home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Кетчуп острый

Черноволосый и скуластый мужчина сидел за рулем в машине, припаркованной к тротуару, и попивал из банки “Спрайт”. Его взгляд был направлен на ворота проходной заднего двора супермаркета. Мужчина увидел “Вольво” с темными стеклами. Машина подъехала в воротам. Ворота со скрежетом отъехали в сторону. Машина въехала, и ворота тут же закрылись.

Мужчина посмотрел на часы, вынул из кармана куртки записную книжку и на задней страничке, которая уже была испещрена разными записями, сделал еще одну: “8.30. — 4?” Он спрятал книжку в карман и выбрался из машины.

Черноволосый, не торопясь, обогнул супермаркет и подошел к стеклянными дверям. Вместе с остальными покупателями он вошел в торговый зал первого этажа, взял металлическую корзину, стал ходить между прилавков, выбирая продукты. Его взгляд все время устремлялся вверх, на подвешенные к кронштейнам камеры.

Мужчина набрал полную корзину разных продуктов, рассчитался на кассе, переложил продукты в пакеты.

Теперь он по правой лестнице поднялся на галерею второго этажа, двинулся вдоль отделов. В мебельном мужчина задержался. Его внимание привлекли недорогие изящные итальянские спальни светлых оттенков. Он принялся ходить между кроватями, комодами и шифоньерами с зеркалами. Поинтересовался у продавщицы, сколько будет стоить доставка. Продавщица ответила ему, что в пределах города бесплатно.

Бродя в мебельном отделе, черноволосый оглянулся, убедился, что продавщица занялась другим покупателем, быстро протиснулся между шкафов и оказался возле перил. Отсюда он был не виден никому из покупателей, бродящих по галерее второго этажа. Сзади его прикрывала мебель, справа — непрозрачная, украшенная рекламой перегородка косметического отдела, слева — отдел игрушек — полки, заставленные коробками с “Барби”. Торговый зал первого этажа лежал перед ним как на ладони. Видны были двери запасного выхода, двери в подсобные помещения. Увидеть его можно было только снизу, из зала, но озабоченные покупками люди не смотрели вверх — их взгляды были прикованы к прилавкам.

Вот одна из дверей открылась, и в зале, в сопровождении двух дюжих охранников, с тростью в руке появился Владимир Генрихович.

Черноволосый посмотрел на часы, достал записную книжку. На этот раз он сделал следующую запись: “9.11 — 3”. Охранники оглядывались по сторонам и довольно умело прикрывали директора. Черноволосый, на всякий случай, присел, скрывшись за перилами.

Владимир Генрихович быстро проинспектировал работу продавцов и исчез в дверях с охранниками. “9.22 — 3”.

Черноволосый выбрался из-за шкафов, провел рукой по шелковому покрывалу, которым была застелена изящная итальянская кровать с завитушками в стиле “роккоко”.

— Ну что, выбрали себе что-нибудь? — поинтересовалась у него продавщица.

— Я еще посмотрю, — ответил мужчина.

Он быстро прошел по галерее, купил в отделе игрушек маленького Мики-Мауса в кепке за двести двадцать рублей, спустился вниз.

Черноволосый вышел из супермаркета, обогнул здание. Нажал на кнопку пульта. Машина пискнула и мигнула огнями стоп-сигналов. Мужчина сел в машину, бросил пакет с продуктами на заднее сидение, Микки-Мауса посадил на приборную доску, улыбнулся, глядя на симпатичную мордашку. Машина сорвалась с места…

Владимир Генрихович снял телефонную трубку. Молчание.

— Сережа, это ты? — догадался директор.

— Володя, нам нужно поговорить, — раздался на другом конце провода голос Моисеева. — Я тебя буду ждать, как обычно”, — раздались короткие гудки.

“Боится, что слушают, — догадался Владимир Генрихович, опуская трубку. — Где, как обычно? Обычно они безо всякого геморроя встречались в кабинете директора. Теперь не тот случай. Как обычно?” — Владимир Генрихович вспомнил свою последнюю поездку перед тем, как попасть в больницу. Именно тогда они встречались. Как обычно? Состояние у него тогда было ужасное, и теперь он уже плохо помнил, где именно Сергей сел в его машину. Кажется, был “гаишник”, которому он облевал сапоги. Владимир Генрихович наморщил лоб, вспоминая свой маршрут. Он ехал с севера по Проспекту Мира, свернул на Сущевский вал. Ну, конечно, именно там, где-то за Шереметьевской, недалеко от троллейбусной остановки. Так он сегодня и поедет, один, без охраны. Если им надо, пускай следуют за ним на другой машине. Предварительно надо немного помотаться по городу, нет ли сзади “ментовского” хвоста.

Владимир Генрихович притормозил у остановки, Моисеев прыгнул на переднее сидение, директор сорвал машину с места.

— Привет! — Сергей подал руку.

