home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Окончательный расчет

…Одной из самых сильных черт папы Гриши было то, что он умел держать удар. Выждав три дня после памятной встречи Ларри, нотариуса и заводского юриста, которая положила конец мечтам Завода о захвате СНК, папа Гриша появился в Москве и как ни в чем не бывало возник в кабинете Ларри.

— Здравствуй, Ларри, — сказал папа Гриша, заслоняя собой дверной проем.

Ларри выбрался из кресла и, раскрыв объятия, зашагал навстречу папе Грише.

Они долго обнимались, похлопывая друг друга по спине, наконец разъединились, и папа Гриша, продолжая держать широкие ладони биндюжника на плечах у Ларри, стал пристально всматриваться ему в лицо.

— Удивил, — прогудел он. — Просто удивил. Как родному тебе скажу — мне эта история с СНК с самого начала не показалась. Я уж и директору говорил сколько раз — мы ведь одна команда, негоже так-то… Ну да это потом. Расскажи, как вы это сделали.

— А что такого? — ответил Ларри, не делая попыток освободиться. — Нам же рассчитываться надо было Вот и подвернулся вариант.

— Так что же, Платон, выходит, больше в «Инфокаре» не акционер?

— Сейчас нет, — подтвердил Ларри. — Но он ведь это для нас всех сделал…

Я так думаю — я ему немножко своих акций продам. Или подарю, Ну а остальные — это уж как получится. Правильно будет?

Папа Гриша закивал головой.

— Дорогой ты мой человек! Как ты здорово придумал! У него сколько было?

Шесть процентов? Я ему тоже часть отдам. И директор отдаст. Кто у нас там еще?

Ларри промолчал. Это имя папа Гриша должен был назвать сам.

Но папа Гриша не спешил.

— У тебя вроде бы всего два процента? — то ли спросил, то ли уточнил он. — Сколько же ты ему отдашь?

Ларри пожал плечами.

— Я так думаю, что отдам один и восемь, — сказал он. — Это будет правильно. Он заслужил.

— И у тебя всего ноль два процента останется? Ларри кивнул и взглянул из-под густых бровей.

— Значит, и нам в такой же пропорции отдавать? Наклонившись к телефону, Ларри скомандовал:

— Чаю принеси. С лимоном. И бутербродов.

Потом выпрямился и выжидательно посмотрел на папу Гришу.

— У меня восемь процентов, — задумчиво произнес папа Гриша. — И у директора тоже. Значит, если в той же пропорции, то… Погоди, погоди… Это значит, я отдаю семь и два… И директор — семь и два. Всего получается четырнадцать и четыре, да твоих один и восемь… Дай-ка калькулятор. Так! Всего получается шестнадцать и два? Не понял.

Ларри раздвинул желтые усы в широкой улыбке.

— А что тут понимать? У нас перед Заводом был большой долг. Не у меня лично, не у вас, не у Платона. У «Инфокара». Теперь долга нет. Это все он придумал. Опять же — не я, не вы, не директор. Я это так оцениваю. А вы…

Он оставил многоточие висеть в воздухе.

Папа Гриша немного помолчал, размышляя, потом сказал:

— Договор есть?

— Есть.

Ларри небрежно толкнул синюю папку, которая проскользила по столу в сторону папы Гриши. Тот открыл папку, достал договор, внимательно прочитал, вынул из внутреннего кармана пиджака толстую авторучку и размашисто расписался в двух местах.

— Я ведь за директора отвечать не могу, — полуутвердительно, полувопросительно сказал папа Гриша. — Это он сам решать будет.

— Конечно, — согласился Ларри. — В делах каждый сам за себя отвечает. С начала и до конца. Вы его экземпляр договора возьмите с собой. На всякий случай. Вдруг надумает…

Воцарилось долгое и тяжелое молчание. Папа Гриша крутил в ладонях чашку с остывающим чаем. Потом поднялся.

— Ну ладно. Мне еще в правительство заглянуть надо, повидаться кое с кем.

Платон будет звонить — передай привет. Он скоро вернется?

— Теперь уже скоро. Очень скоро. Я так думаю. Папа Гриша зябко повел плечами.

— Что про Мусу слышно? — спросил он, всем лицом изображая заботу и скорбь.

— Как он там?

— Сейчас трудно сказать, — сумрачно ответил Ларри. — Угрозы для жизни нет.

Это точно. А вот все остальное… У него полный паралич, речь отказала… Врачи пока ничего определенного не говорят.

Папа Гриша кивнул головой, постоял немного, о чем-то размышляя, потом тяжело прошагал к двери. Задержался на минуту.

— А ты куда пристроил… всякие мечи, которые мы с директором тебе на прошлый день рождения подарили? Вроде вот тут у тебя стояли?

— Мечи? — удивился Ларри. — Домой отвез. По стенам развесил. На почетных местах. Каждый вечер смотрю на них и вас вспоминаю. И директора. А что?

— Так просто. Вспомнилось… Ну, друг мой, до встречи!

— До встречи, дорогой Григорий Павлович.


Рассказ о печальном Пьеро | Большая пайка | Удар мастера