чтобы ты погадала для меня на рунах, но сначала… – я закусила нижнюю губу и огляделась по сторонам. Раз уж ярмарка только открылась, очередь желающих еще не толпилась вокруг палатки, к тому же эта палатка стояла почти с краю. – Я бы хотела спросить, не могла бы ты сказать мне, где сейчас может находиться Рафаэль?

Она заговорщически подмигнула мне:

– Он очень симпатичный, да?

Мои щеки покраснели. Я только надеялась, что под светом тусклых ламп, она не заметит, что я покраснела, словно какая-то девственница:

– Хм… Наверное. Так ты знаешь, где он?

Она так элегантно пожала плечами, как могут делать только французы:

– Я не знаю. Он обычно появляется перед выходом Доминика, чтобы проверить, как у меня идут дела, когда осматривает толпу возле главной палатки. Другими словами, он ходит по территории и проверяет, чтобы все было в порядке.

– А. Ясно. Тогда буду высматривать его в толпе. – Я указала на бархатную сумочку, лежащую на краю стола. – Погадаешь мне?

– С удовольствием, – ответила она, вытаскивая нечто ярко-красное и золотистое. – Хотя я пока не сильна в данном виде гаданий.

– Нет проблем. По правде говоря, я пытаюсь убить время, пока Рокси и Кристиан не наиграются с пытками.

Дотянувшись до сумки, она помедлила:

– Пытками?

– Не бери в голову. Продолжай. Я не хотела перебивать тебя.

Она разбросала глянцево-черные гематитовые32 камни с начерченными на них рунами и спросила меня своим профессиональным голосом, знакома ли я с ними, после чего снова перешла на нормальный голос:

– Ох, но Рокси сказала, что ты гадаешь на рунах. Пожалуйста, прости меня, я не хотела тебя обидеть.

– Ты не сделала ничего подобного, – заверила я ее.

После этого она снова надела профессиональную маску и начала меня быстро инструктировать о концентрации на вопросе, ответ на который я хотела бы получить.

– Когда вы мысленно сконцентрируетесь на вопросе, пожалуйста, выберите пять рун, которые взывают к вам.

Я посмотрела на камни, разбросанные по гадальной ткани. Никогда не гадала таким образом, но подумала, что неплохо бы научиться чему-нибудь новенькому, поэтому, я закрыла глаза и выбрала наугад пять рун.

– Очень хорошо, – сказала она, собирая оставшиеся руны в сумочку, и стала раскладывать пять выбранных мною камней. – Я собираю из них Молот Тора33.

Я кивнула. Сама же предпочитала расклад из девяти рун Копье Одина, пользуясь принципом «чем больше – тем лучше», но, вероятно, на ярмарке думали лишь о том, чтобы дать клиенту только обобщенную информацию и отпустить гулять дальше.

– Первый камень – Дагаз34 – это руна настоящего. Дагаз означает дневной свет или божественный свет. Эта руна рассвета или полудня, и означает она вдохновение.

– Ах. Вдохновение. – Я же никакого вдохновения по поводу ее интерпретации камня не почувствовала, но, прежде чем смогла спросить ее, что же означает вдохновение, она уже перешла к другой руне.

Ариэль прошлась по остальным камням, читая все словно заученный текст, предсказывая, какие в прошлом и будущем будут препятствия, и какая будет помощь, которую я найду, чтобы их преодолеть. Все это было очень положительным, обобщенным и абсолютно предсказуемым. Когда она закончила, я минутку помедлила, затем поглядела через плечо, в желании убедиться, что никто не стоит в очереди, и снова повернулась к Ариэль.

– Надеюсь, ты не обидишься, если я тебе кое-что скажу, но я не могла не заметить, что ты давала лишь стандартную интерпретацию рунам.

– Верно, – ответила она, и на ее лице проступило страдальческое выражение. – Прости, но я не очень хороша в этом. Клод, наш хиромант, умел гадать на рунах. Он был хорош, очень хорош. Он научил меня гадать по ладони, но к тому времени, как он ушел, я еще не научилась гадать на рунах, а они очень популярны, поэтому… – она неопределенно пожала плечами.

– Ты не так уж плоха, – заверила я, не желая задеть ее чувства. – Я ведь тоже не являюсь экспертом в этой области, но в книге, которую я читала, было написано, что если ты собираешься кому-то гадать, то должна сделать это чем-то индивидуальным. Ведь кто угодно, даже компьютер может дать стандартную интерпретацию, а реальная сила гадания – это цитата из книги, а не моя, потому что я не верю в… эм… не важно – короче, в книге было сказано, что реальная сила гадания состоит в интерпретации человека, который гадает.