— Обниматься после победы будем, — сказал Владимир Генрихович, глядя в зеркало заднего вида. На расстоянии сорока метров сзади шла машина с охраной. — На вот тебе, — он вынул из кармана пиджака пачку сторублевых купюр, протянул Моисееву, — на первое время. — Как по улицам-то ходишь? Менты не останавливают?

— А я почти и не хожу, — отозвался Моисеев. — Выскочил на пять минут из подъезда. Конечно, у всех нарядов мой портретик имеется. Да только не на того напали! Я ментов за километр вижу, потому что сам такой! Теперь слушай меня внимательно, Володя, киллер до сих пор не найден. Вряд ли он успокоился после неудачной попытки, поэтому без охраны старайся не ездить и не ходить. Теперь так, вполне вероятно, что он может появиться в одном месте. Мне с моими уголовными проблемами за ним ни за что не уследить. Он там до сих пор не появлялся, но вполне вероятно, что… Твои ребята надежные, оружием хорошо владеют?

— Очень. Со ста метров в глаз белке попадают, — пошутил Владимир Генрихович. — А если серьезно — оба служили в спецназе.

— Это хорошо. Надеюсь, они с ним справятся. Будет он в наших руках, мы из него все выбьем, будь спок. Я несколько замечательных методов знаю.

— Садистских? — поинтересовался директор.

— Всяких, — кивнул Сергей. — Твои ребята работают с киллером, а я отправлюсь к Моргуну.

— Ты что, с ума сошел!? — удивленно посмотрел на Моисеева директор. — Тебя же там замуруют в какой-нибудь фундамент.

— А другого выхода нет. Иначе наш Евгений Викторович опять выйдет сухим из воды. Тут надо как следует подумать, — Сергей потер переносицу. — А если нам двойной финт ушами сделать? И вашим и нашим подмахнуть? Опустить слегка этого Моргуна, чтоб хотя бы на время вспомнил, что деньги — дело пустое, а жизнь одна.

— И как ты собираешься опустить вора в законе? — насмешливо спросил директор.

— Притормози-ка! — попросил Моисеев.

Владимир Генрихович затормозил у поребрика, Моисеев выбрался из машины и подошел к киоску с закусками. Он взял себе несколько “хот-догов”, бутылку минералки, пару пакетов сока. Вернулся в машину. — Поехали!

Директор поглядывал, как Моисеев с жадностью запихивает в рот сосиски с булками.

— Хочешь? — спросил с набитым ртом Сергей.

— Да нет, спасибо, я этим не питаюсь, — покачал головой Владимир Генрихович.

— Ну, как хочешь, — пожал плечами Моисеев. Он открыл минералку. Вода вспенилась и полилась из бутылки. — Извини, кажется, я тебе тут сиденье и пол залил.

— Ничего, высохнет.

— Давно ты ничего не ел?

— Вообще-то — со времени побега. В СИЗО ведь денег не дают. Все ты, Володя, предусмотрел, все правильно сделал, только забыл в бардачок денег сунуть. Хотя бы сотню на разживу.

— Действительно, забыл, — покачал головой Владимир Генрихович.

— Сытый голодного не разумеет, — усмехнулся Моисеев. — Ну вот, слушай, как мы на этот раз сыграем…

Черноволосый включил сигнал поворота, вдавил педаль назад делая крутой вираж. Выровнял машину, и в это мгновение раздался милицейский свисток. В зеркало мужчина увидел бегущего к проезжей части милиционера с жезлом. “Откуда ты, козел, взялся!”— зло произнес черноволосый и затормозил. Он выбрался из машины до того, как сержант подбежал, скрестил руки на груди. Милиционер козырнул, представился. Черноволосый протянул ему водительские права.

— Что же вы нарушаете? — укоризненно сказал милиционер. — Если нет поста, значит, можно лихачить?

— Ничего я не нарушал, — пожал плечами мужчина.

— Да как же! Там “зебра”, пешеходы. А вы их не только не пропускаете, да еще поворачиваете с заносом. А если шибанете кого боком?

— Ну ведь не шибанул. Слушай, сержант, давай мы с тобой мирным путем договоримся. Полтинник безо всяких бумажек.

— Полтинник только на зуб положить, — сказал милиционер, открывая планшетку.

— Хорошо, сотню на два зуба положишь, — улыбнулся черноволосый и полез в карман.

Сержант посмотрел в лицо нарушителю, неожиданно нахмурился. — Извините, давайте все-таки, квитанцию. Он отвернулся от мужчины, сунул руку в кармашек планшетки, извлек из него несколько фотографий, перетасовал. На одной из них — фоторобот — лицо было очень похожим. Просто один к одному. Сержант сунул фотографии назад в планшетку, повернулся к черноволосому. — Квитанции кончились. Придется вам со мной пройти.

— Куда пройти? — нахмурился мужчина.

— Да вот же пост, видите? — милиционер показал на спрятавшийся за деревьями “Зил-бычок” с будкой сзади — передвижной милицейский пост. Сейчас в машине никого не было. Напарник сержанта куда-то отошел.

