home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ПУСТЬ СУЩЕСТВА, КОТОРЫЕ НАЗЫВАЮТ СЕБЯ ЛЮДЬМИ, ГОВОРЯТ:

И появились на земле те, кто был храбр и бесстрашен даже перед лицом смертельной опасности. И ходили они из города в город, не испытывая страха перед тьмой пустошей и разбитых дорог прошлого. И шли они с севера на юг и с запада на восток, принося добрые вести и светлые предзнаменования. Все земли, что не сгорели под ударами дьявольской плети, были пройдены ими из конца в конец. И лишь они одни в Черные века вселяли в сердца детей Его то, что сейчас зовется надеждой. И звали их Пилигримами – детьми Господа.

ВНЕМЛИТЕ ГЛАСУ ЧИСТОГО РАЗУМА:

И появились на земле те, кто был хитер и изворотлив. И ходили они из города в город, призывая тьму и мечтая о возврате прошлого. Они, словно мор, шли с севера на юг и с запада на восток. Все земли, даже те, что лежали в горячем пепле и несли печать черного мора, были пройдены ими из конца в конец. Разнося болезни и дурные предзнаменования из города в город, смущая сердца детей Его и ободряя тени тем, что сейчас зовется Тьмой. И звали их тени Пилигримами – предвестниками прихода Антихриста.

Последний Завет. Книга Нового мира. Послание заново рожденным. Ст. 17

Жар на площади стоял невыносимый. Раскаленный воздух обжигал лицо и добирался до тела через плотную куртку из кожи жабобыка. Несмотря на то что здесь было практически невозможно находиться – каждый глубокий вдох грозил выжечь легкие, Герман, движимый странным даже для него самого упрямым любопытством, пробрался к останкам того, что ранее было геликоптером. В обугленной груде железа с трудом угадывались хищные формы летающей машины. Что бы ранее ни находилось в кабине, не возникало сомнений, что теперь там все выгорело от термитного заряда, брошенного неизвестным врагом. Сгорело все, остался лишь металл с темным налетом окалины. От останков боевой машины несло гарью, кое-где поднимался вверх белесый дурно пахнущий дымок.

Все, что произошло за последние два часа, не поддавалось разумному объяснению. Нападение на Госпитальеров, Меганики, неизвестные, летающие машины, которых в воздухе не видели со времен Последней войны, скоротечный бой и, наконец, сброс топийной бомбы на Базу. Взрыв и последовавшее за ним буйство пламени полностью уничтожили оплот Госпитальеров. Герман был уверен, что на Базе никто не уцелел: там, где взрывается топийный заряд, на несколько долгих часов разверзается огненная бездна. Даже самый сильный ливень не способен ее подавить. Огонь стихнет сам, и лишь тогда, коогда ему нечего больше будет есть. Такими зарядами во времена былой силы Госпитальеры выжигали зачумленные районы Города. Любая зараза уничтожалась со стопроцентной вероятностью. Теперь же носившие красные кресты на себе испытали топийный удар. И это было действительно страшно. Страшно оттого, что мир, стабильность которого всегда основывалась на незримом присутствии людей с красными крестами и их неприкосновенности, пошатнулся. Герману вдруг показалось, что он и все его спутники стоят на краю глубокой пропасти, вглядываясь в разверзшийся перед ними огненный зев, готовый поглотить людей в мгновение ока.

Герман, прикрыв глаза, посмотрел на беснующееся пламя, заключенное в хрупкую ловушку стен Базы. Казалось, камень под его яростным напором вот-вот начнет плавиться, и тогда адский огонь выплеснется на город.

Охотник прошелся вдоль следа, оставленного на асфальте рухнувшей с небес боевой машиной. Вокруг валялись осколки стекла, куски пластика и металлической обшивки корпуса. Герман стянул с себя капюшон и подставил лицо под дождь. Немного полегчало, жар, терзавший кожу, отступил, но чувство того, что с миром происходит нечто страшное, никуда не ушло.

Перед хвостом геликоптера, который во время удара отвалился и отлетел в сторону, Герман задержался. Раскурочило хвост изрядно. Создавалось ощущение, что по нему в течение целого часа из крупнокалиберных пулеметов лупила целая бригада Багажников. Дырок в хвосте было больше, чем в мозгах подсевшего на лиловую пыльцу наркомана-Мусорщика.

– Герман, надо уходить. – Дуго подошел незаметно.

– Сейчас. – Следопыт не спускал взгляда с изображения, начертанного на хвосте геликоптера.

С рисунка на него яростно скалилась волчья пасть. Герман был готов прозакладывать душу, что на борту одного из двух других геликоптеров был изображен енот.

– Ты видишь это, Дуго? – обратил он внимание Пилигрима на рисунок.

– Да, – кивнул Дуго.

