home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



6

Они ехали молча на протяжении получаса. Потом Грег произнес:

– Это правда, что сказал Марлоу?

– Какой еще Марлоу?

– Который ведет другую машину. Ты пытался убить нас? Ты в самом деле хотел смыться?

Таннер засмеялся.

– Верно. Угодил в точку.

– Почему?

– А почему бы и нет? – помолчав, ответил Таннер. – Я не рвусь умирать. Лично мне хочется отодвинуть это событие как можно дальше.

– Но если мы не дойдем, половина народу на континенте погибнет! – воскликнул Грег.

– Когда вопрос стоит «я или они», то «я» мне как-то ближе.

– Откуда только берутся такие, как ты...

– Тем же образом, что и остальные, – усмехнулся Таннер. – Сперва двое забавляются, а потом кто-то расхлебывает.

– Что они тебе сделали, Черт?

– Ничего. А что они сделали для меня? Тоже ничего! Что я им должен? То же самое.

– Зачем ты избил своего брата?

– Не хочу, чтобы он подох по собственной глупости. Ребра срастутся, а вот смерть – штука непоправимая.

– Я не о том... Разве тебе не наплевать, если он загнется?

– Он хороший парень. Но сейчас зациклился на своей девочке и валяет дурака.

– Ну, а тебе-то что?

– Я же сказал: он мой брат и хороший парень. Он мне по душе.

– То есть?

– О, черт подери! Мы с ним немало повидали, вот и все! Что тебе от меня надо?

– Просто любопытно.

– Отвяжись! Подыщи другую тему, если хочешь говорить, ясно?

– Ясно. Ты здесь уже бывал?

– Да.

– А дальше к востоку?

– Я доезжал до самой Миссисипи.

– Ты знаешь, как перебраться на тот берег?

– Вроде бы. У Сент-Луиса сохранился мост.

– А зачем ты так далеко забирался?

– Хотел посмотреть, что там творится. Я слышал такие истории...

– И на что это похоже?

– На кучу хлама. Сожженные города, огромные воронки, обезумевшие звери, люди...

– Люди? Там есть люди?

– Если можно их так назвать. Все чокнутые. Бродят в каких-то лохмотьях или шкурах, а то и голышом. Швыряли в меня камни, пока я не пристрелил парочку. Только тогда оставили меня в покое.

– Давно это было?

– Лет шесть-семь назад. Я совсем юнцом был.

– И никому не рассказывал?

– Рассказывал. Двум дружкам. Больше меня никто не спрашивал. Мы собирались отправиться туда за девочками, но ребята струхнули.

– А что бы вы с ними сделали?

Таннер пожал плечами.

– Не знаю. Продали бы, наверно.

– Вы там действительно... ну, продавали людей?

Таннер снова пожал плечами.

– Бывало, – бросил он. – До Рейда.

– Как ты ухитрился остаться в живых? Говорят, тогда никто не ушел.

– Я сидел. За бандитизм.

– А чем занимался, когда тебя выпустили?

– Позволил себя перевоспитывать. Мне дали работу – развозить почту.

– А, я слыхал. Правда, только сейчас догадался, что речь шла о тебе. Вроде сначала все складывалось хорошо – ты даже шел на повышение. А потом избил начальника и потерял работу. Как это получилось?

– Он вечно поддевал меня по поводу прошлого, вспоминал мою старую банду с Побережья... Ну и в один прекрасный день я велел ему заткнуться. Он расхохотался, и я жахнул его цепью. Выбил у ублюдка передние зубы.

– Дела...

– Я был у него лучшим водителем. Никто больше не соглашался ходить в Альбукерке, даже сегодня не соглашаются. Разве уж совсем припрет с деньгами.

– Ну а пока ты ездил, нравилось?

– Да, я люблю водить.

– Тебе, наверное, следовало попросить перевода, когда он стал приставать.

– Знаю. Сейчас бы я, пожалуй, так и сделал. А тогда я был совсем бешеный.

– Если мы дойдем до Бостона и вернемся назад, тебе наверняка удастся получить это место. Ты бы согласился?

– Во-первых, – сказал Таннер, – я не думаю, что мы дойдем. А во-вторых, если нам все-таки повезет, и если там еще есть люди, я вряд ли вернусь обратно.

Грег кивнул.

– Разумно. Ты будешь героем. И никому не известно твое прошлое. Ты сможешь неплохо устроиться.

– К черту героев... – процедил Таннер.

– А я вот вернусь. У меня старуха-мать и орава братьев да сестер, о которых надо заботиться. И девушка.

Небо постепенно бледнело, и Таннер увеличил яркость экранов.

– Расскажи мне про свою мать.

– Она у нас хорошая. Вырастила семерых. А сейчас у нее тяжелый артрит... Днем она работала, но всегда готовила нам еду, а иногда приносила что-нибудь сладкое. Шила одежду, играла с нами, бывало, вспомнит о довоенных временах...

– А твой старик? – после короткого молчания спросил Таннер.

– Он сильно пил, часто сидел без работы. Но никогда не дрался. Погиб, когда мне и двенадцати не было.

– И теперь обо всех заботишься ты?

– Да. Я старший.

– Чем ты занимался?

– Работал на твоем месте. Возил почту в Альбукерке.

– Не шутишь?

– Нет.

– Будь я проклят!.. Горман все еще инспектор?

– Ушел на пенсию в прошлом году, по инвалидности.

– Черт побери, забавно! Послушай, ты там, в Альбукерке, никогда не бывал в баре «У Педро»?

– Бывал.

– У них играла на пианино такая маленькая блондиночка, Маргарет...

– Сейчас ее нет.

– А...

– Теперь вместо нее какой-то парень. Жирный, со здоровенным кольцом на левой руке.

– Как твоя голова? – немного погодя спросил Таннер.

– Вроде бы нормально.

– Сможешь вести?

– Конечно.

– Тогда садись за руль. – Таннер ударил по клаксону и остановил машину. – Иди по компасу миль сто, а потом меня разбудишь. Ясно?

– Хорошо. На что обращать внимание?

– На змей. Наверняка попадется парочка. Ни в коем случае не наезжай на них.

– Понял.

Они поменялись местами. Таннер откинулся на спинку, зажег сигарету и заснул, не выкурив и половины.


предыдущая глава | Долина проклятий | cледующая глава