— Ладно, — согласился мужчина и первым пошел к будке. Следом заторопился сержант. На всякий случай, он расстегнул кобуру на поясе.

Черноволосый зашел в будку, сержант за ним. Дверь за ними закрылась. Буквально через секунду, мужчина вышел из будки, прикрыл дверь, оглядываясь, заспешил к своей машине. Рванул ее с места.

Напарник сержанта, паренек с детским лицом — только что после армии, подошел к “Бычку” с двумя стаканчиками шоколадного мороженого в руках. От одного стаканчика он уже отъел половину. Паренек огляделся, выискивая глазами сержанта, нажал ручку двери будки, влез внутрь.

Сержант сидел на привинченном к полу стуле, уронив голову на стол. На полу валялась планшетка с рассыпанными веером фотографиями разыскиваемых преступников. Парень сунул стаканчик в рот, подобрал с полу планшетку, положил ее на стол.

— Семеныч, ты чего, притомился? Задрых? — спросил парень, тронув напарника за плечо. — Мороженку поешь.

Сержант не ответил. Паренек схватил его за плечо, пытаясь повернуть к себе, милиционер с грохотом упал со стула. Из его рта вытекла темная струйка крови. Паренек поперхнулся мороженым, а потом истошно закричал…

Дос бродил по компьютерному рынку на Савеловской, иногда останавливался около вывешенных на дверях офисов и магазинчиков прайс-листов, изучал их, заходил внутрь, осматривал оргтехнику, справлялся у консультантов о деталях. Вынимал из накладных карманов широких джинсов мятые купюры, покупал какие-то схемы, платы, блоки, небрежно пихал все это в болтающийся на плече рюкзак.

Так, делая покупки, обошел он весь рынок, выбрался на улицу, вяло поднял руку, останавливая “частника”. Поехал домой.

У дверей квартиры Дос вынул из кармана ключи, на пол посыпались крупные купюры. Он нагнулся, чтобы их поднять. Увидел чьи-то ноги в старых пыльных ботинках. Он даже не слышал, как владелец пыльных ботинок спустился с лестничного пролета, вскинул испуганный взгляд. Перед ним стоял небритый человек с горящими каким-то диким огнем в подъездной полутьме глазами. Это был Сергей Моисеев.

— Слушай, парень, нужно одно важное дело обсосать, — сказал Сергей тихо.

— Какое еще дело? — испуганно спросил Дос, нащупывая в кармане курточки газовый баллон.

— Такое. Я по поводу супермаркета, в котором ты рабочим в мясном цеху подрабатываешь, — усмехнулся Моисеев. — С такими длинными и грязными ногтями тебя за версту к продуктам подпускать нельзя. У тебя, наверное, и санитарной книжки-то нет.

Дос спрятал за спину левую руку. Ногти у него действительно были грязные — ножницы куда-то подевались, и он их третий день не мог найти.

— Ногти как ногти — подумаешь! — с вызовом сказал Дос. — Вам-то чего? Вы из Санэпидемнадзора, что ли? Сами вон грязный.

Моисеев рассмеялся.

— У меня, брат, обстоятельства такие, что… Ты меня, парень, не бойся. Я тебе зла не желаю. Охранником я на проходной сидел, через которую ты все время шастал с умным видом. Не помнишь?

— Да, кажется, припоминаю, — кивнул Дос, вынимая руку из кармана.

— Может, тогда в квартиру пустишь? А то здесь разговаривать неудобно.

Дос кивнул, открыл дверь, впустил Моисеева в квартиру.

— На кухню проходите, — сказал он. — А я сейчас.

Сергей прошел на запущенную кухню, с отвалившейся плиткой, отошедшими обоями, грязной, почти черной, раковиной и не менее грязной двухконфорочной плитой. На столе среди хлебных крошек паслись тараканы. Судя по всему, людей они не боялись.

— Дос, ты же сейчас богатым человеком стал! — крикнул Моисеев. — Почему же так все запущено?

В комнате Дос выкладывал на стол разные детали.

— Некогда мне хозяйством заниматься, — отозвался парень.

На столе, на полу, даже на стуле в углу стояли системные блоки компьютеров. Один из них, большой, со снятым корпусом, равномерно гудел, помигивал огонек, показывая, что жесткий диск находится в работе.

Дос щелкнул по клавишам доски. На экране появилась заставка. Перечеркнутое красной линией слово из трех букв, а внизу подпись: “У нас дома не матерятся”.

Парень “покопался” в “ящике” электронной почты, нет ли от кого из друзей посланий, пошел на кухню.

— Дело ваше денег стоит? — вяло поинтересовался Дос, смахивая со стола рваной тряпкой крошки вместе с тараканами.

— Ты их все равно тратить не умеешь, — сказал Моисеев, опускаясь на стул.