– Волк. А где-то там – енот. И другие. Ведь это их я услышал сегодняшней ночью? – Герман вопросительно посмотрел на Пилигрима.

– Боюсь, что да, друг мой. Это были они…

– Ты ведь что-то знаешь, так? – В голосе Германа сквозило подозрение. – Я видел твои глаза, когда рассказывал, что по радио сказали о дозаправке, но тогда я не придал этому значения. Кто был в этих геликоптерах?

– Ты думаешь, я знаю? – ответил вопросом на вопрос Пилигрим.

– А ты не знаешь? – спросил Герман.

– Я всего лишь могу предположить…

– Послушай, ты! – рявкнул Герман. Глядя Пилигриму в глаза, он сделал несколько шагов, намереваясь схватить Дуго за воротник, но в последнее мгновение остановился. – Ты должен рассказать то, что знаешь!

– Ну хорошо, – вздохнул Пилигрим, почувствовав, что ситуация накалена до предела, – давай уйдем с площади – здесь небезопасно. И там я все тебе расскажу. – Он сделал неопределенный жест.

Герман медленно кивнул и, так и не набросив капюшон, пошел следом за Пилигримом к дому, где их ожидали Густав и Франц. Черный Принц дежурил на лестнице, держа винтовку на всякий случай поближе к себе, – вдруг заявится кто-нибудь из врагов или вдоль улицы вновь пробежит восьминогий “кролик”.

– Плохо дело, да? – спросил великан, выражение лица у него при этом было самое идиотское. Герман кивнул:

– Хуже, чем можно себе представить. Пошли в комнату, Густав. Сейчас у нашего друга Дуго будет откровение.

– Какое откровение? – не понял Густав.

– Божественное, – ядовито усмехнулся Герман, – то, о котором он умалчивал хрен знает сколько времени…

– Бо-божественное? – удивился Густав.

– Да, – подтвердил охотник, – сейчас он нам много всего интересного расскажет.

– Герман, – одернул его Пилигрим, – давай не будем перегибать палку.

– Давай, – хмуро согласился Герман, – вот только продемонстрируешь нам божественное откровение, и не будем ничего перегибать… и ломать тоже.

Они поднялись по лестнице и вошли в комнату. Франц сидел, прислонившись к стене, и Герману показалось, что паренек сейчас находится где-то далеко отсюда. И так бледное лицо Госпитальера выглядело еще бледнее, чем обычно, глаза и нос покраснели, а светлые волосы были всклокочены. Следопыта состояние мальчишки не удивило, он сам отлично знал, что такое потери, которые лишают тебя сна и жизненных сил. Только что паренек потерял родной дом, семью, друзей и все то, во что он верил. Лозунг “Госпитальеры неприкосновенны” разбился на тысячи осколков. Франц должен был ощущать себя так, словно у него почву убрали из-под ног и он летит в глубокую пропасть, у которой нет дна.

Когда они вошли в комнату, Франц отвлекся от своих невеселых мыслей и посмотрел на Германа. Глаза у паренька сейчас казались не серыми, а светло-голубыми, как утреннее небо в ясный, солнечный день.

– Ты как, малыш? В порядке? – Охотник не знал, как ему подбодрить Франца.

– Не очень. – Госпитальер натянуто улыбнулся. – Кто… кто были эти люди?

– Сейчас Дуго нам расскажет. – Герман бросил угрюмый взгляд на Пилигрима. – Ну? Ты готов к божественному откровению?

– Разговор выйдет длинным, – предупредил Дуго.

– А мы никуда не торопимся. – Герман уселся на пол. – Нам, черт побери, теперь совсем некуда торопиться! Или у тебя имеются какие-нибудь тайны от своих лучших друзей?

В голосе охотника проскальзывало явное раздражение. Германа сильно злило подозрение, что Дуго и раньше знал о тех, кто летал на геликоптерах, но ни словом не обмолвился об этом, забыв о старинной истине “предупрежден – значит защищен”. Он подвергал их всех опасности. И кое-кто уже лишился жизни, возможно, именно потому, что Пилигрим не пожелал поделиться своими “догадками” вовремя.

– Начинай. – Герман приготовился слушать.

– Я бы рано или поздно все равно вам все рассказал, – вздохнул Пилигрим.

– Мне нравится слово “рано”! – рявкнул следопыт, едва сдерживаясь от того, чтобы не ударить Дуго.

– А мне “поздно”, – совершенно не к месту хохотнул Густав, но, увидев, какой убийственный взгляд кинул на него Герман, замолчал и даже прикрыл рот ладонью.

– Ну хорошо, слушайте… – Дуго помедлил, не зная, с чего начать.