– Понимаю. – Ариэль выглядела смущенной. – А что ты подразумеваешь под индивидуальным? Я ведь не прошу людей рассказать мне о том, что их интересует, поэтому не совсем понимаю, как могу это конкретизировать.

Я подумала минуту:

– Ну, пару раз, когда я гадала, то попыталась избежать стандартных интерпретаций, используя значения камней, своего рода, как руку помощи. Например, первая руна – Дагаз – это не просто руна дневного света или вдохновения, это руна, указывает на прорыв, большое изменение, или даже пробуждение. По тому, как лежит камень настоящего, можно определить, что человек, которому ты гадаешь, стоит около роковой черты. А ту часть про свет можно объяснить, например, что свет рассеивает темноту. Если говорить об остальных камнях, – я махнула рукой в их сторону, – я бы предположила, что тот, кому гадаешь, начинает новую главу своей жизни, и хотя страница еще пуста, он сам будут указывать, что на них написать. Другими словами, это вроде как взять быка за рога.

– Это очень интересно. А что ты думаешь об этом камне? – она ткнула пальцем на руну, означающую силы, которые действуют против меня, и это была именно та руна, с определением которой она запнулась больше всего.

– Манназ35 перевернутый – не очень хорошая руна в этом положении, верно? – Усмехнулась я.

Она слабо улыбнулась в ответ.

– Ладно, короче, я бы прочитала ее как руну, которая предостерегает от зацикливания на самой себе и побуждает обратить внимание на чувства других людей. Эта руна говорит о том, что многие люди могут от вас отвернуться. Что каждая мысль или чувство, которые делают вас тем, кто вы есть, раздражают некоторых людей. И в данном положении это скорее напоминание, что очень важно брать на себя ответственность за свои действия, а не выказывать презрение к окружающим, о ком вы плохо думаете, потому что, недооценивая их, в конечном итоге в проигрыше окажетесь именно вы.

– Ох, это действительно так, – сказала она с придыханием, а ее глаза глядели на меня с изумлением. – У тебя очень хорошо получается. Ты этим долго занимаешься?

Я засмеялась и собрала все пять рун со стола, возвращая ей:

– Я гадала всего однажды, и у меня вышло не очень хорошо.

– Ты должна заняться этим более профессионально, – настаивала она. – У тебя есть дар, я вижу. Это действительно дар. Он есть не у каждого.

– Хорошо, – скромно сказала я, не желая, чтобы и она стала развивать идею Рокси, которая заключалась в том, чтобы я гадала на рунах на этой ярмарке. – Но я что-то не вижу толпы людей, которые хотели бы мне платить за то, чтобы я им погадала на рунах. Честно говоря, я не очень то верю во все эти предсказания, и я действительно не так много знаю о них.

– Это и так очевидно, – прорычал сзади меня отвратительный голос.

– Привет, Таня. – Я встала и улыбнулась женщине, которая сильно хмурилась при взгляде на меня. – Выбежала из загона, чтобы попугать всех вокруг, верно?

Я могла видеть, как она переваривает это оскорбление, а когда оно, наконец, до нее дошло, Таня приподняла верхнюю губу и плюнула в меня. В буквальном смысле. Мне пришлось отпрыгнуть в сторону, чтобы на меня ничего не попало.

– Какая благовоспитанность, – проворчала я, оглядываясь через плечо.

Кристиан и Рокси направлялись к нам, но стоило только подруге заметили Таню, как она понеслась к палатке, словно газель, Кристиан же выбрал более пристойный темп.

– Плевание, публичные ссоры, сталкивание людей с лестниц… и так далее, и тому подобное. Что дальше? Ковыряние в носу? Чесание промежности в публичном месте?

Ариэль обогнула стол и схватила сестру за руку. Она стала говорить что-то ей на ухо низким настойчивым голосом. Это, казалось, не возымело на нее большого эффекта, потому что Таня оттолкнула сестру и повернулась ко мне с сжатыми руками и сверкающими глазами. Ариэль бросила лишь единственный взгляд на эти глаза и поспешила прочь. Я надеялась, что она побежала за подмогой, и не стыдилась признаться, что молилась, лишь бы помощь пришла в лице шестифутового мужчины со злыми янтарными глазами.

– Тебе здесь не рады.

Я вытащила свой билет и показала его ей:

– Здесь сказано, что рады.

– Ты слишком часто испытываешь мое терпение, connasse36.