— Ну, смотря что вы понимаете под словом “уметь”, — усмехнулся Дос. — Все мои кровные на “железо” уходят, а это настоящее вложение капитала. Вот увидите, пройдет еще пара лет и я куплю себе дом где-нибудь в престижном районе Лондона.

— Англию любишь? — спросил Моисеев.

— Туманный Альбион, — уточнил Дос. — Ладно, не томите со своим делом. Чай будете? — Дос подошел к плите, потряс в руке желтый чайник, проверяя, сколько в нем воды, включил газ.

— Я тебе верю. Все у тебя будет: и дом, и Альбион, и белокурая красотка с английским “r” на зубах. Только если ты, Дос, сейчас себя умно поведешь.

— Интересное начало делового разговора, — покачал головой Дос.

— В общем так, начнем с печального. Ты, Дос, совершил уголовное преступление. Наверное, все хакеры их рано или поздно совершают.

Слишком велик соблазн залезть в чужой карман, как какой-нибудь “щипач” с бритвой в переполненном автобусе.

— Какой я, к черту хакер! Я в мясном цехе бефстрогановы режу, фарш кручу, — усмехнулся Дос, разливая по чашкам чай. — Идите докажите, что это не так.

— И доказывать ничего не надо, — сказал Моисеев, цедя сквозь зубы бледно-желтую жидкость, чтобы не попали чаинки. — Перед проверкой ОБЭПа ты снял с касс свои “жучки”, которые считали деньги за товар по-своему. Это видели все кассирши, если взять тебя за шкирку и предъявить им, каждая ткнет пальцем — это он! Слишком много свидетелей, Дос. Евгений Викторович тогда слегка разволновался, поспешил, вот и подставил тебя. Доказательства неопровержимы. Я также знаю, что “жучки” ты больше на кассы не ставил. Что, Дос, говори?

— Что-что? — разволновался Дос, услышав, что его подставили. Он понял, что Моисеев многое знает. — Вы кто, мент?

— Да, мент, — кивнул Моисеев. — Из оперативно-розыскного отдела.

— Ага, что-то не очень похож, — покачал головой парень. — Скорее отстойный бандюга из какого-нибудь Бобруйска.

— Можешь звать меня бандюгой, ментом, лохом, задницей. Хоть горшком назови, — пошутил Моисеев. — На самом деле я — Сергей.

— Дима, — кивнул Дос, подавая узкую руку.

— Ну вот, оказывается у тебя имя человеческое есть. Чай у тебя, как ты говоришь, отстойный. Сейчас нормальный сделаю, — Сергей встал и удалился в туалет. Он вылил из чашки остатки чая в унитаз, вернулся, поставил на плиту чайник. — Кроме твоего “железа” существует на свете еще много прекрасных вещей, без которых жизнь была бы бледной и неинтересной.

— Знаю, — кивнул Дос. — А вы меня отмажете, если Евгения Викторовича накроют?

— Отмажу, — пообещал Моисеев.

— В общем, “жучки” я, действительно, больше не ставил. Сидел я как-то в “Интернете” и вдруг подумал, что “жучки”— это все туфта, техника вчерашнего дня, потому что их всегда можно в аппарате найти. Нужна централизованная система управления кассовыми компьютерами. Все машины надо объединить в локальную сеть, а все операции двойной бухгалтерии будут происходить вне пределов торгового зала, Где-нибудь в кабинете зама стоит обычный компьютер, который и производит все вычисления. Когда считывается штрих-код одного типа, он “вносит” сумму в одну колонку, когда другого — во вторую. Сам ведет двойную бухгалтерию, а при этом никто из персонала ни сном, ни духом, как говорится. И кассы “чисты” от какого-либо криминала. Потом только выручку поделить. Этот компьютер можно, кстати, так закодировать, что при попытке несанкционированного входа вся программа по двойной бухгалтерии сотрется без следа.

— А если этот самый компьютер поставить не в кабинете зама, а где-нибудь вне пределов супермаркета, например, в квартире, никто в жизни ни о чем не догадается, хоть весь ОБЭП подключай.

— Вот именно! — озорно усмехнулся Дос.

— Да, должен согласиться — ты голова, — покачал головой Моисеев, ополаскивая заварочный чайник кипятком. — И где же стоит этот замечательный компьютер: в кабинете у Евгения Викторовича?

— Нет. Зачем ему себя подставлять? Он таких вещей не любит. У бухгалтерши — Серафимы Дмитриевны, — уточнил Дос. Она, кстати, может об этом и не знать — программа работает в режиме “закрытого окна”.

— Это вряд ли, — покачал головой Сергей. — Она, насколько я знаю, у зама доверенное лицо. Если уж и сажать, так всю компанию, чтобы им вместе веселей было. На, попробуй, — Моисеев подал Досу чашку.

Дос отхлебнул чай, пожал плечами — ничего особенного.

