home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Солнце палило, словно в пустыне, хотя в нескольких шагах по галечнику весело журчала говорливая речка, а противоположный берег манил прозрачным, уже подернутым ранним осенним золотом березняком.

– Припекает, – лениво процедил Николай, швыряя очередной камешек.

Ротмистр не ответил, да Александров и не ждал ответа, отпустив замечание так, в пространство.

Вот уже второй час они сидели втроем (вернее, сидели только Николай и Чебриков, а Кавардовский лежал лицом вниз, придавленный коленом ротмистра), не сводя глаз с пустого пространства над воткнутыми в гальку прутиками. Брошенные туда камешки исправно исчезали на середине полета, но проем оставался мертвым: почему-то никого не пропуская на эту сторону.

– Может, случилось что? – в который раз спросил капитан, машинально поправляя на плече ремень пулемета.

Чебриков снова не ответил: нечего было отвечать.

– Слушай, Петр, может, я схожу туда?

– Сиди… Подождем еще полчаса.

– Может, там на них напали, а вся «тяжелая артиллерия» здесь, у нас.

– Кто напал-то?

– А фиг его знает.

Граф отвернулся и принялся смотреть на блещущую мириадами искр поверхность безымянной реки. Метрах в ста возвышался огромный утес, у могучей груди которого поток поворачивал куда-то, судя по солнцу, на восток. Очередной безлюдный мир…

Умиротворяющая тишина, солнечные отблески на воде, беззаботный щебет каких-то птичек действовали настолько гипнотически, что глаза слипались сами собой. Даже Князь, вжатый коленом в галечный берег, вроде бы задремал.

Кто это там идет по мелководью, расплескивая сапогами фонтаны брызг? Солнце светит прямо в глаза, не разобрать… Пусть подойдет поближе. Взять на прицел? Лень… Смертельная лень… Даже рук поднимать не хочется, не то что передергивать затвор. Может, этот человек и не опасен совсем. Конечно, не опасен! Вон как доверчиво идет, руки пустые, улыбается… Улыбается? Что-то знакомое в его силуэте, походке… Да это же Сергей Владимирович! Берестов! Откуда он здесь? Он же… А что это у него в руках? Шаляпин! Жив бродяга!

Уже не обращая внимания на зашевелившегося Кавардовского, Петр Андреевич вскочил на ноги и припустил, скользя на гальке, навстречу дорогой его сердцу парочке…

– Владимирыч! Шаляпин!

Вдруг шедший навстречу Берестов остановился и предостерегающе замахал свободной рукой графу, предупреждая о чем-то за его спиной. Кот тоже весь напружинился, сверкая глазами… Что там?

Князь…

Опять?!.. Кавардовский, снова каким-то образом исхитрившийся развязаться, уже успел подхватить забытый ротмистром на радостях автомат и теперь неторопливо, словно в замедленной киносъемке, черный зрачок разворачивается в сторону чудесным образом появившихся друзей. Где же Николай, спит он, что ли?..

Клюнув носом, граф вскинулся и очумело, как и любой другой спросонья, начал озираться вокруг. Естественно, никаких Берестова с Шаляпиным здесь не было: откуда им взяться в этих безлюдных местах? Стоп! И Николая тоже нет! А что это там белеет возле прутиков-ограждений?

Вскочив с Князя, что-то недовольно заворчавшего, Чебриков кинулся к непонятному белому пятну.

На вырванном из записной книжки листке в клетку, придавленном камнем, крупным почерком капитана значилось:

«Петр Андреевич, не обессудь, ждать не могу, иду к нашим. Бог даст вернусь. Коля».

Камешки по-прежнему легко пропадали в бездонном омуте межпространственного перехода, но назад не вылетел ни один.

Сколько же он спал? Солнце если и сдвинулось, ненамного… По часам выходило: минут двадцать.

Откуда-то из глубин амуниции, навьюченной на ротмистра, давно уже доносился какой-то надоедливый писк, сливающийся в полузабытую мелодию… Напоминальник, что ли?.. Отключить на фиг, как Коля бывало говаривал, отвлекает…

А что же это он раззвонился-то вдруг?

Не веря себе, граф, словно капустные листья, разворошил многочисленные одежки и вытянул на свет божий приборчик, исправно мигавший зеленым огоньком.

«На вашем счету осталось всего три рубля пятьдесят восемь с половиной копеек. Возможный срок отключения от сети – шесть дней. Рекомендуемая сумма предварительной оплаты…»

Не может быть! Не должно так быть! Пройти столько миров, столько пережить вместе с друзьями, выжить несмотря ни на что, чтобы оказаться здесь, в родном мире, в одиночку, чтобы потерять всех спутников на последнем шаге?! Госпо-о-ди!!!

Швырнув ни в чем не повинный приборчик на землю, ротмистр рухнул на колени перед мертвым проемом и сжал лицо ладонями.

– Что, легавый, не пофартило? – раздался сзади лающий смех, но обернуться не было сил…


предыдущая глава | Золотой империал | * * *