Мой французский был далек от идеала, но даже я знала, что значит это слово, и явно не комплимент. Моя улыбка немного потускнела, но я все еще храбро пыталась удержать ее на губах. Разрази меня гром, если я позволю ей втянуть себя еще в одну сцену. Я была уверена, что она уйдет, как только поймет, что не дождется от меня ответа.

– Если думаешь, что ты в безопасности от меня, то ошибаешься. Доминик перестанет защищать тебя, как только увидит такой же, какой вижу я, а что касается другого, ты для него всего лишь увлечение. – Она вскинула голову, сжав пальцы в кулаки. – Он ничтожество, глупец, которого наняли, чтобы держать подальше от нас таких людей как ты.

– Мне все равно. – Я претворилась, что зеваю, пока Рокси неслась к нам, да и Кристиан не отставал. – Равно как и то, что ты вообразила меня какой-то роковой красоткой, которая соблазняет всех мужчин, но правда в том, что я не стараюсь возбудить тут каждого. Я здесь только для того, чтобы увидеть ярмарку вместе с друзьями.

– Вот именно, – подтвердила Рокси. – Мы здесь только для того, чтобы посмотреть ярмарку, а не соблазнять кого-то, хотя такое и не исключено, главное, чтобы это был хороший человек.

– Ты не помогаешь мне по существу, – зашипела я на нее. – Если ты нас извинишь, Таня, мы пойдем веселиться дальше.

– Ты постоянно привлекаешь его внимание, – брюзжала она, отступив в сторону, чтобы загородить выход. – Но вот что я тебе скажу – твои трюки не сработают. Я прочту защитное заклинание для Доминика, чтобы он был в безопасности от тебя.

Прекрасно. Она хотела рычать и кусаться, она могла бы сделать это и в одиночестве.

– Как повеселились в Карцере? – Спросила я Рокси, проигнорировав разъяренную женщину напротив меня.

– Отлично. Кристиан хотел купить меховые наручники, но я сказала ему, что это уже слишком.

– Наручники?

– Меховые.

Я посмотрела на Кристиана задумчивым взглядом. Он улыбнулся мне одной из его теплых улыбок:

– Я подумал, что это могло бы добавить неожиданной остроты неким событиям.

Кто бы мог подумать? Я как раз начала размышлять, о каких же таких событиях говорил Кристиан, когда стала понимать, что Тане совсем не нравилось, когда ее игнорировали.

– Не смей отворачиваться! Ты не отделаешься от меня, как от назойливой пчелы! – Она пихала мое плечо, пока все это говорила. Рокси подскочила и схватила мою руку. Я сдержалась, чтобы не пнуть Таню в голень, решив не дать ей шанса до меня добраться.

– Я буду говорить, а ты будешь слушать. Твоему плану проникнуть на ярмарку в качестве предсказательницы сбыться не суждено. У тебя нет навыков, и неважно, что ты о себе вообразила.

Я нахмурилась, услышав это озадачивающее высказывание, а потом просто пожала плечами, осознав, что Таня была не только одержима Домиником, как и параноидальными мыслями, будто я вынашиваю какой-то безумный план, но еще и теряла способность адекватно воспринимать ситуацию, когда злилась.

– Ты – никто, ты ничего не значишь для Доминика! Ты ничего не добьешься.

Я попыталась просто уйти, я действительно попыталась это сделать. Улыбнулась и сказала:

– Ты повторяешься. Было приятно с тобой поболтать, Таня, на самом деле приятно, и если кто-то скажет иначе – не верь этому. – Затем взяла Рокси за руку и начала отходить, но Таня меня не пустила.

– Salope!37 – Презрительно выкрикнула она мне, доказывая тем самым, что у нее был прекрасный сленговый французский. – Уползти в свою нору для тебя лучший вариант. Твоя жалкая попытка привлечь внимание Доминика провалилась, к тому же у тебя нет никакого дара предсказания. Доминика привлекают только те, у кого есть настоящие способности, а не позеры. Иди обратно в свой отель и помни, кто победил этой ночью.

– Позер? Очень забавно слышать это от тебя, – медленно сказала я, оборачиваясь к Тане. Рокси встала плечом к плечу со мной, и ее глаза были полны негодования. Я схватила ее за куртку, чтобы удержать от драки с более крупной, злобной женщиной, но она стряхнула мою руку.

– Ты намекаешь на то, что моя подруга все это делает ради Доминика? Ты чертовски ошибаешься, сестренка, если действительно так думаешь. Она считает, что он кусок дерьма, большого, старого дерьма. И знаешь что? Я тоже так думаю! Так что можешь подавиться этим!