Все замерли в ожидании. Испытывая нетерпение, Герман барабанил пальцами по подоконнику, Франц весь обратился во внимание, Густав скучающе переминался с ноги на ногу – ему “божественные откровения” Пилигрима казались скукой смертной.

“И зачем, – думал Густав, – Герман заставляет его чего-то там рассказывать? И так все понятно… Прилетели какие-то типы, постреляли Госпитальеров. Чего там рассказывать-то?”

– Это случилось в первые годы Черных веков, – начал Дуго. – Если не ошибаюсь, все, кого сейчас называют Меганиками, были выходцами из Третьего убежища. Оно было самым большим в вашем Городе. Кого там только не было Но основной процент составляли военные и яйцеголовые.

– Чего? – не понял Густав. – Вот странные, должно быть, существа были. Они это…

– Нет, Густав, это – ученые, – пояснил Пилигрим. – Все остальное, что я расскажу, только предположения.

– Твои? – язвительно поинтересовался Герман.

– Мои, моих братьев и командующих Госпитальеров.

– Госпитальеров? – переспросил Франц.

– Да, да, Франц. Это так. В эту тайну посвящены некоторые Пилигримы и Лорды Командующие нескольких Баз. Мы можем только предполагать, что произошло за Черные века в Убежище, после того как его жители вышли наверх. Конечно же наверху они встретились с мутантами – ведь те существа, что остались на поверхности, подверглись облучению и нахватались структурных мутагенов. Видоизменились животные, иными стали люди, если, конечно, можно назвать людьми одичавших, полуразумных существ, которые остались наверху. Конечно же многие из тех, кто вышел наверх из Убежища, были напуганы.

– Неужели? – хмыкнул Герман.

– Ты мог бы не перебивать меня?! – с раздражением попросил Дуго. – Твое право принимать или не принимать на веру мой рассказ, но если ты хотел меня выслушать, так слушай…

– Ладно, – согласился следопыт, – поменьше эмоций, побольше фактов.

– Мы думаем, – продолжил Дуго, – что кто-то из главенствующей верхушки воспользовался этим страхом для того, чтобы захватить власть в свои руки. Этот кто-то, которого сейчас принято называть просто Он, ибо имя его не сохранилось, был буквально одержим идеей стать единовластным правителем, кроме того, он мечтал о том, чтобы властвовать умами.

– Опять лирика, – проворчал Герман.

– Он пообещал, – Пилигрим решил не обращать на едкие замечания следопыта никакого внимания, – что избавит всех истинных людей от проклятых мутантов, или теней, как Он их называл. Изначально тенями называли только призраков, которых ты, Франц, увидел в домах и которые тебя испугали. Они действительно несколько похожи на теней, и как раз они пугали людей больше всего. Просочился слух, что эти самые призраки пожирают души живых. Как мы знаем сейчас, это просто суеверия. Тем не менее с “тенями” пытались бороться и истреблять их. Постепенно тенями стали называть не только призраков, но и всех тех, кто не был в Убежище и не имел чистого генокода, а потом и всех, у кого были дети от связи с выжившими на поверхности. Он, рвавшийся к власти, был большой хитрец и обладал недюжинной интуицией. Он видел, что люди растеряны, что они больше не знают, во что им верить, куда идти… Он отлично понимал, что в Черные века самая быстрая дорога к власти и к тому, чтобы властвовать умами, – религия. И Он создал ее. Он основал религиозную секту, ставшую, как мы думаем, колыбелью могущественного клана Мегаников.

– Все это очень интересно, Дуго, но при чем тут парни в черном? – спросил Герман. – Ты нам конкретные вещи говори, а не лиловых червей на уши вешай.

– Еще раз перебьешь меня, Герман, и я вообще ничего не буду рассказывать! – рассердился Дуго. – Помолчи некоторое время. Я дойду и до них. Так о чем это я? На чем я остановился?

– На Меганиках, – напомнил Франц.

– А… Да, да. Спасибо, друг мой… Так вот, таким образом появились Меганики. Их предки были носителями новой религии, основанной тем самым хитроумным выскочкой. Учение это так вошло в их кровь и плоть, что они прячутся за своей религией, как за энергетическим щитом. Их единственная цель и стремление – уничтожить все тени на земле, как вроде бы завещал им их странный бог. Они настолько повернуты на этой идее, настолько фанатичны и верят в свой Последний Завет, оставленный им в наследство тем самым властолюбцем, что не останавливаются ни перед чем. Чтобы доказать себе, да и другим, что они, и только они, истинные дети Его. Некоторые из них стали вживлять себе кибернетические имплантаты. Вроде бы только те, над кем простерта божеская благодать, могут стать настоящими детьми Его и приблизиться к святости таким вот странным способом. Но, впрочем, я несколько отвлекся…

– Это точно, – проворчал Герман. – А как они получили такие технологии, чтобы вживлять себе имплантанты?