— Поколение “некст”, — вздохнул Моисеев. — Вам бы все синтетику употреблять. Ладно, первый вопрос мы с тобой обкашляли. Я сразу понял, что ты парень смышленый, и сам себе не враг. Если при проверке заместитель расколется и будет все на тебя валить, мы тебя “прикроем”. Скажем, что разработка не твоя, просто и ты ничего о программе не знаешь. Просто наняли наладчика, а, чтобы все было законно, оформили рабочим. В домашнем компьютере у тебя эта программа есть?

— Есть, конечно, — кивнул Дос.

— Немедленно уничтожь, чтобы никаких следов. Теперь — второе: ты Моргуна знаешь?

Дос вздрогнул.

— Вижу — знаешь, — сказал Моисеев. — Давно знаком?

— Да нет, случайно все как-то получилось, — Дос положил в чашку три ложки сахару, размешал. — Друг у меня есть. Школьный. За одной партой сидели. Он качался с детства, с бандитами дружил. В общем, сейчас он в этих… как это называется?

— В “шестерках”, — подсказал Моисеев.

— Ну да, в них самых. У Моргуна в охране служит. Как-то я его во дворе встретил. Сказал, что деньжат хочу подзаработать, нет ли какой у них работы по моей специальности. Он еще смеялся, что на мозгах у нас много не заработаешь. Только на силе. А потом все-таки замолвил за меня словечко. Я этого Моргуна один раз видел. Типичный бандит, только прикидывается добреньким. Разговаривал со мной ласково, обещал горы золотые, ну вот…

— Мне с вашим Моргуном очень познакомиться охота, — сказал Моисеев, прихлебывая из чашки ароматный чай.

Было утро. Перед открытием супермаркета у стеклянных дверей, как всегда, толпился народ.

Мужчина припарковал свою машину на том же месте, что и в прошлый раз, недалеко от проходной заднего двора. На нем был невзрачный серый костюм, на плече — небольшая сумка спортивного типа. Черноволосый остался сидеть за рулем, курил, ждал, поглядывал по сторонам.

Владимир Генрихович подъехал только около девяти. “Вольво” скрылась за воротами, мужчина выбрался из своей машины и зашагал к главному входу.

В этот раз он не стал заходить в торговый зал первого этажа, а сразу поднялся на второй. Ходил по разным отделам, высматривая какие-то товары. Каждые десять секунд его взгляд устремлялся вниз, на двери, из которых в прошлый раз выходил Владимир Генрихович с охранниками.

Сначала в зал вышли охранники, внимательно огляделись, затем появился Владимир Генрихович. Черноволосый заспешил к мебельному отделу. Поднялся на подиум с мебелью, увидел знакомую продавщицу. Она увлеченно рассказывала что-то своей подруге из соседнего отдела. Черноволосый убедился, что на него никто не смотрит, юркнул за шкаф. Протиснулся к перилам. Владимир Генрихович разгуливал по залу, прикрываемый охранниками. Ну, ничего, голова-то его сверху, как на ладони. Мужчина, не снимая сумку с плеча, присел у перил, расстегнул молнию, вынул винтовку с откидывающимся прикладом и глушителем. Приклад металлически щелкнул, черноволосый снял с оптического прицела крышку, приложил приклад к плечу. Прицелился. Его палец замер на спусковом крючке. У этой винтовки был очень легкий спуск.

Черноволосый поймал в прицел голову Владимира Генриховича, затаил дыхание. Сзади его кто-то подтолкнул. Палец автоматически нажал на крючок.

Пуля с пением вошла в стекло перегородки, за которой была супермаркетовская мини-пекарня, и застряла в одной из булочек с маком.

Черноволосый резко обернулся. Об его зад терся огромный рыжий кот, при этом он отчаянно мурлыкал.

— Пошел вон! — мужчина остервенело отпихнул кота рукой, выглянул из-за перил. Охранники с пистолетами в руках, прикрыв Владимира Генриховича быстро уводили его из зала. Значит, пуля прошла совсем рядом, и они ее услышали. Второго выстрела не будет. Нужно немедленно уходить. — Скотина! — прошипел на Максима черноволосый. Он закрыл оптический прицел, сложил винтовку и сунул ее назад в сумку, стал торопливо пробираться между задних стенок шкафов. Торопливо пошел по галерее.

Максим недоумевал. Почему этот человек с металлической штуковиной в руках так на него разозлился, отпихнул? У кота здесь еще вчера все было помечено. И от подошв ботинок незнакомца шел именно этот запах, свой, родной. Максим решил, что с этими странными людьми с железками в руках дел лучше не иметь. К ним с лаской, а они тебе пинка под зад! С женщинами все-таки в этом отношении проще.

— Держи, скотина! — молодая мама протянула шестилетней девочке теплую еще булку. — Всю душу вымотает! Больше тебя никогда с собой в магазин не возьму! Что сказать надо?

— Спасибо, — девочка счастливо улыбнулась. — А соку купишь запивать?

— Соку ей еще! — проворчала мама. — Ладно, куплю. Не в сухомятку же, — она подошла к прилавку с соками, взяла маленькую упаковку яблочного.