– Рокси, прекрати. Не опускайся до ее уровня.

– Ты такая же, как и она, – сказала Таня презрительным тоном, а ее руки сжались в кулаки. – Похоже, вы обе хотите, чтобы Доминик обратил на вас внимание, но этого не будет! Я прочту против вас заклинание.

Рокси издала возглас отвращения и специально переиначила все по-своему:

– Можно подумать мне нужно его внимание! Ты ненормальная, ты это знаешь? И еще кое-что – не называй мою подругу позеркой. Она очень хорошо умеет предсказывать по рунам, а я сильно сомневаюсь, что ты умеешь так же. И если бы ты вытащила свою голову из задницы, то на коленях умоляла бы ее помочь вашей ярмарке.

– Рокси, – обеспокоенно сказала я ей. Кристиан появился в поле моего зрения, и пока он пристально смотрел на Таню, его глаза превратились в маленькие щелочки, отчего у меня даже стала зудеть кожа.

– Я лучше умру, чем стану просить эту vache38 присоединиться к нам, – прорычала она.

Корова? Она назвала меня коровой? Ну что ж! Я стала вспоминать французские ругательства. Но самое плохое, которое я смогла вспомнить, означало в переводе, что ее речь была хуже, чем у торговки рыбой на базаре. Я подумала, что смогла бы использовать такое лишь в крайнем случае.

– Отлично! Я не могу себе представить причину, по которой согласилась бы работать рядом с тобой, – сказала я, двигаясь вперед и мягко отодвигая Рокси. – Не в этой и не в любой другой жизни.

– La putain de ta m?re39, – выкрикнула она.

– Разбежалась, малышка! – ответила я, разозленная ее продолжительными нападками, не говоря уж о том, что она сейчас сказала про мою мать.

– Вы собираетесь внести свои споры в развлекательную часть вечерней программы? – Спросил голос позади меня. – Если да, я хотел бы, чтобы вы предупредили об этом меня. У нас есть окно перед магическим шоу, как раз после декламации стихов, так что это вполне вписывается в тему. Возможно, мы могли бы устроить тотализатор на то, кто одержит верх.

Ариэль стояла позади Рафаэля, который первым залетел в палатку. Как только я его увидела, мое сердце затрепыхалось – это было похоже на то, что делает рыба, которую выбросили из воды. Внезапно на меня нахлынула волна вожделения, заставляя изнемогать от желания оказаться к нему ближе, почувствовать его запах, скользнуть руками под рубашку, ощутить твердость груди. Это казалось таким важным – дотронуться до него – что я даже сделала пару шагов в его сторону, прежде чем напомнила себе, что были вещи и поважнее, чем мои непристойные желания.

Что именно, я не могла вспомнить, но была уверена, что такое было.

Таня повернулась к Рафаэлю и стала говорить разъяренным голосом на языке, которого я не понимала, указывая на меня, и без сомненья, проклиная, включая моих предков и, вполне возможно, моих потомков. Я поймала его взгляд, и послала улыбку, говорящую: «что я могла сделать, когда просто стояла здесь, а она пришла и начала ссору, и я действительно ни в чем не виновата». Он изогнул бровь, а взгляд стал таким обжигающим, соблазняющим и гипнотическим, и снова я почувствовала потребность в прикосновении, чтобы сделать все те вещи, из-за которых, я уверена, его бровь поднялась бы еще выше – не говоря о других частях тела – выше и выше.

– Хватит, – приказал Рафаэль, подняв руку, чтобы остановить поток яда, льющегося из Таниных губ. – Ты начинаешь привлекать внимание, а я сомневаюсь, что Доминик обрадуется тому, как именно ты это делаешь. Почему ты не у себя?

– У нее закончились яйца летучих мышей и анусы зайчиков, – высказалась я. Уголок его губ дернулся, из-за чего у меня подогнулись колени. Я была готова послать к черту всю сдержанность и наброситься на него, когда внезапно поняла, что он жульничает. Он использовал на мне свои уловки, делая сексуально озабоченной, на расстоянии соблазнял своими вампирскими штучками, объединял свой разум с моим, и, черт возьми, я не собиралась терпеть все это! Я еще могла принять тот факт, что единственный парень, понравившийся мне, оказался бездушным вампиром, который живет во тьме и балуется нестандартным напитком, но, будь я проклята, если позволю ему с легкостью проникать в мое сознание и представлять все так, словно у меня в трусах пожар. Нет уж! Если он хочет соблазнить меня, ему придется применить старые проверенные методы.