– В моей догадке… в нашей догадке, – поправился Пилигрим, – все логично и взаимосвязано, кроме этого момента. Но, полагаю, эти имплантанты они смогли вживлять себе благодаря технологиям, которые сохранились в их Убежище. Должно быть, их предки были отличными учеными, специализирующимися на биотехнологиях. Религиозные идеи Последнего Ззавета каким-то образом скрестились с идеями создания человека, возможности которого многократно усилены механическими частями…

– Как получилось, что они заодно с черными?! – спросил Франц.

– Заодно? – усмехнулся Дуго. – Ну нет, я не думаю, что они заодно. Меганики служат им и поклоняются, но все по порядку. История этих фанатиков нам не слишком интересна… А интересно вот что. Ходил упорный слух, что человек, основавший религию Мегаников, ничего сам не придумал, а воспользовался книгой, которую вроде бы написал какой-то псих из рядов военных, сидя в Убежище. А Он лишь дополнил и подстроил ее под свою новую религию. На самом деле книга эта была зашифрованным сводом.

– Ты говоришь о той ерунде, что читал вчерашней ночью? – перебил Дуго Герман.

– Да, но наберись терпения. Итак, Он воспользовался книгой, назвал ее Последним Заветом, и все покатилось уже по знакомому вам руслу. Вот только, наверное, этот первый Меганик совсем не знал, что на самом деле было в первом варианте книги. Думаю, и сами Меганики до сих пор об этом не догадываются. Книга для них не больше чем святыня.

– А что она такое? – завороженно спросил Франц – рассказ Пилигрима оказывал на него почти гипнотическое воздействие.

– Что она такое? Меганик бездумно скопировал книгу того военного, который то ли по злому умыслу, то ли из-за своей ненормальности вложил в свое творение загадку.

– Загадку?

– Загадку, Франц. Головоломку. Логическую цепочку. Код. Шифр. Какая разница что? Главное, что это есть в Последнем Завете.

– И что же это такое? – спросил Герман.

– Ключ доступа к сверхоружию. К спутниковой системе. Если найти его, разгадать, то можно управлять тем, что в то время находилось на орбите. Да и сейчас находится, согласно нашим предположениям.

– Не слабо, – хмыкнул Герман, – только что-то звучит неправдоподобно. Чтобы какой-то там вояка от нечего делать…

– Значит, это был не военный. – Дуго пожал плечами. – Просто Госпитальеры грешили на военных, потому что у тех был доступ к этой спутниковой системе. Может быть, это даже кто-то из Правительства.

– Ага, – согласился Густав. – Я знаю… ведь эти психи развязали Последнюю войну. Клан Правительства был самый кровожадный, вот как я думаю, да! Могу даже поверить, что они могли написать такую вот черную книженцию…

– У нас получается великолепный разговор о литературе, Дуго, – сказал Герман, – но мы ни на миллиметр не приблизились к тому, о чем я тебя спрашивал.

– Мы уже почти добрались, друг мой. Наберись немного терпения. Теперь о тех, кто тебя так интересует. Первые слухи о них появились лет десять назад. Поначалу странники пустошей заговорили об огнях в ночном небе и непонятном шуме. Им конечно же никто не поверил. К тому же спустя какое-то время огни пропали, а года три назад вернулись. Один из Пилигримов видел летающую машину. Он-то и рассказал о ней Госпитальерам. Пришлось хорошо полазить, чтобы подтвердить эти сведения. Еще троим удалось увидеть этих летунов. Мы стали искать, процеживать все слухи через сито детализированного, строгого подхода, чтобы в конечном счете определить, что же на самом деле происходит и чем это грозит привычному мировому укладу. По всему выходило, что в нашем мире существуют люди, умеющие летать. Но поверить в это никто из нас не мог.

– И правда не верится, – буркнул Франц, – не думаю, что научиться летать на геликоптерах очень легко. Да и каким образом эти машины сохранились? Со времен Последней войны прошло столько лет!

– Факт остается фактом. Ты сам все видел, – сказал Дуго.

– Ну хорошо, допустим, они нашли машины, но как им удалось поднять их в воздух? – поинтересовался Герман. – Мальчишка прав, мне тоже кажется, что почти невозможно вдруг взять да и научиться управлять этими агрегатами.

– Законсервированный парк таких машин мог находиться рядом с одним из военных Убежищ. Ведь сохранились же машины в некоторых подземных гаражах. А танк у Багажников? Старые хранилища с техникой – вот откуда взялись геликоптеры. Во всяком случае, у меня нет других предположений.