— Мне персиковый! — потребовала девочка.

Мама со вздохом взяла другую упаковку. Проколола трубочкой сверху дырку, дала ребенку. — Аккуратно пей, не облейся!

Девочка откусила булку, втянула в себя через трубочку густую жидкость.

— Пошли давай, отец заждался! — скомандовала мама.

Они двинулись к выходу. Девочка ела булку, пила сок. Неожиданно лицо ее перекосила гримаса боли. Она выплюнула что-то изо рта и громко разревелась.

— Что с тобой? — нагнулась к ней мама.

— Ой, больно-больно! Что-то твердое! — произнесла девочка сквозь слезы. Она бросила недоеденную булку на пол, пальцем потрогала кровоточащую десну. — Зуб сломался!

— А ну, покажи! — приказала мама.

Девочка открыла рот, полный непрожеванной булки, и мама увидела, что переднего зуба нет.

— Ну, не реви, не реви! — начала успокаивать она девочку. — Это молочный выпал, а на его месте другой вырастет, настоящий. Вот увидишь!

— Точно вырастет? — недоверчиво спросила девочка, утирая слезу.

— Точно! — кивнула мама. — Что ты выплюнула, зуб?

— Железка какая-то.

Мама наклонилась и подняла с полу пулю. Она разглядывала ее, все не веря в то, что видит.

— Это что такое? — возмутилась она, наконец, привлекая внимание покупателей. — Вы видели, пуля в булке! Безобразие! И это называется лучший супермаркет! Лучшие в Москве булочки! Где начальство? Где пекари? Дочка, идем жаловаться! — и она решительно зашагала в другой конец зала, где находилась мини-пекарня.

— Идем! — кивнула дочка, трогая кончиком языка то место, где еще минуту назад был зуб.

“Тяжело на свете октябренку Пете, бьет его по роже пионер Сережа,”— обычно приговаривал Кирилл, когда жизнь поворачивалась к нему задницей. А поворачивалась она так частенько. Вот и на этот раз… Ему стоило невероятного, огромного труда уговорить Катю встретиться с ним снова. Девушка все время бросала трубку, не желая с ним разговаривать. В нем уже не осталось никакой похоти! Поначалу думал: вот еще одна девочка в коллекцию, в блокнот, еще одна победа на фронте сексуальной революции, а теперь все куда-то ушло, пропало, дважды срывавшиеся свидания, неудовлетворенность и тоска родили в нем совсем другое чувство. Он не знал, что это такое и мучался, ворочаясь в кровати по ночам. Даже на других девиц перестал смотреть, хотя раньше так и стрелял глазом по сторонам. Он очень беспокоился за нее, хотел предупредить, что ей может угрожать опасность, быть с ней рядом — ведь тот странный мент без машины ясно тогда сказал — киллер, а они — единственные свидетели. Кириллу на Петровке обещали дать охрану, и он, действительно, несколько раз замечал за собой неспешно едущую машину с людьми. А, может, ему это только казалось? Во всяком случае, заходил в подъезд он теперь осторожно, внимательно осматривая темные углы, никогда не ездил в лифте, потому что лифт всегда можно остановить, выглядывал в окно, изучая двор с детской площадкой — не болтаются ли под грибком подозрительные личности, поздно домой не возвращался. В общем, осторожничал… Постепенно чувство опасности притупилось, он стал опять задерживаться по вечерам, даже познакомился с одной потасканного вида девицей. Впрочем, она на него не произвела впечатления. Катя все не шла ни из головы, ни из сердца. В конце концов, отчаявшись дозвониться, он подкараулил ее на выходе из редакции, побежал следом, как собачонка, оправдываясь, объясняя все. Катя скрылась в метро, даже не глянув в его сторону. Он предпринял еще пять попыток, пришел с огромным букетом роз, потратив на цветы четверть своей зарплаты. Смягчилась Катя только после того, как он пригласил ее на концерт Баскова. Она как-то обмолвилась — любимый певец. Он запомнил.

После концерта они оказались у него, он отключил звонок, запер все двери, и потом они всю ночь без продыху занимались любовью, а утром оба опоздали на работу — проспали. После этой ночи он окончательно потерял голову, забыл обо всем на свете — красавицу Алису не вспоминал даже в дурных снах.

Скоро Катя переехала к нему вместе с вещами, и Кирилл окончательно успокоился.

Кирилл с Катей, обнявшись, шли по улице. Они были навеселе. Сегодня у Катиной подруги был день рождения, который она решила отметить в ирландском пабе, там-то они и насосались как следует под звуки рожков и волынок. В голове Кирилла все еще крутились ирландские мелодии, и он что-то мурлыкал себе под нос.

— Слушай, Кирилл, у нас ведь дома жрать нечего, — вдруг вспомнила Катя. — Давай зайдем в магазин, купим чего-нибудь.

— Давай, — согласился Кирилл.