– Как ты поняла про зайчиков? – озадаченно спросила Рокси. – Кстати, может быть лучше сказать не анусы, а задние проходы?

– Ничего у меня не закончилось! – крикнула Таня. – Я решила проверить, как идут дела у Ариэль, и обнаружила здесь эту ведьму, возомнившую себя гадалкой.

– Хороший вопрос, – ответила я Рокси, наслаждаясь разъяренным взглядом Тани, которым она прожигала нас обеих. Я повернулась к Кристиану. – Как ты считаешь, задние проходы или анусы?

Он было открыл рот, чтобы ответить, но Таня прервала его своим воплем, от которого бы и молоко свернулось:

– Вы смеетесь надо мной! Ты видишь, как она насмехается надо мной? Я не потерплю этого! Я настаиваю, чтобы ее немедленно вышвырнули отсюда.

– Нет, – ответил Рафаэль, а его глаза сузились, когда он послал ей бескомпромиссный твердый взгляд. – Я предлагаю тебе вернуться на свое место и попытаться больше не разговаривать с ней.

Я одарила Таню самодовольной улыбкой, но тут он обернулся все с тем же взглядом и ко мне:

– А ты могла бы помочь и держаться подальше от тех участников ярмарки, которые испытывают к тебе ненависть.

– Возможно, было бы разумнее перейти к следующему аттракциону, – предложил Кристиан, но, прежде чем мы смогли пошевелиться, мы все услышали слащавый голос:

– Ненависть? Кто-то ненавидит mon ange? Я не могу в это поверить. Кто мог пожелать зла Джой, которая пленила мое сердце?

Я закатила глаза, пока Доминик проходил между Кристианом и Рокси, где он помедлил, чтобы одарить ее своей клыкастой ухмылкой. А за ним следовал низкий темноволосый мужчина с самыми глупыми и невыразительными глазами, какие я когда-либо видела. Я бросила на него беглый взгляд, задаваясь вопросом, кто же это такой, пока он не взглянул на меня этими жуткими глазами серийного убийцы.

– Доминик! – Таня схватилась его за руку и стала смотреть на него взглядом, настолько переполненным боли, что я непроизвольно вздрогнула. – Как ты можешь меня так оскорблять? Как ты можешь говорить такие вещи об этой vache?

– Знаете, – сказала я, не обращаясь ни к кому конкретно, – я устала от того, что меня обзывают коровой.

Рафаэль поднял обе брови, награждая меня долгим взглядом. Я опять подумала о том, чтобы сорвать всю его одежду и начать домогаться прямо здесь и сейчас, но вовремя вспомнила, что это были не мои мысли, а мысли, которые он проецировал в моей голове. Так что, я просто уставилась на него в ответ.

– Ты злишься на меня, – продолжила Таня, словно я ничего и не говорила. – Ты не мог иметь ввиду то, что сказал. Я прощу тебя на этот раз, но ты не должен поддаваться ее попыткам пробудить твой интерес.

Пробудить – о да, какое милое слово. Я посмотрела на Рафаэля. Он ответил мне тем же. Несколько частей моего тела, которые не были на виду, схватили помпоны и пустились в пляс40.

– Ты начинаешь меня утомлять, ma petite41, – ответил Доминик Тане, отпихивая от себя ее руку. После чего он обернулся к своему спутнику. – Поскольку я больше не желаю ею пользоваться, она твоя, если конечно захочешь, Милос.

Так это был пропавший компаньон Доминика? Я запомнила это и сделала шаг к Рафаэлю. Его мышцы напряглись, словно бы он тоже хотел придвинуться ко мне ближе, но сдерживал себя. Я сжала свои бедра и приказала ногам не слушаться его соблазнительного приглашения.

– Ты в порядке? – спросил Кристиан тихим голосом, который ощущался словно теплый бархат, скользнувший по голой коже.

– Все прекрасно, – прошептала я. – У меня только небольшая проблема с вампиром, который пытается затащить меня в свои брюки. Не о чем беспокоиться.

Он сильно удивился. Я уверенно улыбнулась.

– Не хочу пользоваться человеческими объедками, мой брат, даже твоими, – Милос осмотрел Таню с суровым выражением лица. – Сомневаюсь, что она могла бы заинтересовать меня.