– Ты хочешь сказать, что потомки военных, сидевших в Убежище, совсем недавно… сколько ты там говорил? Десять лет? Ты хочешь сказать, что какие-то парни вылезли из Убежища всего лишь десять лет назад, нашли технику предков, разобрались в управлении и полетели громить Госпитальеров? Посади Густава в грузовик Багажников, – он и за сто лет не разберется, как им управлять.

– Неправда! – обиженно возразил Черный Принц. – Я смогу. Это ты не сможешь!

– Ты прав и одновременно не прав, Герман, – сказал Пилигрим. – Лорд Командующий главной Базы Госпитальеров в Дрездене считает несколько иначе. Госпитальерам пришлось копаться в старых архивах и древних книгах. В последние годы перед войной существовал такой проект – “Живой лед”…

– Никогда о таком не слышал, – сказал Франц.

– Никто не слышал. Но если правда то, что пишут в старых бумагах, то где-то в стране существовало экспериментальное военное Убежище. Самое большое. Это был целый подземный город, где каждому жителю полагалась своя криокамера.

– Не может этого быть! – удивился Франц.

– Что такое криокамера? – раздраженно спросил Герман, его сильно бесило, что Госпитальер и Пилигрим понимают друг друга с полуслова, а он вынужден постоянно переспрашивать и чувствовать себя при этом полнейшим идиотом.

– Это такой аппарат, где человека замораживают, и он спит, пока его не разморозят, – пояснил Франц и подумал, что объяснение вышло несколько неуклюжим. – Но, насколько я знаю, криокамерами так и не оснастили Убежища, хотя изначально это планировались. Криокамеры – экспериментальная разработка.

– Представь себе, мальчик мой, что в одно из Убежищ все же были введены криокамеры, – кивнул Дуго, – в то самое. Мифическое. Если поверить в эту версию, то во время войны три с лишним сотни опытных военных залегли в спячку на долгие годы. А лет десять назад проснулись и вышли в изменившийся за это время мир. Так что, согласно нашим предположением, теперь рядом с нами живут те самые люди, что жили до Последней войны. С опытом и знаниями, которых нет у нас. С прекрасным оснащением. Сильные физически, с отличным генетическим кодом, лишенным изъянов. У них великолепная подготовка, и они уверенно идут к своей цели.

– Отличная перспектива! – хмыкнул Герман, представляя, что может при желании сделать с Городом десяток геликоптеров. – Значит, у нас объявились древние люди, которые хотят все поставить под свой контроль, и у них есть все, чтобы это осуществить?

– Именно, – кивнул Дуго. – Пилигримы и Госпитальеры продолжили поиски. Мы искали базу древних, но не продвинулись в этом ни на йоту. Казалось, что они прилетают из ниоткуда и улетают в никуда. Хотя мы и знаем, что их геликоптеры уже были замечены во всех районах страны.

– Чего они хотят, Дуго? – спросил Герман.

– Чего хотят? Ну, первые годы, когда они только проснулись, думаю, они осваивались в новом для них мире. Все, на что они решались, – разведывательные полеты. Они не очень-то афишировали свое присутствие и были очень осторожны. Нам повезло, что вообще удалось их заметить. Такая сила в нашем мире не может долго оставаться без внимания. Мы не знаем, чего они хотят, мы не знаем их истинных целей. Но думаю, если у них появятся нехорошие идеи, то у нас не будет достаточного количества сил, чтобы их остановить. Быть может, это даже те самые люди, которые когда-то развязали ядерный конфликт. Но это опять же всего лишь предположение.

– То есть вы и раньше считали, что они опасны? – спросил Франц.

– Да, – ответил Пилигрим.

– Тогда почему об этом не знали рядовые Госпитальеры?

– Лорды Командующие посчитали, что у них есть еще время.

– Кажется, они ошиблись. – Герман покосился на полыхающую Базу.

– Дело в том, – вздохнул Дуго, – что события стали развиваться стремительно. Около года назад в городах и деревнях запада и юга начали происходить очень странные вещи. Стали исчезать люди. Причем исчезали они бессистемно. Одни исчезают, других находят парализованными, да еще со всеми признаками мощной дозы А-излучения.

– Спутник?! – выкрикнул Франц. – Это излучение идет со спутника?!

– Правильно, – кивнул Пилигрим, – я думаю, что они добрались до спутника. Вот только тогда ни Орден Пилигримов, ни Госпитальеры об этом ничего не знали и даже не догадывались. Мы провели совместное расследование. Не буду говорить, чего нам это стоило, но одному нашему человеку все же удалось проникнуть в ряды Мегаников. Он узнал много интересного, очень много, в том числе и о том, что как-то пути Мегаников и летунов пересеклись… Мы уже говорили об этом. Летуны прислали нескольких своих лазутчиков во Франкфурт. Они кое-что искали.

– И что же они искали?