Они зашли в ночной магазин. У тротуара остановилась невзрачного вида “пятерка”. В ней сидели охранники Владимира Генриховича. По его приказу, за отдельную плату, конечно, они “пасли” ребят по вечерам, причем так незаметно, что те до сих пор ничего не подозревали об “опеке”.

— Давай возьмем сосиски, сыр, кетчуп и немного сыра. Я завтра пиццу сделаю, — предложила Катя, глядя на витрину. — Знаешь, как я пиццу делаю? Лучше итальянцев.

— Ну, ладно, — пьяно кивнул головой Кирилл. — Делай. Только кетчуп надо брать вон тот, в стеклянной банке. Острый.

— Он же дорогой, — возразила Катя.

— Ну и что, зато классный! Я с ним летом шашлыки жрал. Три шампура съел. Четвертый не смог. Давай-давай, не жадничай! Если будешь жадничать, еще и пива возьму!

Продавщица упаковала им продукты в пакет, и они вышли из магазина.

Кирилл открыл входную дверь. “Под крылом самолета о чем-то поет зеленое море тайги,”— пропел он шепотом. Катя рассмеялась. Они прошли в свою комнату, Кирилл поставил пакет с продуктами на стол. Они стали целоваться.

— Иди мойся! — приказала ему Катя.

Кирилл убежал в ванную комнату, и скоро донесся шум льющейся воды. Катя сняла с постели грязное белье, застелила все чистое. Она стала складывать продукты в холодильник. Большая банка кетчупа не влезала на полки, расположенные на дверцы, и она поставила ее сверху, на холодильник.

Скоро в комнату вбежал Кирилл. Голова у него была мокрая, он обернул полотенце вокруг бедер.

— Банзай! — крикнул Кирилл, с разбегу бросаясь на кровать.

— Смотри, сломаешь — на новую денег нет! — предупредила его Катя.

— Мы ее с тобой вместе сломаем! — весело заорал Кирилл.

Катя быстро приняла душ, вернулась в комнату. Закрыла дверь на ключ.

— Ну, иди же сюда скорей! — вожделенно застонал в кровати Кирилл.

Черноволосый объехал дом с трех сторон, выискивая пожарную лестницу. Пожарная лестница была с внутренней стороны дома, со двора. А во двор он сунуться не мог. Еще два дня назад он заметил, что по вечерам, когда парень с девкой возвращаются с работы или гулянки, за ними постоянно плетется невзрачного вида “пятерка”, то обогнет, то отстанет, но никогда не выпускает парочку из вида — игры в прятки для детского сада.

Черноволосый прекрасно видел, как “пятерка”, обогнав парня с девкой, въехала во двор, из нее выбрался человек, скрылся в подъезде, через минуту он появился снова.

“Подъезд проверяет! — усмехнулся черноволосый, трогая машину с места. — А я в него и не пойду.”

Мужчина остановил машину недалеко от дома. Посмотрелся в зеркало. М-да, слишком выразительное у него лицо, запоминающиеся черты. Он взял с заднего сидения парик с редкими седыми волосами, шляпу, болотного цвета стариковский плащ. Напялил все на себя. Зачесал волосы за уши — так естественней. Выбрался из машины, согнувшись вперед, зашагал к дому.

Охранники в машине взглядом проследили за седым стариком с небольшой спортивной сумкой в руке, который скрылся в дверях соседнего подъезда.

Зайдя в подъезд, черноволосый распрямился и стал быстро подниматься вверх по лестнице. Через пару минут он уже был на последнем этаже и, взобравшись на металлическую лестницу, ковырялся в чердачном замке. Замок щелкнул. Черноволосый поднял люк, повесил замок на одну из скоб, закрыл его. Он исчез в чердачной темноте. Люк плавно опустился.

Голуби испуганно встрепенулись, черноволосый пошел по чердаку, освещая себе путь фонариком. Вот он, люк соседнего подъезда. Он присел над ним, вынул из сумки монтировку, попытался зацепить за край. Люк был, конечно, закрыт, но имел небольшой люфт, когда он приподымался, было видно основание скобы, к которой крепился замок. Черноволосый вынул из сумки большую отвертку и попытался просунуть ее в щель между люком и скобой…

— Фу! — Кирилл устало откинулся на подушку. Катя провела рукой по его мокрому лбу, рассмеялась.

— Вот если б ты так свои посылки развозил! — сказала она.

— Там я тружусь за деньги, а здесь — ради собственного удовольствия. Вот и вся большая разница, — Кирилл отер пот о наволочку, добавил:— И твоего тоже.

— Ну что же, я довольна! — рассмеялась Катя. — Мне в ванну надо, — она надела на себя длинную майку и затопала босыми ногами по комнате.

Кирилл лежал счастливый, подложив руку под голову, и улыбался. Он опустил вниз руку, стал нащупывать стоящую на полу бутылку с пивом, вспомнил, что она осталась в ногах. Перевернулся, сунул ноги под свою подушку, лежа на животе, стал отхлебывать пиво.