– Connard42! – Заорала на него Таня и бросилась на Доминика. Милос не выглядел обеспокоенным ее мнением относительно семейного положения своих родителей. Фактически, его лицо вообще ничего не выражало, даже скуку. Он был самым беспристрастным человеком, которого я когда-либо видела. Рафаэль мог время от времени надевать ничего не выражающую маску, но я знала, что это просто маска, скрывающая бурлящую реку эмоций. И снова мой взгляд вернулся к нему, чтобы любоваться его внешностью.

– Что случилось? – прошипела Рокси мне на ухо. – Ты вдруг стала так забавно выглядеть.

– Рафаэль, – прошептала я. – Он что-то со мной делает. Что-то с моим сознанием. Он – зло.

Ее глаза широко раскрылись.

– Не наказывай меня так, – плакала Таня, цепляясь за плащ Доминика. Он резко заговорил с ней на другом языке, выхватывая из ее рук свой плащ.

– Ты имеешь ввиду, что он Соединяется с тобой? Прямо сейчас? В эту секунду? – прошептала Рокси, одним глазом следя за сценой между двумя мужчинами и женщиной, а вторым – за Рафаэлем. – Что же он делает?

Я оторвала свой взгляд от Рафаэля, решив не позволять ему проникать в мой разум без моего разрешения, и сосредоточилась на мученическом лице Тани. Даже зная, что она хотела нанести мне вред, сталкивая с лестницы, я не могла не испытывать к ней сочувствия, наблюдая за тем, как ужасно обращается с ней Доминик. Совсем немного сочувствия.

– О чем это вы шепчетесь? – спросил Кристиан, наклоняясь к нам ближе.

– Это все Джой. Ее Темный делает что-то с ее разумом.

– Правда? – спросил он, рассматривая мое лицо. – А так по ней и не скажешь. И что этот вампир делает с ней?

– Это все ее вина! – завизжала Таня, привлекая внимание к нашей тесной группе. Она обернулась и резко ткнула в меня пальцем. – Она наложила на тебя приворотное заклинание! Ты попадешь под власть ее чар, если только я не смогу это изменить. У меня одной есть власть спасти тебя от нее!

Я помахала пальцами в ее сторону:

– Трах-тибидох-тибидох!

Она покраснела от ярости.

– У нее видения, как и в прошлый раз, верно Джой? – Рокси дергала меня за рукав, пытаясь привлечь к себе внимание.

– Нет, это не видения, – прошептала я уголком рта, слишком смущенная, чтобы признать, что Рафаэль смог добиться такого всего лишь несколькими непристойными мыслями, посланными в мою голову.

– Ma petite, ты слишком далеко зашла. У mon ange не злая душа. А ведь это необходимо, чтобы произносить такие заклинания.

– Вы не помогаете ее успокаивать, – сказал ему Рафаэль, в то же самое время, как я пробурчала:

– Уууух, удар ниже пояса, Доминик!

Доминик только улыбнулся мне и поклонился.

Рафаэль покачал головой и поднял руки, словно сдавался, а затем приблизился ко мне на пару шагов. Я переключила все свое внимание на него, торжественно улыбаясь, потому что он придвинулся ближе. В эту ментальную игру соблазнения, видимо, могли играть двое. Я пожелала, чтобы он подошел ко мне, и вот, он так и сделал.

– Что он делает? – прошептала Рокси в мое ухо так тихо, что я едва смогла разобрать смысл слов сквозь Танины крики, которые она издавала через равные промежутки времени, критикуя последнюю фразу Доминика. – Джой? Что Рафаэль с тобой делает?

– Соблазняет меня, – ответила я, делая еще один шаг к нему. Я подумала, что он нуждается в небольшой награде за то, что сдался и приблизился, ведь он понял, что у меня железная воля, которая не обрушится под натиском небольшого ментального соблазнения. Его янтарные глаза распахнулись, словно отвечая мне. Я глубоко вздохнула, втянув прекрасный аромат, который витал вокруг него. Команда чирлидерш, которая плясала с помпонами, стала трубить о перегрузке в нижних частях моего тела.

Рафаэль одарил меня таким страстным взглядом, что показалось, будто мои кости превратятся в кашу, но затем он снова повернулся к Доминику. Таня стояла перед ним на коленях, умоляя послушать ее.

– Если ты решил сделать кошачьи бои частью ярмарки, – сказал ему Рафаэль, – тебе следует повысить плату за вход.

Он указал кивком головы на людей, толпившихся за спиной Доминика и Милоса.

Я повернулась, чтобы схватить Рокси и Кристиана и удрать отсюда, пока была такая возможность, но Кристиан исчез.