– Они искали Убежище. Одно из Убежищ, где вроде бы находились планы и доступы к военным кодам. Они ничего не нашли, зато нос к носу столкнулись с Меганиками. Последние решили, что перед ними ангелы небесные. Парни ведь летали. Черные продолжили поиски, перерыли все Убежище Мегаников. Те им не препятствовали и даже наоборот, преклонялись перед ними. Так что у неизвестных было время, много времени. Они кое-что нашли. Какие-то бумаги. Старые записи коменданта Третьего Убежища. Не знаю, каким образом они вышли на Последний Завет, но факт остается фактом. Они смогли найти код и активировать спутники…

– Значит А-излучение – это их рук дело? – Герман вспомнил улицу, на которой лежали парализованные Мусорщики с раскрытыми пустыми глазами.

– Именно так, – кивнул Дуго.

– Но зачем им это надо и при чем тут Меганики? – спросил Герман. – Они собирают тела Мусорщиков, куда-то отвозят их…

– Ну, с Меганиками все просто. Для них служить ангелам небесным на земле, посланникам бога, самое большое счастье. А уж после того, как эти, с вашего позволения, “ангелы” пообещали Меганикам в скором времени расправиться с тенями… Ну вы поняли… Эти идиоты рады стараться и помогать им.

Что до вояк, то тут мне не все ясно. Мы знаем, что они облучают некоторые районы страны, знаем, что без всякой системы забирают людей, причем самых разных людей, но вот зачем? Мы так до сих пор и не смогли выяснить, в чем смысл этой деятельности. Меганики помогают подбирать тела уничтожают следы, затем передают парализованных этим парням.

– Проклятие! – выругался Герман. – Я кое-что начиню понимать. Мы с Францем видели, как все происходит. Это действительно жутко. Никогда не знаешь, куда в следующие раз они бахнут этим А-излучением. Что-то не хочется на себе его испытать.

– Дела обстоят даже хуже, чем можно себе представить, – покачал головой Дуго, – я уже говорил, что у Ангелов есть доступ к военным спутникам, этой дряни на орбите завались, и половина еще работает. Благодаря Меганикам у Ангелов появилась козырная карта – коды доступа к любому военному спутнику. Сначала мы не могли предположить, что они будут действовать настолько враждебно по отношению к другим кланам. Но, похоже, они считают людей, живущих на поверхности, дурной кровью, и даже прислуживающие им Меганики в конечном счете будут истреблены. Сейчас мы не знаем, что они сделают, когда придет время. Может, всего лишь обольют страну А-излучением, может, ударят ядерным оружием, а может, ничего делать не будут. Но вся власть у них в руках.

– Но для управления спутниками нужен командный пункт и станция космического слежения, – заметил Франц.

– Откуда ты столько всего знаешь? – поинтересовался Густав.

– В школе хорошо учился, – пояснил Госпитальер.

– В шко-оле, – протянул великан, – ну тада все понятно Я-то в школу никогда не ходил. Везет Госпитальерам. А?

– Не очень-то, – сказал Герман, за его спиной живописно пылали остатки Базы.

– Ну да, не очень, не очень, – немедленно согласился Густав.

– Боюсь, что командный пункт и станция космического слежения у них есть, пусть мы и не смогли найти такие штуки, как направляющие антенны. Сейчас жизнь и смерть всех, кто живет в Городах, зависит от тех, кто жил до Последней войны. У меня не было склонности им доверять, впрочем, как и у Госпитальеров. Не стоит забывать о том, что, возможно, это те самые люди, из-за которых погиб наш мир. Лорды Командующие Госпитальеров решили, что нам тоже нужны эти коды.

– Зачем? – спросил Герман. – Вы же не знаете, где находится командный пункт. Да и если предположить, что кто-нибудь доберется туда, что вы будете делать со спутником?

– Теоретически… это только предположение… Кроме кодов активации существуют и коды уничтожения. Имея их, мы бы смогли уничтожить спутниковую систему и лишить Ангелов их основного преимущества, – ответил Дуго.

– Трубит труба, все празднуют победу, – пробурчал Герман, – вы, Пилигримы, еще безумнее Мегаников.

– Пусть так, но Орден одобрил эту идею, да и Госпитальеры были не против, и мы рискнули. Чтобы достать коды, нам требовался Последний Завет…

– Та самая книженция, что ты таскаешь в своей сумке?

– Да, – ответил Пилигрим. – Я не единственный посланник, нас было множество, и всем было поручено раздобыть эту книгу. Многих уже нет в живых…

– А почему вам понадобилась именно эта книга? – спросил Франц.

– Беда в том, что она существует только в одном экземпляре, – вздохнул Дуго, – вера Мегаников запрещает копировать святые труды. Поэтому нам… мне… стоило больших трудов ее достать. Когда я взял ее…

– Стоп! – Герман аж подскочил. – То есть ты хочешь сказать, что это ты спер у Мегаников их любимую книженцию?!

