home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ларри валяет ваньку

Папа Гриша был суров и непреклонен.

— Ларри? Я хочу спросить — вы бабки отдавать намерены? Да или нет?

— Конечно, — с готовностью ответил Ларри. — Обязательно.

— А в чем тогда дело?

— А в чем дело?

— Я у тебя спрашиваю. Ты что сюда прислал?

— Что?

— Я у тебя спрашиваю, ты что сюда прислал? Кончай дурака валять, в конце концов. Договорились же — обмениваем акции СНК на долги, так или нет?

— Ну!

— Ив чем дело?

— Ни в чем. Я все прислал.

— Что ты прислал? Филькину грамоту? Почему ничего не подписано?

— Где?

— Что — где? Почему документы не подписаны?

— Какие?

По телефону было слышно, как папа Гриша тяжело перевел дыхание.

— Документы, — стараясь оставаться спокойным, сказал он. — Договор.

Передаточное распоряжение. Соглашение об урегулировании долга. Первый раз слышишь?

— Сейчас, — озаботился Ларри. — Договор. Передаточное распоряжение. Что еще?

— Ладно. Дурака решил повалять? Ну давай-давай. Давай и я, старик, с тобой немножко дурака поваляю. Еще соглашение об урегулировании долга. Вспомнил?

— Вспомнил.

— И где это все?

— У вас.

— У меня, — сообщил папа Гриша, — в руках ворох бумажек. С ними только в сортир один раз сходить.

— Это как?

— Это, милый друг, вот так. Тебе передали документы на подпись, сказали подписать и прислать на Завод. А ты что сделал?

— Что?

— Ну хватит! Двадцать второго наш юрист несет твои векселя к нотариусу.

Тот пишет распоряжение — и все! Знаешь, сколько штрафу идет за просроченные векселя? Нет? Три процента в день! Я на тебя ежедневно миллион восемьсот зеленых буду накручивать. И давай закончим этот разговор.

— Погодите, — расстроенным голосом сказал Ларри, — погодите… Какие три процента, какой нотариус? Я же все сделал, как вы сказали. Вот передо мною лежит все, что вы мне прислали. — Он пошуршал у трубки старой газетной страницей. — Я все подписал и отправил. У меня ксерокопия в руках. Печать стоит. В чем дело-то?

— Я не знаю, что там перед тобой лежит, — не отставал разъяренный папа Гриша. — Передо мной лежат простые бумажки. Без печати, без подписи…

— Не может быть! — возмутился Ларри. — Сейчас! Трубку не кладите! Он отстранился от телефона и грозно сказал в пространство:

— Кто материалы на Завод отправлял? Кто? Вот мне сейчас звонят, говорят, что получили не то. Что? Кто? Передай в кадры — пусть немедленно уволят. Что?

Какие трое детей? Я сказал — чтобы духу ее здесь не было! Выгнать немедленно!

— Я извиняюсь, — смиренно произнес Ларри, снова беря трубку. — Тут у нас промашка вышла. Небольшая. Сейчас исправим.

— Дорогой Ларри. — Папа Гриша, похоже, начал получать от разговора удовольствие. — Я тебя, мил человек, сколько лет знаю? Ась? Ты меня этими своими фокусами не обманешь. Со мной и не так шутили, да ничего не получалось.

Короче, я получил точное указание. У нас нотариус работает до пяти. Двадцать второго числа, без пяти пять, наш юрист у него. Хочешь, чтобы все нормально получилось, — прилетай сюда, привози документы, и мы закончим эту историю миром. Понял меня?

— Понял.

— Ну и ладно. Как там наш друг Платон?

— Хорошо. Привет вам передает.

— И ему передавай. Ну, до встречи.

Папа Гриша швырнул трубку на рычаг с такой силой, что на другом конце что-то пискнуло.

Ларри с сожалением посмотрел на телефон, нажал кнопку местной связи и приказал:

— Чаю с лимоном. Билеты на двадцать второе пусть закажут. Туда — на первый рейс, обратно на последний. Соедините с… с улицей Обручева, и пусть никто не заходит.


Клятва вождя | Большая пайка | Игра сделана