Доминик напрягся и посмотрел на Рафаэля одним из своих самых высокомерных взглядов:

– Ты не смеешь говорить о mon ange в такой манере.

– Ты когда-нибудь остановишься? – нахмурившись, я посмотрела на Доминика, перебивая Рафаэля, который хотел что-то ответить. – Я не ангел, и уж точно я не твой ангел. Если уж я и буду чьим-то ангелом, так его. – Мой палец непроизвольно указал на Рафаэля. Я прикрыла рот рукой через секунду после того, как слова сорвались с моих губ. Брови Рафаэля поднялись в неподдельном удивлении.

– Ты играешь не честно! – Обвинила я его. – Ты заставил меня это сказать! Ты заставил всех думать, что я схожу по тебе с ума! Я была бы очень благодарна, если бы ты не лез в мои разум и прекратил соблазнять меня!

– Соблазнять тебя? – переспросил он, игнорируя Доминика, который, нахмурившись, смотрел на меня. – Я соблазняю тебя?

– Да, именно так, и тебе не надо пытаться изображать из себя невинность, мы оба знаем, кто ты такой и что ты делаешь, так ты можешь убрать это «что происходит» выражение с лица и держать свои мысли при себе! Если ты хочешь заполучить меня в свою постель, тебе следует добиться этого, как добиваются обычно, понял меня?

– Разумеется. Может, ты могла бы сказать, где и как именно ты хочешь, чтобы я соблазнил тебя? Мне ненавистна мысль, что я могу сделать такое в неподходящий момент или таким образом, который ты не одобряешь.

– Mon ange. – Доминик отошел от Тани и взял меня за руку прежде, чем я смогла остановить его. – Ты взволнованна и говоришь первое, что придет в голову. Что эта Таня бормочет о рунах? – Он перевернул мою руку и прижался красными губами к внутренней стороне моей ладони. Я сжала руку в кулак.

– Хочешь получить в морду – можешь продолжать.

Доминик засмеялся и повернулся к Милосу:

– Она восхитительна, не так ли? Ты ведь завидуешь тому, что я нашел ее?

– О, ради Бога, я действительно сделаю это… – я подумала размахнуться, но через долю секунды после того, как решила это сделать, Рафаэль схватил мою руку, так что кулак целиком поместился в его руке. Я задрожала от этого прикосновения, пытаясь не показать того, как сильно возбуждена.

– Она сильна духом. Она будет превосходной супругой для меня, – продолжил Доминик, одной рукой удерживая Таню на полу, которая извивалась и выкрикивала ругательства.

– Это не дух, это газ, – заговорила Рокси, перекрестив на груди руки. Я уставилась на нее. Бывают случаи, когда я действительно не нуждалась в ее помощи.

– Ты погадаешь для меня на рунах, – сказал Доминик, отпуская мою руку, когда я начала выдергивать ее с такой силой, что он отступил на несколько шагов. – Нет, нет. – Он поднял обе руки, увидев, что я была готова протестовать. – Ты должна. Ты не слушала Таню? Она бросила тебе вызов. Ты должна отомстить за оскорбление, нанесенное твоей чести.

Я схватила Рокси за руку:

– Нет уж, спасибо. Нам уже пора. Увидимся позже, – многозначительно сказала я Рафаэлю, пока тянула Рокси мимо него.

Он моргнул:

– Правда?

Доминик что-то говорил мне, Таня орала в ответ. Я игнорировала их обоих, уставившись в самые прекрасные глаза на свете:

– Да. Мы не закончили с тобой разговор, не так ли?

Он посмотрел на мои губы. И я обнаружила в себе желание облизать их.

– Верно, – ответил он, а его глаза сияли. Спазм перехватил мое дыхание, когда он потянулся, чтобы пригладить прядь волос, упавшую мне на щеку. – У нас действительно есть неоконченный разговор.

– Хорошо. – Я сглотнула, и все части моего тела захотели немедленно познакомиться с его телом. Я попыталась поставить барьер между его разумом и своим, но это не сработало. Чирлидершы в моей промежности мобилизовали свои силы, чтобы встретиться с его футбольной командой.

– Эй! Я не хочу уходить! Только потому, что здесь ведьма, которая имеет на тебя зуб, и извращенец, который заклеймил тебя, как свою супругу, не говоря уж о вампире, который только и ждет возможности впиться в тебя клыками, это все не значит, что я хочу возвращаться в номер и плевать в потолок. Я хочу быть в центре событий!

