home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




* * *

– А теперь все закрыли глаза. Глубоко вдохнули и не дышим. Повторяем про себя: для продвижения в практике необходима абсолютная приверженность гуру. Поэтому я буду привержен. Я буду в высшей степени привержен гуру. Ради спасения я буду жертвовать изо всех сил. Я буду жертвовать на пределе.

На полу большого просторного зала сидели широким кругом в позе лотоса мужчины, женщины, подростки в белых костюмах каратистов. В центре круга восседало огромное широкоплечее существо с маленькой обритой головой. В мясистом ухе покачивалась серьга, обыкновенный православный крест, но перевернутый вверх ногами.

– Выдохнули, – командовало существо низким глубоким голосом, – повторяем на выдохе, вслух, не открывая глаз: я буду жертвовать на пределе, я испытываю удовольствие от возможности жертвовать на пределе. Я испытываю удовольствие. Счастье в удовольствии жертвовать на пределе…

Хор двух десятков голосов, мужских, женских, детских, повторял эти бессмысленные фразы много раз, постепенно слова сливались в утробное, тяжелое мычание «омм».

Однообразный звук «омм», древний символ пустоты и вечной смерти, которым еще три тысячи лет назад люди призывали на свои головы самые страшные, самые злые силы, какие есть во Вселенной. Жуткий магический символ, таинственный и заманчивый. Добровольное тупое скотское мычание.

Густой, как серная кислота, звук растекался по комфортабельному, отлично оборудованному спортивному залу крупного оздоровительного центра. Мычание наполняло легкие, щекотало губы мужчин, женщин и детей, сидящих ровным кругом, в нем растворялись без остатка все их чувства и мысли.

Феликс Михайлович Виктюк наблюдал за лицами сквозь приоткрытую дверь и размышлял о том, что богатырка Магда, бывшая телохранительница и ученица Шанли, совсем не такая грубая глупая баба, как ему казалось. Все она делает правильно, и уже через пару недель можно потихоньку начинать использовать технотронные методики, ультразвук, инфразвук, сверхвысокочастотное неионизированное излучение. А через полгода будет готова первая бригада. Пока только экспериментальная, потому что одно дело – трясти ситом на прииске в тайге под усиленной охраной, и совсем другое – выполнять тонкую, сложную работу наемного убийцы.

Эти, первые, будут, конечно, одноразовыми. Но уже идет набор в следующую группу, и нет отбоя от желающих легко, без усилий решить все неразрешимые проблемы, избавиться от боли душевной и телесной, стать лучше других, стать избранным, обрести покой и абсолютное счастье, а главное – не думать. Ни о чем не думать.

Феликс Михайлович тихонько прикрыл дверь, быстро прошел через красивое фойе оздоровительного центра, приветливо кивнул охраннику в униформе. Стеклянные двери бесшумно разъехались перед ним.

На улице было тепло. Дождь кончился. Феликс Михайлович сел в свой скромный «Фольксваген», включил зажигание. Машина тронулась по тихому зеленому переулку. Виктюк собирался пообедать в своем любимом ресторане «Прага». Он думал, что сегодня лучше заказать что-то легкое – рыбу, побольше овощей. Надо следить за весом.

Он не обратил внимания на милицейский «Мерседес», который неотлучно следовал за ним до Арбатской площади.

– Ну что, товарищ капитан, здесь будем брать? – спросил Ваня Кашин.

– Пусть уж пообедает в последний раз. Возьмем на выходе, – ответил капитан Леонтьев.


Глава 29 | Золотой песок | Эпилог