– Я предпочитаю слово “позаимствовал”. – Уголки губ Дуго дрогнули.

– Ух и разозлились же они навер… – Герман осекся и с подозрением уставился на Пилигрима. – А не из-за той ли книги Меганики напали на наш клан?

– Боюсь, что из-за нее, – неохотно признался Дуго, – но я не мог предположить такой развязки.

В два прыжка Герман оказался рядом с Пилигримом, схватил его за грудки и прохрипел:

– Убью!

– Спокойнее. – Дуго попытался вырваться из цепкого хвата. – Спокойнее, друг мой! Не стоит так волноваться, все это уже позади…

– Я тебе покажу спокойнее! – Глаза у Германа от ярости стали белыми. – Да из-за тебя они напали на мой клан! Сколько людей погибло из-за вашей проклятой книги?! Сколько моих братьев и сестер по клану?! Убью!

Герман тряхнул Дуго, тот не сопротивлялся, чувствуя себя виноватым.

– А я – то думаю, из-за какой книги Меганики взбесились?! Ничего умнее, чем спереть их реликвию и прийти к нам, ты конечно же не придумал! Убью!

Дуго, по-видимому, надоело чувствовать себя ревуном в пасти крысокота, он поднял левую руку, положил ее поверх державшей его за одежду руки Германа, крепко прижал, дернул плечом, срывая хват. Все произошло настолько быстро, что охотник не смог ничего понять. Вот он, как ему казалось, крепко держит Дуго за грудки, а спустя мгновение уже стоит, скрючившись в три погибели и с заломленной за спину рукой. Самое обидное, что Пилигрим проделал все это настолько легко и быстро, что Герман, опытный следопыт, не раз в одиночку ходивший в рейды по Городу, ничего не смог сделать. И ни Франц, ни Густав что-то не стремились ему помочь.

– Убью! – в который раз просипел Герман и попытался вырваться.

Руку пронзила острая боль, и следопыт оставил попытки обрести свободу и набить физиономию Пилигриму.

– Может, ты успокоишься и мы поговорим как нормальные люди? – Пожилой Пилигрим даже не запыхался. – Так как?

– Хорошо, – выдавил Герман.

– Я могу надеяться, что ты не будешь делать глупости?

Герман кивнул:

– Не буду.

Пилигрим выпустил Германа из хитроумного захвата. Охотник отошел к окну и, морщась от боли, стал растирать руку.

– Здорово ты это проделал, Дуго! – восхищенно округлил глаза Густав. – Научишь меня?

Герман бросил на великана злобный взгляд.

– Ты что, не понимаешь, что из-за этого… этого… Ты не снимаешь, что благодаря ему Ветродувы теперь сидят в Убежище?! Те, кто уцелел. – Герман посмотрел на Пилигрима, оценивая свои шансы и всерьез раздумывая, а не пустить ли в ход арбалет.

– Но ведь он и вправду здорово тебя схватил, – попытался оправдаться Густав.

Герман зашипел, словно рассерженный кот, но в драку больше не полез.

– А ты что думаешь об этом? – обратился он к Францу.

– Давай послушаем, что нам скажет Дуго.

– Мудрое решение, малыш, – одобрил Пилигрим. – Поверь, Герман, я и подумать не мог, что так получится. И клянусь жизнью, я не хотел неприятностей для Ветродувов.

– Ну конечно, – фыркнул Герман.

– Я пришел к Меганикам с Торговцами, – продолжал Дуго, не обратив внимания на новый выпад в свой адрес. – Это был единственный способ пробраться в клан фанатиков, не привлекая к себе подозрений. Я смог достать Последний Завет и ушел вместе с Торговцами. Откуда же я мог знать, что Торговцы направляются в ваш район? Мне они сказали, что движутся прямиком к Госпитальерам. Мне было по пути с ними. Я всего лишь должен был передать книгу Лорду Командующему, и все. Все остальное должны были сделать другие. А Меганики, как видно, подумали, что книгу украл кто-то из Торговцев, и раз они направились к Ветродувам, то и вы в сговоре. Вот Меганики и напали. Они знают, что кое-кто из следопытов Ветродувов не прочь стянуть корнеплоды, семена, орудия труда из металла и прочие ценные вещи…

– Это продиктовано необходимостью, – выдавил Герман, – не тебе судить о том, как следует поступать следопытам.

– Хорошо, хорошо, – согласился Дуго, – я не осуждаю Ветродувов, просто хочу объяснить поведение Мегаников…

– Оправдаться хочешь, – констатировал следопыт.

– Мне действительно очень жаль. – Пилигрим склонил голову.

– А при чем тут нападение на Госпитальеров, если книга у тебя? – спросил Герман.