Я отпустила пальто Рокси:

– Нет проблем. Ты можешь найти Кристиана и извиниться перед ним за то, что вечер испорчен. Бедный парень, наверное, думает, что мы все сумасшедшие лунатики.

– Я уверена, что так он и думает, особенно о некоторых, – прошептал Рафаэль. Я искоса глянула на него, пытаясь понять, со мной ли он говорил. Как там Темные общаются со своими Возлюбленными?

– До скорого, – кивнула я ему.

Он слегка поклонился, а его мужественные губы растянулись в легкой улыбке.

Я проигнорировала просьбу Доминика стоять там, где стояла, и побежала прочь. А когда оглянулась, Рафаэль держал Доминика и что-то шептал на ухо.

Я бежала назад в отель, крайне взволнованная из-за того темного обещания, которое заметила в глазах Рафаэля.


1 Колин Ферт – английский актер, сыгравший роль мистера Дарси в короткометражном сериале 90-х «Гордость и предубеждение» по роману Джейн Остин

2 Алан Рикман – английский актер, сыгравший проффесора Снэйпа в экранизации фильмов по книгам Джоан Роулинг «Гарри Поттер».

3 Одед Фехр – актер, родившийся в Тель-Авиве. Прославился ролью в фильме «Мумия» (1999 г.)

4 Beaver Cleaver – герой мультсериала «Проделки Бивера»

5 Люк – герой фильма Звездные войны.

6 Учитель в фильме Звездные войны.

7 6 футов – примерно 180 см

8 Руны – происходят от древнегерманского корня ru, и готского слова runa, что означает "тайна". Это знаки, которые применяли скандинавы для письма и магических ритуалов.

9 Пикси (англ. Pixie) – небольшие создания из английской мифологии, считаются разновидностью эльфов или фэйри.

10 Один – бог волшебства и мудрости, который ради знания неоднократно приносил в жертву собственное тело: первый раз – пожертвовав свой глаз, во второй – распнув себя на стволе Иггдрасилля.

11 20 фунтов – 9 кг

12 город в Чешской Республике

13 то же самое, что и известняковые

14 Macocha Abyss – пещера, украшенная сталактитами и сталагмитами, плывут на маленьких лодках по подземной реке Пунква.

15 – скульптор

16 Audrey Hepburn – американская актриса и фотомодель

17 Гейдельберг (Хайдельберг) – город в Германии

18 Сирена – полуптица-полуженщина, обитающая на морских скалах и своим сладкоголосым пением завлекающая мореплавателей в гибельные места

19 Синдактилия – полное или частичное сращение соседних пальцев кисти или стопы (прим. пер.)

20 – Одно из самых распространенных мужских имен (прим. пер.)

21 – речь идет о мужчине, который ложится в постель с женщинами за деньги (прим. пер.)

22 Дороти то же что и Элли из страны Оз. (прим. пер.)

23 mon petit chat (фр.) – моя маленькая кошечка (прим. пер.)

24 mon ange (фр.) – мой ангел (прим.пер.)

25 Aidez-moi (фр.) – на помощь (прим.пер.)

26 Брно (чешск.) – город в южной Чехии, близ слияния рек Свитавы и Свратки, на границе Южно-Моравской равнины и Чешско-Моравской возвышенности.

27 – теперь так будет назван готический фестиваль (прим. пер.)

28 Magique Macabre – (фр.) жуткой магии

29 Six Inches of Slime – Шесть дюймов Слизи

30 Железная дева – орудие смертной казни, бывшее в употреблении в эпоху инквизиции и представлявшее собой сделанный из железа шкаф, в виде женщины, одетой в костюм горожанки XVI в.

31 майское дерево украшенный цветами столб, вокруг которого танцуют 1-го мая в Англии

32 Гематит – широко распространенные минерал железа.

33 Крест (или Молот) Тора – расклад для гадания на рунах.

34 Дагаз – в переводе означает день.

35 Манназ -, 19 руна. Означает «великий человек».

36 Connasse – (фр.) дура

37 Salope (фр.) – шлюха, стерва

38 Vache (фр.) – корова

39 La putain de ta m?re (фр) – невероятно грубое выражение, аналог которому переводчику довольно сложно найти, в дословном переводе звучит как «шлюха своей матери»

40 имеется ввиду сравнение с группой поддержки.

41 ma petite (фр.) – моя малышка

42 Connard (фр.) – козел, дурак. Хотя в контексте более вероятно, что имелось в виду ругательство «ублюдок»



Глава 6 | Руководство для девушек по обращению с вампирами | ____________________