Черноволосый без труда открыл входную дверь. В коридоре было темно, только из под одной двери пробивалась тонкая полоска света. Он включил фонарь и неслышно пошел по коридору.

Перед дверью Кирилла черноволосый достал из сумки винтовку, но на этот раз откидывать приклад не стал. Он полагал, что дверь в комнату закрыта, присел, вглядываясь в нижнюю скважину. В скважине изнутри торчал ключ. Черноволосый взялся за ручку, дверь отворилась. Он слегка удивился этому обстоятельству, зашел в комнату с оружием на изготовку.

Кирилл замер. В лунном свете он увидел силуэт незнакомого человека в шляпе. Ему показалось даже, что он перестал дышать.

Черноволосый сделал шаг вперед и дважды бесшумно выстрелил. Из подушек полетел пух. Кирилл впился в простыню с матрасом, будто собирался их прокусить. В правой ноге он ощутил возникшую адскую боль, но вскрикнуть побоялся, мгновенно решив, что киллер выстрелит еще раз — на звук. В одну секунду перед его закрытыми глазами промелькнули какие-то немыслимые фантастические сцены любовных утех с Алисой, с другими девушками. Первая любовь в детском саду, какие-то смеющиеся люди на его дне рождении, а вот и он сам, лежащий в коляске и бессмысленно глядящий на взрослых. Кирилл слышал теперь даже дыхание убийцы, трепетание пальца на спусковом крючке. Он хотел закричать киллеру, чтобы тот его пожалел, не убивал, оставил в покое, хотел позвать на помощь, но дыхание перехватило, и он вдруг ясно осознал, что буквально сейчас, через несколько секунд, даже мгновений — умрет.

Черноволосый сделал шаг вперед. Под его ногой предательски скрипнула половица. В это мгновение за его спиной открылась дверь. Катя увидела силуэт замершего мужчины, ее рука сама потянулась к банке кетчупа на холодильнике — она не видела ее даже краем глаза, знала только, что она там, тяжелая, стеклянная, большая.

Черноволосый обернулся, и Катя сразу узнала его, несмотря на парик и шляпу. Он не успел даже вскинуть винтовку, как она наотмашь ударила его тяжелой банкой в висок. Удар получился таким сильным, что она больно отбила себе руку, а банка треснула, и из нее в глаза черноволосому брызнул острый кетчуп. Он упал, даже не вскрикнув, рука выронила винтовку со сложенным прикладом.

— Сука! — произнесла Катя, тряся отбитой рукой. — Кирилл! Кирилл! Ты жив?

— Катя, я ранен! — простонал с постели Кирилл.

Катя зажгла свет, подняла с полу винтовку, бросилась к Кириллу, стала ощупывать его.

— Где? Где Где?

— В ногу, — прохрипел он.

Она откинула подушку и увидела, что другая сторона ее, и матрас, и простыня — все пропитано кровью.

— Я в “Скорую” и в милицию! — сказала Катя. Она с винтовкой в руке побежала к двери.

— А как же этот? — испуганно спросил Кирилл, морщась от боли.

— Сука! — зло сказала Катя.

Охранники скучали. Один курил, другой щелкал кнопочками “Геймбоя”, гоняя по трассе гоночную машину. Игрушка трещала, звенела, пищала и жужжала.

— Ну хватит уже! — не выдержал его напарник. — Как по башке, блин! Ты ведь на работе.

— Ладно, ладно, — вздохнул “игрок”, выключая “Геймбой”. — А что делать-то?

— Думаю, на сегодня представление окончено. Детки улеглись в кровать, а наш милый друг сидит где-нибудь в ресторане с девкой и жрет за троих. За нас с тобой! — уточнил охранник.

— Ладно, по домам. Мы свои бабки отработали, — охранник завел машину и уже собрался тронуться с места, как вдруг во двор влетела милицейская машина и почти сразу же следом за ней “Скорая помощь”. Из милицейской выскочили менты в бронежилетах, касках и с автоматами, из “Скорой” — медики с носилками. Они бросились в подъезд.

— Не понял! — произнес охранник. — У кого-то инфаркт от ножевого ранения?

— Подождем? — предложил первый.

— Подождем, — согласился второй.

Они стали ждать.

Прошло чуть больше трех минут. Дверь подъезда открылась, и милиционеры выволокли на улицу закованного в наручники черноволосого, уже без парика и шляпы, но в плаще. Все его лицо было вымазано кетчупом. Черноволосого грубо затолкали в машину.

Потом появились медики. На носилках лежал бледный Кирилл. Рядом бежала заплаканная Катя. Впихнули носилки. Катя забралась в машину.

И “Скорая” и милицейская уехали также быстро, как и появились, оставив после себя сизую гарь.

— Слушай, тебе не кажется, что парень с девкой уделали этого киллера как щенка? — спросил охранник за рулем.

— Кажется, — согласился напарник. — А мы с тобой, брат, — лохи!


Девять граммов сердца | Супермаркет | Костюмчик на заказ