– Кто-то из Торговцев мог проболтаться, что я иду к ним. Не найдя книгу у Ветродувов, Меганики напали на Базу…

– Так значит, – улыбнулся Герман, и улыбка у него получилась настолько жуткой, что Густав счел за благо податься в сторону, – ты виноват не только перед Ветродувами, но и перед Госпитальерами.

– Госпитальеры участвуют в этой операции, – напомнил Пилигрим.

– А как быть с теми? На геликоптерах? – спросил Франц. – Они-то почему решили раскрыть себя?

– Потеряв книгу, Меганики могли сообщить об этом Ангелам. А те… Может, они решили помочь этим олухам из лучших побуждений, может, захотелось размяться, а может, книга представляет угрозу для их планов. Ключи-то все еще где-то здесь, – Дуго похлопал ладонью по сумке. – Они пытались найти Последний Завет на Базе, потому и торчали там больше часа. Конечно же здесь они ничего не нашли, но на тот случай, если книга все же была на Базе, спалили все топийным зарядом. Что, кстати, еще раз показывает, что настроены они враждебно и решительно.

– Они не могут не знать, что об уничтожении Базы станет известно в других городах, – сжал кулаки Франц, – и тогда им не поздоровится.

– Конечно, Франц, но они не знают, что Госпитальерам известно о них, и, скорее всего, надеются, что мы не сможем понять, что произошло. Что вероятнее всего, они постараются свалить вину на кого-то. Возможно, даже на Мегаников, хотя Меганики пока им нужны.

– А как быть с моим кланом? – угрюмо спросил Густав, до которого, кажется, только теперь стала доходить вся серьезность положения. – Если эти летуны напали на самих Госпитальеров, чего ожидать Ветродувам?

– В ближайшие месяцы ничего. Никто не сможет проникнуть в Убежище, – сказал Пилигрим.

– Но створки рано или поздно придется открыть, Дуго, – мрачно проговорил Герман, – и тогда…

– Думаю, к этому времени Госпитальеры найдут на Мегаников управу.

– Госпитальеры мертвы, – напомнил Герман.

– Во Франкфуркте – да. И поэтому нам жизненно важно поставить Последний Завет на ближайшую Базу Госпитальеров. Мы должны привести помощь, чтобы спасти клан Ветродувов.

Герман сощурился:

– Ты это серьезно, Пилигрим? Ближайший форпост Госпитальеров больше чем в неделе пути от Города. Где-то на северо-западе. Ты что, и вправду хочешь, чтобы мы прошли через район Багажников, через пригороды и топали по пустошам? У нас очень мало шансов добраться до цели невредимыми. Кроме того, нам необходима еда, а запасы пайка на пределе. Сомневаюсь, что Густав будет каждый день ловить восьминогих кроликов. Да и питаться всякой дрянью опасно для здоровья.

– У нас нет выбора, Герман. Или мы остановим Мегаников и Ангелов – или кланам и Госпитальерам наступит конец. Пустоши совсем не так опасны, как о них рассказывают в Городах. В некоторых районах Франкфуркта можно с большей вероятностью отправиться в райские кущи. Кроме того, на пустошах больше дичи, чем в городе, возможно, нам удастся обеспечить себя провиантом. Но идти или не идти – решать вам. Я иду в любом случае, у меня нет выбора. У меня есть моя миссия, и я должен ее выполнить во что бы то ни стало. Книгу следует доставить к ближайшему форпосту Госпитальеров как можно скорее.

Герман вздохнул.

– Франц?

– Я пойду. – Паренек был настроен решительно. – Эти гады должны ответить за то, что они сделали.

– Хорошо, я тоже иду, – кивнул Герман. – Густав, ты?

– Я? – пискнул великан. – А я-то что? Не идти же одному обратно? Я с вами.

– Ну вот и хорошо, – вздохнул Пилигрим. – Тогда, думаю, нам следует отправиться в путь немедленно.

– Район Багажников не меньше района Бастиона, – сказал Герман, – я бывал там и всякий раз с большим трудом уносил ноги. Багажники – один из самых опасных кланов в городе, гостей любят, но вот отпускают их всегда с большой неохотой Дальше на север я не заходил.

– Я буду вашим проводником, Герман, – сказал Дуго, – мы пройдем!

Говорил он твердо, следопыт вспомнил недавний захват, который с такой легкостью проделал Пилигрим, и к нему неожиданно пришла уверенность, что они действительно смогут пройти и через опасный район Багажников, и через пустоши и доберутся до ближайшей Базы Госпитальеров.

– Ладно, – сказал Герман, – придется тебе довериться.

– Вот и отлично! – Дуго улыбнулся и взял посох.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ | Последний Завет | ГЛАВА ДЕСЯТАЯ