home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23

Добро просто не может не одержать победу.

Ибо никто и никогда не идет в бой во имя зла, а кто-нибудь да победит.

Голбер, хайанский меценат и мыслитель начала 2-го века от В. Д.

Едальня работала до последнего клиента, и только потому в ее окнах еще светились огоньки. И то лишь с одного края: бережливый хозяин задул лампы на пустующей части залы.

– Не пускаем уже-е-е, – зевнул сидящий на крыльце вышибала, напоследок лязгнув челюстями, как цепной пес. – Завтра приходи.

Брент на ощупь стянул с браслета одну бусину, за что перед ним не только распахнули дверь, но и услужливо ее придержали. Кажется, деньга была серебряной, но для жреца это не имело значения. Он и есть-то не хотел, просто в какой-то момент осознал, что у него подгибаются ноги от голода и усталости.

Поиски оказались безуспешными. Жрец обшарил все селище (а оно было мало того что большим, так еще и раскиданным по долинке, от двора до двора порой по пять минут ходьбы) и торговую стоянку, но ничего не выходил. В преддверии ярмарки народу на улицах, несмотря на глухую ночь, поубавилось только недавно. Да, бродяг видели многие. Да, у них был грудной ребенок. Или даже два, Темный их, вшивых, знает. Куда пошли? Куда-то туда… или вон туда…

Хозяин позднему посетителю не обрадовался, но и гнать не стал: засидевшаяся компания все равно не спешила освобождать стол.

– Только щи и пшеничная каша остались, холодные, – скучающе сообщил он. – Греть не буду, угли уже прогорели.

– Мне все равно. – Брент положил в расплатную чашечку пару бусин. – И попить чего-нибудь.

– Вы уж извините, господин хороший, – хозяин метко плюнул на пятно на стойке и стал с нажимом тереть его тряпкой, – но у нас с утра свадьбу гуляли, почти все кружки на счастье переколотили. Только шесть штук и осталось, вон у той оравы в углу по кругу ходят. Если выпросите одну…

Брент неловко повернулся, задев котомкой стул, и в ней что-то глухо звякнуло. Жрец сунул руку, пощупал.

– У меня своя.

Хозяин ревниво пригляделся – не больше ли положенной? – сгреб кружку за ручку и нырнул под стойку, к стоящей на полу бочке.

– Нынче у нас не скваш, а загляденье, – не утерпев, похвастался он. – Давно уже такого не удавалось. Будто сам Темный туда плюнул[47].

Брент никак не отреагировал на этот сомнительный комплимент, хотя жрец-то как раз мог порассказать, с чего вдруг сусло так пышно забродило.

Слегка обиженный хозяин тоскливо покосился на бессовестную компанию, заказавшую сразу бочонок скваша и теперь неспешно его цедившую, и, принеся жрецу тарелки, занялся заточкой ножей, полукругом разложив их перед собой на стойке.

Быстро поев, Брент безо всякой надежды на успех поинтересовался:

– Скажите, к вам недавно бродяги не заходили? Несколько человек, с младенцем.

– А что, знакомые ваши? – насторожился хозяин.

– Нет.

– Ну-ну. А то тут у нас какая-то сволочь, – мужик выразительно провел ножом по оселку, – корову у кузнеца свела. Ух, он и злой…

Жрец отмолчался.

– Может, они и у вас чего сперли? – глянув на его мрачное лицо, предположил хозяин.

– Может.

– Видел я их, еще до заката, – смягчился мужик. – Насчет работы спрашивали, только на кой мне в заведении их грязные лапы? Отправил к брату пни корчевать, он как раз поле расширяет. Это до конца улицы и по тропе налево, под самым бором. Да там издалека видно, бревна кучами лежат и пахота свежая…

Неужели наконец повезло?! Брент, позабыв про недопитый скваш, начал вставать из-за стола, но тут за дверью послышался оживленный гомон и в едальню ворвался чернявый мужичок, уже слегка пьяненький и с порванным воротом.

– Слыхали? – с порога выпалил он. – Приезжий йер тваребожцев изловил!



предыдущая глава | Цветок камалейника | cледующая глава